Завтрак с крабом, виллем клаас хеда, 1648

  •     Виллем Клаас Хеда ( 1594 — 1680 ) родился в
  •    Голландии в Харлеме и живописи учился у своего
  •    отца Геррита Виллема Хеда. В Харлеме художник
  •    жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он
  •    начал с картин на религиозные сюжеты и портре-
  •    ты, но затем полностью перешёл на написание
  •    натюрмортов. Жанр натюрморта в Голландии
  •    XVII века полчил большое распростронение.
  •    Виллем Клаас Хеда стал одним из самых значи-
  •    тельных представителей этого жанра. Он как и
  •    Питер Клаас создавал скромные «завтраки» с
  •    простым набором незамысловатых предметов.
  •    Хеду и Клааса роднят зеленовато — серые или ко-
  •    ричневые тона, но произведения Хеды более тща-
  •    тельно отделаны, а вкус его более аристократичен,
  •    что проявлялось в выборе изображаемых объек-
  •    тов : серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а

   не сельди и т.д.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Стол для завтрака с ежевичным пирогом. 1631г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт.                                                    1632г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт.                                                    1632г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт с маслинами.                             1634г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт.                                                     1634г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт с позолоченным кубком.         1635г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт.                                                      1636г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Натюрморт.                                                       1637г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Утренний натюрморт.                                      1637г.

          Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

        Завтрак с крабами.                                          1648г. 

        Ветчина и серебро.                                          1649г.

        Натюрморт.                                                        1649г.

        Натюрморт.                                                        1651г.

        Натюрморт.                                                        1657г. 

        Натюрморт.                                                        1657г.

        Натюрморт.                                                        1657г.

        Натюрморт с пирогом, серебряным кувшином и

        крабом.                                                               1658г.

Источник: https://mholland.ucoz.ru/index/villem_klaas_kheda/0-21

Голландский художник Виллем Клас Хеда -мастер завтраков. | Волшебная сила искусства

           Один из талантливых художников  голландского натюрморта   Виллем  Клас Хеда 1593-1682гг.Он был мастером традиционного  натюрморта,который называли  ontbijtjes  ,что обозначает лёгкий завтрак или лёгкая закуска.

                 Это  изображение  накрытого стола со скромным набором предметов трапезы и домашней утвари. Предметы кажутся расположенными в беспорядке, свободно и естественно.

  • Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  • Завтрак с крабом.
  •                    Но они подчинены продуманной четкой композиции, объединены мягким рассеянным светом на сером или светло-оливковом фоне в пределах коричневато-золотистой и серо-серебристой гаммы красок.
  •                 Объединяющее их название «монохромные завтраки» условно, оно лишь подчеркивает общую сдержанную живописную тональность.
  • Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

            Хеда родился в Нидерландах, в Харлеме, и обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды. В Харлеме художник жил и работал всю жизнь.

                     К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 г. он получил статус мастера в харлемской гильдии Св. Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 гг.) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом. 

                       Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии. Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов.

                                 Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не сельди и т. п.

  1. Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  2.  Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  3.             Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме.
  4.                 Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались.
  5. Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  6. Натюрморт с ветчиной.

              Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебренная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь. В картине заключено размышление о бренности существования человека на Земле, призыв позаботиться не о теле, а о душе.

  • Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  • «Натюрморт с серебряным кувшином и пирогом» (1645). Веймар
  • Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  • Завтрак с черничным пирогом.

               Каждый из предметов расположен так, представлен с таких точек зрения, что зритель может воспринять его фактуру, объем, мельчайшие детали. Хеда многократно повторял отдельные мотивы, находя в расстановке и сочетании предметов новые и свежие решения.

  1. Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648
  2.               Но произведения Хеды и мастеров его круга не создают впечатления старательных копий натуры, они одухотворены любовным и бережным отношением живописца к миру вещей, к повседневному обиходу.
  3.                 Предметы словно хранят тепло прикосновения человеческих рук, следы его недавнего присутствия: брошена смятая салфетка, не допито вино в бокале, надрезан лимон, отломлен кусок пирога, рыба нарезана и положена на блюдо.
  4. Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648Натюрморт с трубками и жаровней.            
  5.          Кубок, бокал, рюмка, дамасский клинок, карманные часы с открытой крышкой и поразительно точно выписанным механизмом (живописец использовал в работе тончайшие кисти) — все это воспроизведено с несомненной любовью.
  6.  Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648           
  7.              Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины.

                  С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме.

Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки.

                Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности.

                 В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

                         После 1640 г. картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Санкт-Петербург). Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.

                  Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем. Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

                         Мастер умер около 1680 г. в Харлеме. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.   

Источники.

http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=559

http://mholland.ucoz.ru/index/villem_klaas_kheda/0-21

http://www.world-art.ru/painting/painting.php?id=635     

Источник: https://maxpark.com/community/6782/content/3252753

Виллем Клас Хеда Завтрак С Крабом

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Произведениям Хеды (Завтрак с ежевичным пирогом, 1631 Художественная энциклопедия Хеда, Виллем Клас «Натюрморт с крабом» (1648).

Билем Клас Хеда (1594 1680) «Завтрак с крабами»

Горизонтальный формат полотна – нижний край стола с изображаемой натурой параллелен строго раме, Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными.

Чаша с тлеющими угольками, Перед нами рассматриваемые с точки высокой зрения предметы, перевёрнутый бокал, курительные приспособления, череп – в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой.

Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались.

Виллем Клас Хеда (1593/1594-1680/1682) писал однотипные натюрморты в течение нескольких десятилетий, по крайне мере они датируются как 1631 (представленный «Завтрак с черничным пирогом»), так и 1651. Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. писалась уже абсолютно смятой.

Предметы кажутся расположенными в беспорядке, свободно и естественно.

Представлен с таких точек зрения, Каждый из предметов расположен объем, так, что зритель может воспринять его фактуру, мельчайшие детали.

Тем не менее определенное оживление в композицию своих натюрмортов художник внес. Кубки из венецианского стекла, Хеда любил писать чаши серебряные с мерцающими бликами, перламутровые раковины.

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Натюрморт с посудой и ежевичным пирогом

Тем самым он избегает монотонности фона. Кубок, бокал, рюмка, дамасский клинок, карманные часы с открытой крышкой и поразительно точно выписанным механизмом (художник использовал в работе тончайшие кисти) – все это воспроизведено с несомненной любовью.

Они одухотворены любовным и бережным отношением живописца к миру вещей, Но произведения Хеды и мастеров его круга не впечатления создают старательных копий натуры, к повседневному обиходу. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки.

Погасшая свеча символ окончившейся жизни серебряная посуда означает земное ветчина богатство чувственные радости лимон внешнюю красоту – внутри которой скрывается горечь, Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл.

А как бы случайный, Расположение предметов стало носить празднично-торжественный, не естественный характер.

Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались.

Один изображал цветы, в XVII веке в Голландии многие очень художники создавали натюрморты, третий – музыкальные инструменты, другой – посуду – причем в их среде существовала специализация.

Читайте также:  Ян брейгель старший, биография и картины

Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались.

То есть задней стене комнаты, Он также располагает строго стол параллельно плоскости картины. Но, Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, не боялся симметрию, нарушить в отличие от них, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой.

Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии.

А как бы случайный, Расположение стало предметов носить не празднично-торжественный, естественный характер.

Создающая романтическое ощущение таинственности, Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с загадочная тем поэтичность.

Горизонтальный формат полотна – нижний край стола изображаемой с натурой строго параллелен раме, Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными.

Одним из его создателей стал Виллем Клас Хеда. В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. Натюрморты с едой назывались «onbijtjes» (с голландского – «завтрак»).

Более уравновешенную композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага, Королевская галерея Маурицхейс) и в «Столе с завтраком» (1631, Дрезденская картинная галерея). Королевская галерея -х гг, уравновешенную Более композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага.

Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijtом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня.

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Картины, художник – Хеда, Виллем Клас

Бокал, Кубок, дамасский клинок, рюмка, карманные часы с крышкой открытой и поразительно точно выписанным механизмом (художник использовал в работе тончайшие кисти) – все это воспроизведено с несомненной любовью.

Как видно на примере замечательного натюрморта, с исключительным мастерством он передавал и отражения блики на блестящих и гладких поверхностях, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов.

Примечательно многолетнее пристрастие Хеда к одним и тем же предметам. Объединены мягким рассеянным светом на сером или светло-оливковом фоне в пределах коричневато-золотистой и гаммы серо-серебристой красок, Но они подчинены продуманной четкой композиции.

Но, Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, он создавал оригинальные композиции, меняя расстановку, представляющие взгляд новый на привычные предметы.

В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг. В Голландии XVII века жанр натюрморта получил большое распространение.

Но, Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те мотивы, же он создавал оригинальные композиции, меняя расстановку, представляющие новый взгляд на привычные предметы.

Голландский натюрморт XVII века занял первое среди место живописи этого жанра в странах Европы.

Брошена смятая салфетка, Предметы словно хранят прикосновения тепло человеческих рук, надрезан лимон, не допито вино в бокале, отломлен кусок пирога, рыба нарезана и положена на блюдо – следы его недавнего присутствия. Колорит выдержан в коричневато-зелёных тонах и является из одним первых примеров нидерландского монохромного натюрморта.

Билем Клас Хеда (1594 – 1680) «Завтрак с крабами»

В обеих картинах предметы расположены нейтральном на фоне и объединены чёткой диагональной композицией. писалась уже абсолютно смятой. Предназначенной лишь для обозрения любования и Еда ранее представлялась нетронутой, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы.

Создающая романтическое ощущение таинственности, Для его натюрмортов характерны удивительная точность передаче в предметов и вместе с тем загадочная поэтичность.

Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не сельди и т. п. Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 г.

и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса). Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме.

Овощей, За столь длительное время работы в одном художники жанре достигали впечатляющего совершенства в технике передачи фруктов, предметов из металла и стекла, фактуры ткани, воды в бокалах.

Так, белая скатерть у него закрывает не весь стол, а только часть. Хеда многократно повторял отдельные мотивы, находя в расстановке и сочетании предметов новые и свежие решения.

Зрители неизменно замирают перед знаменитым дрезденским «Натюрмортом с ежевичным пирогом» (1631).

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Винсент Ван Гог (1853 – 1890) «Подсолнухи»

Чаша с тлеющими Перед угольками, нами рассматриваемые с высокой точки зрения предметы, перевёрнутый бокал, курительные приспособления, череп – в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой. В начале 1630-х гг.

Объединяющее их название «монохромные завтраки» условно, оно лишь подчеркивает общую сдержанную живописную тональность.

Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы.

Колорит выдержан в коричневато-зелёных и тонах является одним из первых примеров нидерландского монохромного натюрморта. В Голландии XVII века жанр натюрморта получил большое распространение.

Он обращался к излюбленному в Голландии типу «завтраков» изображению накрытого стола со скромным набором предметов трапезы и домашней утвари. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки.

Используя довольно консервативные своих каноны современников – Флориса Клес ван Дейка и Николаеса Гиллиса, в начале 1630-х Хеда стал писать их.

Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Спрос на подобные натюрморты был очень большой. Как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название, Натюрморты таких собрание живописцев, Брёдиуса).

Подлинность того, что увидел и изобразил художник, вызывает восхищение.

Цвета, в полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов искусность и в передаче формы, но и живое и искреннее наслаждение, фактуры каждой мелочи самой по себе, с которым раскрывается красота предметного мира.

Но, Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, не боялся нарушить симметрию, в отличие от них, располагая белую скатерть в правой или левой и части оставляя середину стола непокрытой. В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг.

Источник: http://art.bluvelvet.net/wdr/201601/villem-klas-heda-zavtrak-s-krabom/

Триумф «мертвой природы»

Я не настолько придирчив, чтобы считать непозволительными и нетерпимыми всякие изображения вообще. Но поскольку искусство живописи и ваяния — это дар Божий, я требую его осмотрительного и законного применения

Жан Кальвин. «Наставление в христианской вере»

Нидерландский живописец, уроженец Харлема, где несколько лет возглавлял привилегированную художническую гильдию Св. Луки.

С его именем связан расцвет самого популярного жанра голландского натюрморта XVII века — так называемых «завтраков» (ontbijtjes), виртуозных изображений прерванной трапезы, наделенных, как считается, сложным аллегорическим значением.

Натюрморты Хеды высоко ценились при его жизни и за пределами Голландии, а его манера оказала влияние на многих художников второй половины столетия — например, на Франса Халса.

«Мертвая природа», nature morte,— говорим мы вслед за французами XVIII века, и в этом непроизвольно слышится что-то равнодушно-макабрическое. Умерла так умерла.

Они говорили: «stilleven». Никакой смерти, только жизнь, которая, как дочь Иаира, не умерла, но спит, точнее притворяется затихшей, замершей.

По первому впечатлению расцвет натюрморта — это в чистом виде античный мимесис, возвращение к легендам об Апеллесе, Зевксисе и птицах, которые слетелись клевать нарисованную кисть винограда.

Очищенное от всякой прямой повествовательности упражнение на виртуозность.

Чай не люди изображены, которым можно сопереживать, а кубки и скатерти, но уж как правдоподобно играет свет на чеканных боках сосуда, как уютно прикрывает недоеденную снедь скомканное полотно.

Что еще? Высокая культура быта, о да, причем проникшая чуть ли не во все слои стремительно богатевшего общества.

Вкус к изящной утвари и основательным яствам, размеренная роскошь, не претендующая на совсем уж откровенную похвальбу, умение залюбоваться не только тем, что веками мыслилось как парадное, для публичного созерцания предназначенное (и потому в солидных домах копившееся поколениями), но и вещами случайными, мимолетными, иногда даже и сорными. Какие-то ступки, увядающие цветы, окорока, битая дичь. По меркам большого искусства высокого Возрождения — не слишком почтенные сами по себе материи; богатый кувшин или блюдо плодов не грех выписать, бравируя все тем же умением подражать, в очередной евангельской или мифологической сцене, но разве же сделаешь состояние на одних блюдах да кувшинах?

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

В Республике Соединенных провинций это было возможно — ну да это частный случай того, как там вообще было устроено бытование живописного искусства. Путешественников XVII столетия изумляло то, насколько массовым в стране был арт-рынок.

Огромное количество живописцев на душу населения, несопоставимо большее, чем во Франции или Англии,— от преуспевающих магнатов, которые в дополнение к многолюдным мастерским иногда еще и прикупали какой-нибудь бойкий мыловаренный или красильный бизнес, до скромных одиночек.

И при этом столь же огромный спрос.

Церковь, веками главный европейский заказчик и главный патрон художников, тут оказалась на третьих ролях; патриции, своими заказами способные обеспечить живописцу благосостояние на всю жизнь, разумеется, водились — и во множестве.

Но куда более многочисленные горожане и даже фермеры тоже покупали, покупали и покупали как заведенные: в Дельфте, скажем, не менее двух третей всех жилищ были украшены картинами, да подчас и не одной-двумя, а десятками.

Читайте также:  Автопортрет с сэром эндимионом портером, антонис ван дейк

Не всем по карману были цены на Рембрандта или Доу, которые за одно произведение получали в лучшие времена 500-1000 гульденов (500 гульденов — это хороший годовой заработок квалифицированного ремесленника). Но крохотный пейзажик или тот же натюрморт работы какой-нибудь мелкой сошки из гильдии Святого Луки — это было посильно.

Началось все с цветов. Как и безумное увлечение живыми тюльпанами, обернувшееся первым биржевым пузырем в истории экономики, это тоже была изначально мода не местная, импортированная.

Все новые и новые ботанические образцы из дальних стран, появлявшиеся в королевских садах Европы, вызывали потребность их описывать и каталогизировать, ну а потом документальное изображение цветов с целями чисто научными полюбилось станковой живописи.

Групповой портрет прекрасных цветущих растений, как и всякий групповой портрет, не всегда писали разом с натуры, вот так и поставив их букетом; иногда это была искусная компоновка цветов, увиденных в разных местах и в разное время года, и тут полагалось ценить не только сочетание редких и дорогих ботанических экспонатов, но и искусную сообразность цветовых пятен.

А заодно старый-престарый, средневековый еще «язык цветов», делавший соцветия и былинки символами христианских добродетелей или истин веры. Вон у фламандцев не случайно же в те же цветочные композиции нет-нет да и вписывалось какое-нибудь изображение Богоматери, как у Яна Брейгеля Бархатного.

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Но фламандцы были католики, заимствовать у них приходилось крайне избирательно, и не все их специалитеты кальвинистскому голландскому рынку приходились по вкусу. Скажем, раблезианским «лавкам» Снейдерса подражали, но все-таки умеренно.

Исторические и библейские сюжеты приветствовались, но опять-таки не с таким размахом и не с такой барочной исступленностью, как у Рубенса или Йорданса; изображения как моленного образа не существовало, храмы были пусты, а роль алтарной композиции голландское благочестие поручало чаще всего таблице с текстом десяти заповедей.

Впрочем, и те изображения, которые делались не для того, чтобы им поклоняться и служить, а для украшения быта, тоже должны были с этим благочестием сообразовываться — ровно как голландский костюм того времени, который даже на богатейшем горожанине был по французским или итальянским меркам до смешного чопорным и пуританским. Отсюда и вкус к теме vanitas — суеты и бренности, вообще-то характерный для всей барочной культуры, но особенно уместный в голландских условиях просто в силу того, что набожную мораль в этом случае можно было преподнести без папистских излишеств — одними символическими деталями, которые, в принципе-то, еще с римских времен были в соответствующих случаях подручным средством. Череп, погашенная свеча, часы — сначала песочные, а потом, под стать новейшим технологиям, и механические.

Не нужно особой проницательности, чтобы в картине с черепом, хотя и окруженным бытовой дребеденью, разглядеть напоминание о «последних вещах». Но и бесчисленные «завтраки» Виллема Класа Хеды или Питера Класа — тоже не просто картинки жовиального бюргерского быта и не просто этюды о красоте будничных и даже низких предметов.

«Опрокинуты корзины, // Не допиты в кубках вины»; недочищенный лимон под солнечной кожурой скрывает преогорчительно кислое нутро, небрежно брошенная меж роскошным серебром трубка сообщает, что все земное — дым да пепел, тонкое стекло ненамного более прочно, нежели мыльный пузырь, скомканная скатерть — напоминание о «Разлучительнице собраний и разрушительнице наслаждений», которая ведь явится, а с ней и саван, в котором, как известно, нет карманов, чтобы унести с собой хоть что-то из столь приятного быта.

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Испанцы того же времени вроде Хуана де Вальдеса Леаля сходные истины передавали, насупленно выводя тронутые тлением трупы. А здесь — как будто бы ничего отталкивающего, ничего пугающего, тихие и сдержанные уроки.

Богатство твое тлен, питье твое не утоляет жажды, но есть жизнь вечная — и не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его: и пусть хлеб и вино напомнят тебе об этом.

Натюрморты относились к той категории картин, которые, как правило, писались не на заказ, а для продажи, то есть всецело в воле самого художника было разработать притаившийся в «недвижной жизни» ребус.

А заодно придать ему красноречивость, менее или более явную, настаивать на всем этом иконологическом нравоучении или почти растворить его в красоте живописи.

Более того, сегодняшнему глазу эти заботливо припрятанные аллегории могут показаться натяжкой, а то и тонким лицемерием: вольно же оборачивать общие места религиозной этики в искусство, которое вроде бы наполнено ощущением спокойного и уравновешенного благополучия.

Но это парадокс на самом деле не больший, чем сама эта этика в ее голландском изводе XVII столетия — так спокойно и так уравновешенно примирявшая отчаянный ригоризм Кальвина и жизнелюбие, призыв не собирать себе сокровищ на земле и деловитое накопление.

Сергей Ходнев

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3397714

Хеда, Виллем Клас(Willem Claesz Heda) | Студия И

Виллем Клас Хеда(1594–1682)- голландский живописец, мастер натюрморта.
Виллем Клас Хеда родился 14 декабря 1594 года в Харлеме, Нидерланды, в семье профессионального художника.

Завтрак с крабом, Виллем Клаас Хеда, 1648

Обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды. В Харлеме художник жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он начинал с картин на религиозные сюжеты и портретов, но затем практически полностью переключился на натюрморты.

В Голландии XVII века жанр натюрморта получил большое распространение. Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме.

Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались.

Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes — этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijt’ом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня.

Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебряная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь.
Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии.

Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов. Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не сельди и т. п.

К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 году он получил статус мастера в харлемской гильдии Святого Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 годах) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом.

Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 годом и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса).
В начале 1630-х гг. Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, но, в отличие от них, не боялся нарушить симметрию, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой.

В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х годов писалась уже совершенно смятой. Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы.

Расположение предметов стало носить не празднично-торжественный, а как бы случайный, естественный характер.

Виллем Клас Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины. С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме.

Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки. Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, но, меняя расстановку, он создавал оригинальные композиции, представляющие новый взгляд на привычные предметы.

Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности.

В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

После 1640 года картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Санкт-Петербург).

Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.
Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем.

Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

Мастер умер 24 августа 1682 г. в Харлеме, где и был похоронен. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.

Источник: https://www.stydiai.ru/gallery/willem-claesz-heda/

Завтрак с крабом

Завтрак с крабом. Виллем Клаас Хеда, 1648

  • Хозяин вышел всего лишь на минутку, а в это время наш любопытный взгляд проник в пространство роскошной трапезной, еще хранящей следы присутствия ее владельца.
  • И в то время, пока за цветными витражными стеклами окон просыпается с рассветом уличная жизнь Дельфта, Брюгге или Антверпена, -это нам сложно узнать точно, слишком плотно закрыты окна роскошным и массивным фламандским штофом,-мы посмотрим в отсутствии хозяина на то, что здесь происходит.
  • О том, как протекает тихая «жизнь вещей» в отсутствии их владельцев.
  • Зачастую, вещи знают о жизни и смерти гораздо больше, чем их временные владельцы: хрупкая плоскость и недолговечность стекла лучше любого профессора философии расскажет Вам об эфимерности, иллюзорности и быстротечности земной жизни; блеск золотого потира и серебрянного кувшина расскажут нам о призрачности земного богатства (здесь уместно вспомнить евангельское высказывание Иисуса о том, что «Собирайте небесное богатство, а не земные дары»); сочные куски аппетитной ветчины и оранжевые дольки созревшего сыра Эдамер напомнят о чувственных радостях; жизнерадостный вид лимона с полуочищенной пористой цедрой расскажет нам о внешней красоте, внутри которой скрывается горечь.
  • Итак, хозяин застолья на минуту выскользнул из комнаты, возможно, что он пошел на местный рынок, чтобы купить десяток остэндских сочных устриц или фунт свежего грюйера, не будем гадать, просто посмотрим на этот великолепный натюрморт, выдержанный художником в умиротворяющей зеленовато-серой тональности, глазами случайного стороннего наблюдателя.
Читайте также:  Музей гуггенхайма в бильбао, испания

Прежде всего обращает на себя внимание оливковая тональность обитых материей стен, а также, цвет покрывала для стола той же расцветки. Центр композиции фокусирует на себе внимание зрителя за счет горизонтальной концентрации золотой тональности, представленной в различных предметах натюрморта: хрустящая корочка пшеничного хлеба, солнечные блики на сферической плоскости римского бокала, наполненного, возможно, желто-серебристым Шабли или Сансерром; пламенеющие золотые переливы на опрокинутом кубке; в тональность вышеперечисленному-вывернутый брюшком вверх варенный краб, чтобы его ярко-красный панцырь не нарушал единства и абсолютной гармонии композиции.

И довершает эту «золотую линию» цветовой гармонии сочный лимон с полуочищенной пористой кожицей. Теплая золотая тональность в сочетании с преобладающим темно-оливковым фоном и бликами серебра помогает зрителю сфокусировать свое внимание на центральной части композиции.

Предметы на столе представлены в разнообразии форм и материалов: блюда из серебра, тарелки из фаянса, толстое зеленое стекло римского бокала и хрупкий хрусталь изящной тонкой «флейты»; «пузатое» серебро стоящего кувшина, пылающее золото лежащего массивного кубка.

Разнообразие форм и цветовых контрастов, тем не менее, приобретает гармоничное единство за счет использования художником золотых, серебряных и темно-оливковых пассажей, создающих удивительную целостность натюрморта.

«Завтрак с крабом»-один из самых известных голландских натюрмортов, написанных в жанре ontbijtjes («натюрморты-завтраки»), несущий скрытый аллегорический смысл посредством изображенных на нем различных предметов и домашней утвари.

«Завтрак с крабом», датируемый 1648 годом, принадлежит кисти замечательного голландского мастера Виллема Клас Хеды (1594-1680/1682 гг.

), представителя направления голландского реализма XVII века, имевшего особую склонность к изображению «жизни» вещей: из скромного изображения окружающих человека предметов он превращается в пышное зрелище.

Голландские «завтраки» всегда несут на себе следы незримого присутствия человека: белое вино (Шабли или Антр-дю-мер?) налито в бокалы, но недопито, как-будто бы хозяин на минуту отлучился из комнаты; аппетитного краба начали разделывать, но не доели, лимон наполовину очищен, салфетка скомкана, хлеб надломлен.

«Завтрак с крабом» Хеды относится, безусловно, к периоду расцвета этого жанра.

Картина представляет собой живописное полотно, написанное маслом, размер 118 х 118 см. Место нахождения: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Картина поступила из Государственного музейного фонда в 1920 году.

  1. Современный щвейцарский фотохудожник, работающий в Париже, Гвидо Мокафико с помощью современных средств и технологий создает потрясающие фотошедевры в старом жанре «натюрмортов-завтраков», вдохновленный работами именнитых голландских живописцев XVII века.
  2. С первого взгляда, рассматривая фотополотна Мокафико, ошарашенно недоумеваешь, даже не понимая, о чем здесь идет речь: то ли это живописные картины, исполненные маслом, то ли это совершенные и изысканные фотоработы, сотворенные с помощью света и таланта фотографа.
  3. Впрочем, судите об этом сами, зритель!
  4. Сергей Штельманн, блог Stelmann

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5acc92e92f578cb21a415c63/5adf2e72db0cd9699b56a72f

Натюрморт в голландской живописи

Блестящего расцвета в искусстве 17-го века достигает натюрморт. Голландский натюрморт — это в отличие от фламандского скромные по размерам и мотивам картины интимного характера.

Виллем Хеда( 1594 — 1680/82)  и Питер Клас (1597 — 1661) чаще всего изображали так называемые завтраки: блюда с окороком или пирогом на относительно скромно сервированном столе.

В умелой компоновке предметы показаны так, что ощущается как бы внутренняя жизнь вещей ( недаром голландцы назвали натюрморт «still leven» — «тихая жизнь» а не «nature morte» — «мертвая природа»). Колорит сдержан и изыскан. (Хеда.

«Завтрак с омаром», 1648; Клас. «Натюрморт со свечой», 1627).

«Натюрморт с айвой и персиками» (1651). П.Клас

«Завтрак с ветчиной» (1647). П.Клас

«Натюрморт с золотым бокалом» (1624). П.Клас

«Натюрморт с крабом» (1644). П.Клас

«Натюрморт с посудой». П.Клас

«Натюрморт с сосудами для питья».П.Клас

«Натюрморт с турецким пирогом и кубком Наутилус» (1627).П.Клас

«Натюрморт с фруктами». П.Клас

«Натюрморт со свечой» (1627) П.Клас

«Натюрморт с ветчиной, омаром и фруктами»(ок.1660) В.Хеда

«Десерт». В.Хеда

«Натюрморт с крабом». В.Хеда

«Натюрморт с рыбой, орехами и другими предметами». В.Хеда

«Натюрморт с чашей Наутилус». В.Калф

«Натюрморт с синей вазой» (1660). В.Калф

  • «Натюрморт с бокалом вина» В.Калф

С изменением жизни голландского общества во второй половине 17-го века, с постепенным нарастанием стремления буржуазии к аристократизации и потерей ею былого демократизма изменяется и характер натюрмортров. «Завтраки» Хеды сменяются роскошными десертами Виллема Калфа.

На смену простой утвари приходят мраморные столы, ковровые скатерти, серебряные кубки, сосуды из перламутровых раковин, хрустальные бокалы. Калф достигает поразительной виртуозности в передаче фактуры персиков, винограда, хрустальных поверхностей.

Единый тон натюрмортов прежнего периода сменяется палитрой самых изысканных красочных оттенков. 

Голландский натюрморт — одно из художественных претворений самой важной темы голландского искусства — темы частной жизни обыкновенного человека. 

Источник: http://cvetamira.ru/natyurmort-v-gollandskoy-zhivopisi

Художник Виллем Клас Хеда. Зачем он рисовал объедки?

Вы только посмотрите на этот раздрай на столе: богатейший кубок, изящный графинчик, искусная чаша — скомканная скатерть, недоеденный пирог, недопитый стакан! Что бы это все значило?

Чтобы никто не сомневался в авторстве, художник поместил свой автограф на кромке скатерти. Это — Виллем Клас Хеда, голландский художник семнадцатого века. Его продукция — натюрморты. Они как бы очень похожи. Но только как бы.

На самом деле, что побудило художника написать десятки (если не сотни) однотипных полотен с остатками закуски и выпивки? Мы никогда этого не узнаем, потому что жизнь автора скрыта толщей времен.

О некоторых его современниках известно больше, о нем — почти ничего. Родился или в 1593, или в 1594 году в Харлеме (Нидерланды), где начал свою карьеру художника. Осталось неизвестным, кто был его учителем, кто его посвятил в тайны искусства. Первая его картина отмечена в 1621 году, в 1631 году он становится членом гильдии Святого Луки (который считается покровителем художников) в Харлеме.

Почти точно, что к этому времени он был женат (почему почти точно: в гильдию принимали только женатых, но были и исключения). Известно, что у него был сын Герри, который тоже писал натюрморты.

Может быть, начало его натюрмортам было положено во время обучения: рисовал этюды тех предметов, которые были у его учителя. Возможно, что учитель был не из бедных, в его распоряжении были какие-то красивые и дорогие предметы сервировки. Возможно, что Виллем заразился искусством чеканщиков и ювелиров, а затем и других ремесленников, имеющих отношение к украшению стола.

Весьма вероятно, что кто-то из заказчиков мастера, у которого работал Хеда, впечатлился работой художника и купил его картину. Это дало толчок, понимание, что такие вещи будут иметь спрос.

А что заставляло заказчиков покупать натюрморты с остатками пиршества? Картины, видимо, украшали столовые. И создавали впечатление роскоши (хотя и недоступной).

Но почему все так беспорядочно? Почему объедки, битая посуда? Неужели нельзя было изобразить все в полном порядке: поставленные как полагается приборы, нетронутые блюда и закуски, непочатые кувшины и графины с выпивкой?

Наверное, художник считал (с ним можно согласиться!), что нетронутый стол — больше мертвая натура, чем такой — со сдвинутой и скомканной скатертью, с растерзанным пирогом, с опрокинутой вазочкой.

Стол как бы переживает недавнее пиршество: еще и фитиль на свече не срезан. А веселье было бурным, судя по смятой скатерти и битому бокалу.

И недопитый стакан — свидетель того, что кто-то из трапезничавших набрался так, что не хватило сил прикончить налитое.

Это — один натюрморт. Сколько их — никто сказать не может. Но сохранившиеся, прошедшие буквально через века и страны несут нам знание о мелочах, которые сегодня кажутся второстепенными.

Кого сегодня волнует марка изготовителя скатерти? Художник ее зафиксировал. Где сегодня можно увидеть ножницы для обрезания обгоревшего фитиля? Художник их нарисовал. Кто сегодня скажет, были вилки в то время или нет? У Хеда они отсутствуют и, вероятно, их не было в широком ходу. Кто может сказать, какие булочки выпекали в семнадцатом веке? Их можно увидеть в натюрмортах Хеда.

Однообразный художник зафиксировал с десяток видов столовых ножей: с наборными ручками, с рифлеными ручками… Конечно, он не мог полностью менять реквизит от картины к картине, но разнообразие предметов поражает.

Зачем художник рисовал остатки пиршества? Мастер об этом уже не расскажет…

…В советские времена, в шестидесятые годы была выпущена «Книга о вкусной и здоровой пище».

На ее форзаце была картинка роскошного стола: прекрасная посуда, несколько видов фужеров и рюмок, тарелки с подтарельниками… А что стояло на столе (кроме посуды)! И это в те времена, когда народ просто бедствовал. Но книжка была доступна широкой публике. И купивший ее мог хотя бы помечтать о такой роскоши.

Видимо, натюрморты Хеда тоже были своего рода мечтой для кого-то.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/71503/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector