Камера дельи спози, андреа мантенья

           На этой неделе посетила знаменитый дворец Гонзага в Мантуе.В одной из комнат дворца итальянский художник Андреа Мантенья создал самое знаменитое свое произведение — росписи «Камеры дельи Спози» в палаццо Дукале. Сюда приводили самых важных посетителей и гостей маркиза, чтобы они полюбовались фресками.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Сам город расположен на острове среди озёр.На переднем плане вы видите Дворец Гонзага.Он похож на небольшую крепость.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

 Вид на дворец со стороны озера.          

           В 1460 г. Мантенья переселяется в Мантую по приглашению маркиза Лудовико III Гонзага. Маркиз был одним из самых просвещённых тиранов Кватроченто и стремился сделать Мантую центром научной и художественной культуры Италии. При его дворе Мантенья мог жить и работать, пользуясь уважением и славой.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

 Камера дельи Спози размещена в одной из комнат этого замка.

              Комната размером 8 на 8 м находится на втором (парадном) этаже угловой северо-восточной башни замка Св. Георгия, включённого в комплекс построек Палаццо Дукале. 

Сегодня подробно рассмотрим Потолочный плафон.Это очень оригинальная работа художника.

             Мантенья (как свидетельствует авторское граффити на откосе окна северной стены) начал свою работу 16 июня 1465 года.

Но фактически роспись создавалась позже, после его поездки во Флоренцию и Пизу (1466-67), и полностью была закончена в 1474 году.

Возможно, за время работы, которая прерывалась неоднократно, первоначальная программа могла несколько раз меняться из-за пожеланий заказчика.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

               Мантенья неузнаваемо преобразил небольшое и неудобное средневековое помещение. Одними лишь средствами живописи он создал здесь роскошный ренессансный интерьер, место для торжественных приемов и праздников.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Семья герцога Гонзага.

           Почти кубическая комната декорирована наподобие павильона, открытого в пейзаж. На плоском потолке камеры художник создал иллюзорные своды с изображениями римских императоров в медальонах, мифологических сцен, геральдических символов дома Гонзага, гирлянд из цветов и фруктов.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья
Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

                      В центре потолка мастер разместил так называемый ложный окулюс, т.е. изображение круглого окна, в которое из-за балюстрады заглядывают мантуанские дамы и их чернокожая служанка, а также маленькие прелестные ангелочки — путти.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Некоторые из них перелезли через балюстраду и находятся внутри комнаты прямо над головой зрителя. Завершает фреску синее небо с подсвеченными солнцем облаками.

Комната кажется высокой, хотя в реальности её высота не превышает 7 метров

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья
Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

                         Широкая круглая рама, украшенная гирляндами, небольшое «окно» заметно выделяется в декоре свода. 8 ромбовидных секций свода украшены медальонами в венках с портретами римских императоров, поддерживаемых путти.

                        В 12 распалубках изображены подвиги Геракла и сцены из истории Орфея и Ариона, легендарных музыкантов древности, служителей Аполлона — это ассоциации с гениями хозяина дома, которые могли намекать на его любовь к музыке. Эти «рельефы» all’antica и световой окулюс придают комнате важный оттенок классицизированности по типу древнеримского дома.

                    Окно окружено сквозной балюстрадой, составленной из тех же декоративных элементов, что цоколь стен внизу.

Над ней с точным учетом резких перспективных сокращений «помещена» кадка с карликовым апельсиновым деревом, которая будто грозит обрушиться вниз и своим краем дополнительно опирается на деревянную палку, как бы подставленную в последний момент.

Возможно, тут присутствует символика — апельсиновые плоды и цветы с давних пор связаны с браком и плодовитостью. Рядом сидит павлин — символ Геры/Юноны, обозначающий супружеское согласие.

                  По обе стороны балюстрады играют путти, просовывая головы между её колонками: один со стрелой, другой с венком, третий держит яблоко (атрибут Венеры), будто собираясь бросить его вниз. Вместе с ними вниз заглядывают улыбающиеся молодые женщины: какая-то матрона (её ошибочно принимали за портрет маркизы), чернокожая рабыня в пёстрой чалме.

           С другой стороны кадки с апельсинами — три служанки, одна с распущенными волосами и гребнем (это вестницы наступившего утра). Эффект «раскрытого» потолка усиливает то, что их лица показаны как бы находящимися в тени: этот смелый приём заставляет зрителя думать, что источник света находится над их головами

            Ценность фресок Мантеньи заключается не только в превосходном качестве созданной художником иллюзии. Они также представляют собой блестящее решение жанровой, тематической задачи — задачи группового портрета. В многочисленных фигурах фресок представлена обширная семья маркиза, его приближенные и слуги.

  • Гонзага встречает своего брата кардинала.

              Сцены из их жизни трактованы с такой непосредственностью и повествовательной конкретностью, что кажутся изображением каких-то реальных событий. Кроме того, фигуры психологически столь тесно связаны между собой, что составляют как бы некое органическое целое.

Источник: https://maxpark.com/community/6782/content/5416716

Выходные в Мантуе |

Достопримечательности

Панорама города с моста Сан-Джорджо

Мост, который ведёт прямо в сердце исторической части города, был построен в 1198 году. С него открывается знаменитая панорама Мантуи, особенно зрелищная на закате, когда воды озёр окрашиваются красно-оранжевыми оттенками. В июле и августе на поверхности озера Супериоре появляются тысячи цветков лотоса, повышающие градус живописности этого места практически до недостижимого уровня.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Силуэт центра Мантуи / shutterstock.com

Палаццо Дукале и Камера дельи Спози

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Палаццо Дукале в Мантуе / (c) Roberto Merlo www.italia.it

И, хотя предметы обстановки не сохранились, можно полюбоваться величественными фресками стен и сводов и лепниной.
Самая главная достопримечательность Мантуи находится в замке резиденции.

Камера дельи Спози («Опочивальня супругов») была расписана Андреа Мантеньей портретами представителей рода Гонзага.

Потолок увенчан круглой обманкой, имитирующей открытое небо, выполненной с невероятным мастерством.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Обманка «Окно в небо» в Камера дельи Спози, Кастелло Сан-Джорджо / Wikimedia commons

Палаццо Те

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Мантуя, Палаццо Те / www.shutterstock.com

Базилика Сант’Андреа

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Внутренее убранство базилики Сант’Андреа / www.mantovameraviglia.com

Пьяцца Сорделло

Пьяцца Сорделло – это место основания Мантуи, самая большая площадь города, посвящённая поэту-трубадуру Сорделло. Впрочем, раньше её называли пьяцца Сан-Пьетро, в честь одноимённого собора, где похоронены многие члены рода Гонзага.
Площадь Сорделло соединяется с площадью пьяцца делле Эрбе, где по выходным работает городской рынок.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Мантуя, пьяцца Сорделло / shutterstock.com

Лунгорио, набережная канала Рио

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Лунгорио (набережная канала) / www.virgilioguide.it

Кухня

Мантуя, город искусства и культуры, считается также одной из эногастрономических столиц мира.
В кулинарии широко используется местная тыква, причём не только как начинка для тортелли, но и для приготовления десертов.

Тортелли с тыквой

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

© www.rana.it

Тортелли с тыквой – это прямоугольные вареники из яичного теста, примерно 60 х 35 мм, с начинкой из варёной тыквы, миндального печенья, мостарды (острого сиропа), сыра грана и мускатного ореха. Впервые они упоминаются в XVI веке и считаются символом местной кухни.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

© www.foodspotting.com

В низовьях Паданской равнины, где расположена Мантуя, производится больше всего риса в Европе. Неудивительно, что ризотто – одно из главных местных блюд. Вот лишь самые известные его рецепты: «ризотто алла пилота» со свиной сыровяленной колбаской; ризотто с лягушачьими лапками (а также оливковым маслом и луком); «ризотто сальтареи» с обжаренными речными креветками.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Праздник капунцеи в Вольта Мантована (Мантуя), 2014 г. / www.mondodelgusto.it

Капунзеи, или хлебные клёцки, имеют веретенообразную форму. Это типичное блюдо народной кухни, причём весьма питательное, подаётся с бульоном и без, с топлёным маслом или мясным рагу.

Бразато, мясо тушёное в красном вине / www.flickr.com

В Мантуе печки издавна использовались и для отопления, и для приготовления пищи. Длительное тушение при низкой температуре («стуфато») – отличный способ приготовить жирную свинину, весьма распространённую в этих краях.
«Бразато» – это чуть иная технология тушения, когда в мясо добавляется вино, бульон и специи.

Аэропорт «Катулло» в Виллафранке (Верона), 20 км — www.aeroportoverona.it
Аэропорт «Габриэле Д’Аннунцио» в Монтикьяри, 60 км — www.aeroportoverona.

it/brescia
Аэропорт «Джузеппе Верди» в Парме, 60 км — www.aeroportoparma.it
Аэропорт «Маркони» в Болонье, 100 км — www.bologna-airport.it
Аэропорт «Орио аль Серио» в Бергамо, 100 км — www.sacbo.

it
Аэропорт “Марко Поло» в Венеции, 180 км — www.veniceairport.it

На поезде

Через город проходят следующие железнодорожные линии:
Милан – Кремона — Мантуя
Мантуя – Суззара — Феррара
Мантуя – Монселиче — Падуя
Верона – Мантуя — Модена

С расписанием и ценами на билеты можно ознакомиться на сайтах: www.trenitalia.it и www.trenord.it

На автомобиле

  • Автострада А22 Бреннеро-Модена, съезды Мантова Норд, Мантова Суд, Пегоньяга
    Автострада А4 Милан-Венеция, съезды Дезенцано, Сирмионе, Пескьера и Верона Суд
  • Автострада дель Соле А1, съезды Парма Эст и Реджо-Эмилия.

Туристско-информационный офис Мантуи
Piazza Mantegna, 6 — 46100 Mantova
Тел. 0376 432432

Эл. почта: [email protected]

Источник: https://latuaitalia.ru/where-to-go/vyhodnye-v-mantue/

Художник недели: Андреа Мантенья

В Оружейной палате Московского Кремля до 18 июля можно увидеть картину «Святой Георгий» — один из самых известных шедевров выдающегося мастера итальянского ренессанса Андреа Мантеньи

В Оружейной палате Московского Кремля до 18 июля можно увидеть картину «Святой Георгий» — один из самых известных шедевров выдающегося мастера итальянского ренессанса Андреа Мантеньи.

Имя и творчество Мантеньи не так известны русскому зрителю, как, например, Сандро Боттичелли или Леонардо да Винчи, однако современные историки искусства называют его одним из «гениев, свершивших внезапный и радикальный переворот» в европейском искусстве (Дж.

Арган), а Вазари еще в XVI веке писал, что «не всегда находится человек, который сумел бы распознать, оценить и вознаградить чей-либо талант так, как признан был талант Андреа Мантеньи» (доподлинно неизвестно, кого именно имел в виду биограф, но, как мы увидим ниже, такой человек был не один).

Андреа Мантенья (Andrea Mantegna) родился в 1431 году в семье плотника Бьяджо, в местечке Изола-ди-Картура, между Падуей и Виченцией. В 1441 году десятилетний Андреа был отдан в подмастерья падуанскому художнику Франческо Скварчоне. Сменивший в тридцатилетнем (т. е.

весьма зрелом по тем временам) возрасте ремесло портного и вышивальщика на профессию живописца, Скварчоне стал знаменитым педагогом, основал Академию художеств Падуи и музей при ней.

Известный собиратель древностей, из путешествий по Италии и Греции он привозил слепки античных скульптур, и они, по-видимому, служили также и пособиями для учеников, которых у Скварчоне было более ста человек.

В период обучения Мантенья без труда превосходил остальных учеников Скварчоне и сблизился со своим учителем настолько, что был усыновлен им в тринадцатилетнем возрасте. Как сообщает Вазари, в 14 лет Мантенья уже был записан в братство живописцев.

Читайте также:  Картина "ковер-самолет", в. васнецов, 1880

Практический подход Скварчоне к приемам обучения художническому ремеслу, а также его любовь к греческой античности (представленной в его время исключительно рельефами и скульптурой) во многом определили взгляд молодого Мантеньи на искусство и творчество в целом.

«Андреа всегда придерживался мнения, что хорошие античные статуи более совершенны и обладают более прекрасными формами, чем мы это видим в природе…

Помимо всего этого, статуи казались ему более законченными и более точными в передаче мускулов, вен, жил и других деталей, которые природа не так ясно обнаруживает» (Вазари); вместе с тем в раннем творчестве Мантенья ориентировался, помимо античной скульптуры, на фрески Андеа дель Кастаньо в Венеции, росписи Паоло Учелло и Филиппо Липпи и алтарь Донателло в Падуе. С Филиппо Липпи и Донателло он даже был знаком и не раз встречался с ними в Падуе.

В 1448 году 17-летний Мантенья ушел из мастерской Скварчоне и, уже как самостоятельный мастер, приступил к росписям капеллы Оветари в Падуе (сильно пострадала в период Второй мировой войны).

Фрески капеллы Оветари на протяжении почти шести веков считаются одной из лучших и крупнейших работ Мантеньи, в которой прослеживается его рост как художника: от сцены к сцене все более заметно мастерство в построении пространства и перспективного сокращения фигур и объемов в нем.

Взаимодействие формы и пространства, объема, в него помещенного, изображения (построения) их на плоскости — холста, доски или стены — занимают Мантенью на протяжении всей жизни.

Возможно, этот интерес и привел его к тому, что мы сегодня назвали бы графикой, но что в XV веке своего названия еще не имело, но определялось, скорее всего, как тоновой рисунок: он увлекался не совсем типичной для итальянского мастера Возрождения техникой гравюры, работал гризайлью, делал много набросков карандашом.

Цвет и оттенки интересовали его куда меньше, чем линии и тональные переходы чистого цвета. Он слыл мастером рисунка и перспективы: известно, что А. Дюрер, отправляясь в 1506 году в Италию, ставил своей целью познакомиться с ним.

Известность юного художника вышла за границы Падуи настолько, что в 1449 году, 18 лет от роду, по настоянию герцогов д’Эсте он ненадолго переехал в Феррару, где как раз в это время братья Леонелло, Борсо и Эрколе д’Эсте создавали из своей столицы крупнейший центр культурного движения, собирая вокруг себя целый мир ученых, писателей и артистов.

Признание, известность, внимание со стороны богатых покровителей искусства ввели Мантенью в круг самых известных художников своего времени.

Он познакомился, например, с семейством Беллини — одной из крупнейших художественных династий Венеции и Италии, давшей миру таких художников, как Якопо Беллини (1400–1470), расписавшего множество венецианских церквей, его сын Джентиле (1429–1507), чрезвычайно почитаемый при жизни художник, автор многочисленных портретов дожей и прочей венецианской знати, и конечно, самый известный представитель фамилии — Джованни (1430–1516), младший брат Джентиле, оставивший после себя более 200 произведений живописи и рисунка. В 1453 году Андреа Мантенья вошел в эту семью, женившись на дочери Якопо Николозии Беллини.

В исследовательской литературе много говорится о влиянии творчества венецианцев Беллини на манеру Мантеньи, однако влияние это было взаимным. Беллини (особенно Джованни) усвоили более сложные многоплановые и сложноракурсные композиционные схемы, а работы Мантеньи приобрели многоцветность, присущую венецианской живописи.

И пусть с течением времени, особенно к концу 1490-х — началу 1500-х, Мантенья все больше увлечется игрой красок и все больше внимания будет уделять мелким и декоративным деталям, неизменным останется главное: его преклонение перед античным искусством, возникшее, по видимости, в мастерской Скварчоне, по-прежнему будет видно и в постановке фигур, и в резкой пластике форм, и в стремлении, особенно в ранний период, к созданию иллюзии объема до такой степени, что его образы кажутся объемными, выступающими за пределы плоскости холста, и в мягких, свободных ниспадающих складках костюмов персонажей, одетых всегда на античный манер (большинство его коллег по цеху изображали одежды в готической манере).

В 1459 году Мантенья переезжает из Падуи ко двору герцога Гонзаго в Мантуе, становится его придворным живописцем и получает высокую плату за свой труд. Кроме того, мантуанский герцог был известным любителем античности и поручил художнику заботу о своих коллекциях, что позволило Мантенье более полно погрузиться в любимую им культуру античной Греции и Рима.

Одной из самых крупных работ, выполненных Мантеньей для Гонзаго, стали фрески Камеры дельи Спози, которые он закончил к 1474 году.

Камера дельи Спози — небольшая квадратная комната с двумя маленькими окнами, бывшая изначально спальней Лодовико Гонзаго, а позже служившая для приема почетных гостей, — подобно парадным спальням многих крупных европейских дворцов, была покрыта фресками полностью: потолок украшала роспись, имитирующая воздушный колодец и небо, стены были расписаны сценами из истории династии Гонзаго.

1488–1490 годы Мантенья провел в Риме, работая над заказом папы Иннокентия VII — росписями бельведерской капеллы (не сохранились), однако, помимо папских фресок, в этот период он пишет большое количество станковых работ, многие из которых сегодня можно увидеть в крупнейших музеях Европы.

Вместе с тем Мантенья благодаря своей известности и заказам получает все больше возможностей продолжать изучать античную культуру и искусство.

К 1492 году относят очень интересную серию из 9 полотен под общим названием «Триумф Цезаря», в которой автор обращается к историческому жанру и последовательно изображает все, что знает об античном мире, — от военных орудий и архитектуры до монет, медалей, процессий танцоров и музыкантов. К концу 1490-х он начинает писать и на мифологические темы.

Самой же известной, но вместе с тем самой необычной и загадочной его картиной по праву считается работа «Мертвый Христос».

Долгое время она датировалась 1500 годом, однако сегодня ученые, исходя из манеры написания мягких складок ткани, большой работы с перспективой и техники мазка, склоняются к более ранней датировке — 1457 году.

В литературе можно также встретить датировку ок. 1480 года — как среднюю дату между двумя этими предположениями.

Изображенная в сложном ракурсе фигура поражает и даже вводит в недоумение как своим композиционным построением, так и иконографией.

После того как удастся оторвать взгляд от изображенной в сложнейшем ракурсе с точнейшими перспективными сокращениями центральной фигуры Христа, невольно задаешься вопросом о практически монохромной поверхности картины, о том, что Христос изображен не с большей тщательностью, чем кровать, на которой он лежит, и низведен тем самым до уровня предмета, что фигуры Богоматери и Иоанна в своей плоскостности и упрощенности почти неотделимы от фона. Однако есть в этой картине некоторая завораживающая бестелесность (возможно, играет свою роль несовпадение размеров кровати и тела на ней), заставляющая вглядываться в нее снова и снова и ощущать себя свидетелем и участником библейских событий.

Завораживает и притягивает она и сегодня. Яркий пример — использование композиции этой картины в фильме Андрея Звягинцева «Возвращение».

  • Камера дельи Спози, Андреа МантеньяКадр из фильма «Возвращение». Реж. А. Звягинцев2003Источник: filmz.ru

Работы Мантеньи считают большой честью и удачей иметь в своих коллекциях галерея Уффици и другие музеи Италии, парижский Лувр, Национальная лондонская галерея, нью-йоркский Метрополитен музей и т. д. К сожалению, в России его работ нет, но время от времени их можно увидеть на выставках.

На арт-рынке каждое появление работ Мантеньи (как и вообще мастеров его уровня) — настоящая сенсация и событие мирового значения.

С 1991 по 2013 год в аукционных каталогах они появлялись всего 43 раза, и почти всегда в разделах графики.

Живопись же его редка на рынке невероятно: за последние 20 лет станковые работы (доска, темпера) продавались только 2 раза, причем каждый раз с рекордными результатами.

40 раз продавалась графика (тиражная и оригинальная), а в апреле этого года на одном из немецких аукционов была предпринята попытка продать несколько листов с гризайлью (масло и темпера на бумаге). Учитывая такую редкость появления на рынке, ничего удивительного нет в том, что процент проданных работ стремится к 90.

Рекордная сумма за работу Мантеньи была зафиксирована 23 января 2003 года в ходе торгов аукционного дома Sotheby’s в Нью-Йорке.

Более 25,5 миллиона долларов заплатил неизвестный покупатель за небольшую (39 × 42) недатированную темперу «Сошествие во ад».

По оценкам artprice на 2011 год, этот результат занимает 9-е место в десятке самых дорогих на открытом рынке работ старых мастеров, обгоняя даже живопись Рембранта.

В 2007 году (то есть незадолго до кризиса) на том же Sotheby’s, но в Лондоне, холст «Мадонна с младенцем» был продан за 240 500 фунтов стерлингов (почти полмиллиона долларов).

Справедливости ради стоит отметить, что, судя по всему, эта недатированная работа (холст, темпера.

47,6 × 36,8) относится к более раннему периоду творчества художника и, возможно, не представляет такой художественной ценности, как «Сошествие во ад».

Рекордная цена в 60 000 евро за графику (тиражную) была установлена в далеком 2002 году во Франции. Именно эту сумму отдали за лист «Мадонна с младенцем», превысив тем самым эстимейт более чем в три раза.

Продаются работы Мантеньи и сегодня. Конечно, это тиражная графика, но зато в среднем и нижнем ценовых сегментах.

Три листа из не самой редкой его серии «Вакханалия с бочкой вина» (1490) были проданы 5 июня 2013 года в ходе торгов аукционного дома Bonhams за 2 125 фунтов (при эстимейте 600–800 фунтов).

Так что у любителей старых итальянских мастеров есть возможность пополнить коллекции работами великого Андреа Мантеньи.

Мария Кузнецова, AI

Источники:

  1. Дж. К. Арган. История итальянского искусства. М.: Радуга, 2000.
  2. Джорджо Вазари. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев. М.: Азбука-классика, 2004.
  3. Искусство итальянского Ренессанса. Под ред. Рольфа Томана. Konemann, 2001.
  4. artprice.com
  5. artinvestment.ru

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.
Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Источник: https://artinvestment.ru/invest/painters/20130716_mantegna.html

Мантенья, Андреа (1431 — 1506). Картины художников

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Мадонна с Иоанном, Елизаветой и Иосифом. А. Мантенья Масло. Около 1498—1499 гг.

Тем, кто неравнодушен к искусству раннего Возрождения следует посетить места, связанные с творчеством художника А.Мантенья. Картины художника привлекают к себе внимание зна­чительностью и внутренней силой созданных образов.

Читайте также:  Искушение св. антония, давид тенирс младший

Талант мастера был признан и широко известен еще в пору его ученичества. Мир идей и образов определился уже в первый, падуанский, период его творчества.

Культур­ная и художественная жизнь Северной Италии в первой половине XV века отличалась разнообрази­ем.

Творчество Мантеньи вобрало в себя:

  • традиции народ­ного искусства;
  • одухотворенность образов готики;
  • достижения нового ис­кусства Нидерландов;
  • гуманизм ренессансного искусства Тосканы, в центре внимания которого стояла по-новому осмысленная лич­ность человека.

Все это обогатило образный строй картин художника.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Поклонение волхвов. А. Мантенья. 1462 г.

Пейзажи Мантеньи вызывают ощущение бескрайней протяженности пространства

Она выражается то – струящимися лентами рек и дорог, как в «Поклоне­нии волхвов» из нью-йоркского музея Метрополи­тен, то – серебристой гаммой простирающейся водной глади в как в «Успении Марии». Чуть «жестковатый» на­турализм образов волхвов в первой картине, вероятно, связан с влиянием живописной традиции Нидерландов.

В «Успе­нии Марии» изображение апостолов напоминают образы ренессансной деревянной скульптуры. В «Святом Себастьяне», найденном в мастерской Мантеньи уже по­сле его кончины, средства выражения продиктованы готической традицией: смятенность и ломкость форм ощущается в заостренных складках развевающейся дра­пировки.

Но, несмотря на это, картина представляет образ ренессансного чело­века. Сила его духа превозмогает физические страда­ния.

В «Поклонении волхвов» ос­новной тон задает образ мадонны, фигура которой является центром композиции. Даже пейзаж Мантеньи проникнут характерным для ренессанса, духом величия.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Св. Себастьян. А.Мантенья. 1480 г.

В Падуе прошли годы ученичества и начальный период творчества Мантеньи

Это был один из центров развития гуманизма — распространившегося в Италии XV века мировоз­зрения, рассматривавшего человека как совершеннейшее из творений. Способствовал тому и Падуанский университет, один из старейших в Италии. Любители древностей соби­рался в доме жившего в Падуе флорентийца Палла Строцци.

Дружеские отношения связывали Мантенью с Джованни Маркановой и Феличе Феличиано. Марканова изучал и копировал древние надписи, делал зарисовки с античной архитектуры, с римского ору­жия и доспехов. Феличиано был антикваром, поэтом, алхимиком. Он посвятил Мантеньи, сборник скопированных им антич­ных надписей.

А в 1464 году они совершили поездку по озеру Гарда для изучения и зарисо­вок памятников античной архитектуры.

Мантенья был тонким знатоком антич­ности. Широта его познаний видна уже в самом раннем из дошедших до нашего времени произведений – фресках капеллы Оветари падуанской церкви Эремитани. Изображенное на них пространство организовано колоннада­ми, триумфальными арками и руинами древних зда­ний.

Архитектура украшена медальонами с портре­тами римских императоров и сценами из античной жизни, круглой скульптурой. В этих композициях Мантеньи стремился создать образы императорского Рима, изобразив сцены из жизни и гибель мучеников раннего христианства — Св.Иакова и Св.Христо­фора.

 Достоверность изображаемой истории была одной из важных составляющих гуманистической теории искус­ства, основоположником которой был Леон Батиста Альберти, выдающийся архитектор и мыслитель Раннего Возрож­дения. В трактате «О живописи» он писал: «История будет волновать душу лишь тогда, когда изображенные в ней люди будут всячески проявлять движения собственной души».

Мантенья наглядно проиллюстрировал этот принцип в композиции «Св.Иаков изгоняет демонов», построенной на контрасте спокойной фигуры святого с подчеркнуто экспрессивной жестикуляцией и мимикой остальных персонажей.

Эмоциональную атмосферу Мантенья создавал не только посредством действий и эмоций персона­жей, но и с помощью перспективного построения композиции

Так, в «Шествии Св.Иакова на казнь» художник использовал перспективную систему с нескольки­ми точками схода. Благодаря этому, пространство начало тяготеть к центру, где происходит главное действие, еще более усиливая ощущение напряженности.

Мантенья часто изображал человеческие фигуры в разных ракурсах, предварительно выпол­няя целые циклы зарисовок натуры с верхней и ниж­ней точек зрения.

В результате, на фресках возникало безупречно правильное изображение фигур в разно­образных положениях.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Успение Марии. А. Мантенья. Масло. 1459—1464 гг.

Рисунков художника сохранилось немного.Как пра­вило, они выполнены пером на тонированной бумаге. Шедевром графического искусства считается знаме­нитая «Юдифь». Мантенья был не только прекрасным рисовальщиком, но и одним из крупнейших граверов Возрождения.

С его именем связаны произ­ведения такого вида графики, как гравюра на меди, которая также способствовала распространению его известности. Мантенья работал и как скульптор. Пластика фи­гур в его композициях свидетельствует о незауряд­ном даровании ваятеля.

Его развитию способство­вало то, что в 1443—1448 годах в Падуе работал Дона­тело, один из крупнейших скульпторов Раннего Возрождения. Его учеником был знакомый Мантеньи — Никколо Пиццоло, работавший вместе с ним в капелле Овётари.

Влияние Донателло обнаруживается у Мантеньи в особенностях перспективных построений, сход­ных с теми, что Донателло использовал в релье­фах алтаря для главного собора в Падуе. Главное, что внес флорентийский мастер в раз­витие ренессансного искусства, был синтез скульптуры и архитектуры.

В готическом искусстве скульптура и живопись име­ли подчиненное значе­ние по отношению к архитектуре. В кафедрах для певчих, созданных Донателло для флорентийского собора Санта Мария дель Фьоре и собора в Прато, архитектура подчеркивает ценность произведения самого по себе. Изящные ко­лоннады органично включаются в общую пластическую ком­позицию. Принцип равной значимости скульптуры и архитектуры наиболее полно воплощен Дона­телло в большом алтаре для Санто.

В росписи капеллы Оветари Мантенья и Пиццоло продолжили начинание Донателло

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Мадонна со святыми и сцены из жизни Христа. А. Мантенья. Алтарный образ в церкви Сан Дзено, Верона. Масло. 1456—1459 гг.

Имитируя с помощью живописи архитектурные и скульптурные элементы, они преобразили готическую по конструкции капеллу в ренессансный интерьер. Арки готического свода были украшены росписью, изо­бражающей лепной рельеф.

Композиции на стенах – заключены в рельефные обрамления, имитирован­ные живописью. Реальное и изображенное во фре­сках пространство как бы переходит в капелле одно в другое.

Весь ансамбль оказался органично сформирован архитектурными элементами, рисованной скульптурой и живописью.

В алтаре для церкви св. Зиновия в Вероне Манте­нья использовал конструктивное реше­ние алтаря Донателло. Он создал античный портик, задуманный как синтез рисованных архитектурных элементов с обрамлением алтаря. Благодаря этому, пространство алтарных композиций начало восприниматься как продолжение интерьера.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Росписи Камеры дельи Спози. «Окулус» плафона. Мантенья А. 1465—1474 гг.

Самостоятельное решение задачи син­теза искусств Мантенья представил в  росписи Камеры дельи Спози

Фрески одного из залов дворца мантуанского герцога стали одной из самых значительных работ Мантеньи. Замкнутый и плохо освещенный интерьер художник представил в виде открывающегося в пей­зажное пространство павильона. В центре плафона было изображено круглое окно (люнет), которое словно открывалось в небо.

В сложной для построения пер­спективе, художник изобразил изящную ограду, которой окно обнесено снаружи, и загля­дывающих через него вниз амуров и членов герцог­ского дома. Поверхность каждой стены была раз­делена на три части. Свод, зрительно облегченный окном, воспринимался так, словно его поддержи­вают лишь эти опоры.

Пространство между столба­ми на двух стенах закрыли искусно напи­санные портьеры. С двух других сторон, завесы изображены откинутыми. С запада в их просветы от­крывается пейзаж с фигурами, а с северной сторо­ны — лоджия, где собиралось семейство герцога Гонзага.

 Живопись Камеры дельи Спози была выполнена художником между 1471 и 1474 годами.

Идея росписи (прославление семьи Гонзага) прослеживается во всех фресках где последо­вательно раскрываются многочисленные добродетели герцога. «История» на северной стене представляет, как Лодовико получает письмо с сообщением о при­бытии сына. Послание вручается в присутствии чле­нов семьи и придворных.

Эта композиция стала од­ним из первых групповых портретов в итальянской ренессансной живопи­си. Торжественность атмосферы выражена нарядным цвето­вым строем работы с преобладанием синей краски и золота, величественностью изображенных образов, и соответствующей им композицией, в которой движения персонажей из глубины завер­шается на переднем плане.

Лодовико показан просвещенным государем, покровительствующим развитию наук и искусств, в окружении состоящих при его дворе гуманистов.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Встреча герцога Л. Гонзага с сыном. Фреска. А. Мантенья. Замок Сан-Джорджо, Мантуя. 1471 —1474 гг.

Композиция на западной стене, представляющая встречу Лодовико с сыном, является монументаль­ным групповым портретом. Кроме самого Лодовико и Франческо, здесь представлены реальные персона­жи, в частности, Мантенья изобразил здесь себя со своим сыном. Композиция в центре свода посвящена супруге маркиза – Барбаре Бранденбургской.

В Камере дельи Спози Мантенья  создал «па­вильон славы» Гонзага

Его идеальное простран­ство способствует изме­нению восприятия реальной конструкции интерьера. Для этого, Мантенья также использовал возможности архитек­туры, скульптуры и живописи. Зритель, стоящий под «окном в небо», находится как бы в идеальной, ак­тивно воздействующей на него среде.

Иллюзорное пространство фресок визуально «врастает» во внут­реннее пространство Камеры. Идея художника состояла во введении зрителя в художественный мир создаваемого пространства и активизации его духовных сил, с целью приближения их к идеалу,  соответствующему гуманистической ренессансной традиции.

Принципы декора Камеры дель Спози Мантенья использовал и в росписи капеллы в Ватикане, к сожа­лению, не дошедшей до нашего времени. Судить о ней можно лишь по сохранившимся описаниям XVIII века.

Но важно то, что следующее поколение мастеров Высокого Возрож­дения, среди которых были Микеланджело и Рафаэль, по всей вероятности, были знакомы с достижениями Мантеньи в области синтеза искусств и могли использовать их в своем творчестве.

Мантенья был одним из наиболее сложных и разно­сторонних художников Раннего Возрождения. Его живописные и графические произведения совершенны по исполнению и им сопутствуют высокие нравственные идеи. Он работал как скульптор и архитектор, построивший и свой дом по собственному проекту.

На службе у мантуанского герцога ему приходилось оформлять праздники и спектакли, рисовать эскизы костюмов, ковров, ювелирных изделий. Однако, главным в его творчестве стало развитие идеи синтеза искусств, сформулированной Донателло.

Именно оно стало связующим звеном между искусством Раннего и Высокого Возрождения.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Андреа Мантенья» Н. Николаевой, М.1981 г.

Источник: https://www.5arts.info/andrea-mantegna_1431-1506/

Росписи-обманки. Камера Дельи Спози в Мантуе. – Блог PinkBus

В искусстве итальянского Ренессанса мотив тромплёя появляется очень часто — либо в настенных росписях, имитирующих каменную инкрустацию, мраморные статуи или окна, либо, что бывало гораздо реже, в самих  картинах. 

Сегодня я хочу рассказать про, пожалуй, самую удивительную фреску-обманку. Речь пойдет о создании окулюса (прим. ред. — так называемого ложного окна) на плоском потолке кисти Андреа Мантеньи в камере Дельи Спози (Брачная комната, брачный чертог) или Камере Пикта (расписанная комната), как ее стали называть благодаря фрескам итальянского гения.

Эта полностью расписанная фресками комната, размер которой 8*8 метров, буквально наполнена обманками. Во-первых, за счет живописи это небольшое пространство удалось зрительно расширить.

Кроме того, вся живописная программа, демонстрирующая нам сцены из жизни маркизов Гонзаго (мой любимый эпизод — детишки Джанфранческо и Сиджизмондо Гонзаго: эти трогательные ребята одеты по моде того времени в очаровательные плащики и лосины, младший очаровательно держит свою маму за руку), разделена на 12 частей, каждая из которых фланкируется 2 легкими и тонкими нарисованными! колоннами, которые опираются на нарисованный! мраморный цоколь.

Читайте также:  Картина "больная девочка", эдвард мунк, 1886

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

На колоннах Мантенья изобразил железные стержни, на которые мысленно можно повесить тяжелый бархатный занавес, чтобы усилить театральность сцен.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Окулюс является смысловым центром композиции- благодаря живописным эффектам, кажется, что комната завершается большим куполом, хотя на самом деле ее высота не превышает 7 метров.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Находясь под плафоном, из отверстия которого на вас льется солнечный свет и виднеется голубое небо, вы можете наблюдать многочисленных персонажей, которые, в свою очередь, наблюдают за вами. Это и пухлые дети, которые умудрились уместиться на узкий декоративный поясок, обрамляющий арку, — сразу возникает мотив неустойчивости, кажется что вот-вот аппетитные малыши упадут прямо на вас.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

От неминуемого падения кадки с апельсиновым деревом (символ плодородия) вас спасает сам Андреа Мантенья, который в самый последний момент подрисовывает деревянную балку, которая и удерживает ее. Кроме того, за жизнью хозяев наблюдают чернокожая рабыня в пестрой чалме, матрона, несколько служанок, одна из которых предстает перед нами с распущенными волосами, как символ на ступающего утра. 

  • Вот так живописцы итальянского Ренессанса, подобно волшебнику, вынимающему кролика из шляпы, могли творить чудеса при помощи кисти, красок, удивительного таланта и бесконечной фантазии.
  • Таня Быковская, искусствоведinstagram: parispumpkin 
  • email: hailinn@rambler.ru

Источник: https://www.pinkbus.ru/articles/rospisi-obmanki-kamera-deli-spozi-v-mantue

Книга: Энциклопедия для детей. Т. 7. Искусство. Ч. 1

шедеврам Пьеро делла Франческа принадлежит поэтичное серебристо-голубоватое воздушное «Рождество» (около 1470 г.).

Во второй половине XV столетия в Северной Италии в городах Вероне, Ферраре, Венеции работали многие прекрасные мастера. Среди живописцев наиболее знаменит Андреа Мантенья.

Андреа Мантенья (1431–1506), уроженец Падуи, учился живописи у своего приёмного отца Франческо Скварчоне, который был выдающимся знатоком античности, учёным и археологом. Мантенья испытал влияние Донателло, знал работы Андреа дель Кастаньо, нидерландских мастеров, венецианских живописцев Беллини. Он был женат на дочери Якопо Беллини.

Мантенья нашёл идеал в античности. Однако он не просто использовал в своих работах античные мотивы или подражал искусству древних мастеров — его персонажи действовали в Древнем Риме. Живописец стремился создавать такие образы, в которых соединялись черты античных героев и людей эпохи Возрождения.

Первые знаменитые произведения Мантеньи в Падуе — росписи капеллы Оветари в церкви Эремитани (1448–1456 гг.) — были начаты им в семнадцатилетнем возрасте. В них сразу проявились смелость и новизна исканий молодого живописца. Особенно ярко это выразилось в росписях, посвящённых Святому Иакову.

В сцене суда над Иаковом действие происходит на Римском Форуме. Во фреске «Шествие Иакова на казнь»[107] художник изобрёл такой ракурс, при котором все изображения видятся снизу вверх (возможно, под влиянием падуанских рельефов Донателло).

Поэтому фигуры высотой меньше натурального роста на росписи кажутся огромными, а сооружения — гигантскими, особенно господствующая в композиции триумфальная арка. В 1944 г. церковь Эремитани была почти полностью разрушена при бомбардировке Падуи английской авиацией.

Росписи чрезвычайно пострадали при этом.

В 1459 г. Мантенья переехал в Мантую, ко двору маркиза Лодовико Гонзага. Там мастер жил и работал до конца своих дней. Мантенья выполнял в Мантуе разного рода строительные работы, оформлял театральные представления и улицы в дни празднеств. Но главным его делом было создание многочисленных росписей, украшавших дворцовые покои.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Пьеро делла Франческа. Бичевание Христа. XV в. Национальная галерея, Урбино. Италия.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Джованни Беллини. Портрет дожа Леонардо Лоредана. XVI в. Национальная галерея, Лондон.

Из всех его работ до нас дошли девять полотен «Триумфа Цезаря» в Риме и фрески «Камеры дельи Спози» Мантуанского дворца. В тот период Мантенья вновь вернулся к своей любимой античной теме: на больших полотнах, написанных гризайлью[108], он словно воссоздал древнеримские рельефы.

Серия картин, по-видимому, предназначалась для украшения какого-то здания, но не была завершена. Художник проявил себя как мастер композиции и великолепный рисовальщик, о чём свидетельствует почти филигранная разработка деталей в различных сценах.

Он изобразил торжественное шествие римских легионеров со знамёнами, штандартами и факелами, жертвенных животных, толпы пленников и, наконец, триумфальную колесницу Цезаря, венчаемого Славой. Эффектные полотна мастера вызывали, как, впрочем и всё, что он создавал, восторженные отзывы современников.

Однако главным вкладом Мантеньи в монументальную живопись эпохи Возрождения стала его роспись «Камеры дельи Спози» (1465–1474 гг.).

Знаменитое создание Мантеньи «Камера дельи Спози» в Мантуанском дворце, известна под названием «Камера депинкта» (что в переводе с итальянского означает «комната с росписями»). Сюда приводили самых важных посетителей и гостей семьи маркиза, чтобы они полюбовались фресками.

Мантенья неузнаваемо преобразил небольшое и неудобное средневековое помещение. Средствами живописи он создал здесь роскошный ренессансный интерьер, место для торжественных приёмов и праздников.

Он расписал плоский потолок сводами с изображениями римских императоров в медальонах, мифологических сцен, геральдических символов дома Гонзага, гирлянд из цветов и фруктов.

В центре потолка художник поместил круглое световое окно (диаметром около двадцати семи метров), в которое заглядывают из-за балюстрады мантуанские дамы и их чернокожая служанка, здесь же играют путти (путти — изображения обнажённых мальчиков, обычно крылатых, в искусстве итальянского Возрождения).

Некоторые из них перелезли через балюстраду и находятся с её внешней стороны прямо над головами зрителей. Завершает фреску синее небо с освещёнными солнцем облаками. Круглое окно изображено с соблюдением всех законов перспективы. Подобный приём появился в итальянской живописи впервые.

При всей нарядности и красоте оформления этой парадной комнаты посетителей в первую очередь восхищали росписи на северной и западной стенах. На них изображены важнейшие моменты фамильной истории маркизов Гонзага, сцены из жизни их двора.

Семья Гонзага предстаёт на северной стене словно на террасе, камин выполняет роль постамента. На него по ступеням поднимаются люди. Старый Лодовико Гонзага внимательно выслушивает доклад придворного. Его супруга Барбара Бранденбургская восседает в тяжёлом парчовом платье, рядом с ней любимая карлица. Супругов окружают дети и домочадцы.

Композиция полна светской непринуждённости и вместе с тем великолепно организована. Фигуры приближены к переднему плану, можно рассмотреть все тщательно исполненные детали росписи. На фреске преобладают пурпур и золото. Изображённый на ней отодвинутый золотой занавес, подбитый малиновым шёлком, придаёт зрелищу ещё большую торжественность.

Камера дельи Спози, Андреа Мантенья

Андреа Мантенья. Лодовико Гонзага, его семья и двор. XV в. Фреска в «Камере дельи Спози». Мантуя. Италия.

Пользовавшееся огромной известностью искусство Мантеньи оказало влияние на всю североитальянскую живопись.

К концу XV столетия в Италии выдвинулись и другие крупные центры искусства, но тем не менее Флоренции принадлежала ведущая роль в утверждении аристократически изысканного художественного образа, связанного с мифологической или литературной основой и в значительной мере предназначенного для ценителей и

Источник: https://litvek.com/br/376539?p=140

Мантенья Андреа (Mantegna Andrea) (1431-1506)

  •  
  •   Автопортрет

 Итальянский живописец и гравер эпохи Раннего Возрождения. Учился в Падуе у своего приемного отца, живописца и антиквара Франческо Скварчоне (около 1441-1448), изучал древнеримские скульптуру и архитектурный декор, увлекался археологией и эпиграфикой, испытал воздействие творчества Донателло, Андреа дель Кастаньо и живописи венецианской школы. Искусству Мантенья, ведущего мастера падуанской школы, присущи героическое, проникнутое пафосом утверждения достоинства человеческой личности мироощущение, приверженность к четкой архитектонической композиции. Живописная манера художника Андреа Мантенья отличается чеканностью форм и рисунка, эмалевым блеском красок (росписи капеллы Оветари в церкви Эремитани в Падуе, 1449-1455, почти полностью погибли в 1944; алтарь церкви Сан-Дзено Маджоре в Вероне, 1457-1459, хранится там же, отдельные части — в Лувре, Париж, и Музее изящных искусств, Тур).  Андреа Мантенья был незнатного происхождения, но усыновленный и обученный простым малоизвестным живописцем, он стал одним из самых значительных художников своего времени. Стиль Андреа Мантенья, как и стиль других ренессансных мастеров, сформировался под воздействием древнегреческой и древнеримской скульптуры. Многие из его произведений действительно исполнены как гризайль — живописная имитация мраморного или бронзового рельефа.  Большую часть жизни Мантенья состоял придворным художником герцога Мантуанского, для которого собрал крупную коллекцию предметов классического искусства. С 1460 Андреа Мантенья жил в Мантуе при дворе Лодовико Гонзага (в 1466-1467 посетил Флоренцию и Пизу, в 1488-1490 — Рим). В росписях “Камеры дельи Спози” в замке Сан-Джорджо (1474) художник, добиваясь визуально-пространственного единства интерьера, осуществил идею синтеза реальной и “нарисованной” архитектуры. Иллюзионистические эффекты этих росписей, в частности, имитация круглого окна в потолке, предвосхищают аналогичные поиски Корреджо. Суровым духом римской античности проникнута серия монохромных картонов Андреа Мантенья с “Триумфом Цезаря” (1485-1488, 1490-1492, Хэмптон-корт, Лондон). Среди поздних произведений Мантеньи — аллегорико-мифологические композиции для кабинета Изабеллы д'Эсте (“Парнас” или “Царство Венеры”, 1497, Лувр, Париж), цикл монохромных картин, в том числе “Самсон и Далила” (1500-е годы, Национальная галерея, Лондон), исполненное драматизма и композиционной остроты полотно “Мертвый Христос” (около 1500, Галерея Брера, Милан).

 Живописец Андреа Мантенья был также новатором в области гравюры, и его эстампы на античные темы позднее оказали влияние, в частности, на Дюрера. Графические работы Мантеньи (цикл гравюр на меди “Битва морских божеств”, около 1470), почти не уступающие его живописи по чеканной монументальности образов, сочетают скульптурную пластичность с нежностью штриховой моделировки. Андреа Мантенья сочетал в себе главные художественные устремления ренессансных мастеров 15 столетия: увлечение античностью, интерес к точной и тщательной, вплоть до мельчайших деталей, передаче природных явлений и беззаветную веру в линейную перспективу как средство создания на плоскости иллюзии пространства. Его творчество стало главным связующим звеном между ранним Возрождением во Флоренции и более поздним расцветом искусства в Северной Италии.

  1. Портрет мужчины
  2. Портрет кардинала Карло де Медичи
  3. Портрет кардинала Людовико Тревизано
  4. Портрет мужчины
  5. Суд в Мантуе (деталь)
  6. Герцог Людовико Гонзага
  7. Встреча герцога Людовико Гонзага с кардиналом Франческо Гонзага и его сыновьями
  8. Встреча герцога Людовико Гонзага с кардиналом Франческо Гонзага и его сыновьями. Фрагмент
  9. Встреча герцога Людовико Гонзага с кардиналом Франческо Гонзага и его сыновьями. Фрагмент
  10. Двор герцога Гонзага
  11. Герцрг Людовико Гонзага беседует с секретарем Марсилио Андреази
  12.   Барбара Брандербургская, супруга герцога и ее дети 
  13. Барбара Гонзага, старшая из детей
  14. Портрет придворного
  15. Конюхи, ожидающие приказаний
  16. Конюхи, ожидающие приказаний. Фрагмент
  17. Конюхи, ожидающие приказаний. Фрагмент
  18. Путти
  19. Путти

Купольная фреска свадебного зала. Франмент. Герцогиня и раб-мавр

Святой Себастьян. Фрагмент. Голова лучника.

  • Святой Лука
  • Иоанн Креститель
  • Благовещение
  • Мадонна со спящим младенцем
  • Принесение во храм. Фрагмент
  • Мадонна с младенцем
  •  Поклонение волхвов
  • Мадонна с младенцем

 Святое семейство со Св. Елизаветой и Св. Иоанном Крестителем

  1. Обрезание Иисуса (деталь)
  2. Обрезание Иисуса (деталь)
  3. Принесение во храм. Фрагмент
  4. Спаситель
  5. Несение креста
  6. Се Человек
  7. Мертвый Христос
  8. Мертвый Христос
  9. Успение Марии
  10. Самсон и Далила
  11. Давид с головой Голиафа
  12. Суд царя Соломона
  13. Мадонна с младенцем (Мадонна. Смирение)
  14. Солдат
  15.               Муза
  16. Муза

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43309325306/prev

Ссылка на основную публикацию