Портрет марии барончелли, ханс мемлинг

04.07.2008

Публикации

Немец по рождению, Ханс Мемлинг попал в Нидерланды в 1450-х годах; учился и работал в мастерской Рогира ван дер Вейдена в Брюсселе вплоть до смерти последнего, а в 1466 году перебрался в Брюгге, став вскоре самым почитаемым художником города.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Страшный суд. Триптих. 1466—1467

В творчестве Мемлинга сказывается воздействие уроков Рогира ван дер Вейдена с его любовью к гармонии звучных красочных пятен, к изысканной красоте силуэтной линии. Вместе с тем ученик превзошел учителя в разработке пространственных отношений, в умении воплотить в картине единство жизненной среды. Произведения Мемлинга полны лиризма, светлой поэзии и влюбленности в окружающий мир.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Поклонение волхвов. Ок. 1470

В одной из ранних работ — «Поклонении волхвов» (ок. 1470, Мадрид, Прадо) — есть определенная перекличка с произведением Рогира ван дер Вейдена на тот же сюжет — центральной частью Алтаря Святой Коломбы, однако есть и существенная разница: все действующие лица у Мемлинга словно замерли в своих нарочито демонстративных позах.

В коленопреклоненном старце, благоговейно целующем ножку Младенца, исследователи видят Карла Смелого, в картине Рогира представленного в экспрессивном и остром ракурсе. Интересно заметить, что, пожалуй, впервые в истории нидерландской живописи одним из волхвов здесь оказывается негр.

Его парчовое одеяние с белым подбоем эффектно контрастирует с черным цветом кожи.

Примерно в то же время исполнен так называемый «Триптих Донна» (Лондон, Национальная галерея). На центральной створке изображена Мадонна на троне, окруженная ангелами и святыми девами. Слева и справа — коленопреклоненный заказчик, английский дворянин Джон Донн, его жена и дочка.

Сцена происходит в открытом портике, за колоннами которого простирается идиллический сельский пейзаж. Тишина и покой здесь даже еще больше, чем в предыдущем произведении, определяют состояние видимого мира.

Как обычно у Мемлинга, в колорите картины превалируют цветовые аккорды красного.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Левая часть. 1479

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Центральная часть. 1479

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Правая часть. 1479

Близок по композиции и внушительного размера триптих «Мистическое обручение Святой Екатерины» (или «Алтарь двух Иоаннов», 1479, Брюгге, Музей Мемлинга). Вновь главенствует образ Марии с Младенцем; последний надевает кольцо на палец Святой Екатерине Александрийской.

Тут же присутствуют святые девы, ангелы, Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист.

Несмотря на композиционное сходство, каждая из картин пленяет неповторимой цветовой гармонией, радостной перекличкой чистых, звонких красок, грацией и изяществом удлиненных фигур, их спокойствием или плавным замедленным движением.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Сцены Страстей Христа

Произведения Мемлинга позднего периода обнаруживают поиски новых композиционных решений.

Художник пытается отойти от прежней статичности групп, стараясь внести динамику в развитие сюжета, представить историю жизни своих героев как некое повествование.

Так, в композициях «Семь радостей Марии» (1480, Мюнхен, Старая пинакотека) и «Сцены Страстей Христа» (Турин, Галерея Сабауда) мастер объединяет в одной картине множество эпизодов из жизни Мадонны и Христа.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Рака Святой Урсулы. 1489

Несколько по-иному решена повествовательная задача в росписи «Раки Святой Урсулы» (1489, Брюгге, Музей Мемлинга). Небольшой дубовый ковчежец в виде готической капеллы украшен композициями, рассказывающими о жизни и мученичестве святой. Маленькие по размеру сценки выполнены с подлинно ювелирной тонкостью.

Следуя легенде, художник представляет Святую Урсулу в окружении многочисленных девушек, изящные стройные фигурки которых оживляют своим присутствием то стены каменных зданий, то палубу парусного корабля. Движения персонажей полны грации.

Даже сцена мученической гибели святой и сопровождающих ее дев от стрел язычников не нарушает общего просветленного настроения, чему немало способствует гармония неярких цветовых пятен — голубых, розовато-красных, золотистых, спокойная ясность

пейзажного фона, чистое лазурное небо над всеми сценами.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Портрет Томмазо Портинари. Ок. 1470

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Портрет Маддалены Барончелли, жены Томмазо Портинари. Ок. 1470

Значительное место в творчестве Мемлинга занимала портретная живопись. Для создания своих портретных образов художник в большинстве случаев использовал боковые створки триптихов, центральную часть которых занимало изображение Мадонны. До наших дней они дошли не целиком.

Таковы портреты Томмазо Портинари и его супруги Марии Маддалены Барончелли (ок. 1470, Нью-Йорк, Музей Метрополитен). Нетрудно предположить, что они написаны в Брюгге: Портинари был главой филиала банка Медичи в этом городе.

Возможно, это — брачный портрет, на пальцах молитвенно сложенных рук молодой четы отчетливо выписаны обручальные кольца.

Исполненный позже «Портрет молодого человека» из собрания Тиссен-Борнемиса (ок. 1485—1490) также был когда-то частью триптиха. На этот раз Мемлинг, желая усилить лирическое звучание образа, вводит в композицию пейзаж, видимый за колонной справа. Контрастом этой лирической ноте, ее своеобразным контрапунктом оказывается спокойное и бесстрастное лицо модели.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487

Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487

Мемлинг обращался и к новому для нидерландской живописи типу портретного произведения: двухстворчатому складню, на одной створке которого изображалась Мадонна, на другой же — портретируемый в молитвенном обращении к ней. Таков известный «Диптих Мартина ван Ньювенхове» (1487, Брюгге, Музей Мемлинга).

В отличие от многих других подобных работ диптих сохранился полностью. Левая створка показывает Мадонну с Младенцем, на правой — молодой человек, представленный в трехчетвертном повороте, с благоговейно сложенными руками и устремленным на Мадонну взглядом.

Интересно, что в круглом зеркале, расположенном за правым плечом Богоматери, можно видеть отражение обеих фигур. Пространство диптиха как бы удваивается: на общее, объединяющее изображенные фигуры, и на отдельное, в каждой створке свое.

Вместе с тем помещая земной персонаж на отдельную створку, мастер словно стремится сообщить портрету и личности портретируемого самостоятельную значимость. Ту же цель преследует достаточно подробно выписанный интерьер и особенно пейзаж, видимый в обоих окнах комнаты.

Читайте также:  Дождь, пар и скорость, 1844, уильям тернер

И лицо, и одежда модели переданы с исключительной предметной достоверностью. С особо изощренным искусством изображены переливы цвета его костюма. И все же, несмотря на молитвенную позу, сам облик юноши выглядит несколько прозаично, в его состоянии не ощущается внутренней взволнованности.

В целом творчество Мемлинга, синтезировавшее и отчасти развившее достижения предшественников и современников, порой пленяющее гармонией и изяществом своих образов, не таит в себе радикальных открытий.

Лилия Алешина

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=512

Искусство. Национальные школы живописи. — ханс мемлинг

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

  • искусство ранних нидерландов

Портрет Томмазо Портинари.Ок.1470

Дерево, масло.

Размеры: 42,2-31,8см.

В коллекциях с 1913г. по завещанию Олтмана.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Под внешней строгостью облика молодого Томмазо скрывается человек дерзкого и амбициозного темперамента, который нисколько не смущается, используя для достижения успеха в своей финансовой деятельности неопределенность будущности своих коронованных, вечно враждующих между собой должников.

 Считается , что портреты Томмазо Портинари и его жены составляли боковые створки триптиха, центральная часть которого, предположительно изображавшая Мадонну с младенцем, утрачена.Перед нами два из наиболее утонченных и совершенных произведений Мемлинга.

Изображенные на них персонажи известны и по более поздней знаменитой работе Хуго ван дер Гуса ,,Алтарь Портинари»(Уффици, Флоренция): это уроженцы Флоренции Томмазо ди Фолько Портинари и его жена Мария ди Франческо Бандини Барончелли.Томмазо, родившийся в 1432 г.

, был помошником Анджели Тани и не без коварства и интриг заместил последнего на посту управляющего филиалом торгово-банковской компании Медичи в Брюгге, где и оставался до 1478г. Банкир познакомился со своей будущей женой в 1469 г.

,когда приезжал во Флоренцию для возобновления контракта с семьей Медичи.Год спустя отпраздновали свадьбу. Возможно,оба портрета были заказаны по этому случаю.

Портрет Марии Барончелли.Ок.1470г.

Дерево, масло.

Размеры:42,2-32,1см.

В коллекциях с 1913г.,по завещанию Олтмана.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Колье Марии Барончелли украшают пяти лепестковые цветы с крупными драг. камнями в центре, закрепленные на золотом ожерелье тонкой работы.Роскошь украшения будто вступает в контраст со сложенными в молитве руками.

Мадонна с Младенцем и святыми Екатериной Александрийской и Варварой. Нач.1480-х

  • Дерево, масло.
  • Размеры:67-72,1 см.
  • В коллекциях музея с 1913 г.

Инв.№14.40.634

  1. Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг
  2. Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг
  3. Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг
  4. Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг
  5. Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг

Источник: http://eguarwr.ru/index/metropolitan_museum_of_art_hans_memling/0-3390

История картины «Алтарь Портинари»

«Поклонение пастухов». Центральная  часть. 

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг Хуго ван дер Гус «Алтарь Портинари». Центральная часть «Поклонение пастухов» между 1474-1478 гг. Галерея Уффици, Флоренция

Томмазо Портинари был агентом флорентийского банка Медичи в Брюгге.

Будучи искренним поклонником нидерландской живописи и располагая значительными денежными средствами, он заказал знаменитым художникам города несколько произведений: Ганс  Мемлинг исполнил парные портреты Томмазо и его жены, а Хуго ван дер Гус написал для флорентийской церкви Св. Эгидия один из самых прекрасных алтарей в северном искусстве.

Центральная картина триптиха посвящена поклонению Младенцу. Исполненная благоговения и нежности Мария стоит на коленях перед своим новорожденным сыном.

Её молчаливой молитве вторят ангелы с яркими разноцветными крыльями, облачённые в богатые священнические одеяния.

Рядом в порыве простодушного восторга преклонили колени пастухи, ведомые ангелом (благовестие пастухам изображено в правом верхнем углу картины).

Художник создаёт необычную интерпретацию сакральной сцены, где соседствуют покой и эмоциональность, мистическое и реальное. Выражение благоговейной созерцательности на лицах ангелов контрастирует с непосредственной радостью и восхищением пастухов, пришедших поклониться новорожденному Спасителю. 

Слева от Девы Марии видны осёл и бык, а за ними едва различим на тёмном фоне самый загадочный персонаж картины – дьявол со сверкающими глазами и когтистой лапой. 

Замечательная деталь на переднем плане картины —  цветы в керамической вазе и в стеклянном стакане. Они имеют символическое значение: лилии означают девственность Марии, ирисы и гвоздики – её будущую скорбь и крёстные страдания Христа, водосбор – Святой дух. 

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг фрагмент триптиха

«Томмазо  Портинари с сыновьями, со святыми Антонием и Фомой». Левая створка.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг Хуго ван дер Гус «Алтарь Портинари». Левая створка «Томмазо Портинари с сыновьями, со святыми Антонием и Фомой»

На боковых створках алтаря предстаёт всё семейство  Портинари вместе  со своими святыми покровителями. На левой панели триптиха святой Антоний аббат (седобородый старец в монашеской рясе с традиционными атрибутами – посохом с Т — образной ручкой и колокольчиком) и святой Фома сопровождают заказчика алтарного  образа Томмазо и его сыновей. 

«Мария Барончелли с дочерью, со святыми Маргаритой и Магдалиной» Правая створка.

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг Хуго ван дер Гус «Алтарь Портинари». Правая створка «Мария Барончелли с дочерью, со святыми Маргаритой и Магдалиной».

На правой створке мы видим жену Томмазо, Марию Маддалену, и его дочь Маргериту вместе со святыми Маргаритой Антиохийской, попирающей дракона, и Марией Магдалиной, которая держит в руке свой традиционный атрибут – сосуд с драгоценным миром, которым она помазала ноги Иисуса Христа. 

Живопись Алтаря Портинари пришлась по вкусу мастерам итальянского Возрождения, отдельные мотивы, заимствованные из триптиха,  можно найти в картинах флорентийца Доминика  Гирландайо и даже самого Леонардо да Винчи. 

Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг Доменико Гирландайо «Поклонение пастухов». 1485 год. Капелла Пацци церкви Санта Тринита. Флоренция.
Портрет Марии Барончелли, Ханс Мемлинг Леонардо да Винчи «Поклонение волхвов», 1481 г. Уффици

Источник: https://artofhistorian.livejournal.com/88884.html

Ханс Мемлинг. Человек молящийся

Портрет Марии Барончелли, Ханс МемлингПортрет молодого человека, 1485–1490 гг.

XV век — эпоха Возрождения в Европе, время гуманизма, творческих дерзновений и поиска новых путей. Итальянские художники Кватроченто (так именовались 1400-е годы) осваивали в своих картинах земное пространство, прославляли человека как венец творения. Поэтому в искусстве этого времени мы видим расцвет жанра портрета.

Читайте также:  Дубы в лесу фонтенбло, теодор руссо, 1855

Искусство, прежде бывшее окном в невидимый мир, становится окном в мир земной, а также зеркалом, в котором человек рассматривает самого себя. Причем идеальный образ человека, который преобладал в средневековом искусстве, теперь вытесняется стремлением показать человека таким, каков он есть.

Художник пытается показать не только внешний облик, но и характер модели, в которой при внешнем благообразии нередко видны сдерживаемые страсти, скрытые пороки, тайные желания.

Художники Северного Возрождения стремились не уступать итальянцам в творческих поисках, они также увлекались изображением мира земного во всем его многообразии. Но в отличие от итальянских мастеров они не так радикально порывают с прошлым.

Например, многие нидерландские мастера изображают человека не тогда, когда он позирует перед публикой, а когда находится в состоянии молитвы. На этих портретах открывается иной образ — образ души в общении с Богом.

В этом особенно преуспел Ханс Мемлинг.

Об этом художнике известно не так много, хотя он стяжал мировую славу. Родился Ханс Мемлинг в 30-х годах XV столетия в Германии, в Зелигенштадте близ Франкфурта-на-Майне.

Возможно, родовое имя его семья получила от близлежащей деревушки Мёмлинген. Учился сначала в Кельне, в его творчестве прослеживается влияние Стефана Лохнера, одного из наиболее утонченных немецких художников.

Но жизнь и творчество художник связал с Нидерландами, куда переехал около 1460 года.

Предполагают, что в Брюсселе Мемлинг поступил в мастерскую Рогира ван дер Вейдена, самого крупного нидерландского живописца того времени. И, хотя документальных свидетельств об этом не сохранилось, влияние этого мастера хорошо видно: Мемлинг часто повторяет композиционные приемы ван дер Вейдена. Но при этом он находит свой художественный язык и свою манеру.

В 1465 году Мемлинг поселяется в Брюгге и получает гражданство. Здесь он становится членом гильдии Святого Луки. В Брюгге находятся многие его работы.

Сохранилась романтическая легенда о Мемлинге: будто он солдатом воевал в армии Карла Смелого, был ранен в сражении при Нанси (1477) и попал на лечение в госпиталь Св. Иоанна в Брюгге.

Вылечившись, он в благодарность написал для госпиталя несколько картин и решил уже не покидать город. Действительно, Мемлинг писал картины для госпиталя, но к военным действиям отношения не имел.

Возможно, как богатый горожанин он жертвовал определенные суммы Максимилиану I, воевавшему с королем Франции. Но не более.

Известно, что Ханс Мемлинг жил на Синт-Йорисстрат в квартале живописцев. Был женат на Анне Фалькенаре и имел троих сыновей: Яна, Корнелиса, Николаса. Умер 11 августа 1494 года, похоронен на кладбище церкви Св. Гислена.

Мемлинг был весьма работоспособен и получил широкую известность далеко за пределами Брюгге. Его заказчики жили в Англии, Франции, Италии. Среди них были Портинари, Медичи и другие влиятельные люди той эпохи.

Портрет Марии Барончелли, Ханс МемлингТоммазо Рортинари с женой, 1470 г.

Например, знаменитый триптих «Страшный суд» (1466–1473) был выполнен художником для управляющего брюггским филиалом банка Медичи Якопо Тани.

В этом шедевре проявились характерные черты североевропейской живописи XV века: монументализм и внимание к деталям, световые эффекты и изящество письма масляными красками, которые были в то время еще большим новшеством. Тема картины вполне средневековая, но отношение к человеку уже гуманистическое.

Показывая низвержение грешников в ад, Мемлинг избегает грубого натурализма в изображении их мучений. Он сочувственно передает обреченность, ужас, боль в чертах лиц персонажей. А сцены рая можно назвать вершиной мастерства Мемлинга, в них он достигает особой духовной высоты.

Тут мы не видим ни садов, ни цветов, а просто вереница обнаженных людей с очень выразительными лицами подходит к воротам рая, их встречают ангелы и дают новые одежды. Можно сказать, что Мемлинг воплотил один из наиболее прекрасных и глубоких образов рая.

На створках этого триптиха можно видеть изображения донаторов (заказчиков) в молитвенном предстоянии. Такие же изображения встречаются и в других произведениях Мемлинга.

Включая реальных людей в пространство картины, на которой изображен священный сюжет, художник стремился показать, как тесно соприкасаются священное и профанное, небесное и земное, божественное и человеческое.

Стоит только отрешиться от суеты, встать перед Богом и открыть свое сердце, и человек тут же оказывается в духовной реальности. Он способен не только созерцать образы ада и рая, но и переживать встречу с Богом.

В одной из картин он изобразил и себя выглядывающим из-за колонны, словно он неожиданно оказался свидетелем чуда.

Мемлинг написал немало портретов. Большей частью это изображения брюггских горожан, людей самых разных — мужчин и женщин, богатых и бедных, но все они благочестивы, честны, искренни, в каждом ощущается духовная глубина. Именно это и ценит художник в своих моделях. Это он и пытается передать в портретах.

Интересно, что и персонажи Священной истории имеют у Мемлинга черты сходства с гражданами Брюгге. И те и другие равно просты и в то же время очень одухотворены.

Здесь нужно вспомнить, что Северное Возрождение имело одним из своих оснований духовное движение, получившее название «новое благочестие» (лат. Devotio moderna). Это движение мирян, охватившее в конце XIV — начале XV века Нидерланды и ряд других северных стран.

Оно было направлено на обновление религиозной жизни, на возвращение к простоте веры, к духу раннего христианства. Движение ставило целью возродить живую связь человека с живым Богом. Классическим примером «нового благочестия» является книга Фомы Кемпийского «О подражании Христу» (лат.

Читайте также:  Музей венецианского стекла

Imitatio Christi).

К концу XV века в Нидерландах Мемлинг мог уже видеть плоды «нового благочестия». В отличие от Италии, где гуманизм приводил к обмирщению жизни, здесь духовная жизнь становилась, напротив, более напряженной. Но она обретала новые черты: вера становилась более личным делом, молитва — более индивидуальной.

И это духовное напряжение хорошо просматривается в портретах, написанных Мемлингом. Изображая человека в молитве, художник хотел показать его таким, каков он есть на самом деле, а не таким, каким он хотел бы казаться или каким видят его другие, и даже не таким, каким он мнит себя.

Ибо только перед Богом человек обретает самого себя.

Ирина Языкова
wikipaintings.org

Источник: https://reshenie.vcc.ru/magazine/issues/a442014/view/article/382971

Мемлинг / Диптих Портинари

Портрет Марии Маддалены Портинари.
Ок. 1472. 44,2×34. Нью-Йорк, Метрополитен-музей

Жившие во Фландрии итальянцы охотно обращались к Мемлингу.

Он превосходно отвечал привычным требованиям, поскольку еще не стал художником, слишком отличным от великих своих предшественников и старших современников, и воплощал в своих картинах устоявшееся представление о северной школе.

Он поневоле должен был повторять самого себя, слишком четко он понимал, что от него ждали. Впрочем, примеры, на которые вынужден был Мемлинг равняться, пока, в пору его творческой юности, оставались прекрасной школой.

Влиятельный финансист, чье имя уже упоминалось, Томмазо ди Фолко Портинари, представитель торгового дома Медичи во Флоренции, заказал свой портрет и портрет своей молодой (в год бракосочетания, 1470-й, ей, как шекспировской Джульетте, минуло лишь четырнадцать лет) жены Марии Маддалены Бандини Барончелли (оба портрета в Метрополитен-музее, Нью-Йорк).

Эти парные портреты, датируемые со значительной долой уверенности началом 1470-х годов, способны сбить с толку исследователя, ищущего логику в постепенном развитии мемлинговского мастерства.

Рядом с недавно упомянутыми работами они кажутся настолько зрелыми, глубокими и психологически сложными, что представление о спокойной и последовательной эволюции Мемлинга начисто исчезает.

В Музее Ханса Мемлинга (госпиталь Синт-Янс в Брюгге) посетителям предлагают лупу: работы художника почти всегда миниатюрны. Самые известные картины и портреты не достигают полуметра; только большие алтарные композиции — редкое для мастера исключение — имеют более полутора метров в высоту.

При этом большинство работ густо населено многочисленными персонажами, насыщено аксессуарами, тонко и подробно прописанными деталями, что заставляет и сравнительно большую вещь рассматривать с тщательностью, с которой разглядывают миниатюру.

Портреты же, как правило, — менее пятидесяти сантиметров высотою; здесь Мемлинг привержен еще более скромным размерам, чем знаменитые его предшественники.

Портретный диптих Портинари странно сочетает в себе зрелый артистизм с очевидным недостатком профессиональных познаний — отсюда и это ощущение необычности, тревожности, словно па глазах зрителя сквозь наивную приблизительность рисунка (взять хотя бы правую руку Томмазо, будто лишенную мышц и суставов!) появляется и непреклонно захватывает воображение жесткая упругость безошибочно найденных линий, очерчивающих лица, создающих рисунок губ, век, но только бесконечно своеобразных, но при видимой плоскостности форм вызывающих ощущение округлости щек, лба, точно «посаженного в орбиту», как говорят художники, глаза. Здесь важно заметить, что тональная моделировка формы играет у Мемлинга, как и у большинства живописцев северного Ренессанса, второстепенную роль: линия не только очерчивает, но и строит форму в пространстве, — по классической терминологии Вельфлина, форма у Мемлинга прежде всего «линейна». Прежде всего, но не абсолютно. Художник уже знает цену эффекту черного густого пятна — шляпа и корсаж Марии Маддалены — и прорезанной сумрачными зелеными отсветами почти непроглядной тьмы фона, в котором светлые лица кажутся драгоценными инкрустациями; он уже очень многое знает и умеет, уроки Рогира ван дер Вейдена и напряженная работа не прошли даром. Остается найти, что он умеет с а м, что может не просто талантливый ученик и интерпретатор прославленных нидерландцев, но именно он, Ханс Мемлинг, живописец из Брюгге.

В достаточно обширной литературе о Мемлинге почти всегда присутствуют оговорки, некие словно бы извиняющиеся интонации, некое скрытое, подразумеваемое «но», как будто у художника было слишком мало вполне личного, выстраданного и достигнутого только им, только для него характерного, доступного только ему.

Сложность восприятия Мемлинга заключается, видимо, в том, что он, особенно на первых порах, пользовался уже достаточно известной и утерявшей гибкость системой форм, и развитие его происходило внутри этой системы, как иной раз новая образность стиха не расстается с давно утвердившейся и повсеместно принятой формой версификации. Прибавим к этому практическое отсутствие новых сюжетов, сравнительное спокойствие богатой и консервативной культуры Брюгге. Этого достаточно, чтобы представить себе трудность проникновения в индивидуальность раннего Мемлинга.

Далее >>

Источник: http://silverary.com/?page_id=5292

Ханс мемлинг (1433–1494) (нидерланды) часть 3

Часть 1 — http://www.liveinternet.ru/users/oksgurbanova/post394107035/

часть 2 — http://www.liveinternet.ru/users/oksgurbanova/post394375536/

Часть 3 — http://www.liveinternet.ru/users/oksgurbanova/post395302118/

ПОРТРЕТ МАРИИ МАГДАЛЕНЫ ПОРТИНАРИ

ПОРТРЕТ МОЛОДОГО МУЖЧИНЫ (1490)

ПОРТРЕТ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЫ (1480)

ПОРТРЕТ МОЛЯЩЕЙСЯ ЖЕНЩИНЫ (1485)

Портрет мужчины

ПОРТРЕТ МОЛОДОГО МУЖЧИНЫ ЗА МОЛИТВОЙ (1487)

ПОРТРЕТ МОЛОДОГО МУЖЧИНЫ НА ФОНЕ ПЕЙЗАЖА (1480)

ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ В ЛОДЖИИ (1480)

ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ В ПЕЙЗАЖЕ

  • ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ ЗА МОЛИТВОЙ НА ФОНЕ ПЕЙЗАЖА (1480)
  • ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ СО СТРЕЛОЙ (1480)
  • ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ, ДЕРЖАЩЕГО МОНЕТУ С ИМПЕРАТОРОМ НЕРОНОМ (1474)
  • ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО С ПИСЬМОМ
  • ПОРТРЕТ ТОММАЗО ПОРТИНАРИ
  • ПОРТРЕТ ЧИТАЮЩЕГО МУЖЧИНЫ (МАТЕРИАЛ: ДЕРЕВО РАЗМЕРЫ: 44,5 X 32 СМ)
  • ПОРТРЕТ ЭНТОНИ БУРГУНДСКОГО (1470)
  • ПОРТРЕТ ЯКОБА ОБРЕХТА
  • ПОРТРЕТ ЖИЛЯ ДЖОЯ (1472)
  • ТОММАЗО ПОРТИНАРИ И ЕГО ЖЕНА (1470)
  • ПОРТРЕТ ВИЛЛЕМА МОРЕЛЯ И ЕГО ЖЕНЫ
  • ПОРТРЕТ ЖАКА САВОЙСКОГО (1470)
  • Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://ledi-oks.livejournal.com/1523223.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector