Портрет княжны марии николаевны, маковский — описание

В течение шести лет, с 1819 по 1825 год, в семье императора Николая I и императрицы Александры Федоровны появились на свет три девочки — три красавицы дочери: Мария, Ольга и Александра. Отец хотел видеть дочерей скромными, мать — добрыми. Воспитывали их одинаково, но вот по характеру они были совершенно разными…

Старшая дочь Мария имела волевой и непокорный характер, который фактически и помог ей добиться в жизни того, чего она хотела, а хотела свободы и навечно остаться в России. В день своего 16-летия юная девушка, получив из рук отца подарок, попросила его: «Я хочу еще получить в подарок твое честное слово«.

Император был удивлен и спросил: «А в чем дело?» — «Я никогда не хочу покидать Россию, и дай мне слово, что принуждать меня не будешь, иначе я уйду в монастырь!» Девушка боялась уготованной всем дочерям императорского дома Романовых участи — быть выданной замуж за иностранца и жить за пределами Родины…

Но строптивой Марии удалось сделать так, как она хотела.

«Это была, несомненно, богатая и одаренная натура, соединившая с поразительной красотой тонкий ум,приветливый характер и превосходное сердце…«

А.Ф.Тютчева

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Кристина Робертсон Портрет Великой княгини Марии Николаевны. 1841

(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

Великая княжна Мария Николаевна родилась 18 августа (6 августа по старому стилю) 1819 года в Павловске. Волшебная сказка дворцов и парков Павловска, Петергофа, Гатчины и Царского Села была основной в детстве девочки. Вместе с сестрами и братом Александром они играли, учились, наслаждались жизнью. В 1834 году Мария вместе с матерью Александрой Федоровной едет в Европу, в Берлин. Мать демонстрирует миру дочь-красавицу, давая понять, что не за горами поиск выгодной партии для дочери. 1835-1836 годы проходят в первых балах и маскарадах.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Камея Портрет великой княжны Марии Николаевны. Первая половина 19 в. Италия

(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Нефф Т. А. Портрет великих княжон Марии Николаевны и Ольги Николаевны. 1848

В 1837 году восемнадцатилетняя Мария впервые увидела на больших кавалерийских маневрах принца Максмилиана Лейхтенбергского.

Герцог Максимилиан-Евгений-Иосиф-Наполеон Лейхтенбергский – сын вице-короля Италии Евгения Богарнэ и Амалии-Августы, дочери короля Баварии, считался не только одним из красивейших мужчин в Европе, но и одним из наиболее просвещенных и образованных принцев.

Хотя насчет красоты были и другие мнения, но об этом чуть ниже. Максимилиан не сводил с юной княжны глаз, но пока девушка была холодна и думала лишь о том, что свобода для нее дороже всего.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Брюллов К.П. Портрет великой княжны Марии Николаевны. 1837

(Государственная Третьяковская галерея) 

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Портрет Герцога Максмилиана Лейхтенбергского

Весь 1838 год Мария старалась как можно больше узнать об Максимилиане Лейхтенбергском и в октябре 1838 года состоялась очередная встреча княжны и герцога в Царском Селе. Все складывалось как нельзя лучше, девушка полюбила, герцог отвечал взаимностью и уже в декабре в церкви Эрмитажа было объявлено о помолвке молодых.

Венчание Максимилиана Лейхтенбергского с великой княгиней Марией Николаевной состоялось 2 июня 1839 года в Зимнем дворце. «Церемониал венчания по греческому обряду был продолжителен и величественен, — писал очевидец события, Астольф де Кюстин.

Герцог Лейхтенбергский — высокий, сильный, хорошо сложенный молодой человек; черты его лица вполне заурядны, глаза красивы, а рот чересчур велик, да к тому же неправильной формы; герцог строен, но в осанке его нет благородства; ему удаётся скрыть природный недостаток изящества с помощью мундира, который ему очень идёт, но делает его больше похожим на статного младшего лейтенанта, нежели на принца». Характеристика уже другая, но все же муж великой княгини Марии Николаевны был несколько иным: Максимилиан Лейхтенбергский благодаря своим талантам и блестящему образованию быстро занял видное место не только в царской семье, но и в русском обществе. Император даже посчитал необходимым назначить герцога президентом Академии художеств. Назначение не было случайным. Максимилиан с детства хорошо рисовал и писал красками, да к тому же владел известнейшей в художественном мире картинной галереей в Мюнхене: галерея обладала полотнами Рафаэля, Беллини, Ван Дейка, Веласкеса, Мурильо и других великих мастеров.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Ее императорское высочество Мария Николаевна Лейхтенбергская и

 Его императорское высочество герцог Максимилиан Лейхтенбергский

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Генри Греведон Портрет великой княжны Марии Николаевны, герцогини Лейхтенбергской.1839 

Но главное все же было другое — Мария осталась в Росси и ее муж с радостью принял ее условие.

Любимый отец, император Николай I, сделал дочери подарок и повелел на одной из центральных площадей города построить для дочери специальный дворец, который должен был отвечать всем требованиям художественной моды середины XIX века.

Назван был он Мариинским в честь Великой княгини Марии Николаевны Лейхтенбергской. Место ему определили напротив Исакиевского Собора, а строительство доверили молодому и талантливому архитектору А.И.Штакеншнейдеру.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Садовников В.С. Мариинский дворец. 1847

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Мариинский дворец 1874

В 1845 году дворец был открыт для обозрения и публика сразу же дала ему название «Волшебный замок». Большинство художественных шедевров из мюнхенской галереи герцога переехало в Мариинский дворец. В России Максимилиан пополнил коллекцию произведениями Айвазовского, Брюллова, Неффа, покровительствовал их авторам.

Мария Николаевна проявила безупречный вкус, украсив стены дворца первоклассными работами итальянских, немецких, французских, голландских и русских живописцев. К этому следует добавить семейные реликвии, драгоценности императрицы Жозефины и Марии Николаевны из ее роскошного приданого, коллекции оружия Наполеона Бонапарта и Евгения Богарне.

Стараниями супругов было создано богатейшее художественное собрание.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

В.И.Гау Портрет Великой княгини Марии Николаевны 1850

Антон Ханиш Портрет Великой княгини Марии Николаевны, миниатюра

Не меньше, чем роскошным дворцом, современники восхищались его хозяевами: «Герцог Лейхтенбергский был не только одним из красивейших мужчин в Европе, но также одним из просвещенных и образованнейших принцев…

Мне не приходилось встретить человека с таким обширным и точным чутьем всего благородного и прекрасного«, — писал Владимир Соллогуб; Марией восхищалась и ее сестра Ольга: «Ее особого рода красота соединяла строгость классического лица и необычайную мимику.

Лоб, нос, рот были абсолютно правильны, плечи и грудь прекрасно развиты, талия так тонка, что ее мог обвить обруч ее греческой прически. Понятие о красоте было для нее врожденным, ее влекло к прекрасному«.

Кристина Робертсон Портрет Великой княгини Марии Николаевны. 1845

(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

Это было счастливое время, молодые были влюблены и окружены друзьями и близкими. Вскоре появились и дети — у герцога и великой княгини было шесть детей (не считая девочки, умершей в младенчестве).

Родители серьезно и продуманно заботились об их воспитании и образовании, растили в сердечной, но и в тоже время спартанской атмосфере.

Николай I лично следил, чтобы его внуки регулярно занимались гимнастикой, имели офицерскую выправку, строевую подготовку, безупречно владели ружейными приемами. Но при этом для их обучения приглашали лучших преподавателей, профессоров Университета.

В особенности для Николая, который унаследовал от отца тягу к наукам. Второй сын, Сергей, увлекался живописью и музыкой, поэтому его образованием ведал художник К. фон Липгарт. Мемуаристы отмечали, что дети герцога и великой княгини получили хорошее воспитание и образование.

Три акварели Владимира Гау Великая княгиня Мария Николаевна с детьми

Кристина Робертсон Портрет Великой княгини Марии Николаевны с детьми

Нефф Т. А. Портрет великой княгини Марии Николаевны. 1846 

Но… вдруг все переменилось. В семье произошел разрыв и почему и как до сих пор строятся догадки и единого мнения нет. Скорее всего виной была супружеская измена герцога. Мария отплатила ему тем же. Ее не случайно обвиняли в легкомыслии и любовных связях.

Связь с графом Григорием Александровичем Строгановым (1823—1878), сыном Натальи Кочубей (юношеское увлечение А.С.Пушкина), началась еще при жизни мужа.

После разрыва с мужем Мария родила от Строганова еще троих сыновей, так сын Григорий родился в 1852 году — в год смерти герцога Лейхтенбергского, жившего в последнее время на Майорке. Он лечился от туберкулеза и умер совсем молодым — в возрасте 35 лет.

Он скончался в ночь на 20 октября 1852 года в Мариинском дворце и был погребен в церкви Святого Иоанна Иерусалимского, в Пажеском корпусе. А сердце его было отправлено в Мюнхен, в семейную усыпальницу.

Франсуа Ксавье Винтерхальтер Портрет великой княгини Марии Николаевны. 1857 

(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

Гау В. Портрет Григория Александровича Строганова 1848

По прошествии траура, без разрешения императора, Мария Николаевна тайно венчалась со Строгановым. Исключалось совместное их появление в свете и при дворе. В России семейной жизни в Мариинском дворце ни дня не было. Все чаще и надолго уезжала Мария Николаевна с новым мужем и младшими детьми за границу. Основным местом обитания стала Италия, там в 1861 году великая княгиня приобрела виллу «Кварто» у А.Демидова и украсила ее со свойственным ей вкусом. В семье Романовых и в свете были уверены, что Николай I никогда не согласился бы на официальный союз дочери с одним из своих подданных, пусть даже весьма родовитым. Хуже того: Марии грозило заточение в монастырь, а графу — ссылка на Кавказ. Ничего не изменилось и после смерти Николая Павловича в 1856 году: против признания брака восстала вдовствующая императрица, ее поддержали многие Романовы. Новый государь Александр II сочувствовал сестре, но пойти против воли матери не решился. Подробнее об этом читаем в блоге вот здесь: Княжна Мери

Мария Николаевна была щедрой благотворительницей, современники отмечали способность великой княгини безоглядно отдаваться увлечениям, непостоянство в чувствах и обилие талантов.

Просвещенная любительница наук и искусств, женщина многосторонне образованная, великая княгиня заботилась о судьбах отечественного искусства, став вместо мужа в 1853 году первой женщиной президентом Академии художеств России.

Она собирала коллекции, занималась судьбами художников, увеличивала награды и стипендии за лучшие работы в Академии художеств и не жалела на это никаких средств и прежде всего своих. 

Нефф Т.А. Портрет Великой княгини Марии Николаевны. Президент Санкт-Петербургской Академии художеств. 1866

(Архангельский музей)

В последние годы жизни она основала Общество поощрения художеств. Передала свою художественную библиотеку и множество ценных вещей для его музея и рисовальных классов.

Именно она настояла, чтобы государь дал средства на дом, который и сейчас является основном помещением для Союза художников Петербурга (Большая Морская улица, д.38).

Кроме того она покровительствовала Патриотическому институт благородных девиц, основанному в 1827 году.

Великая княгиня Мария Николаевна. Фото 1860-70-х годов

Умерла великая княгиня Мария Николаевна Лейхтенбергская в собственном дворце после долгой и тяжелой болезни 9 февраля 1876 года. Похоронили ее в усыпальнице Петропавловской крепости. Мариинский дворец унаследовали потомки герцога и великой княгини, но долг в 300 тысяч не дал им возможности удержать дворец в своем владении…

  • Пьетро Тенерани Портрет великой княгини Марии Николаевны. 1845
  • (Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)
  • Но все равно имя великой княгини Марии Николаевны Лейхтенбергской, урожденной Романовой, навечно с Россией: даже после смерти она здесь с нами, на ее горячо любимой Родине — и в имени Мариинского дворца и в лике ее на памятнике Николаю I на Исакиевской площади, откуда она взирает на прохожих и на ее любимый дворец, но самое главное нам остались дела ее, свершенные на благо русской культуры и образования.
Читайте также:  Музей костюма, мадрид, испания

Источник: https://romanovs-russia.blogspot.com/2016/12/blog-post_6.html

Настоящая Царевна — Великая Княжна Мария Николаевна

Опубликовано пользователем сайта

Говорят, что… bar_paly 48 21 декабря 2013, 20:40 Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Великая княжна Мария Николаевна, 1914 год

О Великой княжне Марии Николаевне мало писали мемуаристы… В семье ее всегда заслоняли старшие сестры и, конечно же, ее любимая младшая сестренка Настенька – та самая легендарная Анастасия. О ней же почти нечего сказать. Осколки, фрагменты, недопетая песня… 

За всю свою короткую жизнь она была только украшением мира. Трепетно собираешь кусочки ее разбитой жизни. Рассматриваешь фотографии… И прямо в душу смотрит она своими огромными синими глазами, которые в семье в шутку называли «Машкиными блюдцами».

Она была самой настоящей царевной со сказочным именем Марьюшка… И даже описывая Великую княжну, всем так хочется вспомнить сказку! Софья Офросимова писала о ней: «Ее смело можно назвать русской красавицей.

Высокая, полная, с соболиными бровями, с ярким румянцем на открытом русском лице, она особенно мила русскому сердцу.

Смотришь на нее и невольно представляешь ее одетой в русский боярский сарафан; вокруг ее рук чудятся белоснежные кисейные рукава, на высоко вздымающийся груди – самоцветные камни, а над высоким белым челом – кокошник с самокатным жемчугом…» Грустная, грустная сказка… А она – Русская Спящая Красавица, Вечная Спящая Царевна, которой никогда не проснуться…

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Мария в возрасте около четырёх лет

  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Розы. Рисунок великой княжны Марии Маковский К. Е. Портрет великой княжны Марии Николаевны. 1905 год Ее последняя записная книжка, как у старших сестер, в синем кожаном переплете с золотой монограммой осталось незаполненной. Машенька только начала переписывать в нее свое любимое стихотворение «Колыбельную» Лермонтова: «Спи, младенец мой прекрасный, батюшки бою…» Дальше – пустота. Кто знает, быть может, княжна переписывала его в свою последнюю июльскую ночь, а поэтические строчки оборванны внезапным стуком коменданта дома Ипатьева с требованием немедленно спуститься в подвал.

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

С Татьяной и Ольгой. 1901 год   Мария Николаевна была третьей девочкой в царской семье. Она появилась на свет 14 июня 1899 года и была названа в честь бабушки, Императрицы Марии Федоровны, которая стала ее крестной матерью. По традиции, во время крестин, когда маленькую опустили три раза в золотую купель, у нее состригли локон с головки и бросили в воду. Локон моментально опустился на дно. Все вздохнули с облегчением – хорошая примета, обещающая девочке прожить долго и счастливо. Тогда казалось, не могло быть иначе для малютки, чья жизнь началась среди блестящих дворцов Петергофа.

  1. Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание Мария в 1904 году
  2. Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  3. Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  4. Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Тенистый парк с разбросанными павильонами, беседками и диковинными скульптурами, запах морских волн, аллеи, ведущие к дворцу… И сам дворец, в обрамлении золотых каскадов и фонтанов, искрящихся солнечными лучами, лучами того июньского солнца. «Это же дворец снежной королевы!» – восторженно отозвался поэт Рильке о петергофском палаццо. Светлое начало. И за всю свою короткую девятнадцатилетнюю жизнь Мария дарила только свет всем тем, с которыми сводила ее судьба. Будь это кузен-принц Людовик или комиссар Временного правительства Панкратов… Она всех одинаково восхищала. И тяжело сказать чем, это так трудно описать словами, это надо понять сердцем. 1906 Родители впервые почувствовали разочарование при слове: «У вас дочь». Для правителя великого государства одно из самых горячих желаний иметь Наследника, продолжателя дела и Династии. На принципе наследия держится сама система монархии… Понимающая королева Виктория писала своим русским внукам: «…Сожалею, что это третья девочка – далеко не самое предпочтительное для страны. Знаю, что с большей радостью приветствовали бы Наследника вместо дочери». Разочарование было настолько сильным, что в телеграммах, сообщающих о прибавлении в царском семействе, были только скупые строчки: «Великая княжна Мария Николаевна». В дневнике Вел. Кн. Ксении еще кратче, зато точней: «Бедная Аликс!»

Двоюродный дядюшка Николая II, Вел. Кн. Константин Константинович патетически воскликнул: «Вся Россия будет огорчена!»

  • Великая княжна Мария, 1910
  • 1901
  • ОТМА, 1916
  • Мария. 1910 год
  • ОТМА, 1913
  • Царевны Мария, Татьяна и котята
  • Мария Николаевна в форме Казанского драгунского полка

Может быть, Россия и огорчилась, но, казалось, что сам Господь радовался рождению Марии. Весь день 14 июня было ослепительно яркое солнце… «В Петергофе в жаркую июньскую погоду родилась маленькая Великая княжна Мария, – вспоминает Мисс Игер. – Она родилась хорошенькой, слишком хорошенькой, я часто думаю, с какими-то лукавством чертенка в чертах лица. Великий князь Владимир назвал ее «Добродушной Малышкой», ибо она всегда была такой прелестной, и улыбчивой, и веселой. Она очень милый и очаровательный ребенок, с огромными темно-голубыми глазами и красивыми ровными темными бровями – фамильной чертой семьи Романовых». Один из гостей, любуясь новорожденной, сравнил ее с ангелом на одном из готических соборов Европы. С тех пор домашние так ее и прозвали – «наш ангелочек». Царь же всегда шутил, когда малышка проказничала: «Вот видите! Нормальный живой ребенок, а я то всегда боялся, что у нее вырастут крылышки!» Все отмечали необычную для ее ранних лет привязанность Великой княжны Марии к отцу: «Когда она только научилась ходить, – пишет Мисс Игер, – она всегда пыталась сбежать из детской комнаты к своему папе. Где бы она не видела его в саду или в парке, она всегда звала его. А он всегда, как только видел или слышал ее, ждал ее и немного нес на руках. Когда он болел в Крыму, ее горе не видеть своего отца не знало границ. Мне приходилось запирать дверь детской, иначе она пробиралась в коридор и беспокоила его своими попытками добраться до него. Если ей удавалось случайно услышать его голос, она протягивала свои маленькие ручки и звала: «Папа, папа!» Зато и восторг, когда ей позволяли повидать отца, был огромный. Когда Императрица пришла навестить детей в первый вечер после того, когда у царя нашли брюшной тиф, на ней была надета брошка с миниатюрным портретом Императора. Всхлипывая и плача, маленькая Мария заметила брошку; она забралась на колени к матери и покрыла нарисованное лицо поцелуями. И не один вечер во время его болезни она не желала идти спать, если не поцелует эту миниатюру». Возможно, сильные чувства княжны Марии не были равносильно взаимными со стороны родителей. Во всяком случае, ей так казалось… Она считала себя слишком глупенькой, неуклюжей, простоватой девочкой, с которой даже сестрам неинтересно играть. «Моя дорогая Машенька! – пишет мать своей третьей дочери, – Твое письмо меня очень опечалило. Милое дитя, ты должна пообещать мне никогда впредь не думать, что тебя никто не любит. Как в твою головку пришла такая необычная мысль? Быстро прогони ее оттуда! Мы все очень нежно тебя любим тебя, и, только когда ты чересчур расшалишься, раскапризничаешься и не слушаешься, тебя бранят, но бранить не значит – не любить… Ты обычно держишься в стороне от других, думаешь, что ты им мешаешь, и остаешься одна… вместо того, чтобы быть с ними. Они воображают, что ты и не хочешь с ними быть… Ну, не думай больше об этом и помни, что ты точно так же нам дорога, как и остальные четверо, и что мы любим тебя всем сердцем. Очень тебя любящая старая мама». Ольга и Татьяна были слишком привязаны к друг другу, чтобы впустить с вой круг хотя бы и родную сестренку – обычное дело в больших семьях. Николай II писал своей матери, Вдовствующей Императрице Марии Федоровне: «…Маленькая baby (т.е. Мария – Т.Н.) отлично ходит, но часто падает, потому что старшие сестры толкают ее и вообще, если не смотреть за ними, грубо обращаются с ней». Но все изменилось вот после какого случая. Однажды старшие девочки сделали домик из стульев в углу детской и прогнали бедную Марию, подом, правда, сказали, что она может быть «стражником», но должна стоять снаружи. Гувернантка сделала другой домик для малышки в противоположном углу, но она постоянно смотрела, как играют ее сестры, и ей очень хотелось играть вместе с ними. Внезапно она промчалась по комнате и ворвалась в злополучный домик, закатила оплеуху каждой сестре и также неожиданно выбежала в соседнюю комнату, от куда вернулась с целой охапкой своих любимых кукол. «Я не хочу быть стражником, я хочу быть королем, добрым королем, который раздает подарки», – сказала Маша, блеснув не дюжим государственным умом. Воздействие «кнута и пряника» не прошло даром. Старшие сестры пристыжено переглянулись. Татьяна сказала: «Мы были жестокими к бедненькой Марии. Она правильно ударила нас». Они усвоили этот урок и стали уважать ее права в семье. Вообще же Мария была тихим, несколько долговязым и простодушным созданием. Ее называли «наш добрый толстый Туту» или «Бау-Во», действительно она была полноватой, что служило предметом шуток со стороны матери и отца. Николай II даже на конвертах писем к своей третьей дочке проставлял непременное «Толстой Марú» – именно так, с ударением на последней гласной, на французский манер. Сестры и брат частенько обращались к ней чисто по-русски: «Машенька» или того проще «Машка». Никто и не ожидал, что их «Толстая Машка» превратится в одну из главных красавиц Дома Романовых. Великие княжны Татьяна и Мария, были хороши по-особенному. Татьяна была истинно греческой богиней, высокой и недоступной, Мария же походила на сказочную царевну-красавицу. «Великая Княжна была поразительно красива, будучи наделена типично романовской внешностью: темно-синие глаза, опушенные длинными ресницами, копна темно-каштановых волос…» – пишет Лили Ден. Продолжает сей чарующий образ С. Я. Офросимова: «Ее глаза освещают все лицо особенным, лучистым блеском; они… по временам кажутся черными, длинные ресницы бросают тень на яркий румянец ее нежных щек. Она весела и жива, но еще не проснулась для жизни; в ней, верно, таятся необъятные силы настоящей русской женщины». «В семье она была самая простоя, самая ласковая, приветливая, – пишет следователь Н. А. Соколов. – По натуре это была типичная мать. Ее сферой были маленькие дети. Больше всего она любила возиться и нянчится с ними. Она любила быть с простым народом, умела поговорить с солдатами, расспросить их про их домашнюю жизнь и в совершенстве знала, какое у кого хозяйство, сколько детей, сколько земли и т.п.». «Настоящая русская женщина», «типичная мать»… И никогда не иметь Великой княжне своих детей, хотя она желала их иметь не меньше двадцати! За свою короткую жизнь Мария не успела даже по-настоящему влюбиться. Хотя в нее неустанно влюблялись все! Добродушную Машеньку Романову вспоминал Георгий Светлани, юнга царской яхты «Штандарт»: «Больше других княжон мне нравилась Мария, третья по счету. Если говорить о красоте, то она, по-моему, была самая симпатичная, хоть и толстушка. Может, я это говорю потому, что она без всякого стеснения при ком бы то ни было очень любила «чмокаться». По-детски, конечно. Ни с того ни с сего подбежит, обнимет и поцелует. Не знаешь, куда при таком конфузе деваться. А все кругом смеются! Ей тогда лет семь было…» Любовь к кокетству стала появляться у нее совсем в раннем возрасте. Каково же было удивление гувернантки, когда ее воспитанница, глядя в окно на проходящие полки солдат, заявила, что хочет всех их перецеловать… Гувернантка мягко напомнила царской дочери о правилах приличия и, что «хорошенькие девочки не должны целоваться». Та урок усвоила, и когда ее хотел чмокнуть в щечку один из Великих князей, одетый в военный мундир, она с достоинством сказала: «Я не целуюсь с военными». Все долго смеялись… Особенно, вспоминая этот эпизод через десять лет, когда Мария Николаевна, уже цветущая барышня, окруженная целой «свитой» из влюбленных офицеров, весело кружила им головы с невольным или подсознательным кокетством. Своим поклонникам она любила шить рубашки… Еще одна рубашка – еще одно разбитое сердце. По дочери Императора можно было только вздыхать! В госпитале, вместе с Анастасией

Читайте также:  «крестьянин с уздечкой», крамской — описание картины

Но были увлечения, готовые перерасти и в династический брак. Первый раз, тогда княжне было всего лишь десять лет, в нее влюбился ее кузен – граф Людовик Маунтбеттен. Случилось это во время официального визита царской семьи в Великобританию. Но то ли Марии не понравился маленький Луи, то ли он состоял в слишком близком родстве – о браке серьезно не говорили.

Зато на самого принца эта встреча с русской красавицей произвела очень сильное впечатление. Будучи уже взрослым и женатым человеком, отцом большого семейства, он будет с благоговением вспоминать Великую княжну и свой невинно-розовый детский роман. Людовик переживет ее на целую бесконечность. Но и его жизнь оборвется страшно.

В 1979 году лорда убьет ирландский террорист.

Великая княжна Мария в платье-кимоно, 1915

Второй раз, во время другого семейного визита, это было уже в 1914 году, в Великую княжну влюбился Румынский Престолонаследник Кароль, через год он уже просил ее руки у Николая II. Тот ответил решительным отказом: Машенька была еще совсем девочкой, да и Кароля пророчили в мужья ее старшей сестре Ольге… Если бы знал тогда заботливый отец, что обрек ее тем самым на гибель.

[b] Великая княжна Мария, 1915

О Великой княжне Марии, можно сказать: жила сердцем… Из всех дочерей Николая II она была самой настоящей царевной, Великой княжной с большой буквы. Во время тобольской ссылки, она будет вызывать симпатию даже у социалистов-комиссаров. «Она любила и умела поговорить с каждым, в особенности – с простым народом, солдатами. У нее было много общих тем с ними: дети, природа, отношение к родным… Ее очень любил, прямо обожал комиссар В.С. Панкратов. К ней, вероятно, хорошо относился и Яковлев. Девочки потом смеялись, получив письмо из Екатеринбурга, в котором она, вероятно, писала им что-нибудь про Яковлева: «Маше везет на комиссаров». Она была душой семьи», – писала ее тобольская преподавательница К.М. Битнер. Машенька умерла сразу – выстрел в сердце. Ее тело сожгут и зароют отдельно от обожаемых сестер и родителей. Ее могилу будут долго искать и найдут через девяносто лет после гибели. Обгоревшее останки, фотографии, дневники, письма, отрывочные воспоминаний – вот, казалось бы, что осталось от сказочной принцессы. И еще… ее Любовь. Любовь, которая пережила Смерть. И стала Легендой. Людовик Маунтбеттен будет до конца своих дней держать на столе портрет убиенной Великой княжны. Когда он будет искать невесту своему внучатому племяннику принцу Уэльскому Чарльзу, то его выбор падет на девушку с широко распахнутыми синими глазами – Диану Спенсер. Взгляните на их фотографии, и увидите много общего: Леди Ди и Мария Романова похожи своей красотой, обаянием и… трагедией. Степанов, один из тех, кто лежал в годы войны в госпитале в Царском селе, писал, что раненые офицеры живо интересовались судьбой Великих Княжон и часто обсуждали между собой их будущее. «В отсутствии Княжон мы постоянно говорили между собой о них. Мы предполагали, что Княжны выйдут замуж за четырех Балканских наследников: сербского, греческого, болгарского и румынского. К тому же этот проект казался нам наилучшим способом разрешения всех балканских конфликтов. Нам хотелось видеть княжон счастливыми. Мы им готовили венцы». Господь приготовил св. мц. Великой Княжне Марии венец лучше и краше.

Источник http://www.liveinternet.ru/users/5111049/post289676871/#

Оставьте свой голос:

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/85926_nastoyashcaya-tcarevna-velikaya-knyazhna-mariya-nikolaevna

Маковский С.К./портрет княгини Юрьевской

Categories: Маковский С.К. (1877-1962)…История создания портрета княгини Юрьевской, кисти К. Е. Маковского с аукциона (4)

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание Попался на Стокгольмском аукционе редкий портрет Екатерины Долгорукой, княгини Юрьевской кисти К. Е. Маковского. Предлагаю ознакомиться с историей его создания.

Из воспоминаний Серге́я Константи́новича Мако́вского (15 (27) августа 1877, Санкт-Петербург — 13 мая 1962, Париж) — русский поэт, художественный критик и организатор художественных выставок, издатель. Сын К. Е. Маковского от брака с Юлией Павловной Летковой (1859 — 23.11.1954) «Портреты современников»

Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Portrait of Ekaterina Dolgorukova, Princess Yurievskaya. (аукцион Stockholm) На портрете изображена Екатерина Долгорукова (1847-1922), с 1880 года — Ее Светлость Принцесса Юрьевская, вторая морганатическая, супруга императора Александра II; до того, с 1866 года, его фаворитка.

(Пост: Княгиня Юрьевская… Поздняя любовь Александра II к Екатерине Долгорукой.(фильм с Роми Шнайдер) здесь https://www.liveinternet.ru/users/4386710/post247184338//

Портрет Екатерины Долгоруковой, морганатической супруги императора Александра II, продан в Стокгольме в 2017 году, за рекордные 11 млн шведских крон ($1,304 млн).Картина была написана художником Константином Маковским. Стартовая цена лота равнялась 3 млн крон ($353 тыс.), однако впоследствии выросла в три раза.Последний раз полотно выставлялось в Санкт-Петербурге в 1913 году, после чего долгое время считалось утерянным. Летом 2017 года портрет нашли в частной коллекции в Стокгольме. Сходство изображенной на картине женщины помогли установить фотографии светлейшей княгини Юрьевской, а также мемуары сына художника — Сергея Маковского. В 1880 году он упоминал голубой капюшон княгини, в котором она позировала художнику. В одежде такого цвета представлена дама на полотне. Как вспоминал Сергей Маковский, в начале лета 1880 года молодая императорская пара переехала в Ливадийский дворец в Крыму. Александр II любил живопись Константина Маковского. «Русалками», что появились на «Передвижной», он с места увлекся, и этот третий большой холст был тоже приобретен для Эрмитажа, — об удаче первый радостно сообщил нам Д. В. Григорович, свой человек «в сферах».

  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание
  • Портрет княжны Марии Николаевны, Маковский — описание

Портрет императора Александра II. 1860-е. Отец много раз писал государя — начиная с 1862 года, когда, будучи еще учеником Академии (по заказу П. М. Толстого для русского посольства в Лондоне), отлично справился с портретом Александра II (государь дал ему один сеанс). В следующий раз, для портрета, занявшего почетное место в Московской канцелярии (1868), государь позировал три раза и остался очень доволен сходством. Верным детским другом нашим много лет оставался сеттер-гордон, черный с желтыми подпалинами, породистый и смышленый, подарок отцу Александра II. У государя был такой же пес, но постарше — Милорд, отец нашего гордона. Так назвали и мы своего сеттера, только произносили Милор, по-французски. С Милордом у ног написан Константином Егоровичем государь в Ливадии. Портрет поколенный в гусарской форме. Последний ливадийский портрет, законченный уже в Петербурге, отец повторял с вариантами неоднократно в течение ближайших лет: для императрицы Марии Феодоровны (в малом формате), для вел. кн. Марии Павловны, для принца Уэльского, для графа А. В. Адлерберга, и для императора Вильгельма I. Расположение оригинального портрета Александра II (его собака, Милорд, сидя у его ног) неизвестно, но один из них хранится в Государственной Третьяковской Галерее. Маковский Константин Егорович (1839-1915) «Портрет императора Александра II»Дерево, масло, подпись «К.М.», к. XIX в., 45.5х34.5 см. (аукцион) Работа близка к известному портрету императора Александра II, исполненному Маковским в 1881гг. и хранящемуся ныне в собрании Третьяковской галереи (вариант — повторение портрета из Ливадийского дворца). Данный портрет представляет собой фрагментарное повторение названного предмета. «Портрет детей Ее Императорского Высочества Принцесса Ю.» Был опубликован в 1915 году в журнале «Нива» (№ 42, стр. 770); теперь он находится в частной коллекции. В Ливадию Александр II пригласил Константина Егоровича летом 1880 года — писать его, светл. кн. Юрьевскую и детей от нее: Георгия (Гогу), Ольгу и Катю. Пришлось, вместо Каченовки, ехать в Крым, пробыв сначала в Кунцеве, около Москвы, на даче в имении Солдатенковых. В Крыму удалось нанять кореизскую усадьбу Гончаровых. Начались поездки отца в Ливадию. А кругом — всё аристократические гнезда: гр. Адлербергов, кн. Юсуповой, Столыпиных и др. У гр. Адлербергов часто устраивались музыкальные вечера, отец не раз пел на них. В течение двух месяцев почти ежедневно за ним присылалась из Ливадии коляска. Четко вспоминаю придворный выезд — английская упряжка, тонконогие вороные в шорах, кучер и выездной в красных ливреях и в треуголках (у кучера надета «полем», концами в стороны). Смутно мерещится мне встреча с государем в одну из наших прогулок по ялтинскому шоссе: он гарцевал верхом рядом с викторией, в которой сидела кн. Юрьевская. В Ливадии Александр II, — он называл Константина Егоровича «мой живописец», — бывал с ним неизменно любезен, даже дружески доверчив, не раз намекал на свои нелады с «Сашей» (наследником-цесаревичем) и его миниатюрной супругой, не примирявшейся с поспешным (после кончины императрицы Марии Александровны) морганатическим браком государя. Фирс Сергеевич Журавлёв (1836-1901) Портрет императрицы Марии Александровны около 1880 г. Государственный Эрмитаж Огорчаясь на сына, государь проговаривался о суровости наследника, не забывая добавить: «Только ты никому не говори». В ливадийской обстановке он поражал своей простотой и сердечностью; когда писались портреты жены, сына и дочерей, он присутствовал на всех сеансах, давал осторожные советы, шутил, ласково призывал к порядку расшалившегося Гогу, а на прощанье передавал отцу конфеты и цветы «жене-красавице». Любил курить папиросы, которые подносил ему «его живописец» — с желтыми длиннейшими гильзами. Спустя полвека пачку таких папирос в потертом кожаном портсигаре я видел в Париже на аукционе, когда остаток имущества кн. Юрьевской, после ее смерти, пошел с молотка. На этой распродаже много реликвий из обихода Александра II приобрел за бесценок мой приятель кн. Н. С. Урусов. Что сталось с ними потом — не знаю. Из начатых в Ливадии портретов ни одного закончить тогда не пришлось. Сеансы были прерваны отъездом царя с семьей в Петербург, портреты кончались уже позднее. Головы государя и кн. Юрьевской удались отцу сразу, фигуры дописаны с моделей. Впрочем, и в Петербурге, перед кончиной, государь несколько раз позировал отцу, а детей привозили в его мастерскую и позже, когда улеглось немного впечатление от Первого марта. В мастерской дописывался и голубой капот кн. Юрьевской, надетый на модель; когда капот отслужил свою службу отцу, светлейшая прислала за ним, заявив, что к нему «привыкла». Она была не брезглива. К морганатической супруге государя не сохранилось никакой симпатии ни у отца, ни у матери. Светлейшая была женщиной не глубоких чувств, даже к собственным дочерям и к сыну относилась небрежно. На сеансы после Первого марта дети являлись плохо вымытыми, с грязными руками, девочки в заношенных платьицах, выкрашенных в черный цвет (тут же переодевались в шелк). И все трое воспитаны были плохо, не так, как подобает царским детям. Это не мешало им при случае проявлять свое августейшее «романовское» высокомерие. Однажды во время сеанса отец не совсем тактично спросил Гогу: — На днях вы были приняты государем (Александром III)? Он был приветлив с вами? Десятилетний Гога, не задумавшись, отрезал: — А вас, профессор, это очень интересует? Первое марта, вернее — обрывки этого страшного дня, оживают во мне с какой-то странной отчетливостью, и не только под влиянием рассказов матери, встретившей в это мартовское после-завтрака сани полицмейстера с умирающим государем. Помню, отчетливо помню, как, войдя в детскую, я был потрясен никогда еще не слыханным мною воплем-причитанием нашей няньки (Дарьи Климочкиной): «Убили царя-батюшку, у-би-и-ли!» — заливаясь слезами выла она, как бы выполняя обряд деревенских плакальщиц. Я бросился от нее в спальню к матери. Но и та плакала навзрыд. Этот испуг мой, это горе двух любимейших на свете женщин, матери и няньки Дарьи, я навсегда запомнил. Покушение произошло в половине второго, а около четырех прибывший гоффурьер повез отца в Зимний Дворец. Членов царской фамилии уже не было около почившего государя, вообще никого не было, кроме кн. Юрьевской, — она стояла на коленях у дивана, на котором лежало тело государя, покрытое простыней со следами крови. Не успевшее еще остыть его лицо всё как-то съежилось и было испещрено мелкими пятнами от осколков разорвавшегося снаряда. Даже гримировщикам не удалось сгладить этих пятен: они были заметны и тогда, когда облаченный в генеральский мундир искалеченный император покоился в гробу. Отец писал посмертный портрет Александра II горько плача, — и позже всякий раз, когда говорил о «страшном сеансе», у него навертывались на глаза слезы. После двухчасовой работы в плохо освещенной мартовским солнцем комнате получился мастерски написанный этюд. Полотно до революции находилось в Гатчинском дворце. По поводу этого посмертного портрета Александра II мы находим у Стасова следующие строки: «Количество написанных Маковским портретов громадно и, что составляет исключение у новых русских живописцев, между этими портретами очень много портретов женских и детских. Все вообще портреты Маковский писал широкой, иногда даже слишком размашистой кистью; они отличаются изяществом, элегантностью, блестящим колоритом, что вполне к ним идет, особенно потому, что в большинстве случаев это всё портреты аристократов и аристократок, графов, князей и знатных дам. Изредка иные из портретов бывают, к сожалению, немного прикрашены… Может быть, выше всего грудной портрет императора Александра II, написанный одним горячим взмахом через несколько часов после кончины государя. По силе сосредоточенности эффекта, по горячности и мастерству исполнения я признаю этот талантливый быстрый набросок достойным товарищем к портрету Брюллова, написанному им самим».

Из воспоминаний Сергея Маковского, сына К. Е. Маковского от брака с Юлией Павловной Летковой (1859 — 23.11.1954) «Портреты современников» http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9C/makovskij-sergej/portreti-sovremennikov/1/

«Сережа (Портрет сына в матроске). 1887.»

Источник: https://lovers-of-art.livejournal.com/22725.html

Женские образы К.Маковского

  •  
  •  Автопортрет К.Маковского
  •   Девушка в костюме Флоры
  •  
  •                  КОНСТАНТИНЕГОРОВИЧМАКОВСКИЙ (1839-1915)
  •  Автопортрет
  •          Творческое наследие Констант

ина Егоровича Маковского уникально и велико — в его творчестве сплелось много направлений – классицизм, романтизм, его считали также предтечей импрессионизма.

         Сын художника-любителя, в доме которого часто бывали К.Брюллов, Тропинин, — портретист, пейзажист,  исторический живописец (преимущественно широко известный и популярный своими картинами на сюжеты из русского боярского быта XVII века), Константин Егорович Маковский был талантливым и чрезвычайно работоспособным художником. О признании его таланта говорит уже то, что уйдя из Санкт-Петербургской Академии искусств и официально не получив диплома об ее окончании, К.Маковский получил в 1867 г. звание профессора, а затем и академика. Картины художника получали первые награды на международных выставках. Мировая слава Маковского была настолько велика, что именно его американцы пригласили написать первый президентский портрет Теодора Рузвельта. В России К.Маковский был признанным  и модным художником.

Сын художника вспоминал, что, работая над чьим-нибудь портретом, его отец успевал сделать его практически целиком уже за первый сеанс позирования. Но, чтобы его не заподозрили в халтуре, вынужден был еще месяц «доделывать» полотно. О себе художник говорил довольно самокритично: «Лучшие красавицы наперебой позировали мне. Я зарабатывал громадные деньги и жил с царственной роскошью.

Успел написать несметное количество картин… Я не зарыл своего Богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в которой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству.

»

       После революции картины художника, вероятно, как воплощение буржуазного вкуса, не соответствующее веянию времени, были убраны в запасники музеев, распроданы и раздарены правительственными чиновниками, и теперь их легче найти в частных коллекциях и художественных музеях мира.

В пятидесятые годы прошлого века  одной из самых известных его картин для широкой публики, возможно, была милая жанровая картина «Дети, бегущие от грозы». Ныне картины К.Маковского занимают почетное место в мировых художественных галереях и  желанные гости антикварных салонов и аукционов.

          ru.wikipedia.org/wiki/Маковский,_Константин_Егорович

   Портрет Юлии, жены художника

 

  Долгие годы неизменной музой художника была его вторая жена Юлия Леткова. Тридцатипятилетний  художник встретился  с юной Юлией после смерти своей первой жены, на ее втором балу в Санкт-Петербурге,  куда родители вывезли молодую девушку, которой было тогда пятнадцать,  сразу же влюбился и очень скоро добился от ее родителей согласия  на брак с ней.

                   Портрет дочери художника Оленьки

Портрет О.С. Макаровой, жены брата К.Маковского, Владимира

  1.   
  2.                          Портрет Марии, третьей супруги художника 
  3. (в образе Джульетты) – «Ромео и Джульетта»
  4.  
  5.                                     СВЕТСКИЙ ПОРТРЕТ  
  6. По заказу императора, художник выполнил ряд портретов императорской семьи
  7.                         Портрет императрицы Александры Федоровны
  8.  
  9.                  Портрет великой княжны Марии Николаевны
  10.    

Многие великосветские красавицы хотели иметь портреты, написанные К.Маковским.

Кокетства в ней ни капли нет —

Его не терпит высший свет.        А.Пушкин

    Портрет княгини Марии Михайловны Волконской

                   Портрет графини  С.П. Строгановой

  • Она была нетороплива,
  • Не холодна, не говорлива,
  • Без взора наглого для всех,
  • Без притязаний на успех,
  • Без этих маленьких ужимок,
  • Без подражательных затей…
  • Всё тихо, просто было в ней,
  • Она казалась верный снимок
  • Du comme il faut…                                         А.Пушкин                  

                           Портрет графини Е.П.  Шереметьевой

  1. «Она сидит покойна и вольна  — А.Пушкин»     
  2.       А между тем,  за ее спокойствием, за непроницаемым взором сильной женщины угадываются  радости и печали прожитых лет.  
  3.                                Портрет неизвестной
  4. «Никто б не мог ее прекрасной
  5. Назвать; но с головы до ног
  6. Никто бы в ней найти не мог
  7. Того, что модой самовластной
  8. В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar. »                              А.Пушкин

Портрет В.В.Бахрушиной, урожденной Носовой

  • «Куда бы ты ни поспешал,Хоть на любовное свиданье,Какое б в сердце ни питалТы сокровенное мечтанье,-Но встретясь с ней, смущенный, тыВдруг остановишься невольно,Благоговея богомольноПеред святыней красоты.»
  • А. Пушкин
  • Портрет девушки с розовым бантом
  • Портрет госпожи Вивьен
  • Женский портрет
  • Все непритворно в ней:
  • желаний томный жар,
  • Стыдливость робкая,
  • Харит бесценный дар,
  • Нарядов и речей

приятная небрежность.           А.Пушкин

                          Портрет Юлии Маковской 

На этом портрете В.А. Морозова, выданная отцом замуж за своего дядю А.А. Морозова, который был  намного  ее. После его смерти до совершеннолетия своих сыновей успешно управляла всеми делами мужа. Настоящая бизнесвумен 19 века. Прославилась щедрой благотворительностью.

  1.  Из своих путешествий в южные страны, художник привез весьма колоритные зарисовки национальных женских образов.
  2.                            Восточная женщина (цыганка)
  3.                                     Девушка в бурнусе
  4.                                           Портрет темноволосой красавицы
  5. Но с особенным удовольствием художник изображал типы русских и украинских девушек.
  6.                                                  Русская красавица
  7.                                                Украинка

Маковский написал две картины «Гладильщица». Эти картины написаны в совершенно новом для художника стиле, содержащим истоки импрессионизма.  Хотя бы с  одной из них хотелось бы вас познакомить.

  • Парижанка в жемчужном ожерелье

     Женские «головки» К.Маковского быстро вошли в моду. Появлявшиеся в самом массовом дореволюционном журнале «Нева», гравированные воспроизведения картин художника неизменно сопровождались эпитетами блестящие, грациозные, милые, а за всем эти  стояли виртуозность и блестящее мастерство художественного исполнения.

 Пожалуй наиболее известен цикл картин К.Маковского, изображающих жанровые сцены в «русском стиле» и портреты  боярышень в русских национальных костюмах 17 века. Милые лица девушек с прозрачными глазами, обрамленным густыми темными ресницами,  нежным маленьким ртом, тоненьким носиком редко кого оставляют равнодушным.

  1. » Всё в ней гармония, всё диво,Всё выше мира и страстей;Она покоится стыдливоВ красе торжественной своей;Она кругом себя взирает:Ей нет соперниц, нет подруг;Красавиц наших бледный круг
  2. В ее сияньи исчезает.»
  3.                         Александр Пушкин

                    Портрет княгини З.Н. Юсуповой в русском костюме

  • Боярыня (портрет Юлии Летковой)
  • Боярышня с подносом
  •                                                 За чаем
  •                                            Молодая боярыня
  •                                               Чарка меду
  •                                     Русская красавица в кокошнике
  • Боярышня у окна (с прялкой)
  •                                      Боярышня за прялкой
  •                                  Боярышня у окна
  •                               Девушка в жемчужном ожерелье
  • Портрет царевны Софьи
  •  К.Маковский скончался в Санкт-Петербурге в 1915 году, став жертвой, почти как Гауди одиннадцать лет спустя, несчастного случая,

связанного с трамваем. Трамвай врезался в его экипаж. Он получил тяжелые травмы головы и врачи не смогли его спасти.

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43432454744/prev

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector