Волга. радуга, кустодиев, 1925

29.09.2015

«Радуга» (1873) И. Айвазовский. Как и на большинстве картин мастера – здесь море, шторм, тонущий корабль, шлюпка со спасшимися моряками. У великого русского мариниста радуга, появившаяся над штормовым морем, — это не просто завораживающее зрелище, это символ вероятного спасения терпящих бедствие, зыбкая надежда на спасение.

Волга. Радуга, Кустодиев, 1925

Заказать репродукцию картины!

«Московский пейзаж. Радуга» (1968) Н. Крымов. Эта картина занимает особое место в творчестве художника. Здесь ему удалось соединить свое символистское видение мира и творческие импрессионистические искания. Сам пейзаж представляет собой соответствие небесного и земного мира, а радуга словно разложена по цветам.

«Радуга» (1905) А. Куинджи. Еще на пропитанном влагой небе, высвечиваются первые полоски радуги. Куинджи подчеркивает насыщенность цветов сочной травы, яркой, неестественной синевы неба, придавая пейзажу «картинный» вид.

Волга. Радуга, Кустодиев, 1925

Заказать репродукцию!

«Радуга» (1875) А. Саврасов. Этот пейзаж отличается от предыдущих работ. «Радуга» Саврасова лишена сентиментализма и панорамности. Полотно переполнено реалистичностью: простой композиционный ракурс, раскисшая от грязи дорога, возвышающаяся на холме деревня.

Все это создает впечатление выхваченного «куска» живой натуры, обведенной рамой. Глубокие тональные переходы, приглушенная цветовая гамма и чуткость Саврасова в передаче настроения природы делают обычный пейзаж выразительным «рассказом».

Рассказом о созвучии души русского человека и родной земли.

«Радуга» (1897) К. Сомов. Этот пейзаж отличается некой наивностью и романтичностью, как и другие работы художника из серии «Времена года». Смысл картины легко читается – любое ненастье сменяется яркой радугой и солнечным светом.

Волга. Радуга, Кустодиев, 1925

Заказать репродукцию!

«Радуга» (1950) Н.Н. Дубовской. Как и на марине Айвазовского, на этом полотне действие происходит на воде, море или реке. На волнах раскачивается небольшая рыбацкая лодка. Но рыбак занимается вовсе не рыбной ловлей.

Он с трепетом смотрит на радугу, разорвавшую грозовое небо разноцветной дугой. Она выглядит воплощением абсолютного добра на фоне чёрных туч, грозно нависших над ней. Поза рыбака говорит о трепете и даже благоговении, охватившем его.

В отличии от пейзажа Айвазовского, «Радуга» Дубовского дарит не надежду, а чувство одиночества и некой отрешённости от внешнего мира.

«Волга. Радуга» (1925) Б. Кустодиев. Художнику удалось изобразить великую русскую реку в достаточно неожиданном ракурсе. У Кустодиева Волга – кормилица и труженица. По реке бегут буксиры, за ними тянутся баржи.

Крутые берега, окрашены закатным солнцем в красный цвет, разноцветное небо, белая церковь и зеленый лес вдали. Словно вобрав в себя весь цвет закатной Волги, в небо возносится радуга. Она разделяет небо на две части. Правая часть вот-вот проясниться, а левая еще во власти дождя.

Но именно дождь придает пейзажу сказочность и яркость.

Источник: https://8-poster.ru/onenews/693/

Кустодиев Б. М. — Гуляние на Волге

Волга. Радуга, Кустодиев, 1925

Борис Михайлович Кустодиев как художник высоко ценил образ святорусской провинциальной России. Основными образами и героями его произведений подчас становились купцы, крестьяне, торговцы и простой народ. Эта пестрота, существовавшая в обществе Государства Российского того времени, отразилась в разнообразии картинных образов и созданных живописцем народных характеров. Народ провинциальной Руси многолик, интересен и сложен для воплощения. Б.М. Кустодиев воплощает в своих работах небольшие русские сёла и деревни. Кустодиев изображает народные гулянья, праздники, портреты купчих. Всё это автор делает с особой лёгкостью, яркостью красок, обилием всевозможных цветов, создавая похожие на лубочные рисунки, картины. Художника притягивает атмосфера и веселье ярмарок, народных гуляний, празднеств народных.

Ярмарка для Кустодиева явилась каким-то отдельным, очень самобытным, многосложным образом. Подобным многоцветным полотном, в котором воплотилась бы идея шумного народного веселья и открытая эмоция праздника, можно считать написанное в 1909 году полотно «Гуляние на Волге».

Картину можно найти в Государственном Русском музее. Изображение создано Кустодиевым масляными красками, но наполнено при этом ощущением «подвижных» красок, напоминая работу с эффектом смешанной техники, использованием разнообразных художественных материалов. На картине изображено народное гулянье на берегу реки.

Работа отличается многоплановой композицией. Автор как будто рисует образ, находясь на возвышении, с высокой точки зрения. На переднем плане картины изображены непосредственно сами отдыхающие разного положения и статуса. Здесь и дамы в шляпках, украшенных цветами и лентами.

Светлым ярким образом дам сопутствуют образы щеголеватых, разодетых по последней моде молодых людей. Молодые дамы легки, в руках у них воздушные сложенные до поры белоснежные зонтики. Один из мужчин изображён с тростью и золотой цепочкой от часов. Всё в его образе говорит о том, что он красавец и щёголь.

Вокруг толпится простой народ, бабы да мужики, одетые под стать празднику. Мужики в ярких малиново-алых рубахах, а женщины – в платках белых и пёстрых нарядных платьях. Всё перемешалось, всё краски, сословия и стало единым, разноцветным праздником.

Весь окружающий мир превратился в ярмарочное шумное торжество, где надрывные звуки уличного оркестра тонут в разговорах и смехе гуляющей толпы, выкриков торговцев, зазывающих к себе веселящийся народ.

Средний план картинного пространства заполняет прекрасный вид на Волгу и ярко-зелёный пейзаж на фоне вечернего неба и постепенно угасающего летнего дня. Великолепно выписана Кустодиевым русская берёза – великий символ.

Лёгкие нежные, зелёные, сочные краски, яркая, пушистая зелень, точно сложная вышивка, мягкая, тёплая, родная. И всё это на фоне голубой, прозрачной Волги, могучей русской реки.

Самый дальний план рисует перед нами противоположный берег, а чудный собор, окружённый прекрасной природой, утопая в зелени, предвечерних сумерках, разноцветных всполохах вечернего неба: иссиня-розовых, розовато-бледных и т.д.

Картина «Гуляние на Волге» со сложной композицией в несколько уровней, планов.

Но смотрится всё это многоплановое действо единым произведением, для которого характерна гармония деталей, цвета, сюжетных образов.

Широкая душа русская раскрывается особенно в ходе таких открытых гуляний и народного раздолья. Силён дух народа, его радость и тяга к жизни, к жизни через край, к жизни взахлёб, к жизни на всю полную мощь.

Источник: http://painteropedia.ru/kustodiev-gulyanie-na-volge/

Описание картины Волга. Радуга – Кустодиев

Волгу писали многие Русские художники, но у Кустодиева она получилась особенной. Перед нами Волга-труженица, кормилица. Бегут по великой реке буксиры, медленно тянутся за ними баржи.

Крутые берега, окрашенные закатом в красный цвет, разноцветное небо, зеленый лес и белая церковь вдали.

Художник использует все цвета солнечного спектра, чтобы показать разнообразие и красоту волжских берегов. Вобрав в себя все краски закатной Волги, на небо вознеслась радуга. Небо на картине разделено невидимой осью.

Правая часть готова проясниться, левая – во власти дождя. Именно благодаря дождю, небо отражает цвета земли и Волги, придавая пейзажу сказочность и яркость.

(No Ratings Yet) Loading…

Еще картины:

  1. Радуга – Николай Дубовской От картины Н. Н. Дубовского “Радуга” веет теплом, морской свежестью и легкостью. Сюжет картины простой. На ней мы видим море,……
  2. Московский пейзаж. Радуга – Николай Крымов Полотно “Московский пейзаж. Радуга” занимает особое место в творчестве Крымова. В нем соединились символистское видение мира и импрессионистические искания художника:……
  3. Радуга – Архип Куинджи На картине “Радуга”, автор изображает обычный пейзаж в необычной манере изложения. Ему удалось совершенно простые вещи сделать особенными. На полотне……
  4. После грозы – Борис Кустодиев Уютный, почти сказочный пейзаж. Яркая синева заливает все пространство. Небо перекликается с рекой. Лубочная, нереально красивая радуга помещена в самый……
  5. Радуга – Иван Айвазовский Начиная с 1860-х годов, “импровизационная” манера письма Айвазовского, не “копировавшего” мир с натуры, а как бы вспоминавшего и даже сочинявшего……
  6. Радуга в штормовом море – Якоб ван Рейсдал Картина голландского живописца Якоба ван Рейсдала “Радуга в штормовом море”. Размер картины 36 x 45 см, холст, масло. До 1653……
  7. Портрет И. Б. Кустодиевой – Борис Кустодиев Борис Михайлович Кустодиев отличался тем, что создавал художественные полотна особого стиля создания образов. Контраст, яркая декоративность его работ выстраивали сложный……
  8. Волга. Нижний Новгород – Виктор Борисов-Мусатов Темно-серая ложбина дороги, темная зелень травы справа и слева, стена деревьев впереди, белая скамейка слева. Левее, за лесом широкая белесая……
  9. Свежий ветер. Волга – Исаак Левитан Говоря о важности реки в жизни каждого человека от древних веков и до современности можно подчеркнуть ее значении и как……
  10. Деревенский праздник – Кустодиев В отличие от других кустодиевских праздников, этот не выглядит разгульным и шумным. Скорее всего, перед нами деревенская свадьба или помолвка…….
  11. На Волге. Утес. Этюд – Григорий Григорьевич Чернецов В феврале 1838 года на имя президента Академии художеств и Министерства императорского двора было передано прошение следующего содержания: “…академик Григорий……
  12. Гуляние на Волге – Борис Кустодиев Борис Михайлович Кустодиев как художник высоко ценил образ святорусской провинциальной России. Основными образами и героями его произведений подчас становились купцы,……
  13. Купчиха и домовой – Кустодиев Весьма пикантную сцену изобразил художник. Домовой, обходя свои владения, застыл в изумлении перед обнаженным телом спящей хозяйки дома. Но детали……
  14. Ярмарка – Борис Кустодиев Ярмарка на Руси – это всегда праздник для всех деревенских жителей. На ярмарках покупали и продавали, общались, играли, веселились. Такую……
  15. Гроза – Борис Кустодиев Жизнь Бориса Кустодиева сложилась непросто: тяжелая болезнь и последующая операция на спинном мозге приковали его к инвалидному креслу. Около пятнадцати……
  16. Осень в провинции. Чаепитие – Борис Кустодиев Борис Михайлович Кустодиев – прекрасный мастер цвета, насыщенных, ярких красок и колорита. Работы художника отличает индивидуальное, характерное только для него……
  17. Сенокос – Борис Кустодиев Борису Кустодиеву на картине “Сенокос” прекрасно удалось передать настроение летнего вечера. Девушки возвращаются домой после покоса, они устали, им не……
  18. Николай II – Борис Кустодиев Вот как описывает он свои сеансы в Царском Селе, моделью в которых служил царь Николай II: “Каждый день рассчитан, суета……
  19. Московский трактир – Борис Кустодиев В 1915 году Кустодиев побывал в Москве. Он бродил по городу, делал зарисовки. Неизменным спутником его был В. В. Лужский……
  20. Лошади во время грозы – Борис Кустодиев Борис Михайлович Кустодиев – художник редкого безграничного таланта, которому, в первую очередь, было присуще особое чувство и восприятие родной природы…….
Читайте также:  Левицкий дмитрий григорьевич, биография и картины

Описание картины Волга. Радуга – Кустодиев.

Источник: https://art.goldsoch.info/volga-raduga-kustodiev/

"Он писал радугу"

Художник Борис Михайлович Кустодиев весной 1927 года жил в Ленинграде. Последние годы он болел. Но даже паралич позвоночника не мог отвлечь его от любимой живописи. Да, в мастерской у мольберта картины он писал сидя. Иначе не мог. И кресло-коляска была, и мольберт, и тумбочки на колесиках, для удобства. Но на ликование и сочность красок на полотне ничто — ни болезнь, ни неудобства — не могло повлиять.Каждое лето его вывозили под Кинешму, на любимую Волгу. Там после мрачного Ленинграда Борис Михайлович упивался зеленью, солнцем. Он так любил это! Разноцветные радуги над Волгой. Лесные дали после дождя. Он всю жизнь любил писать радуги. Живыми, сочными красками. Много писал и фрукты, особенно арбузы — они напоминали о детстве в родной Астрахани (рожд. 1878 г.), где летом на веранде их дома всегда лежали гиганты-арбузы. Уже приехав в Петербург и учась в Академии художеств у И.Репина и В.Савинского (1896-1903), молоденький Борис Кустодиев всегда чувствовал желание писать этот «праздник жизни». Студентом он был способным, даже получал государственную стипендию. И «пенсионером» был послан работать во Францию и Испанию (1904- 1906). Он всегда утверждал силу реалистической «русской живописной школы». Был внимательным — к мазку, к предмету, к цвету. Не терпел на палитре лиловой мазни — «фузы». Чистой краской всегда хотелось «пропеть» каждый листок, каждый солнечный блик на чашке, прозрачность облака, румянец девичей кожи… Не случайно его сын напишет потом: «Когда отец перешел к фону картины, то послал меня в сад — нарезать дерна с одуванчиками. Я принес дерн в мастерскую, разложил на полу… Отец так тщательно писал траву… Рябина, изображенная в левом углу картины, тоже — с натуры. Я срубил молодую рябинку с ягодами, и она долго стояла в его мастерской».

Вот и сейчас уже больной Борис Михайлович, лежа в своей ленинградской квартире, рассматривал свою «Русскую Венеру», что стояла в углу, у противоположной стены. Рядом на тумбочке — любимая иконка Бориса и Глеба, его именная. Домашние — жена, дочь и сын, просят икону убрать. «Во избежание». В Ленинграде тревожно. И тут, и в Москве взрывают церкви, идут судебные процессы над священниками. «Бушует» ЧК. А в гости к нему, «великому академику», написавшему полотно «Большевик», заботливо захаживают «красные художники и чиновни11ки». Не ровен час — донесут. И для семьи все обернется скверно.За высоким окном с приопущенной шторой темнел невеселый, пасмурный город весны 1927 года. Как хорошо художник знал его набережные — Невки, Невы, дивные площади. Как много он тут писал, рисовал! Столько прожил, веселился, дружил и влюблялся! Именно в Питере он стал великим «мирискусником», объединившим вокруг себя друзей-художников. Здесь проводил персональные выставки. А в 1909-м, в тридцать один год, уже получил звание академика. Да, Кустодиев знавал этот город еще роскошным, самодержавным Петербургом — в век «золотой». Потом в век «серебряный», тревожным Питером. В революцию — Петроградом, стреляющим, грозным. Теперь вот стихло, но все непонятно смешалось уже в Ленинграде. И уже этот город Мастер не мог понять. Все друзья были сейчас в Париже, Берлине, Америке. Всех раскидал злой рок: Мережковские, Шаляпин, Коровин, Рахманинов. Да и друзья по «Союзу художников, группа-16»: Серебрякова, Бенуа, Лансере, Добужинский… Где они, его милые «авангардисты»? Сколько народу схлынуло, сколько великих душ потеряно для России: Блок, Гумилев, за которого так заступался Горький. Да, Кустодиев сам мечтал «о новом» искусстве. Пробовал себя в лубке, в театре-модерн, а после 17-го даже в жестком агитплакате. А когда-то в Париже, узнав и «заразившись» Модильяни, Леже, он сам отшатывался от классицизма, «варился» в «русском модерне»… Где сейчас они, дорогие его мастера — Сомов, Бакст, Билибин? Ах, как мало осталось друзей. Правда, к нему еще заглядывает кто-то, еще навещают Ювачев, Малевич…Но это уже «иные» люди, с неизлечимыми болезнями «левизны». Казимир Северинович, например, носится со своей теорией беспредметности, «супрематизма», со своим «Черным квадратом» и своим «УНИ» (утвердители нового искусства). И без юмора рассматривает свой «Квадрат» как точку отсчета, как «нуль форм», за которым якобы и должно начаться истинное искусство. Неужели кому-то в будущем, когда все наконец уляжется, это может быть интересно? Непостижимо!..

Читайте также:  «на пашне. весна», венецианов — описание картины

Борис Михайлович усмехнулся. Этот Малевич любит командовать, даже стал недавно директором института художественной культуры. Сокращенно — «Инхуд». Кустодиев перевел медленный взгляд за окно. Там теплилась серая, пасмурная весна. А он так любил Божий мир — солнце, природу. А главное — одухотворенные и потому прекрасные лица, вглядываясь в которые так и хочется улыбнуться.

Рисовальщик от Бога, Кустодиев и писал блистательно. Его «Шаляпина» все считали «шедевром портретного жанра». Флорентийский музей Уфицци, не один век собирающий для своей коллекции автопортреты художников, заказал портрет и ему. А ведь из «золотых» русских такой чести удостоились только Кипренский и Айвазовский, а позже заказаны лишь Серову с Репиным да ему.

Борис Михайлович изобразил себя очень «по-русски» — широко, щедро, в зимней шапке и меховой шубе. На фоне, конечно же, роскошной русской зимы, опушившей инеем деревья и купола Троице-Сергиевой лавры — сердца России… А как легко рисовал он портреты! Блока, Серова… Ходили друг к другу в гости и рисовали, как в «перестрелке».

А ведь первым портретным опытом еще молодого Бориса Кустодиева было репинское полотно «Заседание Государственной Думы». Значительную часть этого холста, по просьбе самого Ильи Ефимовича, тогда учителя и профессора, написаны были им.

А сейчас вокруг тревожно. Недавно отгремела братоубийственная гражданская. Повсюду разруха, голод, на улицах беспризорники.

Порой трудно мыло купить и спички, не говоря о красках. Спасибо, еще снабжают, и запас заграничный есть. Ночами обыски. Шаляпин с горьким сарказмом рассказывал (потом напишет в воспоминаниях): «Представляете, пришли мое серебро национализировать! А я и не знал, что моя сервировка принадлежит народу». А ведь сколько было когда-то надежд!.. Даже после 17-го Кустодиев еще активно участвовал в выставках «Общины художников». (Ах, как они плохо сейчас рисуют и как самоуверены!) А теперь вот и он, академик, состоит в каком-то «АХРРе» (Ассоциация художников революционной России)… И почему это новые власти так любят все сокращать? «МОПР», «РОСТ», «ВЦИК». Почему, например, людей стали называть «народными массами»? Может, потому, что из массы легче что-то слепить? Массе и течь легче, и направлять ее проще. Собственно, Борис Михайлович так и написал своего знаменитого «Большевика», надвигающегося прямо на храм.

Борис Михайлович хорошо помнил праздничный день, кажется, в честь открытия Второго конгресса Коминтерна. Народ гулял на Дворцовой площади (впрочем, почему-то уже переименованной в площадь Урицкого). Шум, флаги, бабы, солдаты, гармошки. И Кустодиев не выдержал.

Ходить он уже не мог, но упросил близких поставить его кресло-коляску на открытый кузов какого-то агитгрузовика и поехал «в массы». Жадно вглядывался в лица, цепко впитывал образы и сюжеты. А потом, когда уже работал, одержимо писал, преодолевая слабость, невольно сравнивал все это с прежними праздниками на Руси. Ему и тогда писалось радостно, словно играючи.

Он буквально «мыслил красками», как поэт в момент вдохновения — стихами. И теперь художник старался не слишком углубляться в «политико-социальные» проблемы. Вон вьются красные флаги, вон сияют медные трубы оркестра, ходят под ручку парочки — «матросы-ярочки». Это даже похоже на его любимые старые ярмарки, которые он в своей жизни писал сериями.

Торговые павильоны и карусели, щеголи, цветистые, словно дымковские игрушки, наряды румяных молодок, связки бубликов, туеса. И над всей этой зазывной пестротой — обязательно Божий храм под крестом. А как же без Бога — или мы нехристи?.. За эти «ярмарки» Борис Михайлович получал в свое время высокие награды, медали. И не только в России, но и в Европе. Вообще, Русь на его полотнах была всегда пронзительно-прекрасна, любима. Да и как можно не восторгаться царственной русской землей? Какую душу могли не тронуть его, буквально поющие, «Конфетки-бараночки, словно лебеди саночки…»? И конечно же, «гимназистки румяные, от мороза чуть пьяные, грациозно сбивали рыхлый снег с каблучка». Ах, как он любил все это! И сам был лихой затейник. Вроде Феди Шаляпина, и пивал с ним бывало, и на охоту ходил. А потом кидался к мольберту, в работу, чтобы все это передать!..Борис Михайлович повернул голову к окну. Почему-то быстро темнело. Надо было позвать близких (жена и дочь с сыном, думая, что он спит, ходили по дому на цыпочках). Но не хотелось их тревожить. В полумраке комнаты в углу, где стояли его картины, неожиданно светлым, неясным пятном проступил образ его Венеры — это была последняя и потому любимая работа. Казалось, что дева сошла с холста и, подойдя, замерла грациозно перед лицом Мастера… Но Борис Михайлович мысленно тотчас прогнал видение. Его худое тело едва вырисовывалось под одеялом. Налицо были — немощь тела и мощь его прекрасного духа, ясность памяти… Он почему-то вспомнил Александра Блока. Их встречи. А потом его смерть. А впрочем, нет, это была не смерть, а уход. Потому что все-таки был, парил над печальной толпой — «в белом венчике из роз впереди Иисус Христос».

В эти последние дни Борис Михайлович не раз вспоминал Блока, его бледное, вдохновенное лицо. Не знал, что спустя годы его собственный любимый сын, вспоминая отца, напишет: «…Он был горазд на выдумки. Еще когда болезнь не одолела его, заявился на костюмированный вечер, устроенный писателями и художниками, наряженный дамой по моде прошлого века. Шляпа с большим бантом у подбородка, закрывающим его бороду, кринолин, маска. Голос изменил. За ним стал ухаживать Александр Блок (нашел себе Незнакомку!) — угощал конфетами, пытался целовать руку. Когда же от неудержимого хохота маска у «дамы» спала, обескураженный Блок только и смог вымолвить: «Борис Михайлович, это вы? А я-то думал!..»

…Светлое видение Венеры не отступало. Стояло, не таяло… А может, это она на холсте?.. Его женщина, его любовь, его дама… «Русская Венера». Сколько в ней прелести, волшебства, тайны! Он не мог не любить Ее, не писать с упоением этот Образец Чистоты. Обнаженная, распустив волосы, она входит в темноватую деревенскую баньку, и все вокруг озаряется… Этот образ всю жизнь волновал художника, кочевал из картины в картину… А как он рассердился однажды, услышав от красных чиновников «комплимент» о том, что его «Купчиха за чаем» — «удачный памфлет на отжившую, мракобесную Русь». Как так? С каким же слепым, злым умыслом можно было не видеть, не хотеть видеть, с какой любовью перед всем русским писал он свою «Купчиху»? Ведь это гимн русской провинции! Ее целомудрию! Ее нежной и чистой дородности! А натюрморт, эти щедрые плоды земные?! И «астраханский» его арбуз, и наливные яблочки, и изысканный фарфор, и золото самовара — символ достойного быта! И над всем этим блаженным покоем, словно радуга счастья, — Божий храм. И в нем Вера его, и Любовь, и Надежда.Между тем высокое окно быстро темнело. Словно вдруг кто-то опустил глухую штору… И художник покойно смежил веки.

Утром 26 мая 1927 года среди других информаций советской прессы газеты «с прискорбием» сообщили о смерти академика живописи, профессора Бориса Кустодиева и дне похорон. А день тот не задался. Был холодным, дождливым.

В молчаливой толпе провожавших вдруг кто-то сказал негромко: «Плачет природа… Скучно ей теперь без Кустодиева». Когда же гроб опускали в землю, сквозь тучи неожиданно пробился пронзительно-яркий солнечный луч.

Читайте также:  «водяной», теодор киттельсен — описание картины

Может быть, по нему воспаряла душа? Впрочем, такое порой бывает, когда уходят чистые, православные люди.

Источник: http://www.rabotnitsa.ru/digest/volume_04/part_02/04.php

Кустодиев Борис Михайлович (1878 — 1927)

Этого художника высоко ценили современники — Репин и Нестеров, Шаляпин и Горький. И мы спустя многие десятилетия с восхищением рассматриваем его полотна, — широкая панорама жизни старой Руси, мастерски запечатленная, встает перед нами.

Он родился и вырос в Астрахани, городе, расположенном между Европой и Азией. Пестрый мир так и ломился в его глаза всем своим разнообразием и богатством.

Зазывали к себе вывески лавок, манил гостиный двор; привлекали волжские ярмарки, шумные базары, городские сады и тихие улочки; красочные церкви, яркая, сверкающая разноцветием церковная утварь; народные обычаи и праздники — все это навсегда оставило свой отпечаток в его эмоциональной, восприимчивой душе.

Художник любил Россию — и спокойную, и яркую, и ленивую, и неугомонную, и все свое творчество, всю свою жизнь посвятил ей, России.

Родился Борис в семье преподавателя. Несмотря на то, что Кустодиевым не раз приходилось «круто в финансовом отношении», обстановка дома была полна уюта, и даже некоторого изящества. Часто звучала музыка. Мать играла на рояле, а вместе с няней любила петь. Часто пели русские народные песни. Любовь ко всему народному воспитывалась у Кустодиева с детства.

Сначала Борис учился в духовном училище, а затем и в духовной семинарии. Но тяга к рисованию, проявившаяся с детства, не оставляла надежды учиться профессии художника. К тому времени отец Бориса уже умер, а своих средств на учебу у Кустодиевых не было, ему оказал помощь дядя, брат отца.

Сначала Борис брал уроки у художника Власова, который приехал в Астрахань на постояенное место жительства. Власов многому научил будущего художника, и Кустодиев всю жизнь был благодарен ему. Борис поступает в Академию художеств в Петербурге, учится блестяще.

Закончил Кустодиев Академию в 25 лет с золотой медалью и получил право на поездку за границу и по России для повышения своего мастерства.

К этому времени Кустодиев уже был женат на Юлии Евстафьевне Прошиной, в которую был очень ввлюблен и с которой прожил всю жизнь. Она была его музой, подругой, помощницей и советчицей (а позже много лет и медсестрой, и сиделкой).

По окончании Академии у них уже родился сын Кирилл. Вместе с семьей Кустодиев выехал в Париж. Париж восхищал его, а вот выставки не очень понравились.

Потом ездил (уже один) в Испанию, там познакомился с испанской живописью, с художниками, в письмах делился с женой впечатлениями (она его ждала в Париже).

Летом 1904 года Кустодиевы вернулись в Россию, поселились в Костромской губернии, где купили клочок земли и построили свой дом, который назвали «Терем».

Как человек Кустодиев был привлекателен, но сложен, загадочен и противоречив. Он воссоединил в искусстве общее и частное, вечное и мгновенное; он мастер психологического портрета и автор монументальных, символических полотен. Его влекло уходящее прошлое, и вместе с тем он живо откликался на события сегодняшнего дня: мировая война, народные волнения, две революции…

Кустодиев с воодушевлением работал в самых разных жанрах и видах изобразительного искусства: писал портреты, бытовые сцены, пейзажи, натюрморты. Занимался живописью, рисунками, выполнял декорации к спектаклям, иллюстрации к книгам, даже создавал гравюры.

Кустодиев — верный продолжатель традиций русских реалистов. Он очень увлекался русским народным лубком, под который и стилизовал многие свои произведения.

Он любил изображать колоритные сцены из жизни купечества, мещанства, из народной жизни. С большой любовью писал купчих, народные праздники, гулянья, русскую природу.

За «лубочность» его картин многие на выставках ругали художника, а потом долго не могли отойти от его полотен, тихо восхищаясь.

Кустодиев принимал активное участие в объединении «Мир искусства», выставлял свои картины в выставках объединения.

На 33-м году жизни на Кустодиева обрушилась тяжелая болезнь, она сковала его, лишила возможность ходить. Перенеся две операции, художник до конца жизни был прикован к коляске. Очень болели руки. Но Кустодиев был человеком высокого духа и болезнь не заставила отказаться от любимого дела. Кустодиев продолжал писать. Более того, это был период наивысшего расцвета его творчества.

В начале мая 1927 года ветреным днем Кустодиев простудился и заболел воспалением легких. А 26 мая он тихо угас. Жена его пережила на 15 лет и умерла в Ленинграде, в блокаду.

Источник: http://cvetamira.ru/kustodiev-boris-mihaylovich-1878-1927

Гроза1919 После грозы. 1921 Волга. Радуга. 1925 Волга. Радуга. 1925. — презентация

1 Гроза1919

2 После грозы. 1921

3 Волга. Радуга Волга. Радуга. 1925

4

5 аdagio – о темпе исполнения музыкального произведения: медленно, протяжно allegro – быстро, оживленно allegro appassionato П.И.Чайковский в молодые годы создал увертюру по мотивам пьесы Островского «Гроза».

Он так характеризовал развитие эмоционального состояния Катерины: «Вступление: adagio (детство Катерины и вся жизнь до брака); allegro (намёки на грозу); allegro appassionato стремление её к личному счастью и любви; её душевная борьба.

Внезапный переход к вечеру на берегу Волги; опять борьба, но с оттенком какого-то лихорадочного счастья; предзнаменование грозы (повторение мотива после adagio и его дальнейшее развитие), гроза; апогей отчаянной борьбы и смерть».

Можете ли вы согласиться с теми характеристиками, которые даёт Чайковский эмоциональному состоянию героини в каждом конкретном случае? Обоснуйте свой ответ. Можете ли вы согласиться с теми характеристиками, которые даёт Чайковский эмоциональному состоянию героини в каждом конкретном случае? Обоснуйте свой ответ.

6 Критик М.Драган писал в «Русской газете» в 1859г.: «Вместо грозы автор мог бы точно так же заставить пробежать мышь … и результат был бы один и тот же».

Критик М.Драган писал в «Русской газете» в 1859г.

: «Вместо грозы автор мог бы точно так же заставить пробежать мышь … и результат был бы один и тот же».

Можете ли вы согласиться с такой трактовкой мотивов поведения Катерины? Можете ли вы согласиться с такой трактовкой мотивов поведения Катерины?

7 Литературовед А.И.Ревякин утверждает, что «для сюжетов своих пьес Островский избирал не мелкие бытовые факты и события, а наиболее значительные, типические, общеинтересные, способные трогать миллионы людей из самых разнообразных общественных слоёв, и прежде всего трудовых».

Литературовед А.И.Ревякин утверждает, что «для сюжетов своих пьес Островский избирал не мелкие бытовые факты и события, а наиболее значительные, типические, общеинтересные, способные трогать миллионы людей из самых разнообразных общественных слоёв, и прежде всего трудовых».

Какие факты, свидетельства (к примеру, из истории написания драмы), доказывающие типичность и общеинтересность происходящего в «Грозе», вы могли бы привести? Какие факты, свидетельства (к примеру, из истории написания драмы), доказывающие типичность и общеинтересность происходящего в «Грозе», вы могли бы привести?

8 Домашнее задание: 1. По учебнику познакомиться с критическими статьями, посвящёнными «Грозе» 2. Написать сочинение – рассуждение на одну из тем: 1) Размышление над поэтической строчкой эпиграфа к уроку. 2) Как сложилась судьба героев – мужчин после финала пьесы А.Н.Островского?

Источник: http://www.myshared.ru/slide/594722/

Ссылка на основную публикацию