Картина плотогоны, николай иванович андронов

Сегодня в Музее архитектуры открывается выставка «Россия Андронова», приуроченная к 80-летию со дня рождения художника Николая Ивановича Андронова

Сегодня, 4 июня, на Анфиладе Музея архитектуры открывается выставка «Россия Андронова», приуроченная к 80-летию со дня рождения художника Николая Ивановича Андронова, одного из основоположников «сурового стиля» в живописи ХХ века в России.

На выставке в Музее архитектуры будут представлены работы Николая Андронова разных лет из собраний ГТГ, семьи художника и частных собраний. Впервые будут показаны два колоссальных полотна — «Озеро. Семья охотника» (1964) и «Родина» (1978–1980).

Николай Иванович Андронов родился в Москве в 1929 году. С 1948 по 1952 год он учится в Петербурге в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, а с 1952 по 1954 год — в Московском художественном институте им. В. И. Сурикова. На всем протяжении творческой жизни Андронов работает как мастер станковой живописи и монументалист.

  • Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов
  • Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

НИКОЛАЙ АНДРОНОВ Источник: muar.ru

Николай Андронов — типичный шестидесятник, один из лидеров «сурового стиля». Кроме него, наибольшую лепту в возникновение этого стиля внесли Андрей Васнецов, Павел Никонов, Таир Салахов. Этот стиль знаменовал собой выход на арену нового поколения художников.

В центре внимания Андронова — «Плотогоны», «Монтажники», русская глубинка. Николай Андронов воспевает русский быт, русскую деревню со всеми ее трудностями и радостями.

В середине 1960-х годов, задолго до модных веяний, Николай Андронов открыл и полюбил «свой» русский Север. Он подолгу жил и работал в вологодской деревне близ Ферапонтова монастыря. Этот период отмечен поисками новых художественных и эстетических идеалов.

Увлечение древнерусским искусством и творчеством Дионисия помогли мастеру найти новые идеалы и средства выразительности. Художник создал особый мир, пространство которого наполнено символикой цвета и ритма.

Он возродил технику изготовления красок из глины Бородаевского озера (на котором стоит Ферапонтов монастырь) и сам пользуется ими.

Андронов принимал участие в создании многих грандиозных работ новой Москвы 1960–70-х годов.

Его колоссальная мозаика по периметру украсила верхнюю часть кинотеатра «Октябрь» на Калининском проспекте (Новый Арбат) (1967), мозаика «Человек и печать» (1977) разместилась в новом здании газеты «Известия».

В 1979 году она отмечена Государственной премией СССР. Андронов выполнил росписи интерьеров гостиницы «Космос» и художественное оформление Павелецкого вокзала после реконструкции 1988 года.

Источник: muar.ru

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.
Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

Источник: https://artinvestment.ru/news/exhibitions/20090604_andronov_at_muar.html

Суровые романтики и проза жизни

?

mike67 (mike67) wrote, 2009-07-13 04:28:00 mike67 mike67 2009-07-13 04:28:00 Categories:

  • искусство
  • общество
  • литература
  • Cancel

Не все, наверное, помнят о таком течении в советской живописи конца 50-х – 60-х годов, как «суровый стиль» соцреализма. Работы этого направления отличал нарочитый отказ от академизма, стремящееся к плакатности пренебрежение колоритом и деталями, напряженное сосредоточение на главной цели – строительстве коммунизма. «Суровые» очень многим не нравятся, поэтому о них не стоит читать всех подряд. Алексей Бобриков в прекрасной статье: «Суровый стиль: мобилизация и культурная революция» назвал движение «суровых» советской Реформацией. Это очень точное замечание, особенно если сравнить параллельно «оттепель» с Возрождением. Разница между двумя концепциями состояла в том, что люди «оттепели» просто наслаждались полученным глотком воздуха (многие даже растянули его на всю жизнь), а «суровые» вдохнули его, чтобы продолжить путь к коммунистическому будущему, которое многим уже виделось на горизонте («Никогда еще у писателей фантастов не было такого широкого, все растущего круга читателей — от школьников и до академиков, включительно. Но не будем «винить» в этом только писателей. В первую очередь в этом «виновна» замечательная эпоха, в которую мы живем, трудимся, мечтаем, — коммунизм, на наших глазах превращающийся в реальность», — писал в 1961 году Лазарь Лагин, отец «Старика Хоттабыча».)

Виктор Попков («Строители Братска», 1960—1961), Таир Салахов («Ремонтники», 1960)

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

Николай Андронов («Плотогоны», 1958—1961), Павел Никонов («Геологи», 1962) .

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

Когда к концу 60-х коммунистический проект был фактически свернут, «суровые», ужасавшие своим ригоризмом даже Хрущева, как это ни странно, удачно вписались в брежневскую эпоху.

Говорят, они начисто «подметали» крупные заказы, когда власти распорядились выделять 2% с оборота предприятий на художественно-оформительские нужды.

«Даже простой стилистический анализ говорит о том, что бесконечные мозаики и фрески в заводоуправлениях, домах культуры и станциях метро восходят к образцам, разработанным Андроновым, Никоновым, Элькониным и их соратниками», — пишет Андрей Ковалев и он, как это подтвердит любой имеющий глаза, совершенно прав.

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов «Суровые» отнеслись к своей новой роли с мужественным достоинством и даже в итальянских кафе, куда заносили их творческие командировки, продолжали трудиться на благо социализма, как, например, Гелий Коржев (автор знаменитого триптиха «Коммунисты»), П. Оссовский, Е.Зверьков, Д.Жилинский и В.Иванов на картине Виктора Иванова «В кафе «Греко »», экспонировавшейся не где-нибудь, а на Всесоюзной художественной выставке «Слава Труду» в 1976 году. Впрочем, с точки зрения диалектики никакого противоречия не было: рахметовское пренебрежение к мелочам позволяло «суровым» не замечать некоторого несоответствия своей бытовой практики исповедуемому идеалу (тот же Ковалев отмечает, что они говорили исключительно о страданиях культуры, но никогда — о страданиях отдельного человека).

В итоге от «суровых» остался лишь стиль, ненужный без его идейной начинки.

А ведь начинкой была вовсе не коммунистическая идея, как может показаться, а возвращение «суровых» к метафоричности, выглядевшее поразительным анахронизмом на фоне неуклонного и обязательного для XX века падения смысловой составляющей культуры.

Сама задача обратиться к истокам, реформаторски очистить коммунистическую идею от наносного, вела «суровых» к «ветхому» человеку, человеку физического труда.

Но от этих иссушенных работой крестьян, от сталеваров с черными ладонями, от обожженных войной танкистов (сравним с образом Краюхина из «Страны багровых туч»: «Человек этот был огромного роста, чрезвычайно широк в плечах и, вероятно, очень тяжел.

Лицо его, обтянутое бурой изрытой кожей, казалось маской, тонкогубый рот сжат в прямую линию, а из-под мощного выпуклого лба холодно и внимательно уставились на Быкова круглые, без ресниц глаза») надо было перекинуть мост к человеку новому. Это были не две задачи, как считает Бобриков, а одна. И здесь разверзалась такая метафизическая пропасть, рядом с которой нельзя было долго находиться. Стоя над ней, можно было изъясняться только метафорами, желательно, равными ей по глубине. И «суровые» потихоньку отходили в сторону. Но не все.

«Женщины-вдовы поют песни, их слушают студенты — физики, музыканты или художники.

Вот и все… Мне хотелось показать в картине слитность двух противоположных групп людей», — писал Виктор Попков об одной из самых известных своих картин – «Северная песня («Ой, как всех мужей побрали на войну…»)».

Хотел показать слитность, но не смог их сблизить, и чем больше старался, тем сильнее разверзалась пропасть.

И границу между пытающимися понять друг друга персонажами обозначает, как пишет неизвестный мне искусствовед, «единственное сильное цветовое место — ярко-красная герань, прозванная в народе «солдатской кровью»». Вот и все, дальше неизбежное: «деревня еще живет старыми традициями, сохраняя свою культуру, которая может вызывать лишь этнографический интерес». Вот и все, и это все – в одной картине. На нее можно долго смотреть. Но оказалось, что и это не все.

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

Прочитав, что Попков погиб молодым, я захотел узнать об обстоятельствах его смерти – нередко бывает, что человек вот так накрепко связанный со своей эпохой, не способен по разным причинам физически перейти ее пределы. Посмотрел и вздрогнул.

Эту историю, о художнике, застреленном инкассатором, я слышал в детстве не один раз. Позвонил матери, спросил – да, он. Она хорошо знала его вдову. После худсовета мужики выпили, Попков принял инкассатора за таксиста. Заминка, после чего то, чего я раньше не слышал.

Оказывается, Попков, вернувшись со своего Севера, любил рассказывать, что одна из старух предсказала ему смерть от огнестрельного оружия. Эпизод с «таксистом» уже заканчивался – машина была закрыта, художники тянули коллегу за рукав.

И тут инкассатор, чтоб уж отпугнуть наверняка, наставил на него пистолет. Увидев оружие, Попков бросился вперед. А вдова его погибла позже, но это уже не относится к теме.

Я-то о другом хотел написать – об употреблении словечка «кагбе», но наткнулся на текст о кафе «Греко», а там одно за другое – и вот. Мне кажется, что вокруг постоянно происходит что-то очень важное, а мы его замечаем только когда оно исчезнет.

Источник: https://mike67.livejournal.com/248477.html

Николай Андронов. Сквозь оконный переплет. Живопись. Графика

До 21.05.2017 Галерея ГРОС-Арт в Галерейном центре «Артефакт».

Галерея ГРОС-Арт представляет выставку одного из ключевых художников второй половины ХХ века, классика «сурового стиля», талантливого станкового живописца и графика, известного монументалиста Н.И. Андронова (1929–1998).

На выставке показано более сорока работ из собрания семьи художника, многие из которых демонстрируются впервые.

На сегодняшний день имя Николая Ивановича Андронова не нуждается в особой рекомендации. Его давно знают и ценят как крупного монументалиста, автора впечатляющих станковых полотен, одного из ключевых представителей «сурового стиля» в отечественном искусстве второй половины ХХ века.

Хранящаяся в Третьяковской галерее скандально прозвучавшая в свое время его картина «Плотогоны» 1960–1961 года, за которую автор был на несколько лет исключен из МОСХа как «злостный формалист», стала не только визуальной формулой нового стиля, но и емким образным символом целой эпохи.

Очевидный новаторский потенциал Николая Андронова неразрывно соединяется с внимательным творческим отношением к самым разным традициям отечественного и зарубежного искусства, начиная с наполненных звенящей тишиной идиллических пейзажей Венецианова и заканчивая беспокойной сезаннистской экспрессией художников «Бубнового валета».

Читайте также:  Порыв ветра, 1873-1876, уинслоу хомер

С начала 1960-х годов он на всю жизнь полюбил вологодские земли в окрестностях овеянного гением Дионисия Ферапонтово, где увлеченно создавал свои многочисленные произведения.

С тех пор в основе его живописи и графики усматривается вдумчивое созерцание природы, сосредоточенное обобщение несложного жанрового мотива, тяготение к пластическому выражению почти иконного состояния тишины и раздумья.

  • Но, кроме того, Андронов любит «просеивать» окружающее пространство сквозь деревянную раму окна, которое с определенного момента становится не только устойчивым героем его картин, но и неким универсальным оптическим «прибором», позволяющим неожиданно варьировать ракурс и фокус артистического зрения.
  • Если попробовать развить меткое замечание художника Иллариона Голицына, то «окно» Андронова не просто «смотрит», оно чаще всего «высматривает», нередко «отражает», порой «рассеивает» или «скрывает» что-то важное, а иногда, наоборот, словно «исчезает» и распахивается во всю ширь навстречу величественной в своей первозданной простоте «заоконной» вселенной.
  • Так «сквозь оконный переплет» во многом утверждается язык уникального и в то же время универсального общения художника с природой, миром и человеком… И этот язык заслуживает долгого и пристального изучения.

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Николай Андронов «Интерьер в избе» 1996 Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Николай Андронов «Весеннее окно» 1998 Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Николай Андронов «Окно. Вид на монастырь. Ферапонтово» 1998 Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Николай Андронов «Автопортрет. Октябрь» 1996 Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов Николай Андронов «Ожидание» 1998

Источник: http://cultobzor.ru/2017/04/nikolay-andronov-skvoz-okonnyi-pereplet/

Новую трактовку личности рабочего дал художник

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

Картина Плотогоны, Николай Иванович Андронов

В 1962 году на выставке «30 лет МОСХа» в Манеже Николай Андронов представил картину «Плотогоны». Критики картину объявили примером «злостного формализма», а самого автора исключили из Союза художников. Он уезжает в Вологодскую область и пишет там серию удивительных работ о жизни северных деревень. Однако именно «Плотогоны» будут считаться одной из его самых знаковых работ.

       Художник Николай Андронов в своей работе «Плотогоны» сумел дать новую трактовку личности рабочего. Нельзя сказать,  что всё, что изображено на полотоне понятно и может понравиться зрителю. Но работа запоминается сразу, стоит её увидеть один раз.

      Люди у Андронова получились похожими друг на друга. Ему удалось превратить рабочих в «типаж» и убрать индивидуальность  образов. На полотне ее заменяет мужественность и надежность, что в то время было привычным для всех. Все линии написано чётко.

А вот фигуры, в том числе и женская, смотрятся несколько угловато. Один мужчина стоит спиной, но из-за техники написания это не сразу становится ясно. Герои не объеденены друг с другом. Более того,  они даже не общаются между собой.

Лишь рука одного из них, лежащая на плече другого говорит о том, что они не просто знакомы, а, по всей видимости дружат.

Одним из главных представителей сурового стиля в живописи Советского Союза считается Андронов

        Николая Андронова считают основоположником так называемого сурового стиля в живописи. Первыми картинами, которые он написал по данной тематике стали «Строители Куйбышевской ГЭС» и «Монтажник».

Именно в них проявилась социальная напряженность, выраженная в энергичной, смещенной форме. Однако подлинной  новацией стало  именно полотно «Плотогоны».

Позже искусствоведы скажут, что решительные «деревянные» позы рабочих напоминают зрителю о монументальных картинах Петра Кончаловского и отсылают к образам итальянского кватроченто.

       Тем не менее,  все они все же отдают должное мастеру и не отрицают: Андронов сумел придать свои персонажам пластичность. Благодаря ей можно понять эмоции, которые в этот момент владеют героями.

Кроме того, у художника получилось сделать полотно мощным, что мало у кого из его коллег по цеху получалось.  И ещё.

Он смог передать, какой большой вклад вносят в развитие своей страны эти молодые рабочие…

     Несколько позже художник примется изображать российскую деревню и провинциальные города. Неухоженная Россия и тяжелая жизнь буквально подавляют зрителя фактурной тяжестью. Подобное наблюдается и на остальных картинах, написанных Андроновым в 60-е годы.

Его работы не воспринимались публикой

     В списке работ художника особое место занимает картина «Проводы», ставшая своего рода реквиемом по погибшей в тяжёлой войне с немцами крестьянской России.

В картине предчувствуется трагедия людей, вставших на защиту своих родных, своей малой родины. Тёмная, землистая живопись порождает ощущение драмы.

  Сами же люди изображены обезличено, как у его коллеги по цеху Александра Дейнеки в «Обороне Петрограда» или писателя Александра Серафимовича в «Железном потоке».

      Чего стоит его картина «Мёртвая лошадь и чёрная луна»! На ней экспрессивный накал чувств передают мёртвое тело лошади на фоне скупого деревенского пейзажа  и чёрная луна. По замыслу автора, павшая лошадь — это прежде всего символ неблагополучия, скорбная тема безысходности.

В неё погрузилось крестьянское сословие — некогда бывшее опорой России. Под русским пейзажем, под деревней Андронов подразумевает не локальную область, а всю Россию. Неудивительно, что его многие работы просто не воспринимались как публикой  так властью.

В прессе появляются разгромные статьи, что, естественно, не может не огорчать мастера.

Художник трагедийного плана

     Если сопоставить живопись Андронова с искусством второй половины ХІХ века или начала ХХ века, то, пожалуй, никто из художников выраженной социальной направленности не поднимался до такой степени трагизма, как это сделал он. Истинный передвижник своего времени.

     Искусствоведы считают Андронова художником преимущественно трагедийного плана. Его размышления о жизни, России, земле не просто печальны, они безысходны. Но вместе с тем признают — он внёс некую новизну в художественное искусство.

Его работы не похожи на другие и вполне самостоятельны. Сам же Андронов любил говорить, что каждый мазок — это подвиг, что он нагружен нравственным смыслом. Вот эта самая нравственная оценка сущего не покидала его.

В этом отношении он был истинным передвижником, хотя никого, кроме Алексея Саврасова, из передвижников не любил.

Новатор 60-х

        Мастер активно творил в 60-е. Это было то время, когда жизненный смысл и тема произведения рассматривались как активное средство движения к новому пониманию и воплощению реальности. Искусство обновлялось. Все решительно отказывались  от стереотипов.

Художники «сурового стиля», к которым относился Андронов ощущали себя новаторами. К слову, именно ему было поручено создать мозаику на фасаде киноконцертного зала «Октябрь» в Москве (совместно с Андреем Васнецовым и Виктором Элькониным).

Ему же принадлежит панно «Человек и печать», что находится в задании газеты «Известия» в Москве, созданное совместно с Андреем Васнецовым.

       Николай Андронов родился в Москве 30 апреля 1929 в семье ученого-медика. В 1943—1948 учился в Московской средней художественной школе, затем поступил в Институт имени И. Е. Репина в Ленинграде. Вернувшись в Москву, продолжал обучение в Институте имени. Жил в основном в Москве.

     Но всё же основным направлением в его работе оставалось станковое творчество. А село Ферепонтово на Вологодчине стало главным источником вдохновения.

Именно там он оборудовал летнюю студию и создал циклю работа на тему Севера. В цикле этом доминируют безлюдные пейзажи, интерьеры «избы-студии», «сельские натюрморты» и меланхолические автопортреты.

Кроме того, он принимал участие в оформлении станций метро «Крестьянская застава» и «Савёловская».

     Выступая в качестве администратора, Андронов, который с 1976 был членом президиума Московской организации Союза художников, МОСХ, а затем председателем МОСХовской секцией монументальной живописи, прилагал деятельные усилия к либерализации российской художественной жизни.
В апреле 1996 года удостоен звания «Народный художник Российской Федерации».

Умер Андронов в Москве. Похоронен на Введенском кладбище.

Источник: http://www.vao-mos.info/territoriya-goroda/novuyu-traktovku-lichnosti-rabochego-dal-hudozhnik.html

Описание картины Николая Андронова «Плотогоны»

Описание картины Николая Андронова «Плотогоны»

Одним из главных представителей сурового стиля в живописи Советского Союза считается Андронов. Его художественные работы – это своеобразная реакция на реализм социализма. Главная черта его творения «Плотогоны» то, что здесь нельзя просмотреть какую-либо индивидуальность образов. Люди здесь превращены в типажи, слишком похожие друг на друга.

Независимо от половой принадлежности, в каждом герое видна некая мужественность. Все люди, изображенные на картине, напрочь лишены индивидуальности. Андронов не ставит перед собой цели прописать психологию образов, отобразить какие-либо эмоции на лице. Есть мужество, все готовы к труду. Больше он ничего не изображает, все другие грани просто стерты из типичных, одинаковых образов людей.

В написании картины использовались яркие насыщенные цвета, которые помогают передать вс. Четкость и одинаковость образов.

Никаких жестов, кроме руки одного мужчины на плече другого, никакого взаимоотношения между собой, никаких эмоций. Рука на плече – это символ крепкой дружбы. Не слишком эмоциональный. Все линии четкие, прямые.

Все фигуры, даже женская, выглядят немного угловатыми. Один мужчина стоит спиной, но из-за техники написания это понятно не сразу.

Монументальность картины сообщает о значимом вкладе людей в развитие страны, об их общественной значимости. Не смотря на то, что каждый персонаж выполнен в определённом цвете, их объединяет некий общий оттенок – серо-коричневый. Он нужен для того, чтобы подчеркнуть неяркость и серость личностей в индивидуальности.

(1 votes, average: 5.00

Источник: https://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-nikolaya-andronova-plotogony/

Новую трактовку личности рабочего дал художник

Репродукция картины Николая Андронова «Плотогоны»

В 1962 году на выставке «30 лет МОСХа» в Манеже Николай Андронов представил картину «Плотогоны». Критики картину объявили примером «злостного формализма», а самого автора исключили из Союза художников. Он уезжает в Вологодскую область и пишет там серию удивительных работ о жизни северных деревень. Однако именно «Плотогоны» будут считаться одной из его самых знаковых работ.

Художник Николай Андронов в своей работе «Плотогоны» сумел дать новую трактовку личности рабочего. Нельзя сказать, что всё изображённое на полотне понятно и может понравиться зрителю. Но картина запоминается сразу, стоит её увидеть один раз. Люди у Андронова получились похожими друг на друга. Ему удалось превратить рабочих в «типаж» и убрать индивидуальность образов. На полотне ее заменяет мужественность и надежность, что в то время было привычным для всех. Все линии написано чётко. А вот фигуры, в том числе и женская, смотрятся несколько угловато. Один мужчина стоит спиной, но из-за техники написания это не сразу становится ясно. Герои не объединены друг с другом. Более того, они даже не общаются между собой. Лишь рука одного из них, лежащая на плече другого говорит о том, что они не просто знакомы, а, по всей видимости дружат.Главный представитель сурового стиля Николая Андронова считают основоположником так называемого сурового стиля в живописи. Первыми картинами,написанные им по данной тематике, стали «Строители Куйбышевской ГЭС» и «Монтажник». Именно в них проявилась социальная напряженность, выраженная в энергичной, смещенной форме. Однако подлинной новацией стало именно полотно «Плотогоны». Позже искусствоведы скажут, что решительные «деревянные» позы рабочих напоминают зрителю о монументальных картинах Петра Кончаловского и отсылают к образам итальянского кватроченто. Тем не менее, все они не отрицают: Андронов сумел придать свои персонажам пластичность. Благодаря ей можно понять эмоции, которые в этот момент владеют героями. Кроме того, у художника получилось сделать полотно мощным, что мало у кого из его коллег по цеху получалось. И ещё. Он смог передать, какой большой вклад вносят в развитие своей страны эти молодые рабочие… Несколько позже художник примется изображать российскую деревню и провинциальные города. Неухоженная Россия и тяжелая жизнь буквально подавляют зрителя фактурной тяжестью. Подобное наблюдается и на остальных картинах, написанных Андроновым в 60-е годы.Его работы не воспринимались публикой В списке работ художника особое место занимает картина «Проводы», ставшая своего рода реквиемом по погибшей в тяжёлой войне с немцами крестьянской России. В картине предчувствуется трагедия людей, вставших на защиту своих родных, своей малой родины. Тёмная, землистая живопись порождает ощущение драмы. Сами же люди изображены обезличено, как у его коллеги по цеху Александра Дейнеки в «Обороне Петрограда» или писателя Александра Серафимовича в «Железном потоке». Чего стоит его картина «Мёртвая лошадь и чёрная луна»! На ней экспрессивный накал чувств передают мёртвое тело лошади на фоне скупого деревенского пейзажа и чёрная луна. По замыслу автора, павшая лошадь — это прежде всего символ неблагополучия, скорбная тема безысходности. В неё погрузилось крестьянское сословие — некогда бывшее опорой России. Под русским пейзажем, под деревней Андронов подразумевает не локальную область, а всю Россию. Неудивительно, что его многие работы просто не воспринимались как публикой так властью. В прессе появляются разгромные статьи, что, естественно, не может не огорчать мастера.Художник трагедийного плана

Читайте также:  Крамской: картины, биография. произведения ивана николаевича крамского.

Если сопоставить живопись Андронова с искусством второй половины ХІХ века или начала ХХ века, то, пожалуй, никто из художников выраженной социальной направленности не поднимался до такой степени трагизма, как это сделал он.

Его размышления о жизни, России, земле не просто печальны, они безысходны. Но вместе с тем признают — он внёс некую новизну в художественное искусство. Его работы не похожи на другие и вполне самостоятельны.

Сам же Андронов любил говорить, что каждый мазок — это подвиг, что он нагружен нравственным смыслом. Вот эта самая нравственная оценка сущего не покидала его.

В этом отношении он был истинным передвижником, хотя никого, кроме Алексея Саврасова, да и то скорее из-за его удивительных пейзажей, из передвижников не любил.

Новатор 60-х

Мастер активно творил в 60-е. Это было то время, когда жизненный смысл и тема произведения рассматривались как активное средство движения к новому пониманию и воплощению реальности. Искусство обновлялось. Все решительно отказывались от стереотипов. Художники «сурового стиля», к которым относился Андронов ощущали себя новаторами. К слову, именно ему было поручено создать мозаику на фасаде киноконцертного зала «Октябрь» в Москве (совместно с Андреем Васнецовым и Виктором Элькониным). Ему же принадлежит панно «Человек и печать», что находится в задании газеты «Известия» в Москве, также созданное совместно с Андреем Васнецовым. Николай Андронов родился в Москве 30 апреля 1929года в семье ученого-медика. В 1943—1948 учился в Московской средней художественной школе, затем поступил в Институт имени И. Е. Репина в Ленинграде. Вернувшись в Москву, продолжал обучение в Институте имени. Но всё же основным направлением в его работе оставалось станковое творчество. А село Ферепонтово на Вологодчине стало главным источником вдохновения. Именно там он оборудовал летнюю студию и создал циклю работа на тему Севера. В цикле этом доминируют безлюдные пейзажи, интерьеры «избы-студии», «сельские натюрморты» и меланхолические автопортреты. Кроме того, он принимал участие в оформлении станций метро «Крестьянская застава» и «Савёловская». Выступая в качестве администратора, Андронов, который с 1976 был членом президиума Московской организации Союза художников, МОСХ, а затем председателем МОСХовской секцией монументальной живописи, прилагал деятельные усилия к либерализации российской художественной жизни. В апреле 1996 года удостоен звания «Народный художник Российской Федерации».

Умер Андронов в Москве. Похоронен на Введенском кладбище.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d370cccbd45c000ac6f20fa/novuiu-traktovku-lichnosti-rabochego-dal-hudojnik-5dab28a243863f00aefb64e5

московский художник Николай Андронов

Nikolai Andronov (1929-1998) – Moscow painter, graphic artist, monumentalist, professor, member of the Russian Academy of Arts, People's artist of Russia.
Andronov perceived the surrounding reality through the prism of ethics, feeling a special moral responsibility for everything what happens in the world.

He became famous with his picture «Raftsmen», which appeared in the center of the scandal in the Moscow Central Exhibition Hall in 1962, and then became one of the art manifestos of «severe style». The official theme of «everyday work» Andronov interpreted as the self-assertion of a person. His works are dominated by tragic notes.

His thoughts about the fate of Russia, about the meaning of life are not just sad, they are hopeless.

  • Николай Иванович Андронов (1929-1998) – московский художник, живописец, график, монументалист, педагог, действительный член Российской академии художеств, Народный художник России.
  • «Каждый мазок — это подвиг»  — Николай Андронов.

Окружающую действительность Андронов воспринимал через призму этики, чувствуя особую моральную ответственность за все происходящее в мире. Художник утверждал, что каждый мазок несет в себе нравственную нагрузку. Известность принесла ему картина «Плотогоны» (1961), оказавшаяся, наряду с другими работами, в центре скандала на выставке к 30-летию МОСХа в «Манеже», и ставшая затем одним из изо-манифестов «сурового стиля».

Официальная тема «трудовых будней» в картине Андронова трактуется как самоутверждение человека в противостоянии. Картину объявили примером «злостного формализма». Андронова исключают из Союза художников, он уезжает в Вологодскую область.

В его творчестве начинают преобладать все более трагичные ноты, цветовая гамма становится более темной и суровой. Его размышления о судьбах России, о смысле жизни не просто печальны, в них чувствуется безнадежность. Картина «Проводы» (1965- 1967) звучит как реквием обреченной на гибель крестьянской России.

Сдержанность сюжетного действия и сумрачность цветовой гаммы создают ощущение безысходности. Экспрессивны по трагическому накалу такие его работы, как «Мертвая лошадь и черная луна» (1967), «Зимняя ночь. Собаки» (1969), в которых конкретный образ становится символом скорби и приобретает обобщенный смысл.

Пессимизм выражен в живописной пластике: в сумрачном колорите, композиции и предметной форме. Сдержанным по колориту и напряженным драматически является цикл его работ, посвященный русскому Северу, в котором доминируют безлюдные пейзажи, интерьеры, сельские натюрморты и автопортреты («Зимнее окно ночью», «Пожар», «Старая деревня», «Автопортрет с тараканом» и др.

). Наряду со станковой живописью, Андронов работал и в области монументального искусства:
фреска и мозаика в интерьере кафе «Печора» (совместно с Н.А.Егоршиной),
мозаика на тему революции на фасаде кинотеатра «Октябрь» (совместно с А.В.Васнецовым и В.Б.Элькониным),
мозаичное оформление интерьера издательства «Известия» (совместно с А.В.Васнецовым).

Работы находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи (Москва), ГМИИ им. А.С.

Пушкина, Государственного Русского музея (Санкт-Петербург), Института русского реалистического искусства (Москва), Волгоградского музея изобразительных искусств (Волгоград), Ивановского областного художественного музея (Иваново), а также во многих других областных и республиканских музеях, муниципальных картинных галереях, в частных собраниях в России, в музеях и частных собраниях за рубежом.

Николай Андронов родился 30 апреля 1929 г. в Москве.
1954 — окончил Московский художественный институт им В.И. Сурикова (педагог – Д.Мочальский).

1956-58 — преподавал в Московском текстильном институте.
1958 — вступает в Московский Союз художников.
1962 — представляет картину «Плотогоны» на выставке «30 лет МОСХа» в Манеже.
1967 — создает мозаику на фасаде киноконцертного зала «Октябрь» в Москве.
1968 — подписал «Письмо 120» в защиту Александра Гинзбурга.
1974 — первая персональная выставка (музей-усадьба «Абрамцево»)
1976-88 — председатель секции монументальной живописи МОСХ.
1978 — Заслуженный художник РСФСР.
1991 — член-корреспондент Российской академии художеств.
1992 — ведет мастерскую в Московском художественном институте им В.И.Сурикова, возглавляет кафедру композиции.
1996 — Народный художник Российской Федерации.
1997 — действительным членом Российской Академии художеств. Скончался 10 ноября 1998 г. в Москве.

вернуться в анонсы   вернуться в галерею

Источник: https://art-life.biz/zhivopis-skulptura-grafika/nikolaj-andronov/

Андронов Николай Иванович



Живописец, график, художник-монументалист, педагог.

1929Родился 30 апреля в Москве в семье математика, профессора И.К. Андронова (1894-1975).

1943 – 1948Учился в Московской средней художественной школе у Л.И. Соловьева.

1948 – 1952Учеба в Ленинградском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина у Р.Р. Френца.

1952 – 1954Продолжил учебу в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова у В.В. Почиталова, В.Г. Цыплакова, В.К. Нечитайло, П.И. Котова, П.М. Малькова.

1952Женился на Н.А. Егоршиной.

1953Рождение дочери Марии, ставшей впоследствии художницей.

1954 – 1956Жил в городе Куйбышеве (ныне Самара). Работал в художественно-производственных мастерских на Куйбышевской ГЭС, затем вернулся в Москву.

1956 – 1958Преподавал в Московском текстильном институте.

1958Принят в Союз художников СССР. Написаны картины «Монтажник», «В мастерской», «Машенька» и др.

1960Совершил творческую поездку в Сибирь. Начал работать в области монументального искусства. Исполнил панно «Сибирь» (ткань, темпера) для павильона СССР на международной выставке в Париже.

Читайте также:  Бар в «фоли-бержер», эдуард мане - описание картины

1961Написана картина «Плотогоны» (1960-1961).

1962Исключен из Союза художников СССР, позднее восстановлен. Поездка в Белоруссию. Написаны картины «За круглым столом», «Загорск» и др.

1963 – 1965Первая поездка в Ферапонтово Вологодской области, где в деревне Усково около Ферапонтова был приобретен старый деревянный дом (1963). С тех пор художник редкий год не посещал эти места.

Написаны картины «Понедельник в Ферапонтово» (1963), «Устье. Пейзаж с инвалидом» (1963), «Озеро» (1964), «Зимний вечер» (1965), «Озеро. Семья охотника» (1965) и др.

  • 1965Совершил первую поездку в Костромскую область (Буй, Солигалич), куда позже художник возвращался в 1967, 1968 и 1970 годах.
  • 1966Поездка на Северную Двину и Онегу.
  • 1960 – 1970-еХудожник принимал участие в создании грандиозных работ новой Москвы: мозаики по периметру верхней части кинотеатра «Октябрь» на Калининском проспекте (Новый Арбат, 1967); мозаики «Человек и печать» (1978) в новом здании газеты «Известия»; росписи интерьеров гостиницы «Космос» (1980).

Написаны картины «Проводы» (1967), «Ночь в Солигаличе» (1968), «Зимний вечер» (1970), «Зимняя ночь. Собаки» (1970), «Утро» (1974), «Лодки» (1975), «Пейзаж с лошадью и скворечником» (1976), «Семья» (1978) и др.

1978Присвоено звание «Заслуженный художник РСФСР».

1979Присуждена Государственная премия СССР за мозаики «Человек и печать» в интерьере нового здания газеты «Известия» (совместно с А.В. Васнецовым).

1980 1990-е Написаны картины «Материнство» (1980), диптих «Русские матери» (1981), «Ночь» (1987), «На севере» (1988), «Летний вечер» (1991), «Летний вечер» (1992), «Дорога через деревни» (1992), «Над озером»(1994), «Пасхальная ночь в Ферапонтове» (1996-1997) и др.

1980В соавторстве с Н.А. Егоршиной выполнил панно «Москва-столица» в клубе Посольства СССР в США в Вашингтоне, декоративную композицию (кованая медь, чеканка, цветное стекло) на фасаде клуба Посольства СССР в США, мозаику «Русская книга» в интерьере школы при посольстве.

1982, 1988Посетил Федеративную Республику Германию.

1984Поездка в Венгрию.

1988Участвовал в художественном оформление Павелецкого вокзала в Москве после реконструкции. Совершил поездку в Ирландию.

1991Избран членом-корреспондентом Российской Академии художеств. Посетил Грецию, Австрию, США.

1992Начал преподавать в МГАХИ им. В.И. Сурикова, руководитель мастерской.

1996Получил звания профессора и народного художника России.

1997Избран действительным членом Российской Академии художеств.

1998Скончался 10 ноября в Москве. Похоронен на Немецком кладбище в Москве.

Произведения находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи и ГМИИ им. А.С. Пушкина, Государственного Русского музея, во многих областных и республиканских музеях и муниципальных картинных галереях, в частных собраниях в России, в музеях и частных собраниях за рубежом.

Личные страницы на сайтах: http://www.tg-m.ru; http://rusrealart.ru; http://www.artpanorama.su

Выставочная деятельность началась в 1951 году с участия в выставке ленинградских художников. Участник городских, зональных, республиканских, всесоюзных, международных и зарубежных (Австрия, Германия, Дания, Ирландия, Польша, Франция, Чехословакия) выставок.

Групповые выставки:

1961 Москва — «Группа девяти» (совместно с Л. Берлиным, Б. Биргером, В. Вейсбергом, Н. Егоршиной, М. Ивановым, К. Мордовиным, М. Никоновым, М. Фаворской);

1962 Москва — «Группа восьми» (совместно с Б. Биргером, В. Вейсбергом, Н. Егоршиной, М. Ивановым, К. Мордовиным, М. Никоновым, П. Никоновым);

1966 Москва — «Группа семи» (совместно с Б. Биргером,В. Вейсбергом, Н. Егоршиной,    М. Ивановым, К. Мордовиным, П. Никоновым);

1973 Москва — «Группа шести» (совместно с В. Вейсбергом, Н. Егоршиной, М. Ивановым, К. Мордовиным, П. Никоновым); 1978 Вологда (совместно с Н. Егоршиной);

  1. 1988 Дублин (Ирландия) — выставка московских художников «Московская палитра»;
  2. 1991 Тампа (Флорида, США) — выставка московских художников;
  3. 1993 Москва, ГТГ — «Шестидесятники в 90-е»;
  4. 1998 Москва (совместно с учениками);

2014 ГИХЛМ «Абрамцево» (совместно с А. Васнецовым и А. Марцем).

  • Персональные выставки:
  • 1974 Абрамцево Московской обл.;
  • 1977 Москва, Таллин;
  • 1978 Москва, Вологда (обе совместно с Н. Егоршиной);
  • 1982 Аахен (Германия) (совместно с Н. Егоршиной);
  • 1987/1988 Москва (совместно с Н. Егоршиной);
  • 1988 Вена (Австрия) (совместно с Н. Егоршиной);

1992, 1993 Москва (совместно с Н. Егоршиной и М. Андроновой);

1996 Вологда (совместно с Н. Егоршиной и М. Андроновой);

  1. 1998 Москва (2 выставки, совместно с М. Андроновой);
  2. 1999 Москва (РАХ), Ферапонтово Вологодской обл.;
  3. 2004 Москва (ГТГ);
  4. 2006/2007 Санкт-Петербург (ГРМ, совместно с Н. Егоршиной);

2008 Кострома (совместно с Н. Егоршиной и М. Андроновой);

2009, 2013, 2017 Москва;

2009 Поленово Тульская обл.;

2016 Абрамцево (совместно с Н. Егоршиной).

Николай Иванович Андронов – выдающийся русский художник второй половины ХХ века. Он продолжил духовную традицию русской живописи.

В молодые годы Андронов много работал над большими тематическими картинами, которые оказали большое влияние на развитии живописи в шестидесятые годы прошлого века. Он был одним из основоположников «сурового стиля».

Позднее, основное место в творчестве художника заняла картина-пейзаж, чему в значительной степени способствовало его частое посещение Ферапонтово и работа в окрестностях.

В коллекции творчество художника представлено графическими произведениями, написанными в период с 1960 по 1990 год.

Если у Вас есть уточнения или дополнения по биографии художника или другая информация, прошу сообщить о них по
адресу info@russkiy-peyzazh.ru

Источник: http://russkiy-peyzazh.ru/khudozhniki/andronov-nikolay-ivanovich

Андронов Н.И.(1929-1998) "Город сурового стиля"

Никола́й Ива́нович Андро́нов (30
апреля 1929, Москва, СССР — 10
ноября 1998, Москва, Российская
Федерация)— советский живописец,
монументалист, педагог, один из основоположников сурового стиля.

Академик РАХ (1997; член-корреспондент 1988). Народный художник
РФ (1996). Лауреат Государственной
премии СССР(1979).
«Город сурового стиля» Подпись -инициалы в правом нижнем углу. С
оборота- авторская подпись. Холст, масло. 30 см х 50 см. Размер по
раме 55 см х 75 см.

Родился в Москве[.
Отец — профессор математики Иван Кузьмич
Андронов. Во время войны жил в селе у реки Суры, на родине
матери.

С 1943 по 1948 год учился в средней художественной школе в Москве.
В 1948 году переехал в Ленинград и поступил в институт живописи,
скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.

В 1951 году впервые принял участие в групповой выставке
произведений ленинградских художников.

В 1952 году женился на Наталье Алексеевне Егоршиной и возвратился в
Москву. Продолжил обучение в Московском художественном
институте имени В. И. Сурикова, где его учителем
стал Дмитрий
Мочальский[2]. Окончил
институт в 1954 году.

С 1954 по 1956 год работал в городе Куйбышеве. В 1958
году вступил в Московский Союз
художников. В 1960 году работал в Сибири.

В 1962 году на выставке
«30 лет МОСХа» в
Манеже представил картину «Плотогоны». Картину объявили примером
«злостного формализма».
Андронова исключили из Союза художников, и он уехал
в Вологодскую область,
в село Ферапонтово возле
знаменитого монастыря.

В 1967 году совместно
с В.
Элькониным и А.
Васнецовым создал мозаику на фасаде киноконцертного зала
«Октябрь» в Москве. Впервые участвовал в зарубежной выставке,
в Париже, затем (в 1970
году) в Праге.

  • В 1968 году подписал
    «Письмо 120» в защиту Александра
    Гинзбурга.
  • В 1974
    году в музее-усадьбе
    «Абрамцево» состоялась первая персональная выставка
    Андронова.
  • С 1976 по 1988 год был
    председателем секции монументальной живописи МОСХ.
  • В 1978 году Андронову
    было присуждено почётное звание «Заслуженный художник
    РСФСР».

В 1979
году получил Государственную премию
СССР за мозаику «Человек и печать» в интерьере здания
газеты «Известия»,
выполненную совместно с А. Васнецовым.

В 1979—1980 годах занимался декоративным оформлением клуба
советского посольства в США

Работал над оформлением Павелецкого
вокзала после его реконструкции в 1988 году.

С 1992 года вёл
мастерскую в Московском художественном институте имени Сурикова.
Там же возглавлял созданную по его инициативе кафедру композиции.

Принимал участие в оформлении станций метро «Крестьянская застава» и
«Савёловская».

В апреле 1996 года удостоен
звания «Народный художник
Российской Федерации».

Работы
находятся в собраниях[править | править
код]

«Портрет художника» Александр Морозов. (Выдержка).

Сколько помню себя в профессии, ровно столько же знаю
Николая Ивановича. На исходе студенческих лет, в декабре 1962-го,
случился знаменитый «Манеж». «Плотогоны» Андронова оказались для
нас одним из сильнейших впечатлений громадной выставки «30 лет
МОСХ». Не то чтобы все в картине было понятно, все нравилось, но
запоминалась она с исключительной остротой.

Затем погромная кампания в прессе, отголоски драматических
столкновений, доносившиеся из Союза художников, сделали ее автора,
лично нам пока не знакомого, кем-то близким, почти своим, потому
что университетская молодежь самым искренним образом была настроена
против серовской1 клики.

Как известно, те сделали
«нераскаянного» Андронова одной из главных мишеней своих
«разоблачений», добились его изгнания из СХ. Но после паузы,
которая сегодня кажется небольшой, имя Николая Андронова вновь
зазвучало в связи с крупными и дерзкими по стилистике
монументальными работами, которые он исполнил в Москве вместе с
В.Б. Элькониным, А.В. Васнецовым и, конечно, Н.А.

Егоршиной.
Состоялась и выставка их «Группы семи», также вызвавшая большой
резонанс.

Источник: https://Auction.ru/offer/andronov_n_i_1929_1998_gorod_surovogo_stilja-i110283867289599.html

Николай Андронов

Живописец, засл. худ. РСФСР (1978). Учился в ЛИЖСА (1948−51), окончил Моск. худ. ин-т (1954). Жил и работал в Москве. Представитель т.н. «сурового стиля» в сов. искусстве 1950−60-ых. Автор драм.

пейзажей и жанровых полотен — «Плотогоны» (1961), «Аэродром в Кириллове»(1965), «Старая деревня» (1977), «Кони на берегу озера» (1984), «Зимнее окно» (1990) и др. работы. Мозаичные и живописные панно, в т. ч. «Человек и печать» (в задании газ.

«Известия» в Москве, совм. с А.В.Васнецовым).

Родился в Москве 30 апреля 1929 в семье ученого-медика. В 1943—1948 учился в Московской средней художественной школе, затем поступил в Институт имени И. Е. Репина в Ленинграде. Вернувшись в Москву, продолжал обучение в Институте имени В. И. Сурикова (1952−1954). Жил в основном в Москве.

Завоевал известность картиной Плотогоны (1961, Третьяковская галерея), ставшей одним из изо-манифестов «сурового стиля»; официальные по теме «трудовые будни» превратились здесь в образ гордого творческого самоутверждения.

Упрочил свой авторитет, работая как живописец-монументалист (фреска и мозаика в интерьере кафе «Печора» (совместно с женой,художницей Н. А. Егоршиной; 1967×1977), огромная мозаика на тему революции 1917 на фасаде кинотеатра «Октябрь» (совместно с А. В. Васнецовым и В. Б.

Элькониным; 1967), мозаичное оформление интерьера издательства «Известия» (Человек и печать, 1978; совместно с Васнецовым), — авторам последней работы была присуждена Государственная премия СССР в 1979).

Но все же основным руслом работы мастера оставалось станковое творчество, связанное с творческими командировками и частными выездами в «глубинку» (Сибирь, 1960; Костромская и Вологодская области, 1960-е годы).

Главным источником мотивов для него с годами стало Ферапонтово на Вологодчине, где он оборудовал летнюю студию.

Образы русского Севера составили многолетний цикл — колористически-сдержанный, динамичный по красочной пластике, драматически-напряженный по настроению (Зимняя ночь.

Собаки,1971, Русский музей; Зимнее окно ночью, 1972, Музей изобразительных искусств, Архангельск; Пожар, 1973, Картинная галерея, Вологда). В цикле этом доминируют безлюдные пейзажи,интерьеры «избы-студии», «сельские натюрморты» и меланхолические автопортреты(Автопортрет с тараканом, 1969, Краеведческий музей, Истра).

Выступая в качестве администратора, Андронов (который с 1976 был членом президиума Московской организации Союза художников, МОСХ, а в 1976—1988 — председателем МОСХовской секцией монументальной живописи) прилагал деятельные усилия к либерализации российской художественной жизни. Умер Андронов в Москве.

Источник: http://mocx.su/component/k2/khudozhniki/andronov

Ссылка на основную публикацию