Портрет лейб-гусарского полковника е. в. давыдова, о. а. кипренский, 1809

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

Денис Давыдов (?) на портретах работы О. Кипренского и Дж. Доу

181 год назад ушел из жизни один из лучших русских художников-портретистов Орест Кипренский. С его творчеством связано немало тайн, его картины вызывают споры и по сей день.

Одной из самых загадочных его работ называют портрет Дениса Давыдова. Во всяком случае, долгое время во всех учебниках и книгах о героях войны 1812 г. эта картина именовалась именно так.

Хотя многие историки и искусствоведы утверждают, что на портрете изображен совсем другой человек…

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

В. Болтышев. Давыдов в бою у Салтановки. 1812

Денис Васильевич Давыдов – колоритная фигура в российской истории. Он стал прототипом Василия Денисова в «Войне и мире» Толстого и Давыда Васильева в фильме «Гусарская баллада». Ему посвятили стихи 20 поэтов-современников, в том числе А. Пушкин.

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

О. Кипренский. Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова (?), 1809

Сомнения в том, что на портрете изображен Денис Давыдов, впервые возникли в 1940-х гг., больше чем через сто лет после ее создания. Искусствовед Третьяковской галереи Э.

Ацаркина первой высказала предположение о том, что на картине на самом деле запечатлен брат Дениса Давыдова Евдоким Васильевич либо его дальний родственник Евграф Владимирович. В обнаруженном «Реестре» Ореста Кипренского 1831 г.

художник на этом портрете перед фамилией Давыдов поставил инициалы «Ев. В.», что и стало поводом для таких предположений.

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

Джордж Доу. Портрет Дениса Васильевича Давыдова

Усомниться в общепринятой версии заставили детали гусарского обмундирования, которое никак не могло принадлежать Денису Давыдову. На созданном в 1809 г. портрете изображен офицер в чине полковника, в форме лейб-гвардии Гусарского полка.

Денис Давыдов стал полковником только к концу 1812 г., причем не гвардейского, а армейского Ахтырского гусарского полка, цвет ментиков которого был коричневым, а не красным. Брат Дениса Давыдова Евдоким был кавалергардом и никогда не служил в гусарах, поэтому этот вариант отмели.

А вот его дальний родственник Евграф Давыдов в то время как раз был полковником лейб-гвардии Гусарского полка.

Эту версию подтвердила обнаруженная протокольная запись Совета Императорской Академии художеств, где этот портрет Ореста Кипренского упоминался как «картина, представляющая лейб-гусарского полковника г-на Давыдова».

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

В. Лангер. Портрет Дениса Давыдова, 1819

В 1962 г. в научных кругах портрет был признан изображением Евграфа Давыдова. Однако и эта версия была подвергнута критике. Дело в том, что на момент создания этого портрета Евграфу Давыдову было 34 года, а Денису – 25. А на картине изображен молодой человек возраста Дениса Давыдова.

Правда, такая разница в возрасте не слишком заметна, и это может служить лишь косвенным доказательством. Другое дело, что художник мог пойти на умышленную мистификацию для того, чтобы картину купил император. А ему было известно о том, что Николай I недолюбливал автора дерзких стихов Дениса Давыдова и не стал бы приобретать его портрет.

Возможно, сам Кипренский поставил другие инициалы и «одел» своего героя так, чтобы в нем увидели полковника Евграфа Давыдова.

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

К. Гампельн. Портрет Дениса Давыдова, 1820-е гг.

В каталоге произведений музея Академии художеств, изданном в 1842 г., эта картина уже именуется «Портретом Д. Давыдова».

Сохранившийся текст письма сына Дениса Давыдова Николая к конференц-секретарю Академии художеств подтверждает то, что на холсте был изображен именно его отец: «Милостивый государь, Петр Федорович! Позвольте мне вас просить разрешить снять фотографию с портрета моего отца Дениса Давыдова, рисованного Кипренским и находящегося в Академии под №70.

28 февраля 1874 г.». Уж родные не могли ошибиться в том, кто изображен на картине, и вряд ли стали бы добиваться возможности сфотографировать портрет Евграфа Владимировича. Следовательно, Кипренский все же запечатлел самого Дениса Давыдова.

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

Денис Давыдов. Гравюра П. Ф. Бореля

Существуют еще несколько портретов Дениса Давыдова, на которых он изображен в костюме, который не имеет ничего общего с гусарской формой.

Но и это легко объяснить: когда он стал партизаном, его внешний облик изменился, о чем он сам писал: «Я на опыте узнал, что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но приноравливаться к ней и в обычаях, и в одежде.

Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая».

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

Денис Давыдов. Гравюра британского художника Дайтона

Сотрудники отдела антропологии Института этнографии АН СССР провели антропометрическую экспертизу трех портретов Дениса Давыдова и пришли к заключению, что на всех картинах изображен один и тот же человек.

В акте экспертизы было заявлено: «Следует отметить убедительную точность передачи как основных пропорций лица, так и всех описательных признаков внешности. Вывод, что все три портрета представляют лицо Дениса Давыдова, подтверждает и их явное фотосовпадение».

Тем не менее, это заключение экспертов не было признано сотрудниками Русского музея в Санкт-Петербурге. Поэтому вопрос о личности изображенного на картине Кипренского до сих пор остается открытым, а искусствоведы по сей день ломают копья.

  • Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809
  • Есть и еще одна версия: изображенный на картине гусар – это собирательный образ русского офицера и не имеет портретного сходства ни с Денисом, ни с Евграфом Давыдовым.
  • Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

А. Орловский. Портрет Дениса Давыдова, 1814

С. Кожин. Рубикон. Переправа отряда Дениса Давыдова

Источник: https://chert-poberi.ru/interestnoe/zagadochnyiy-portret-denisa-davyidova-kogo-izobrazil-orest-kiprenskiy-10-foto.html

Кипренский О.А. Портрет лейб-гусарского полковника Е.В. Давыдова. 1809

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова, О. А. Кипренский, 1809

Кипренский Орест Адамович (1782 – 1836)
Портрет лейб-гусарского полковника Е.В.Давыдова
1809
Холст, масло. 162х116

Государственный Русский музей

Гусарский полковник изображен грациозно облокотившимся на каменную плиту. Задумчивый и отстраненный взгляд, большой открытый лоб создают впечатление одухотворенности образа.

Возвышенный пафос усилен романтической атмосферой полумрака, грозовым пейзажем, где по поверхности скал как будто пробегают пятна света. Около 130 лет считалось, что на картине изображен известный герой-партизан Денис Давыдов, «поэт, рубака, весельчак», друг Пушкина.

Увы, тщательное изучение картины и истории опровергло эту красивую версию. В 1809 году, когда создавался портрет, Давыдов был в чине ротмистра, перед нами же полковник.

В настоящее время считают, что изображен двоюродный брат Дениса — Евграф Владимирович Давыдов (1775 – 1823), тоже герой войны 1812 года, боевой офицер, полковник, награжденный золотой шпагой и званием генерал-майора в 1813, друг П.А.Вяземского и Н.И.Тургенева. Судьба его сложилась трагично.

«Битва народов» под Лейпцигом в августе 1813 года превратила Евграфа Давыдова в калеку: он лишился левой ноги и правой руки ниже локтя. За это сражение он получил орден Георгия 3-й степени, австрийский командорский крест ордена Леопольда и прусский орден Красного орла 2-го класса. При отставке его произвели в генерал-майоры.

Но награды и повышение в звании навряд ли могли возместить увечья.

Евграф Давыдов прожил инвалидом в родовом имении Аксинино Тульской губернии еще десять лет и умер нестарым человеком на сорок восьмом году жизни. И только на портрете кисти Кипренского он навсегда остался красавцем гусаром, любимцем женщин и баловнем судьбы.

В колорите выделяются звучные сочетания красного с золотом и белого с серебром в мундире гусара. Эти цвета эффектно контрастируют с глубокими темными тонами пейзажа.

Читайте также:  Брук уотсон и акула, джон синглтон копли, 1778

Подчеркнуто непринужденная поза Давыдова создает образ, полный энергии и личностного достоинства, слитого с чувством воинской чести.

Подобная интерпретация образа полковника выражает сложившееся в русском обществе начала века представление об идеальном воине — защитнике отечества. За этот и другие портреты героев Отечественной войны в 1812 году Кипренский получил звание академика.

Автор текста: Н.М.Михайловская

    Выставки филиала в Московской гимназии на Юго-Западе № 1543

  • «Русский музей»

Источник: http://virtualrm.spb.ru/ru/node/12165

Загадка одного портрета

В 1809 году художник Орест Кипренский написал парадный портрет бравого гусара.Эффектная поза и задумчивое выражение лица выдают в нем человека неординарного.Но кто же он?Спор на эту тему не прекращается до сих пор.

Орест Кипренский. Портрет Е.В. Давыдова. 1809 год. Русский музей. Санкт- Петербург.

Знаменитый русский портретист профессор живописи Российской Академии художеств Орест Адамович Кипренский 27 февраля 1809 года был откомандирован в Москву, в помощь скульптору Ивану Петровичу Мартосу для работы над созданием памятника Минину и Пожарскому на Красной площади.

В этот период он написал и несколько портретов: графа и графини Ростопчиных, воспитанника пажеского корпуса Александра Челищева, автопортрет и др.  Изображение Давыдова стало одной из лучших работ художника, которая особо выделяется среди других портретных произведений мастера.В 1812 году заряд мужских портретов, в числе которых был портрет Давыдова, Оресту Кипренскому было присвоено звание академика.

Долгое время считалось, что на портрете изображен будущий герой Отечественной войны 1812 года поэт Денис Васильевич Давыдов.

Однако в 1940 году сотрудница Государственной Третьяковской галереи искусствовед Эсфирь Николаевна Ацаркина обнаружила запись в реестре произведений Ореста Кипренского, которая гласила:«Портрет Ев.В. Давыдова в лейб-гусарском мундире, почти в целый рост картина. Писана в 1809 году в Москве».

Ацаркина высказала предположение, что «Ев.В. Давыдов» — это родной брат Дениса Васильевича, Евгений. Позже стало ясно, что это не соответствует действительности, так как Евгений Васильевич был кавалергардом, а не лейб-гусаром. И тогда его место занял кузен Дениса Васильевича, Евграф Владимирович Давыдов.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОЭТА

Спустя десять лет после опубликования открытия Ацаркиной московский искусствовед Владислав Мстиславович Зименко опроверг ее утверждение относительно портрета Кипренского. Он доказал, что в реестре много ошибок, и вернул картине прежнее название — «Портрет Дениса Давыдова».

Историк- архивист Марина Викторовна Черкашина, также возмущенная переименованием известной работы Кипренского, разыскала правнука Дениса Давыдова. В своей публикации, озаглавленной строчкой из стихотворения Дениса Давыдова «Но не сорвать венка со славного чела…

» она отстаивает их общую точку зрения по этому вопросу: офицер на портрете — не кто иной, как Денис Давыдов.

Ветеран Великой Отечественной войны Лев Денисович Давыдов приводит аргументы в защиту своего прадеда. В частности, он предоставляет выдержку из письма сына Давыдова, Николая Денисовича, конференц- секретарю Академии художеств П.Ф. Исаеву, которая опровергает мнение Э.Н. Ацаркиной:

«Милостивый государь, Петр Федорович! Позвольте мне Вас просить разрешить снять фотографию с портрета моего отца Дениса Давыдова, рисованного Кипренским и находящегося в Академии по №70. В семействе нашем копии с этого портрета не имеется, и мы были бы крайне обязаны, если бы Вы разрешили снять фотографию, а впоследствии снять копию масляными красками. 28 февраля 1874 года».

   ДОВОДЫ ПРОТИВНИКОВ

Марина Черкашина с энтузиазмом боролась за возврат портрету истинной, по ее мнению, атрибуции. Проводились различные исследования, полемика искусствоведов развернулась в прессе и на радио.

Доводы их противников звучали следующим образом:-во- первых, мундир, в который одет изображенный на картине гусар, принадлежит штаб-офицеру, а как раз Евграф Давыдов был полковником, в то время как Денис имел обер-офицерский чин ротмистра.

-Во-вторых, Евграфу в 1809 году исполнилось уже 34 года, свою военную карьеру он начал раньше Дениса и успел прославиться в сражениях с наполеоновской армией. А 25-летний поручик Денис Давыдов с февраля 1807 года только числился в лейб-гвардии Гусарском полку, фактически служа адъютантом князя П.И.

Багратиона, его ратные подвиги были еще впереди.-И наконец, Денис в 1809 году находился в Молдавской армии, которой командовал Багратион, а Евграф в это время был ближе к столицам.

АРГУМЕНТ ДОУ

Позднее Дениса Давыдова написал английский художник Джордж Доу.По приглашению императора Александра I он работал в Санкт-Петербурге над картинами для Военной галереи Зимнего дворца в 1819-1829    гг. Джордж Доу. Денис Васильевич Давыдов. 1828год. Эрмитаж. Санкт- Петербург.

Многим кажется, что Доу и Кипренский писали одного и того же человека, другие сомневаются. Однако в Русском музее работа Кипренского называется «Портрет Е.Г. Давыдова». Дискуссия искусствоведов продолжается, но зрителям, пожалуй, важнее тот образ гусара, героя и франта, поэта и философа, который так точно создал русский художник.

Денис Васильевич Давыдов родился 16 июля 1784 года в Москве в семье офицера суворовской армии Василия Денисовича Давыдова. В 17 лет он поступил на службу в Гвардейский кавалергардский полк, откуда за сочинение «возмутительных стихов» отчислен в армейский Белорусский гусарский полк.

Разудалая гусарская жизнь пришлась по нраву молодому поэту. Здесь он написал свои первые стихи, посвященные армейской жизни и гусарскому братству, благодаря которым обрел популярность среди друзей.Давыдов в чине поручика лейб-гвардии Гусарского полка в 1806-1807 годах находился в Пруссии, где участвовал в сражениях с армией Наполеона.

После того как Давыдов стал адъютантом Петра Ивановича Багратиона, он пребывал с ним сначала в Финляндии, а затем в Молдавии и на Балканах вплоть до 1810 года. Но по-настоящему прославила Дениса Давыдова Отечественная война 1812 года.

Он первым выступил с предложением о создании партизанских отрядов, и первый успешно воплотил его.

СПРАВКА:

Евграф Владимирович Давыдов поступил на военную службу в шестнадцатилетнем возрасте, вахмистром в лейб-гвардии Конный полк. Спустя шесть лет он в чине корнета поступил в лейб-гвардии Гусар¬ский полк и прослужил там до 1813 года. В 1803 году, в возрасте 25 лет был произведен в полковники.

Он принимал участие в знаменитой битве при Аустерлице и за свои первые ратные подвиги был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. Затем он сражался в войне четвертой коалиции в 1807 году и возвратился в Санкт-Петербург только после подписания Тильзитского мирного договора.

В сражении под Лейпцигом был ранен осколком гранаты в правую ногу и контужен ядром в голову, но остался в строю.

Источник: https://volklarson.livejournal.com/96317.html

Портрет Е.В. Давыдова

Янина БЕЛОШАПКИНА

ОРЕСТ КИПРЕНСКИЙ ПОРТРЕТ ЛЕЙБ-ГУСАРСКОГО ПОЛКА ПОЛКОВНИКА ЕВГР.В. ДАВЫДОВА 1809. Государственный Русский музей

Кисти Ореста Кипренского принадлежит хрестоматийный портрет, известный каждому школьнику. Правда, далеко не каждый школьник сможет правильно ответить на вопрос, кто на нем изображен. Справедливости ради стоит сказать, что с ответом затруднится и взрослый, хорошо знакомый с историей искусства. Речь идет о знаменитом портрете Давыдова.

По традиции считалось, что это изображение знаменитого поэта-гусара Дениса Васильевича Давыдова, героя Отечественной войны 1812 г. Но в 1940-е гг. был обнаружен некий «реестр» Кипренского, в котором упоминался в числе прочих портрет Ев.В. Давыдова в лейб-гусарском мундире, «почти в целый рост картина».

Как удалось установить в процессе архивного «расследования», у Дениса Давыдова имелся брат Евдоким, и, естественно, тут же появилось предположение, что именно его Кипренский и написал.

Однако эту версию пришлось признать несостоятельной, поскольку из биографических источников стало известно, что Евдоким был кавалергардом, тогда как на портрете изображен гусар. Пришлось продолжить поиски.

Вскоре возникла новая догадка — в лейб-гвардейском полку служил двоюродный брат поэта, Евграф Владимирович Давыдов. Стало быть, это он герой портрета Кипренского? Все признаки сходились, исследователи могли вздохнуть свободно.

Но прошло время, и «реестр», из-за которого началась вся эта история, признали писарской копией, полной ошибок, а вовсе не подлинным автографом Кипренского. Таким образом, все возвратилось на круги своя.

По сей день не умолкают споры относительно героя полотна, в нем снова признают то Дениса, то Евграфа, каждый новый исследователь приводит свои аргументы. Но, как бы то ни было, на живописные качества произведения это никак не влияет.

Портрет Давыдова относится к числу самых значительных созданий художника и ярче всего отражает идеи наступившей эпохи русского романтизма.

Кипренский пишет Давыдова во весь рост, на пейзажном фоне. Усатый красавец гусар стоит подбоченясь, облокотившись на выступ каменной ограды, левой рукой придерживая саблю, а правую молодецки упирая в бедро. Лицо Давыдова обращено к зрителю, тогда как плечи повернуты фактически в профиль. Сверкает золотое шитье на ярко-алом ментике, блестит золотом сабля.

Эффектный образ, что и говорить! Он мог бы показаться даже немного нарочитым, но в данном случае такого чувства не возникает. Зато возникает ощущение романтической приподнятости, подлинной патетичности.

Это настроение усиливает и пейзаж — темное грозовое небо с бегущими по нему кучевыми облаками, тревожный ритм теней — и колорит картины, построенный на ярких цветовых акцентах, резких контрастах света и тени. Только лицо Давыдова немного не соответствует этим драматическим мотивам, взгляд гусара задумчив и мечтателен.

Неудивительно, что самая первая версия указывала на то, что Кипренский изобразил поэта. Но перед нами уже не просто портрет конкретного человека, это скорее собирательный образ русского патриота, воина, которому в скором времени предстоит доказать свою силу и мощь в изнурительных боях Отечественной войны.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200801906

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова

На портрете изображен двоюродный брат знаменитого поэта и героя войны 1812 года Дениса Давыдова – Евграф Владимирович Давыдов (1775–1823). К моменту написания портрета он был полковником лейб-гвардии Гусарского полка, участвовал в сражении с Наполеоном под Аустерлицем.

Фигура окружена таинственным романтическим сумраком, в котором можно разглядеть листву оливы на фоне черносинего неба. Кипренский находит чудесное созвучие колорита: красного цвета мундира, золотых позументов, белых лосин… В лице Давыдова больше внешней прелести, чем глубокого психологизма.

Бравый, бесстрашный герой демонстрирует свою мужественную осанку и веселую удаль молодости.

Портрет лейб-гусарского полковника Е. В. Давыдова. 1809. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Следующая глава

ПОСЛЕДНИЙ ПОРТРЕТ В своем полете откуда-то из горных глубин он ударился о суровую, жесткую, грубую русскую действительность, разбился и рассыпался драгоценными осколками.
А. Н. Бенуа
Михаил Александрович Врубель (1856 — 1910) окончил Петербургскую академию художеств. Его

Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конно-пионерного дивизиона”. 1852 (Кат. 1-3)
Альбом включает 14 листов, вложенных в черную кожаную папку.Исполнен по заказу императрицы Александры Федоровны (1798-1860); с 1817 г. великая княгиня, жена великого князя Николая Павловича, с 1825 г.

Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конной артиллерии 2-й легкой батареи”. 1852 (Кат. 4, 5)
Альбом включает 13 листов, вложенных в черную кожаную папку.Исполнен по заказу императрицы Александры Федоровны.Происхождение: пост, в Эрмитаж в 1929 через ГМФ; ранее собрание Зимнего

X
ПОРТРЕТ Любовь благая, кладезь доброты!
     Молю: пусть образ госпожи моей
     В сиянье кисть оденет, пусть сильней
Проступит сущность на холсте, а ты
Открой адепту высшей красоты
     Помимо взгляда, полного огней,
     И той улыбки, что волны резвей,
Ее души небесные

Приказы полковника Ярошенко
Осенью, по дороге из Кисловодска, Ярошенко останавливался в Москве, предупреждая свой приезд шутливой телеграммой: «Иду на вы» (телеграфист непременно исправлял: «на вас»); объявлялся поглядеть, послушать, что у москвичей делается, — с этого

Женский портрет
1526. Государственный Эрмитаж, Санкт-ПетербургВ 1505 году Кранах становится придворным художником курфюрста Саксонии Фридриха III Мудрого. В его обязанности входит портретирование членов семьи курфюрста и его придворных.Некоторые исследователи полагают,

Портрет полковника гренадеров Георга К. Х. Кусмейкера
1782. Метрополитен-музей, Нью-ЙоркРейнолдс, художник, теоретик искусства и первый президент Королевской академии художеств, создал более 2000 портретов. В силу занимаемой должности он оказался хранителем высокого

Портрет Т. С. Любатович
С оперной певицей Татьяной Спиридоновной Любатович (1859–1932) Коровин познакомился во время работы над спектаклями Частной оперы С. И. Мамонтова, где она исполняла ведущие партии. Коровин слагает гимн красоте молодости и чарующему обаянию

Портрет Ф. И. Шаляпина
Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей, – вспоминал Шаляпин. – Но если я когда-либо видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве… Нельзя без волнения думать о величии нравственной силы, которая жила

Портрет, еще портрет…
Наивысшее мастерство Кранаха-живописца сохраняется в работах портретного жанра. Он создает целую галерею образов современников, пишет разнообразные портреты — от небольших, интимных, до парадных, как например, парные портреты герцога Генриха

Источник: https://design.wikireading.ru/1005

Российский общеобразовательный портал

Портрет написан в 1809 году в Москве, что неоспоримо явствует из «Реестра» картин, составленного Кипренским в 1831 году в Италии. Здесь произведение обозначено под № 2: «Портрет Ев. В.

Давыдова в лейб-гусарском мундире, почти в целой рост картина писана в 1809 году, в Москве»[1]. Приведенная в «Реестре» дата прочно вошла в научный оборот, инициалы же изображенного — «Ев. В.

» — и, следовательно, личность портретируемого до 1948 года, по непонятно причине, не были приняты во внимание.

В марте 1812 года Кипренский представил «Портрет лейб-гусарского полковника г-на Давыдова» Совету Академии художеств вместе с портретами принца Ольденбургского, князя Гагарина и Кусова. За эти произведения художник получил первого сентября звание академика[2]. Из этих четырех картин три, в том числе и портрет Ев. В. Давыдова, были экспонированы в том же году на выставке в Академии[3].

Гусарский полковник изображен грациозно облокотившимся на каменную плиту. Задумчивый и отстраненный взгляд, большой открытый лоб создают впечатление одухотворенности образа. Возвышенный пафос усилен романтической атмосферой полумрака, грозовым пейзажем, где по поверхности скал как будто пробегают пятна света.

В колорите заметны звучные сочетания красного с золотом и белого с серебром в мундире гусара. Эти цвета эффектно контрастируют с глубокими темными тонами пейзажа.

Подчеркнуто непринужденная поза Давыдова создает образ, полный энергии и личностного достоинства, слитого с чувством воинской чести.

Подобная интерпретация образа полковника выражает сложившееся в русском обществе начала века представление об идеальном воине — защитнике отечества.

История бытования портрета, его атрибуция и судьба самого портретируемого чрезвычайно любопытны.

При жизни Кипренского интересующее нас произведение постоянно находилось у художника. В 1831 году он просил у государя Николая I ссуду в 20 тысяч рублей, предлагая в обеспечение восемь картин, в число которых входил и портрет Евграфа Давыдова. Однако просьба не была удовлетворена, и портрет остался у художника[4]

В 1832 году Кипренский выставлял портрет в Риме, о чем упоминает известный художник А. А. Иванов в письме к В. И. Григоровичу из Рима[5]. Когда 6(18) мая 1833 года римскую мастерскую Кипренского посетил поэт В. А. Жуковский, он видел там этот портрет[6].

После смерти Кипренского в октябре 1836 года картины, оставшиеся у него в мастерской, были присланы из Рима в Петербург, в Академию художеств. В «Описи вещам… принадлежавшим покойному Кипренскому» значился и «портрет г. Давыдова в гусарском мундире».

В 1837 году Академия художеств приобрела у наследников этот портрет и еще два других за общую сумму в 7000 рублей[7]. Тогда же портрет попал на академическую выставку[8]. В 1897 году картина была передана в создававшийся тогда Русский музей (до его открытия оставался еще год).

Там она находится и по сей день.

К этому времени, однако, современники начисто забыли, кто изображен на портрете. Во всех письменных материалах, кроме авторского «Реестра», портрет значился только по одной фамилии, «Давыдов», — без указания инициалов.

Русскому культурному сообществу было удобнее посчитать, что Кипренский изобразил знаменитого партизана войны 1812 года, поэта Дениса Васильевича Давыдова[9].

В каталоге Музея Академии художеств, изданного в 1842 году, произведение уже так и значилось.

Дениса Давыдова считался человеком, изображенным на портрете, более ста лет, вплоть до 1948 года, когда Э. Н. Ацаркина поставила это под сомнение. Ссылаясь на инициалы «Ев. В.», приведенные в «Реестре»», она определила портрет как изображение Евдокима Васильевича Давыдова, младшего брата Дениса Давыдова[10].

Отправная точка для переатрибуции была выбрана правильно, но результат оказался неверным. Евдоким Давыдов был кавалергардом и потому носить гусарский мундир, в котором изображен портретируемый, никак не мог.

Между тем в лейб-гвардии Гусарском полку служил его двоюродный брат Евграф Владимирович Давыдов, который в 1809 году уже имел чин полковника. Новую атрибуцию, оказавшуюся в конце концов правильной, предложили В. Вавра, Г. Габаев и В.Якубов[11].

Но расставаться с устойчивыми мифами обществу трудно и не хочется. Выдвинутое предположение было оспорено без достаточной аргументации В. Зименко, утверждавшим, что изображен все-таки Денис Давыдов[12]. Его поддержал Б. Д. Сурис[13]. И только после доклада В.

Смирнова в 1962 году на конференции в Русском музеем портрет был признан в научных кругах как изображение лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова[14].

Судьба Евграфа Давыдова (1775—1823) сложилась и счастливо и трагично. Он был сыном Владимира Денисовича Давыдова, двоюродным братом партизана Дениса Давыдова. Начал службу Давыдов в 1791 году вахмистром лейб-гвардии Конного полка, в январе 1797 года стал корнетом лейб-гвардии Гусарского полка.

Через десять лет он выслужился до полковника. Давыдов участвовал в войнах с Наполеоном: в 1805 году он сражался под Аустерлицем, в 1812-м — под Островном (близ Витебска), после сражения под Люценом в 1813 году он был награжден золотой шпагой, украшенной брильянтами, с надписью «за храбрость».

«Битва народов» под Лейпцигом в августе того же года превратила Евграфа Давыдова в калеку: он лишился левой ноги и правой руки ниже локтя. За это сражение он получил орден Георгия 3-й степени, австрийский командорский крест ордена Леопольда и прусский орден Красного орла 2-го класса.

При отставке его произвели в генерал-майоры[15]. Но награды и повышение в звании навряд ли могли возместить увечья.

Евграф Давыдов прожил инвалидом в родовом имении Аксинино Тульской губернии еще десять лет и умер нестарым человеком на сорок восьмом году жизни. И только на портрете кисти Кипренского он навсегда остался красавцем гусаром, любимцем женщин и баловнем судьбы.

Пелевин Ю. А.

[1] Российский государственный исторический архив в Санкт-Петербурге (далее РГИА), ф. 472, оп. 13, ед. хр. 89, л. 6. Автограф; Копия — ф. 789, оп. 1, ч. 2, ед. хр. 1433, л. 8

[2] Петров П.Н. Сборник материалов для истории Императорской С.-Петербургской Академии Художеств за 100 лет существования / Под ред. П.Н. Петрова. Т. 2. – Спб., 1864. С. 21, 34.

[3] РГИА, ф. 733, оп. 16, ед. хр. 15, л. 10.

[4] Там же, ф. 472, оп. 13, ед. хр. 89; ф. 789, оп. 1, ч. 2, ед. хр. 1433.

[5] «Здесь теперь все говорят о выставке г-на Кипренского новые его произведения не уступают портретам его отца, Давыдова, старика Шереметева, молодой Флоры, кои выставлены тут же» (Отдел рукописей Российской государственной библиотеки, ф.

111, картон 4, ед. хр. 19, л. 3; черновик письма — ГРМ, сектор рукописей, ф. 24, ед. хр. 13, л. 23. Письмо опубликовано М. Боткиным с неверной датировкой и грубыми искажениями в тексте, см.: Александр Андреевич Иванов, его жизнь и переписка. – СПб.

,1880, С. 84).

[6] Жуковский В.А. Дневники. – СПб., 1903, с. 289.

[7] РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 2, ед. хр. 1829, л. 13, 14, 21—38.

[8] Художественная газета. 1837. № 19—20. Октябрь. С. 315.

[9] Впервые портрет стал фигурировать как изображения «партизана Давыдова» в 1839-1840 г. («Месяцеслов» на 1840 год. С. 167 — на немецком языке).

[10] Ацаркина Э.Н. Орест Кипренский. – М., 1948. С. 204-207.

[11] Вавра В., Габаев Г., Якубов В.Новая атрибуция произведения О.А. Кипренского // Искусство. 1954. № 6. С. 79.

[12] Зименко В. К вопросу о портрете Давыдова работы О.А. Кипренского // Искусство. 1959 № 4. С. 65- 69.

[13] Сурис Б. Д. Новый факт в пользу традиционного названия портрета Кипренского // Искусство. 1960. № 11. С. 71.

[14] Смирнов В. Еще о портрете Давыдова работы О. А. Кипренского // Сообщения ГРМ. – Л., 1968, [вып.] 9. С. 30-37.

[15] Русский биографический словарь. – СПб., 1905, Т. «Дабелов-Дядьковский». С. 23.

Источник: http://www.school.edu.ru/collections/collectionitem/5984

Ссылка на основную публикацию