«четыре апостола», альбрехт дюрер — описание картины

  • «Четыре апостола», Альбрехт Дюрер — описание картины
  • Альбрехт Дюрер – Четыре апостола — Иоанн Богослов и Петр, Марк и Павел 1526. 214×76 Редактирование атрибуции Скачать полный размер: 6181×8850 px (14,5 Mb) Художник: Альбрехт Дюрер
  • Где находится: Старая Пинакотека, Мюнхен (Alte Pinakothek, Munich).
  • На картине: люди, носить, женщина, человек, пасха, группа, два, священник, духовность, церемония, монах, лидер, папа, вуаль, бог, выражение лица.

Этой картине Дюрер отдал все свои силы, она – последнее крупное творение мастера, заключительный жизненный аккорд, в котором он выразил всё, что понял и желал передать потомкам. Это недосягаемый образец и своеобразное надгробие на могиле великого художника. Четверо, изображённые на диптихе, – те, кто обрёл истину. Уверенно стоящий на земле Павел, Иоанн, в поисках важной мысли склонившийся над Священным Писанием, Пётр, помогающий ему, Марк, ожидающий указаний, ведь он – больше исполнитель, чем мыслитель… Образы наделены невероятной силой, они объединены единой компоновкой и смысловой нагрузкой.

Этой картине Дюрер отдал все свои силы, она – последнее крупное творение мастера, заключительный жизненный аккорд, в котором он выразил всё, что понял и желал передать потомкам. Это недосягаемый образец и своеобразное надгробие на могиле великого художника.

Четверо, изображённые на диптихе, – те, кто обрёл истину. Уверенно стоящий на земле Павел, Иоанн, в поисках важной мысли склонившийся над Священным Писанием, Пётр, помогающий ему, Марк, ожидающий указаний, ведь он – больше исполнитель, чем мыслитель…

Образы наделены невероятной силой, они объединены единой компоновкой и смысловой нагрузкой. Трактовок символизма картины несколько. Четыре этапа достижения миром истины через образы и их характеры: Иоанн – искатель, Пётр – толкователь, Марк – деятель и Павел – борец с несогласными.

Четыре человеческих темперамента: сангвиник (Иоанн), холерик (Павел), меланхолик (Марк) и флегматик (Пётр). Было предположение, что художник отразил четыре возраста человека или же времена года.

Есть осовремененная версия трактования, показывающая путь продвижения в жизнь идеи: за Иоанном – духовное лидерство, за Петром – методология, за Марком – менеджмент, за Павлом – политика.

Надпись Дюрера, которой он снабдил своё произведение, и четыре цитаты из Священного Писания явно предназначались его современникам, жителям Нюрнберга, в дар которым художник передал картину. Это своеобразное завещание и призыв к примирению.

Сегодня шедевр Дюрера экспонируется в Старой Пинакотеке и его расценивают как напутствие всем грядущим поколениям: искать высший смысл и устремляться к духовно богатой жизни.

Несколько случайных «Четыре апостола — Иоанн Богослов и Петр, Марк и Павел» картина — Альбрехт Дюрер

Источник: https://gallerix.ru/storeroom/825575191/N/1228802737/

Альбрехт Дюрер «Четыре апостола»

«Четыре апостола», Альбрехт Дюрер — описание картины

  • Альбрехт Дюрер (Durer Albrecht)
    Название: «Четыре апостола»
    Год написания: 1526 год
    Место: Пинакотека, Мюнхен
  • Направление: Северное Возрождение

На картине «Четыре апостола» изображены апостолы-евангелисты. Слева направо стоят Иоанн, Петр, Марк и Павел, стоят очень тесно, на одном полу, представляя из себя единое целое. Единое как по композиции, так и по устремлениям. Однако, если сравнивать апостолов между собой, они абсолютно разные. Иоанн высокий, с высоким лбом — он уже начинает лысеть.

В руках он держит книгу, что-то высматривает в ней с лицом напряженным и немного рассеянным. Он кажется некрасивым — так бывает с учеными, которые излишне увлечены чем-то. Он представляет характер сангвинический. Рядом с ним Петр, стоит, уткнувшись взглядом в пол.

По преданию, Петр предал Христа, хоть и раскаялся в этом — в ночь заключения Христа Петра трижды спросили, знает ли он этого человека, и трижды Петр, прежде клявшийся ему в верности и бывший фанатичным в своей вере, ответил «Нет».

В его позе видна тяжелая задумчивость, тихая угрюмость, словно угнетенный своей виной, он так и не смог до конца распроститься с ней. Он — флегматик. Рядом с ним Марк.

Радостно оживленный, он смотрит на огромную книгу, которую держит Павел — скорее всего, Евангелие — и предвкушает предстоящую работу.

Славить Господа, нести его слово по всей земле — Марку это представляется достойным приложения всех сил. Темпераментный, он словно с нетерпением ждет момента, когда же уже можно будет начать. Он — холерик. Павел, стоящий рядом с ним, спокойнее.

Он держит на руках Евангелие, во второй руке у него палка, на которую он опирается. Он одет в белое и смотрит строго и серьезно, словно спрашивая у зрителя — чем же обернулся их великий поход? Послушали их люди? Уверовали в Бога? Он — меланхолик.

При всей непохожести апостолов, при совершенно разных лицах, все они выглядят одинаково верующими и освещает их изнутри один и тот же свет. Тот свет, что сошел на них после вознесения Христа, и сделал их больше, чем братьями.

Источник: opisanie-kartin

Источник: https://mirovoeiskusstvo.ru/?p=509

Описание картины Альбрехта Дюрера "Четыре апостола" (стр. 1 из 2)

Реферат

  • На тему:
  • «Описание картины Альбрехта Дюрера «Четыре апостола»
  • Введение

Альбрехт Дюрер. Его считают знаменитейшим и самым блестящим живописцем Германии.

Воспитанный в мастерской серебряных дел мастера, Альбрехт Дюрер был не только удивительным художником и гравером, но (подобно Микеланджело) он занимался еще архитектурой, скульптурой, музыкой и словесностью.

Около 1525 года Альбрехт Дюрер начал работать над последней своей картиной «Четыре апостола», на которой изобразил Иоанна, Петра, Марка и Павла и которая подводит итог всей его творческой деятельности, является своеобразным завещанием великого художника грядущим поколениям. Так картина воспринимается и поныне.

Это произведение имело для художника огромное значение. В него были вложены идеи, наиболее волновавшие Дюрера, составлявшие самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть. Картину Дюрер преподнёс в дар родному городу Нюрнбергу осенью 1526 г., и она находилась в зале ратуши, где решались самые важные дела городского самоуправления.

Курфюрст Максимилиан I буквально насильно выманил её у нюрнбержцев. Боясь ослушаться, они отправили её в Мюнхен, втайне надеясь, что текст писания апостолов под ними в лютеровском переводе заставит Максимилиана вернуть картину назад. Однако курфюрст велел отпилить еретический текст и отослать обратно рамы. Только в 1922 г.

створки и текст были вновь восстановлены в авторских старинных рамах.

Содержание картины

Картина – диптих – состоит из двух вертикальных узких створок, скреплённых между собой. На левой створке изображены апостолы Иоанн и Пётр, на правой – Марк и Павел. Апостолы находятся в одном пространстве, стоят на одном полу. Композиционно они тесно спаяны вместе, духовно они кажутся абсолютно едиными.

Их отличает твёрдая воля и темперамент борцов. Состояние духовной активности, интенсивного размышления не только соединяет их, но заставляет предположить общность интеллектуальных поисков. Образы апостолов несут в себе глубокое философско-этическое содержание.

Дюрер создаёт их в надежде подать совершенный пример человеческих характеров и умов, устремлённых в высокие сферы духа.

На переднем плане слева стоит апостол Иоанн, самый юный и самый преданный из учеников Иисуса.

Фигура Павла доминирует в правой части диптиха. Павел не знал Иисуса и не входил в число его двенадцати учеников, но он почитается как апостол за свои чрезвычайные заслуги в становлении христианской церкви.

Угрюмый Павел с мечом и Библией в руках представляет меланхолический темперамент. Во времена Дюрера считалось, что это темперамент гениальных людей.

К меланхоликам художник относил и самого себя, его особое влечение к этому темпераменту подтверждает известная гравюра «Меланхолия» (1514 г.). Итак, перед нами четыре мужа, оплот христианской церкви.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Композиция картины

Композиция организует восприятие, но все же главная ее цель – выразительность и гармония.

Отсутствие центральной композиции кажется настолько странным, что долгое время искусствоведы считали, будто «Четыре апостола» – это правая и левая части незаконченного триптиха.

Но это мнение представляется сегодня ошибочным: не стал бы прославленный мастер торжественно дарить Нюрнбергу незавершенную работу.

Скорее всего, Дюрер намеренно отказался от привычной композиционной схемы, чтобы подчеркнуть, что его произведение – не молитвенный образ (напомним, что протестанты отрицали поклонение изображению), а картина, перед которой следует не обращаться к Богу, а предаваться размышлениям.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Дюрер написал их картину мастерски – под материей ощущаются очертания сильных тел, вертикальные складки зрительно делают фигуры еще выше. И в то же время два крупных контрастных пятна, красное и белое, придают картинам строгость и предельный лаконизм, заставляя зрителя сосредоточиться на главном – лицах. Всмотримся же в эти лица, соотнося образы Дюрера с евангельскими персонажами.

Психология героев

В четырёх апостолах также видеться воплощение основных чётырех темпераментов – холерического, меланхолического, сангвинического и флегматического.

Действительно, Дюрер стремился создать разные типы людей, с их способностью к активному жизненному действию, но наряду с этим и более всего его увлекала цель сотворения образа могучей, духовно богатой личности.

Картина «Четыре апостола» должна была восприниматься своеобразным завещанием великого немецкого художника-гуманиста современности и грядущим поколениям.

Апостол Иоанн, уравновешенный и спокойный, представляет самый светлый и счастливый темперамент – сангвинический. Петр, первый среди апостолов, считался основоположником католической церкви.

У Дюрера он стоит в глубине, почти скрытый фигурой Иоанна, в чем видится проявление протестантских предпочтений художника.

Дюрер и здесь верен сложившейся в Средние века иконографии: Петра изображали широколицым, с небольшой округлой бородой, в руке он обычно держит золотой ключ от райских врат.

Устало склонивший голову Петр олицетворяет старость и флегматический темперамент. Фигура евангелиста Марка в правой части триптиха, симметричная фигуре Петра.

В руке Марк сжимает традиционный атрибут евангелистов – свиток; его оживленное, исполненное энтузиазма и нетерпения лицо не оставляет сомнений в том, что это представитель бурного холерического темперамента. Марк, так же, как и Павел, олицетворяет средний возраст человека.

Но сколь различны по настроению две почти симметричные композиции! Иоанн и Петр благоговейно склонились над раскрытой книгой. Мы не видим их глаз, а они не видят ничего вокруг.

Юноша и старик поглощены текстом, совершенно самодостаточны и отрешены от окружающего мира. Они – философы, писатели, ученые; их реальность – Слово с заглавной буквы, несущее знание, пробуждающее мысль.

Книга представлена здесь как источник мудрости, но не как руководство к действию.

В отличие от Иоанна, который держит книгу бережно, словно драгоценность, Марк сжимает свой свиток машинально. Взгляд евангелиста обращен не на свиток и не на Библию, а на Павла. Столь горячо и преданно смотрят на вождя, ожидая поучения или команды.

Глаза Марка горят, как у не ведающего сомнений фанатика. Для него важны уже не слова, которые были в начале, а вытекающие из них решения, дела.

И наконец, тяжелый, исполненный подозрительности взгляд Павла словно пробивает плоскость картины и обращается вовне – на зрителя.

Глядя в это грозное всевидящее око, понимаешь: лжепророк для Павла – любой инакомыслящий, в том числе и ты сам. И его (тебя) ждет жестокая кара. Меч в руке апостола смотрится зловеще, тяжелая закрытая Библия – уже не живительный источник Божественного Слова, а закосневшее учение, верность которому скрепляется кровью.

Хотел ли Дюрер осознанно противопоставить в своем диптихе возвышенных мыслителей и жестких деятелей?

Разумеется, нет! Никак невозможно вообразить, что у глубоко верующего художника начала 16 века было намерение представить в столь мрачном свете евангелиста Марка и, тем более, – апостола Павла. Благочестие автора диптиха не вызывает сомнений.

Познавательное значение

Под изображениями апостолов И.

Нейдерфер начертал строки из евангелий апостолов, содержащие предостережения от соблазнительных слов лжепророков: высказывание апостола Петра, предостерегающее от «ложных пророков», которые «ради жадности будут к вам приступать с вымышленными словами; слова Иоанна о том же, цитаты из евангелий апостолов Павла и Марка еще конкретнее: «В последние времена наступят ужасные дни.

Читайте также:  Музей динозавров в москве: адрес, часы работы, фото

Будут люди, которые опираются только на себя, жадные, гордые, надменные, нечестивые, родителям непослушные, неблагодарные, всем мешающие, насильники, нецеломудренные, недобрые, дикие, предатели, кощунственники, самодовольные».

Сам А. Дюрер так подписал картину: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения».

Эти слова были как нельзя более актуальны, ведь годом ранее Нюрнберг официально принял Реформацию, и в его стенах стали проповедовать свои учения люди разных направлений новой веры.

И именно подпись под картиной напоминает о верности слову и внутренней стойкости в тех случаях, когда лжепророки проповедуют социальный и религиозный радикализм, грозящий опрокинуть весь строй духовной и материальной культуры.

Только в Библии, где ни слова ни убавить, ни прибавить, Альбрехт Дюрер видит твердую основу, на которую следует опираться. Потому он и послал к нам своих современников – людей мятежа и преобразования, мыслителей и борцов, сознающих высшее назначение своего существования. Грубая мужицкая сила органично соединяется здесь с тончайшими проявлениями ума и силой страсти.

Колорит

Апостолы изображены в одном пространстве и композиционно тесно спаяны между собой, духовно кажутся абсолютно едиными. Никогда еще художественный стиль Дюрера не достигал такого отточенного языка, таких монументальных, исполненных величия и красоты форм, как в этом произведении.

На каждой из досок выдвинута на первый план и выделена цветом одна из фигур. На левой доске – Иоанн в зеленой одежде и красном плаще на желтой подкладке; на правой – Павел в плаще холодного бело-голубого оттенка.

Они представляют самый счастливый темперамент – сангвинический и меланхолический, в глазах Дюрера и его современников – темперамент гениальных людей.

Апостол Петр, которого римские папы считали своим покровителем, отодвинут на картине на второй план.

Источник: https://mirznanii.com/a/129381/opisanie-kartiny-albrekhta-dyurera-chetyre-apostola

Четыре апостола альбрехт дюрер

ЧЕТЫРЕ АПОСТОЛА

Альбрехт Дюрер

Его считают знаменитейшим и самым блестящим живописцем Германии. Воспитанный в мастерской серебряных дел мастера, Альбрехт Дюрер был не только удивительным художником и гравером, но (подобно Микеланджело) он занимался еще архитектурой, скульптурой, музыкой и словесностью.

Уже первая картина А. Дюрера «Орфей» принесла ему известность, а потом стала распространяться и его слава гравера. Знаменитый итальянский гравер Марк Антоний Раймонди, желая сделать себе богатство, принялся подделывать гравюры немецкого художника, даже стал ставить его монограмму. Узнав об этом, А. Дюрер предпринял путешествие из родного Нюрнберга в Венецию.

По его жалобе венецианский сенат сжег все подделки Раймонди, которого впоследствии заключили в тюрьму. В Венеции А. Дюрер написал свою знаменитую картину «Мучение святого Варфоломея», которую ему заказали для собора Святого Марка.

Картина эта вызвала такое удивление у австрийского императора Рудольфа II, что он повелел приобрести ее за какую бы то ни было цену и на руках принести к нему в Прагу. 

Альбрехт Дюрер жил в драматическую пору истории Германии, был свидетелем движения Реформации и великой крестьянской войны — взлета надежд и горького крушения всех народных чаяний. Это была эпоха, когда поистине «распалась связь времен».

С одной стороны — это еще живое, реальное средневековье с его суевериями и жестокостью, которая перестала уже не только возмущать, но даже удивлять людей. Костры, на которых сжигали людей, и казни на городских площадях стали бытовым явлением.

С другой стороны, начинались бурное пробуждение человеческого разума, стремление к знаниям и свободе мысли.

Некоторые исследователи творчества А. Дюрера считали художника бесспорным сторонником Реформации, однако его отношение к ней не было столь прямолинейным. Когда движение за реформу католической церкви только еще разгоралось, большинство сторонников Реформации считали себя добрыми католиками.

Среди жаждавших реформ были люди, которых устраивали и самые незначительные изменения в литургии. Радикалы же требовали самых коренных изменений — вплоть до пересмотра Священного писания.

К тому же Реформация быстро превратилась в социально-политическое движение, в котором крестьяне и городские низы требовали отмены десятины и возврата к «примитивной религии». Альбрехт Дюрер примкнул к лютеровскому движению с момента первых выступлений реформатора, но впоследствии разочаровался в Реформации, как и многие другие художники.

К тому же его, зажиточного и высокочтимого бюргера, пугали народные выступления. Многочисленные изображения крестьян у Дюрера тоже далеко не однородны: иногда они полны симпатии к сословию-кормильцу, а в другой раз в них сквозит пренебрежение к грязным и грубым мужикам. Открыто А.

Дюрер опасался высказываться по вопросам Реформации и революции, некоторые усматривают в этом тот факт, что художник остался равнодушным к борьбе религиозных страстей своего времени. Но его Гений и его произведения являются точным отражением той бурной эпохи.

Около 1525 года Альбрехт Дюрер начал работать над последней своей картиной «Четыре апостола», на которой изобразил Иоанна, Петра, Марка и Павла и которая подводит итог всей его творческой деятельности, является своеобразным завещанием великого художника грядущим поколениям. Так картина воспринимается и поныне. Она написана на двух узких вертикальных досках, скрепленных между собой.

Апостолы изображены в одном пространстве и композиционно тесно спаяны между собой, духовно кажутся абсолютно едиными. Никогда еще художественный стиль Дюрера не достигал такого отточенного языка, таких монументальных, исполненных величия и красоты форм, как в этом произведении. Создавая своих апостолов, А.

Дюрер стремился показать совершенные человеческие характеры и умы, устремленные в высокие сферы духа. Именно такие характеры выковывались в эпоху Реформации и Великой крестьянской войны в Германии — время, предназначенное не для слабых душ.

 Осенью 1526 года Альбрехт Дюрер преподнес обе доски городскому совету Нюрнберга со словами: «Я никого не считаю более достойным сохранить на память мою картину, на которую я потратил больше труда, чем на какие-либо другие, нежели вашу мудрость».

Каллиграф И. Нейдерфер, друг и соратник А. Дюрера, писал, что в образах апостолов художник хотел изобразить четыре темперамента.

Молодой и спокойный Иоанн персонифицирует темперамент сангвинический; Петр, старый и усталый, — флегматический; свирепого вида, сверкающий белками глаз Марк — типичный холерик; настороженный и злой Павел — меланхолик.

Темпераменты подчинялись влиянию небесных светил и означали наклонность и способность человека к тем или иным занятиям. По дюреровской картине можно даже проследить иерархию темпераментов. На каждой из досок выдвинута на первый план и выделена цветом одна из фигур.

На левой доске — Иоанн в зеленой одежде и красном плаще на желтой подкладке; на правой — Павел в плаще холодного бело-голубого оттенка. Они представляют самый счастливый темперамент — сангвинический и меланхолический, в глазах Дюрера и его современников — темперамент гениальных людей. Апостол Петр, которого римские папы считали своим покровителем, отодвинут на картине на второй план. 

Картина «Четыре апостола» вызывала и по сей день вызывает большие споры среди искусствоведов. Неясно, является ли она фрагментом триптиха или самостоятельным, законченным произведением. Разъединенные по отдельности, они производят впечатление незаконченное и неспокойное. Именно поэтому Шпрингер выдвинул гипотезу, что посередине должно быть Распятие.

Однако тут возникает вот какое препятствие: на левой доске уже изображен апостол Иоанн, присутствие которого у креста по иконографии обязательно. Но на алтаре он не может быть изображен дважды.

Если предположить, что в центре должна быть Мадонна, то и эта гипотеза не может быть приемлемой в виду ясно выраженного протестантского духа «Четырех апостолов» и надписей под ними. 

Картина не очень хорошо сохранилась, во многих местах видны следы поправок. Одну из них выполнил сам А. Дюрер еще во время работы над картиной.

Сотрудник Мюнхенской пинакотеки Фолль указывал на очевидные значительные pentimenti, в результате которых, возможно, фигура Филиппа была превращена в Павла. На голове Павла, посередине лба апостола, идет линия, которая является границей первоначального варианта лба.

Вся передняя часть лба и конец носа приписаны художником позднее. Таким образом, апостол Павел раньше стоял совершенно в профиль и, должно быть, глаз его был направлен иначе. 

Под изображениями апостолов И.

Нейдерфер начертал строки из евангелий апостолов, содержащие предостережения от соблазнительных слов лжепророков: высказывание апостола Петра, предостерегающее от «ложных пророков», которые «ради жадности будут к вам приступать с вымышленными словами; слова Иоанна о том же, цитаты из евангелий апостолов Павла и Марка еще конкретнее: «В последние времена наступят ужасные дни. Будут люди, которые опираются только на себя, жадные, гордые, надменные, нечестивые, родителям непослушные, неблагодарные, всем мешающие, насильники, нецеломудренные, недобрые, дикие, предатели, кощунственники, самодовольные».

Сам А. Дюрер так подписал картину: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения». Эти слова были как нельзя более актуальны, ведь годом ранее Нюрнберг официально принял Реформацию, и в его стенах стали проповедовать свои учения люди разных направлений новой веры.

И именно подпись под картиной напоминает о верности слову и внутренней стойкости в тех случаях, когда лжепророки проповедуют социальный и религиозный радикализм, грозящий опрокинуть весь строй духовной и материальной культуры. Только в Библии, где ни слова ни убавить, ни прибавить, Альбрехт Дюрер видит твердую основу, на которую следует опираться.

Потому он и послал к нам своих современников — людей мятежа и преобразования, мыслителей и борцов, сознающих высшее назначение своего существования. Грубая мужицкая сила органично соединяется здесь с тончайшими проявлениями ума и силой страсти. Курфюрст Максимилиан, в чьи руки впоследствии попала картина «Четыре апостола», понял точный смысл надписи художника и велел отпилить ее.

Но божественное слово истины всегда выше тиранов и лжепророков.

Следующая глава

Источник: https://culture.wikireading.ru/45458

Описание картины Альбрехта Дюрера "Четыре апостола"

  • Реферат
  • На тему:
  • «Описание картины Альбрехта Дюрера «Четыре апостола»
  • Введение

Альбрехт Дюрер.

Его считают знаменитейшим и самым блестящим живописцем Германии.

Воспитанный в мастерской серебряных дел мастера, Альбрехт Дюрер был не только удивительным художником и гравером, но (подобно Микеланджело) он занимался еще архитектурой, скульптурой, музыкой и словесностью.

Около 1525 года Альбрехт Дюрер начал работать над последней своей картиной «Четыре апостола», на которой изобразил Иоанна, Петра, Марка и Павла и которая подводит итог всей его творческой деятельности, является своеобразным завещанием великого художника грядущим поколениям. Так картина воспринимается и поныне.

Это произведение имело для художника огромное значение. В него были вложены идеи, наиболее волновавшие Дюрера, составлявшие самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть. Картину Дюрер преподнёс в дар родному городу Нюрнбергу осенью 1526г., и она находилась в зале ратуши, где решались самые важные дела городского самоуправления.

Курфюрст Максимилиан I буквально насильно выманил её у нюрнбержцев. Боясь ослушаться, они отправили её в Мюнхен, втайне надеясь, что текст писания апостолов под ними в лютеровском переводе заставит Максимилиана вернуть картину назад. Однако курфюрст велел отпилить еретический текст и отослать обратно рамы. Только в 1922г.

створки и текст были вновь восстановлены в авторских старинных рамах.

Содержание картины

Картина диптих состоит из двух вертикальных узких створок, скреплённых между собой. На левой створке изображены апостолы Иоанн и Пётр, на правой Марк и Павел. Апостолы находятся в одном пространстве, стоят на одном полу. Композиционно они тесно спаяны вместе, духовно они кажутся абсолютно едиными.

Их отличает твёрдая воля и темперамент борцов. Состояние духовной активности, интенсивного размышления не только соединяет их, но заставляет предположить общность интеллектуальных поисков. Образы апостолов несут в себе глубокое философско-этическое содержание.

Дюрер создаёт их в надежде подать совершенный пример человеческих характеров и умов, устремлённых в высокие сферы духа.

На переднем плане слева стоит апостол Иоанн, самый юный и самый преданный из учеников Иисуса.

Фигура Павла доминирует в правой части диптиха. Павел не знал Иисуса и не входил в число его двенадцати учеников, но он почитается как апостол за свои чрезвычайные заслуги в становлении христианской церкви.

Читайте также:  Нападают врасплох, василий васильевич верещагин - описание картины

Угрюмый Павел с мечом и Библией в руках представляет меланхолический темперамент. Во времена Дюрера считалось, что это темперамент гениальных людей.

К меланхоликам художник относил и самого себя, его особое влечение к этому темпераменту подтверждает известная гравюра «Меланхолия» (1514г.). Итак, перед нами четыре мужа, оплот христианской церкви.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Композиция картины

Композиция организует восприятие, но все же главная ее цель выразительность и гармония.

Отсутствие центральной композиции кажется настолько странным, что долгое время искусствоведы считали, будто «Четыре апостола» это правая и левая части незаконченного триптиха.

Но это мнение представляется сегодня ошибочным: не стал бы прославленный мастер торжественно дарить Нюрнбергу незавершенную работу.

Скорее всего, Дюрер намеренно отказался от привычной композиционной схемы, чтобы подчеркнуть, что его произведение не молитвенный образ (напомним, что протестанты отрицали поклонение изображению), а картина, перед которой следует не обращаться к Богу, а предаваться размышлениям.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Дюрер написал их картину мастерски под материей ощущаются очертания сильных тел, вертикальные складки зрительно делают фигуры еще выше. И в то же время два крупных контрастных пятна, красное и белое, придают картинам строгость и предельный лаконизм, заставляя зрителя сосредоточиться на главном лицах. Всмотримся же в эти лица, соотнося образы Дюрера с евангельскими персонажами.

Психология героев

В четырёх апостолах также видеться воплощение основных чётырех темпераментов холерического, меланхолического, сангвинического и флегматического.

Действительно, Дюрер стремился создать разные типы людей, с их способностью к активному жизненному действию, но наряду с этим и более всего его увлекала цель сотворения образа могучей, духовно богатой личности.

Картина «Четыре апостола» должна была восприниматься своеобразным завещанием великого немецкого художника-гуманиста современности и грядущим поколениям.

Апостол Иоанн, уравновешенный и спокойный, представляет самый светлый и счастливый темперамент сангвинический. Петр, первый среди апостолов, считался основоположником католической церкви.

У Дюрера он стоит в глубине, почти скрытый фигурой Иоанна, в чем видится проявление протестантских предпочтений художника.

Дюрер и здесь верен сложившейся в Средние века иконографии: Петра изображали широколицым, с небольшой округлой бородой, в руке он обычно держит золотой ключ от райских врат.

Устало склонивший голову Петр олицетворяет старость и флегматический темперамент. Фигура евангелиста Марка в правой части триптиха, симметричная фигуре Петра.

В руке Марк сжимает традиционный атрибут евангелистов свиток; его оживленное, исполненное энтузиазма и нетерпения лицо не оставляет сомнений в том, что это представитель бурного холерического темперамента. Марк, так же, как и Павел, олицетворяет средний возраст человека.

Но сколь различны по настроению две почти симметричные композиции! Иоанн и Петр благоговейно склонились над раскрытой книгой. Мы не видим их глаз, а они не видят ничего вокруг.

Юноша и старик поглощены текстом, совершенно самодостаточны и отрешены от окружающего мира. Они философы, писатели, ученые; их реальность Слово с заглавной буквы, несущее знание, пробуждающее мысль.

Книга представлена здесь как источник мудрости, но не как руководство к действию.

В отличие от Иоанна, который держит книгу бережно, словно драгоценность, Марк сжимает свой свиток машинально. Взгляд евангелиста обращен не на свиток и не на Библию, а на Павла. Столь горячо и преданно смотрят на вождя, ожидая поучения или команды.

Глаза Марка горят, как у не ведающего сомнений фанатика. Для него важны уже не слова, которые были в начале, а вытекающие из них решения, дела.

И наконец, тяжелый, исполненный подозрительности взгляд Павла словно пробивает плоскость картины и обращается вовне на зрителя.

Глядя в это грозное всевидящее око, понимаешь: лжепророк для Павла любой инакомыслящий, в том числе и ты сам. И его (тебя) ждет жестокая кара. Меч в руке апостола смотрится зловеще, тяжелая закрытая Библия уже не живительный источник Божественного Слова, а закосневшее учение, верность которому скрепляется кровью.

Хотел ли Дюрер осознанно противопоставить в своем диптихе возвышенных мыслителей и жестких деятелей?

Разумеется, нет! Никак невозможно вообразить, что у глубоко верующего художника начала 16 века было намерение представить в столь мрачном свете евангелиста Марка и, тем более, апостола Павла. Благочестие автора диптиха не вызывает сомнений.

Познавательное значение

Под изображениями апостолов И.

Нейдерфер начертал строки из евангелий апостолов, содержащие предостережения от соблазнительных слов лжепророков: высказывание апостола Петра, предостерегающее от «ложных пророков», которые «ради жадности будут к вам приступать с вымышленными словами; слова Иоанна о том же, цитаты из евангелий апостолов Павла и Марка еще конкретнее: «В последние времена наступят ужасные дни.

Будут люди, которые опираются только на себя, жадные, гордые, надменные, нечестивые, родителям непослушные, неблагодарные, всем мешающие, насильники, нецеломудренные, недобрые, дикие, предатели, кощунственники, самодовольные».

Сам А. Дюрер так подписал картину: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения».

Эти слова были как нельзя более актуальны, ведь годом ранее Нюрнберг официально принял Реформацию, и в его стенах стали проповедовать свои учения люди разных направлений новой веры.

И именно подпись под картиной напоминает о верности слову и внутренней стойкости в тех случаях, когда лжепророки проповедуют социальный и религиозный радикализм, грозящий опрокинуть весь строй духовной и материальной культуры.

Только в Библии, где ни слова ни убавить, ни прибавить, Альбрехт Дюрер видит твердую основу, на которую следует опираться. Потому он и послал к нам своих современников людей мятежа и преобразования, мыслителей и борцов, сознающих высшее назначение своего существования. Грубая мужицкая сила органично соединяется здесь с тончайшими проявлениями ума и силой страсти.

Колорит

Апостолы изображены в одном пространстве и композиционно тесно спаяны между собой, духовно кажутся абсолютно едиными. Никогда еще худ

Источник: https://www.studsell.com/view/96960/?page=1

Описание картины Альбрехта Дюрера "Четыре апостола"

На тему:

«Описание картины Альбрехта Дюрера «Четыре апостола»

Введение

Альбрехт Дюрер. Его считают знаменитейшим и самым блестящим живописцем Германии. Воспитанный в мастерской серебряных дел мастера, Альбрехт Дюрер был не только удивительным художником и гравером, но (подобно Микеланджело) он занимался еще архитектурой, скульптурой, музыкой и словесностью.

Около 1525 года Альбрехт Дюрер начал работать над последней своей картиной «Четыре апостола», на которой изобразил Иоанна, Петра, Марка и Павла и которая подводит итог всей его творческой деятельности, является своеобразным завещанием великого художника грядущим поколениям. Так картина воспринимается и поныне.

Это произведение имело для художника огромное значение. В него были вложены идеи, наиболее волновавшие Дюрера, составлявшие самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть. Картину Дюрер преподнёс в дар родному городу Нюрнбергу осенью 1526 г., и она находилась в зале ратуши, где решались самые важные дела городского самоуправления.

Курфюрст Максимилиан I буквально насильно выманил её у нюрнбержцев. Боясь ослушаться, они отправили её в Мюнхен, втайне надеясь, что текст писания апостолов под ними в лютеровском переводе заставит Максимилиана вернуть картину назад. Однако курфюрст велел отпилить еретический текст и отослать обратно рамы. Только в 1922 г.

створки и текст были вновь восстановлены в авторских старинных рамах.

Содержание картины

Картина – диптих – состоит из двух вертикальных узких створок, скреплённых между собой. На левой створке изображены апостолы Иоанн и Пётр, на правой – Марк и Павел. Апостолы находятся в одном пространстве, стоят на одном полу. Композиционно они тесно спаяны вместе, духовно они кажутся абсолютно едиными.

Их отличает твёрдая воля и темперамент борцов. Состояние духовной активности, интенсивного размышления не только соединяет их, но заставляет предположить общность интеллектуальных поисков. Образы апостолов несут в себе глубокое философско-этическое содержание.

Дюрер создаёт их в надежде подать совершенный пример человеческих характеров и умов, устремлённых в высокие сферы духа.

На переднем плане слева стоит апостол Иоанн, самый юный и самый преданный из учеников Иисуса.

Фигура Павла доминирует в правой части диптиха. Павел не знал Иисуса и не входил в число его двенадцати учеников, но он почитается как апостол за свои чрезвычайные заслуги в становлении христианской церкви.

Угрюмый Павел с мечом и Библией в руках представляет меланхолический темперамент. Во времена Дюрера считалось, что это темперамент гениальных людей.

К меланхоликам художник относил и самого себя, его особое влечение к этому темпераменту подтверждает известная гравюра «Меланхолия» (1514 г.). Итак, перед нами четыре мужа, оплот христианской церкви.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Композиция картины

Композиция организует восприятие, но все же главная ее цель – выразительность и гармония.

Отсутствие центральной композиции кажется настолько странным, что долгое время искусствоведы считали, будто «Четыре апостола» – это правая и левая части незаконченного триптиха.

Но это мнение представляется сегодня ошибочным: не стал бы прославленный мастер торжественно дарить Нюрнбергу незавершенную работу.

Скорее всего, Дюрер намеренно отказался от привычной композиционной схемы, чтобы подчеркнуть, что его произведение – не молитвенный образ (напомним, что протестанты отрицали поклонение изображению), а картина, перед которой следует не обращаться к Богу, а предаваться размышлениям.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Дюрер написал их картину мастерски – под материей ощущаются очертания сильных тел, вертикальные складки зрительно делают фигуры еще выше. И в то же время два крупных контрастных пятна, красное и белое, придают картинам строгость и предельный лаконизм, заставляя зрителя сосредоточиться на главном – лицах. Всмотримся же в эти лица, соотнося образы Дюрера с евангельскими персонажами.

Психология героев

В четырёх апостолах также видеться воплощение основных чётырех темпераментов – холерического, меланхолического, сангвинического и флегматического.

Действительно, Дюрер стремился создать разные типы людей, с их способностью к активному жизненному действию, но наряду с этим и более всего его увлекала цель сотворения образа могучей, духовно богатой личности.

Картина «Четыре апостола» должна была восприниматься своеобразным завещанием великого немецкого художника-гуманиста современности и грядущим поколениям.

Апостол Иоанн, уравновешенный и спокойный, представляет самый светлый и счастливый темперамент – сангвинический. Петр, первый среди апостолов, считался основоположником католической церкви.

У Дюрера он стоит в глубине, почти скрытый фигурой Иоанна, в чем видится проявление протестантских предпочтений художника.

Дюрер и здесь верен сложившейся в Средние века иконографии: Петра изображали широколицым, с небольшой округлой бородой, в руке он обычно держит золотой ключ от райских врат.

Устало склонивший голову Петр олицетворяет старость и флегматический темперамент. Фигура евангелиста Марка в правой части триптиха, симметричная фигуре Петра.

В руке Марк сжимает традиционный атрибут евангелистов – свиток; его оживленное, исполненное энтузиазма и нетерпения лицо не оставляет сомнений в том, что это представитель бурного холерического темперамента. Марк, так же, как и Павел, олицетворяет средний возраст человека.

Но сколь различны по настроению две почти симметричные композиции! Иоанн и Петр благоговейно склонились над раскрытой книгой. Мы не видим их глаз, а они не видят ничего вокруг.

Юноша и старик поглощены текстом, совершенно самодостаточны и отрешены от окружающего мира. Они – философы, писатели, ученые; их реальность – Слово с заглавной буквы, несущее знание, пробуждающее мысль.

Книга представлена здесь как источник мудрости, но не как руководство к действию.

Читайте также:  Михаил васильевич нестеров, картины и биография

В отличие от Иоанна, который держит книгу бережно, словно драгоценность, Марк сжимает свой свиток машинально. Взгляд евангелиста обращен не на свиток и не на Библию, а на Павла. Столь горячо и преданно смотрят на вождя, ожидая поучения или команды.

Глаза Марка горят, как у не ведающего сомнений фанатика. Для него важны уже не слова, которые были в начале, а вытекающие из них решения, дела.

И наконец, тяжелый, исполненный подозрительности взгляд Павла словно пробивает плоскость картины и обращается вовне – на зрителя.

Глядя в это грозное всевидящее око, понимаешь: лжепророк для Павла – любой инакомыслящий, в том числе и ты сам. И его (тебя) ждет жестокая кара. Меч в руке апостола смотрится зловеще, тяжелая закрытая Библия – уже не живительный источник Божественного Слова, а закосневшее учение, верность которому скрепляется кровью.

Хотел ли Дюрер осознанно противопоставить в своем диптихе возвышенных мыслителей и жестких деятелей?

Разумеется, нет! Никак невозможно вообразить, что у глубоко верующего художника начала 16 века было намерение представить в столь мрачном свете евангелиста Марка и, тем более, – апостола Павла. Благочестие автора диптиха не вызывает сомнений.

Познавательное значение

Под изображениями апостолов И.

 Нейдерфер начертал строки из евангелий апостолов, содержащие предостережения от соблазнительных слов лжепророков: высказывание апостола Петра, предостерегающее от «ложных пророков», которые «ради жадности будут к вам приступать с вымышленными словами; слова Иоанна о том же, цитаты из евангелий апостолов Павла и Марка еще конкретнее: «В последние времена наступят ужасные дни.

Будут люди, которые опираются только на себя, жадные, гордые, надменные, нечестивые, родителям непослушные, неблагодарные, всем мешающие, насильники, нецеломудренные, недобрые, дикие, предатели, кощунственники, самодовольные».

Сам А. Дюрер так подписал картину: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения».

Эти слова были как нельзя более актуальны, ведь годом ранее Нюрнберг официально принял Реформацию, и в его стенах стали проповедовать свои учения люди разных направлений новой веры.

И именно подпись под картиной напоминает о верности слову и внутренней стойкости в тех случаях, когда лжепророки проповедуют социальный и религиозный радикализм, грозящий опрокинуть весь строй духовной и материальной культуры.

Только в Библии, где ни слова ни убавить, ни прибавить, Альбрехт Дюрер видит твердую основу, на которую следует опираться. Потому он и послал к нам своих современников – людей мятежа и преобразования, мыслителей и борцов, сознающих высшее назначение своего существования. Грубая мужицкая сила органично соединяется здесь с тончайшими проявлениями ума и силой страсти.

Колорит

Апостолы изображены в одном пространстве и композиционно тесно спаяны между собой, духовно кажутся абсолютно едиными. Никогда еще художественный стиль Дюрера не достигал такого отточенного языка, таких монументальных, исполненных величия и красоты форм, как в этом произведении.

На каждой из досок выдвинута на первый план и выделена цветом одна из фигур. На левой доске – Иоанн в зеленой одежде и красном плаще на желтой подкладке; на правой – Павел в плаще холодного бело-голубого оттенка.

Они представляют самый счастливый темперамент – сангвинический и меланхолический, в глазах Дюрера и его современников – темперамент гениальных людей.

Апостол Петр, которого римские папы считали своим покровителем, отодвинут на картине на второй план.

Воспитывающее значение

Этот диптих Дюрер подарил Нюрнбергу со следующей подписью: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения…».

И. Нейдерфер начертал строки под этим изображением, которые содержали предостережение от соблазнительных слов лжепророков.

Это картина имеет очень большое воспитывающее значение. Автор изобразил чётырёх апостолов совсем с разными характерами, то есть Дюрер показал какими могут быть люди. Апостола Иоанна изобразил уравновешенным и спокойным, он представляет самый светлый и счастливый темперамент! С этого апостола могут брать пример.

В эту картину Дюрер вложил идеи, наиболее волновавшие его, составлявшие самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть.

Автор создал эту картину в надежде на то, чтобы подать совершенный пример человеческих умов и характеров, устремлённых в высокие сферы духа. И Я, думаю, что у Дюрера это очень хорошо получилось.

Дюрер хотел чтобы эта картина давала людям новы нравственный ориентир и высокий пример для подражания.

Собственная оценка

Меня поразил талант Альбрехта Дюрера. Картина произвела на меня очень положительное впечатление. Четыре апостола прямо потрясла меня. А в этой картине я усматриваю нечто, как сказали бы философы, иррациональное, сверхразумное, мистическое. В ней есть какая-то тайна.

Альбрахт Дюрер великий художник, он смог написать картину, которой восхищаются люди, в том числе и Я. Меня поражает его талант, как он смог воплотить идеи волновавшие на тот момент его в эту картину. Он хотел изобразить самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть в этой картине, и это у него замечательно получилось.

Больше всего меня поражает в этой картине отсутствие центральной композиции, и это кажется настолько странным, что долгое время искусствоведы считали, будто «Четыре апостола» – это правая и левая части незаконченного триптиха.

Но это мнение представляется сегодня ошибочным: не стал бы прославленный мастер торжественно дарить Нюрнбергу незавершенную работу.

Скорее всего, Дюрер намеренно отказался от привычной композиционной схемы, чтобы подчеркнуть, что его произведение – не молитвенный образ, а картина, перед которой следует не обращаться к Богу, а предаваться размышлениям.

На эту картину я могу смотреть очень долго, я в ней нахожу каждый раз что-то новое для себя…

Список литературы

1) Ф. Рогинская, Л.В. Попов Л.В. 1873–1914.м. искусство. 1954 г.

2) В.С. Оголовец «Культурология»

3) Ф. Рогинская, Л.В. Попов Л.В. 1873–1914.м. искусство. 1954 г.

4) Минченков Я.Д. Словарь русских художников, т. 1–3. Спб. 1839–1899.

5) Материал из сайта «http://iskustvo.ru/»

6) Материал из сайта «http://www.kulturologia.ru/»

7) Материал из сайта «http://www.mavicanet.com/directory/rus/3855.html»

8) Материал из свободной энциклопедии «Википедия».

Источник: https://doc4web.ru/mkh/opisanie-kartini-albrehta-dyurera-uotchetire-apostolauot.html

Альбрехт Дюрер, «Четыре всадника»

Альбрехт Дюрер – выдающийся художник, рисовальщик, гравер, основоположник искусства немецкого Возрождения. Он родился в городе Нюрнберге, который в то время был центром книгопечатания. Отец Дюрера был ювелиром, и первые навыки рисования будущий художник получил в его мастерской.

Заметив склонность сына к живописи, отец отправляет его учиться к нюрнбергскому художнику М. Вольгемуту, где в течение четырех лет мальчик овладевает основными навыками живописи.

Затем, чтобы усовершенствовать свое искусство и получить звание мастера, он отправляется в обязательное для начинающего художника путешествие по немецким городам. В середине 1490-х гг. Дюрер приезжает в Италию.

Родина Ренессанса произвела на молодого художника неизгладимое впечатление многоликостью своих городов, светом и жизнерадостностью искусства. Он был поражен и образованностью итальянских художников и тем почетом и уважением, которым они были окружены в своей стране.

Дюрер перенял от итальянских теоретиков искусства учение о пропорциях человеческого тела, а позднее и сам внес в него много нового, обобщив свои наблюдения и исследования в «Четырех книгах о пропорциях».

Через одиннадцать лет он возвращается в Италию уже признанным мастером и удивляет итальянцев своим искусством.

Художник много путешествовал по Германии, его привлекали нравы, обычаи и одежда его народа, местные достопримечательности.

Дюрер заносил в свой путевой альбом рисунки городов, пейзажей, портреты прохожих, зарисовки встречающихся ему на пути животных. Его отличала разносторонность интересов.

Дюрер писал картины, создавал гравюры на дереве, одним из первых применил технику гравировки на медных досках. Он был инженером и математиком, архитектором и поэтом.

Дюрер создал более 200 гравюр. «Четыре всадника» – одна из самых известных его работ. Она входит в цикл из пятнадцати гравюр на дереве, созданных им для иллюстрации «Апокалипсиса». Этот цикл принес художнику всемирную славу.

Мимо зрителя к неведомой цели мчатся четыре всадника, совсем не замечая, что их кони через мгновение растопчут горстку людей. У первого всадника на голове корона, он отпустил поводья и, натянув тетиву лука, готов поразить кого-то.

Однако лицо его не выражает ни злобы, ни ярости, словно ему жаль свою будущую жертву.

Другой всадник, в диковинном колпаке, в стремительном движении весь подался вперед и яростно замахнулся мечом. Он разгневан чем-то и поэтому беспощаден.

Третий всадник, находящийся в центре гравюры, выделяется среди своих спутников крепким сложением и богатством одежды; его конь – это могучий тяжеловоз в роскошной сбруе. Лицо всадника обращено вверх и выражает отрешенность и равнодушие.

Эти трое наездников мчатся бок о бок, их фигуры так тесно сомкнуты, что всю группу можно принять за трехглавого коня. А рядом, но обособленно от них спешит на костлявой кляче полуголый тощий старик, его ноги почти касаются земли.

На лошади четвертого всадника нет ни седла, ни попоны, а вместо поводьев болтается веревка. Припадая к земле, кляча перескочила через упавшего человека в короне, к которому подползает огнедышащее чудовище, приближающееся к людям вслед за всадниками.

Все четыре всадника являются олицетворением известных библейских образов. Первый – лучник – это Победитель. Всадник, занесший над головой меч, символизирует Войну. Третий их спутник, Голод, держит в руках весы. Четвертый всадник – это Смерть.

Чудовище, ползущее за ними, олицетворяет собой ад, где будут мучиться после смерти все грешники. В Библии эти всадники являются по очереди, и художники, иллюстрировавшие ее раньше, всегда изображали их порознь.

Дюрер впервые объединил их в одной композиции.

Художник намеренно сближает рамки гравюры, вся группа персонажей едва помещается в них. Если бы Дюрер изобразил всадников чуть дальше, впечатление, производимое гравюрой на зрителей, не было бы столь ошеломляющим.

Ощущение неизбежности расплаты усиливает массивность и кажущаяся медлительность центральной фигуры – всадника с весами. Медленно и тяжело опускаются на людей копыта коня, спокойно ниспадает его густая грива, почти касается земли тяжелая попона.

И только по развевающемуся на ветру конскому хвосту можно догадаться о стремительности движения.

Среди других известных работ Дюрера – иллюстрации к книге С. Бранта «Корабль дураков», серия гравюр на дереве «Апокалипсис» (в которую входит «Четыре всадника») и гравюр на меди «Всадник, смерть и дьявол», «Меланхолия», «Адам и Ева», картины «Портрет молодого человека», «Автопортрет» и «Четыре апостола».

Две из перечисленных гравюр – самые знаменитые произведения Дюрера; они выполнены в середине 1510-х гг.: это«Св. Иероним», «Всадник, смерть и дьявол». Первая из них изображает всадника, который неуклонно движется вперед, несмотря на то что смерть и дьявол всячески искушают и пугают его; вторая – сидящего в келье за столом св.

Иеронима, возле которого, на переднем плане, лежит лев, более похожий на старого доброго пса. Об этих гравюрах написаны тома исследований, ими давалось множество толкований: так, в них усматривали попытку отразить положение рыцарства, духовенства, бюргерства, а в образе св. Иеронима видели писателя-гуманиста, ученого новой эпохи.

Третья гравюра – «Меланхолия». Крылатая женщина изображена в окружении атрибутов средневековой науки и алхимии: песочных часов, весов, колокола, инструментов различных ремесел, «магического квадрата», летучей мыши и т. п.; облик ее полон мрачной тревоги, трагизма, подавленности, неверия в торжество разума и силы знания.

В руке у нее раскрытый циркуль, к поясу привязаны связка ключей и кошель. Позади женщины взобравшийся на жернов угрюмый мальчуган с трудом выводит что-то на дощечке, рядом свернулась в клубок тощая собака, в небесах простерла свой предвещающий беду хвост комета.

Меланхолия – «образ владеющего всеми достижениями человеческой науки и мысли гения, отважившегося проникнуть в тайны вселенной, но остановившегося перед внезапной преградой».

Вся гравюра кажется овеянной мистическими настроениями, несомненно, отражающими настроения более общие, характерные для той атмосферы, в которой жила родина художника в канун Реформации и крестьянских войн.

мадина 20/03/2016

Спасибо создателю сайта, мне было очень интересно, полезная информация.

Источник: http://jivopis.org/dyurer-albrext—chetyre-vsadnika/

Ссылка на основную публикацию