Описание картины «персей и андромеда», рубенс

Баловень судьбы, человек, щедро одаренный всем, что только может дать природа, вот кто такой Рубенс.

Петер Пауль был разносторонне одарен, обладал прекрасной внешностью, талантом схватывать все налету, цепкой памятью, которая позволила ему быть одним из самых образованных людей своего времени.

Он владел 6-ю языками, прекрасно ориентировался в музыке, поэзии и других видах искусства, обладал талантом блестящего дипломата. Кроме того, он был необычайно удачлив.

Описание картины

Но величайшую славу во времени и пространстве Рубенсу обеспечила гениальность непревзойденного художника.

Титан

Чародей, «король художников, художник королей» — какими только эпитетами не награждали современники этого талантливого и удивительно плодовитого гения эпохи барокко. Интересной и заманчивой сделал скучную эпоху правления герцога Альба удивительный мастер живописи Рубенс, картины которого украшают все музеи мира.

Описание картины

Удивительная плодовитость

Описание картины

Полнокровность героев Рубенса

Описание картины

Один из самых известных древнегреческих героев

Картина «Андромеда и Персей» является шедевром мировой живописи. Ее сюжет очень популярен. Персея, убившего Медузу Горгону, самую страшную и всесильную из трех змееволосых дочерей двух морских божеств Форкия и Кето, знают даже люди, далекие от мифологии.

Способность убитой героем Горгоны обращать в камень все живое, без преувеличения, знакома всем и каждому.

Речь о ней зашла потому, что прямо в центре картины тщательно выписана отрубленная голова чудища, прикрепленная к поверхности зеркального щита, подаренного герою Афиной Палладой для осуществления именно этого подвига – убийства Медузы.

Вообще, олимпийские боги очень хорошо экипировали великого сына Данаи, родившей его от Зевса. Сюжет о появлении героя на свет тоже хорошо известен. Аргосский царь Акрисий, узнав, что погибнет от руки внука, спрятал свою дочь Данаю в подземелье. Но от громовержца не скроешься – он просочился к возлюбленной в виде золотого дождя.

Всем миром

Так вот, на полотне «Андромеда и Персей» очень скрупулезно изображены все доспехи — подарки богов. Правда, данные рознятся, кто что подарил конкретно, но основная версия такова. Шапку-невидимку дал Аид. Гермес, посланник богов, подарил свои крылатые сандалии и указал герою дорогу.

Бог огня — кузнец Гефест — дал острый кривой меч, так как только это орудие могло прорубить шкуру Медузы, всю покрытую чешуей. На картине еще изображен Пегас, родившийся из туловища убитой Медузы Горгоны. По сюжету мифа, Персей освобождал Андромеду без помощи крылатого коня.

Но художник как бы характеризует великого героя, предъявляя зрителю свидетельства его великих дел.

Описание картины

Суть истории

Описание картины

Сын Зевса спешит на помощь

Но Персей решил иначе, он разрубил гефестовским мечом оковы и отправил девушку на берег, предварительно спросив у стоявших тут же родителей красавицы, отдадут ли они Андромеду ему в жены, если чудовище будет убито. Получив согласие, он кинулся навстречу судьбе.

Бой был страшным, крылатые сандалии мокли, меч не помогал, но голова Медузы выручила Персея. Он показал ее рыбе, и та окаменела, превратившись в прибрежную скалу. Герой вернулся на берег к суженой. Андромеда и Персей жили долго и счастливо.

Она родила ему семерых детей: красавицу Горгофону и 6-х сыновей, старший из которых Перс стал родоначальником персидского народа, а младший Электрион – отцом Алкмены, матери Геракла. То есть величайший герой Древней Греции приходится Персею правнуком.

О роли Зевса во всей этой истории говорить не приходится – он был отцом и Персея, и Геракла.

«А теперь, краса-девица, на тебе хочу жениться…»

Описание картины

Вершина творчества

«Андромеда и Персей» — гениальное полотно создателя школы барокко, волнующе-яркого, жизнеутверждающего стиля художественного выражения. Только великие творцы, а их не так много, становятся основоположниками какого-нибудь направления в искусстве.

Питер Пауль Рубенс в совершенстве владел силой пластического воображения, динамичностью форм и ритмов. В его произведениях торжествовало декоративное начало. Все это вместе составляло основу его творчества.

В своем произведении «Персей и Андромеда» Рубенс показал, что достиг тех вершин, к которым стремились три предшествующих поколения мастеров его родины Фландрии, а именно слияния воедино великой классической традиции мастеров Древней Греции и Рима, которую возродил Ренессанс, с реализмом мастеров южнонидерландской (фламандской) школы живописи.

Реализм – основа творчества

1577 –1640 — годы жизни гениального художника. Свой бесспорный шедевр «Персей и Андромеда» Рубенс писал в 1620-1621 годах, то есть будучи зрелым мастером, со своей узнаваемой с первого взгляда манерой письма. И реализм великого фламандца заставил звучать по-новому греческий миф. Он приблизил героев к жизни.

И Персей похож на реального мужчину, способного защитить любимую и без крылатых сандалий, и Андромеда похожа не на эфиопскую темнокожую принцессу, а на фламандскую девушку – белотелая, с ярким румянцем, с прекрасным светлыми волосами, которые так удавались Рубенсу.

Об этой его манере, которую один автор назвал «загадкой валёров», удачно разгаданной мастером. Означает это то, что «Персей и Андромеда» — картина, в которой Питер Пауль применял лессировку. Это техника, в результате использования которой получается глубокий переливчатый цвет.

Происходит это за счет нанесения на основной колер полупрозрачных красок такого же тона.

Прекрасная цветовая гамма

В этой картине большую роль сыграл контраст металлических темных доспехов героя с нежным обнаженным телом девушки – она беззащитная, он может защитить. Так запечатлен момент встречи героев на полотне Рубенса «Персей и Андромеда». Описание картины можно закончить словами о свободной уверенной манере письма великого художника и прекрасной насыщенной палитре полотна.

Локальные контрастные пятна, разбросанные по картине — бордовый, синий, коричневый — объединяются в общий цветовой поток. В нем выделяется и доминирует светлое розово-жемчужное тело красавицы. Поэту Джону Ричардсу принадлежат такие строки, навеянные этой картиной: «… и темный панцирь сына Данаи оттеняет сладко-снежное тело…».

Наилучший вариант этого бессмертного произведения хранится в Эрмитаже.

Источник: https://autogear.ru/article/175/330/andromeda-i-persey-mifyi-drevney-gretsii-persey-i-andromeda—kartina-rubensa/

РЕСТАВРАЦИЯ

Литература. М.Варшавская. Картины Рубенса в Эрмитаже. Каталог.  — Ленинград, «Аврора». 1975. Стр.145-149.

  • _____________________________________________________________________________
  • Статья.
  • Рубенс. Персей и Андромеда
  • Рerseus and Andromeda
  • 22. ГЭ 461

Холст, масло, переведена с дерева в 1864 г. Н. Сидоровым, 99,5 Х 139. Следы склеек во всю ширину и трещин справа. Перевод сделан с сохранением авторского грунта, и живопись на рентгенограмме хорошо видна.

Сюжет восходит к «Метаморфозам» Овидия, IV, 668—764. Эверс в 1943 г. называет как возможные источники сюжета: Гигина (Hyginus, I в. до н. э.) Fabulae и De Astronomia, Аполлодора (Apollodor, II в. до н. э.) Bibliotheca, а также книгу Яна Баптиста Хоуварта (J. B. Houwaert) Pegasides plein (РисталищеДегаса), выходившую в Лейдене дважды,

  1. в 1583 и в 1611 гг.
  2. Тема Персея, побеждающего дракона и освобождающего Андромеду, была» излюбленным

мотивом аллегорического изображения государя, освобождающего страну от нашествия врагов или защищающего религию от еретиков. Мотив этот, начиная с эпохи Возрождения, постоянно встречается среди украшений торжественных встреч государя, вступающего на престол или возвращающегося с победой.

Учитель Рубенса Отто Вениус в гравюре 1589 г. изобразил «победителя Нидерландов» Александра Фарнезе в виде Персея с головой Медузы на щите. В 1635 г. в Антверпене при встрече инфанта-кардинала Фердинанда (см. Кат.

35-40)городская камера риторики разыграла на одной из площадей спектакль «Персей и Андромеда».

Однако в данной картине трудно обнаружить какое-либо конкретное политическое содержание. Это не удалось и Эверсу в 1943 г.

, хотя он и утверждает, что композиция со щитом Медузы в центре (на берлинском варианте композиции щита с головой Медузы нет) имеет несомненно геральдический характер и должна быть написана по специальному заказу или приурочена к определенному событию. Эверс обратился тогда к другому толкованию, определяя изображение как свадебное.

Исходя из неверной датировки эрмитажной картины 1609-1611 гг., Эверс объединяет ее в одну группу с картинами «Александр и Роксана» (Верлитц, Государственные дворцы и парки, N 1405) и «Марс и Beнeрa» (ранее в замке Кенигсберг), связывая их с женитьбой самого Рубенса или его брата Филиппа.

Наиболее вероятным можно считать толкование темы, которое дает сам Эверс в итоге сопоставления всех обращений к ней Рубенса (кроме эрмитажной и берлинской композиций — «Освобождение Андромеды», 1636—1638, Мадрид, собр.

Осуна; так называемая Большая Андромеда, 1638 -1640, Западный Берлин, Музей Далем; «Освобождение Андромеды», 1638—1640, Прадо).

Эверс пишет: «Это стремление действовать, освободиться… 06щий порыв к избавлению… и нельзя отделить
друг от друга телесное и духовное освобождение…» (Evers, 1943, S. 272).

 
Гёлер фон Равенсбург в 1882 г.

отмечал, что Рубенс ввел в повествование сравнительно с
античным мифом новый момент: у него Персей прилетает на крылатом коне Пегасе, который возник из крови убитой им в предыдущем подвиге Медузы Горгоны, тогда как античный Персей прилетал в крылатых сандалиях, одолженных ему Гермесом (сандалии мы видим и на Персее эрмитажной картины). Но Эверс в 1943 г. справедливо заметил, что

в античной мифологии это не было твердо установлено, так же как и то, как был убит Персеем дракон — мечом или с помощью отрубленной головы Горгоны, один взгляд которой превращал все живое в камень.

В западно-европейской живописи нового времени встречаются изображения Персея, прилетающего и в крылатых сандалиях (например, картина Тициана в собр.

Уоллес в Лондоне), и на крылатом коне (например, фреска Аннибале Карраччи в палаццо Фарнезе в Риме).

Сомнений в собственноручности исполнения никогда не возникало. Только в описи 1773-1783 гг., где усмотрена была «неточность рисунка», высказано предположение, не принадлежит ли работа «какому-нибудь мало искусному ученику мастера».

 
На гравюре 1684 г. Якоба Харревейна (Jacobus Harrewijn, ок. 1660—между 1732 и 1740 гг.), по рисунку Я.ван Круса (J. van Croes, работал в XVII в.), изображающей садовый фасад дома Рубенса в Антверпене, среди других, по-видимому живописных изображений, над входом на лестницу видна композиция, близкая к эрмитажной.

Однако в рукописи антверпенского ученого-собирателя XVIII в. Ж. Ф. Моля (J. F. Mols) о росписях на фасаде дома Рубенса сказано следующее: «Эти картины находились преимущественно на стенах, обращенных во двор и в сад, между вторым и третьим этажом.

Они продержались долго и продержались бы еще дольше, если бы ими не пренебрегали. На них изображены были различные мифологические сюжеты в компартиментах, соответствующих ширине окон. Одна из них продержалась особенно долго. Это была Андромеда, изображенная в цвете. Она стояла, совершенно
обнаженная, справа.

Персей, победивший чудовище, приближается к ней, чтобы отвязать ее от скалы, с помощью нескольких амуров. Пегаса, слева, удерживают другие гении, шаловливо взбираясь на его круп. С этой стороны горизонт замыкался морем; на краю неба, у края картины, видно было чудовище, плавающее в собственной крови.

Я могу засвидетельствовать, что при продаже дома на этой стене, где я его видел множество раз,

было не то изображение, которое гравировано Харревейном» (Брюссель, Королевская библиотека, MS. 5724, F. 9vo—цит. по книге: Rooses, 1890, IV).

Читайте также:  Картина «банки с супом кэмпбелл», энди уорхол — описание

Описание Моля больше подходит к композиции берлинского варианта эрмитажной картины. Этот вариант, по-видимому, того же времени, что и эрмитажная картина (Oldenbourg, 1921, Taf. 225, S. 463), является легким видоизменением тех же сюжетных мотивов.

Эверс в 1943 г. совершенно справедливо сопоставляет голову Медузы на щите Персея

с «Головой Медузы» (около 1614, Вена, Художественно-исторический музей), а фигуры Андромеды (за исключением поворота ее головы) и амура налево от нее—с богиней слева и крайним справа амуром в «Суде Париса» (Вена, Музей Академии художеств, № 644. Медь, масло, 32,5 Х 43,5; в каталоге Эйгенбергера 1927 г. он приписывался А. ван Дейку, в каталоге 1961 г.

числится «Рубенс (?)»; Джаффе в 1966 г. считает его эскизом недавно приобретенного Лондонской Национальной галереей «Суда Париса» Рубенса, 1601; см. М. Jaffe, Rubens in Italy», 11, The Burlington Magazine, 1966, April). Амура co шлемом героя на эрмитажной картине Эверс сравнивает с амуром на картине Рубенса «Александр и Роксана».

Маленький Гименей этой картины похож на амура, держащего под уздцы коня на эрмитажной картине.

И все же, несмотря на частичные обращения к мотивам, использованным в ранних произведениях, Эверс в 1943 г. не прав, причисляя эрмитажную картину (в опровержение своего утверждения 1941 г.—«около 1622—1623 гг.») к работам до 1612 г. Ранними годами датировали картину и в старой литературе: Сомов в 1902 г.

—между 1612 и 1615 гг., Розес в 1890 и в 1905 гг. и Розенберг в 1905 г.— между 1615 и 1620гг. Но Ольденбург в 1921 г. верно датировал ее 1620—1621 гг. Стилистические особенности картины указывают на начало 1620-х гг.: динамична композиция, аналогичная композиции «Пира у Симона Фарисея» (см. Кат.

18); мягкость фактурных переходов от густой пастозности в светах к тончайшей прозрачности в тенях, создающая глубину и лучезарность живописной поверхности; теплота колорита, основанного на систематической разработке световых рефлексов. Широта и свобода мазка позволили Лабенскому в 1838 г.

даже считать картину эскизом.

История картины: в XVII в. находилась, по-видимому, в Бельгии (см. выше о гравюре
Харревейна); возможно, она была продана за 630 флоринов 16 апреля 1738 г. на аукционе собр. барона Шенборна в Амстердаме: «№ 8. Персей, освобождающий Андромеду, П. П.

Рубенса, прозрачно и нежно написана, в его лучшее время, высота 3 фута 6 дюймов, ширина 4 фута 9 дюймов» (97,5 Х 132,5 см, исходя из амстердамского фута в 11 дюймов,
и считая размер в свету, как специально отмечено в аукционном каталоге; см. Hoet—Тег- westen, III). Но не исключено, что здесь подразумевается берлинский вариант. Приобретена в 1768 г. из собр. Брюля в Дрездене.

Подготовительные работы: рисунок Пегаса— Вена, Альбертина (Michel, 1900); возможно, что это только повторение.

Варианты:

1) Западный Берлин, Музей Далем. Дерево, масло, 99 Х 137. Копии этой композиции: а) Лихтенштейнская галерея, Вадуц; б) Арль, Музей; в) Лиссабон, Музей;

2) аукцион собр. Гастона фон Мальмана в Берлине в 1909 г. (Der Cicerone, 1909, I, S. 46—47);

3) аукцион собр. Паувельс-Аллар в Брюсселе, июнь 1927 г. (Р. Fierens, Pictura, 1945). В собр. Мальборо в замке Бленхейм, Англия (New Description of Blenheim…,
Oxford, 1806, p. 32)—вариант близкий к поздним композициям в Берлине и Мадриде: Персей в небе на Пегасе, над головой Андромеды — амур с факелом (Goeler von Ravensburg, 1882).

Копии: собр. Д. Кроули, Шорхем-бай-Си, Сассекс. Англия. Холст, масло, 50 Х 68.

Гравюры: П. Ф. Тардье (Р. F. Tardieu, 1711-1771), для альбома: Recueil d'estampes gravees'd'apres les tableaux de la Galerie et du Cabinet de S. E. Mr. Le Comte de Bruhl…,

p. I, a Dresde.. ., 1754, pl. 27.

Старые эрмитажные номера: опись 1773- 1783 гг.—56; опись 1797 г.—1300; опись 1859 г.—3001; каталоги 1863—1916 гг.—552.

Литература: Hoet — Terwesten, III, biz. 18; Schnitzler, 1828. p. 105; Smith, 1831, П, p. 169-170, No. 588; Labensky, 1838, p. 349; Waagen, 1864, S. 138—139; Goeler van Ravensburg, 1882, S. 123-126; Rooses, 1890, III, р. 146—147, № 666; «Искусство и художественная промышленность», 1899—1900, с.

278—279 (гравюра Остроумовой); Michel, 1900, p. 188; Сомов, 1902, с. 422-423; Сомов. Картины, 1902, IX, с. 117; Rooses, 1905, S. 154; Rosenberg, 1905, Taf. 125; Неустроев, 1909, с. 18; Бенуа, 1910, с. 225; Oldenbourg, 1921, Taf. 224; Шмидт, 1926, с. 18; Evers, 1943, S. 265—274; (впервые напечатано: Das Werk des Kunstlers, II, 1941-1942, S.

208); Каталог 1958, с. 82; Bazin, 1958, p. 113, 237,

note 237, pl. Ill; Gerson — Ter Kuile, 1960, p. 81-82; Alpatov, 1969, p. 25-30.

ИЛЛЮСТРАЦИИ:

1. РУБЕНС. Персей и Андромеда . Рerseus and Andromeda.

 Государственный Эрмитаж.  ГЭ 461

Описание картины

2. РУБЕНС. Персей и Андромеда. Западный Берлин, Музей Далем . RUBENS. Perseus and Andromeda
Staatliche Galerie Dahlem, West Berlin

Описание картины

3. Я. ХАРРЕВЕЙН. Дом Рубенса в Антверпене. Садовый фасад. Гравюра. J. HARREWIJN. Rubens' House in Antwerp. The Garden Front. Engraving

Описание картины

Более полные сведения о картине, исследованиях, повторениях, гравюрах, вариантах, а также старые эрмитажные номера и литературу см. в книге: М. Варшавская. КАРТИНЫ РУБЕНСА В ЭРМИТАЖЕ. Издательство «Аврора». Ленинград. 1975.

Источник: http://volrest.ucoz.ru/publ/iskusstvovedcheskie_materialy/kartiny_rubensa_v_ehrmitazhe/rubens_persej_i_andromeda/12-1-0-85

Персей и андромеда питер-пауль рубенс

Описание картины

     Рубенс, которому сила вдохновения открыла как будто все тайны гармоничного сочетания красок и все могущество рисунка — один из величайших живописцев не только своего времени, но и веков позднейших. Художественная плодовитость его была баснословной, исчерпывающий каталог его произведений составить просто невозможно. Вряд ли найдется сколько-нибудь известная галерея (публичная или частная), в которой не было бы полотен Рубенса.

     Его творчество не оставляет никого равнодушным вот уже около 400 лет. У него столько же страстных поклонников, сколько и хулителей, которые обычно видят в нем лишь певца чувственных радостей и наслаждений, увлеченного только цветущей красотой обнаженного женского тела.

Но имя Рубенса так громко звучит в истории, что никакие враждебные суждения уже не могут поколебать и ослабить того восторга, с которым это имя встречается.

Если по временам грубость и невоздержанность его эпохи отражались на его картинах, то и это мы не можем ставить в упрек великому живописцу.

     Дарование Рубенса многогранно, и творчество его насыщено более сложными идеями, чем это может показаться на первый взгляд. Лучшие его творения венчают художника славой даже среди самых великих мастеров. И таких творений у Рубенса столько, что «слабые» его произведения (какие можно найти и у других художников) можно просто оставить без внимания.

     Видное место в творчестве Рубенса занимают картины на мифологические и аллегорические сюжеты.

Здесь он почти не знал себе равных, и потому его полотна на эти темы вызывали бурю восторгов у современников, поражали замечательными познаниями художника в области античной истории и мифологии.

Сам Рубенс в одном из своих писем говорил: «Я глубоко преклоняюсь перед величием античного искусства, по следам которого я пытался следовать, но сравняться с которым я даже не смел и помыслить».

    В представлении великого живописца античное божество — это вечно юная и непобедимая сила, античная богиня — это воплощение изящества и красоты пышных, чувственных форм.

Часто античный миф служит Рубенсу предлогом для демонстрации обнаженного женского тела, безотносительно к тому, дает ли он изображение «Суда Париса», «Трех граций» и т.д.

И действительно, его картины на мифологические сюжеты для многих искусствоведов являются наиболее полнокровными среди всех творений художника, ибо Рубенс неподражаемо умел перекраивать античные формы на свой чисто фламандский лад.

В таких картинах с особой силой сказываются гениальный живописный темперамент Рубенса, его стихийная чувственность и замечательное мастерство в изображении обнаженного тела, в знании анатомии которого он стоит вровень с другими величайшими живописцами мира.

     Около 1620—1621 годов Рубенс создает картину «Персей и Андромеда». В греческом мифе, из которого художник заимствовал сюжет, рассказывается о прикованной к скале красавице Андромеде, которую должно было растерзать выплывающее из моря чудовище. На этой скале ее и увидел юный герой Персей, когда после долгого пути достиг царства Кефея.

     Уже близко чудовище. Оно приближается к скале, широкой грудью рассекая волны, подобно кораблю, который несется по волнам, как на крыльях, от взмахов весел могучих гребцов.

Не далее полета стрелы было чудовище, когда Персей на своих воздушных сандалиях взлетел высоко в воздух. Тень его упала на море, и яростно ринулось чудовище на тень героя. Персей смело бросился с высоты на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч…

Бешено бьет по воде чудовище своим рыбьим хвостом, и тысячи брызг взлетают до самых вершин прибрежных скал. Пеной покрылось море… Удар за ударом наносит Персей. Кровь и вода хлынули из пасти чудовища, пораженного насмерть…

Быстро понесся могучий сын Данаи к скале, которая выдавалась в море, обхватил ее левой рукой и трижды погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен ужасный бой.

     Но в сюжет античного мифа Рубенс внес некоторое изменение: он ввел крылатого коня Пегаса, на котором прилетел Персей. Рубенса занимал не сам подвиг Персея, не борьба и сопротивление, а ликование по поводу уже свершившейся победы, когда радостные крики раздались с берега и все славили могучего героя.

В этой картине Персей выступает как триумфатор, крылатая богиня Виктория (Слава) с пальмовой ветвью и лавровым венком в руках венчает победителя. Апофеоз Персея становится торжеством жизни, уже ничем не омрачаемой, прекрасной и радостной.

И эту художественную задачу Рубенс разрешает с такой полнотой, с такой захватывающей силой, какая до сих пор у него почти не встречалась.

     Напряженная внутренняя динамика каждой линии, каждой формы, их нарастающий ритм достигают здесь исключительной выразительности. Непреодолимая сила, ворвавшаяся, подобно вихрю, откуда-то извне, дает всей композиции и клубящимся, как в водовороте, движениям единое направление.

И гордый конь, дугой выгнувший шею, широко разметавший свои крылья и еле сдерживаемый маленьким амуром, и стремительно летящая богиня Славы в своих развевающихся одеждах, и шагнувший вперед Персей — все они как бы притягиваются фигурой Андромеды, склонившейся навстречу своему спасителю.

Светлое пятно ее тела — доминирующий центр, красочное пятно всей картины.

Замыкая собой композицию слева, Андромеда заставляет повернуться вспять весь этот поток движения, который завершает свой круговорот где-то за пределами рамы, исчезая вместе с драконом, только частично попавшим в картину.

     В это движение пришли как будто даже сами краски картины. Прежде изолированные друг от друга локальные цвета теперь объединяются в единый красочный поток, в котором отдельными пятнами сверкают только синяя одежда богини, красный плащ Персея и его темный панцирь, оттеняющий белизну тела Андромеды.

Читайте также:  Овидий среди скифов, эжен делакруа, 1859

     Эту картину Рубенс писал тоже густыми красками. Но основной целью художника в «Персее и Андромеде» было достигнуть воздушности и светящейся прозрачности, поэтому иногда прямо по светлому теплому грунту он накладывает жидкие краски, оставляя просвечивать и грунт, и подмалевок.

Человеческая фигура, окутанная этой живой атмосферой, теряет свою определенность и резкость очертаний.

Даже немного грузная фигура Андромеды дана в таком чарующем обаянии цветущей молодости, что изображение этого обнаженного тела может служить непревзойденным образцом живописного мастерства.

     Картина «Персей и Андромеда», казалось бы, изученная многими искусствоведами, тем не менее во многом остается загадочной. По сей день «творческая история» ее остается неизвестной.

Что именно послужило Рубенсу толчком к возникновению самого ее замысла: было ли естественное желание самого художника написать данное полотно или это результат какого-то специального заказа? Х.Г.

Эверс считал это изображение свадебным (правда, он исходит из неверной датировки картины — 1609—1611 годы) и связывал его с женитьбой Рубенса или его брата Филиппа.

     Рубенс написал две картины на этот сюжет. Второй вариант, исполненный им почти одновременно с первым, сейчас находится в Берлинском музее. Кроме того, та же самая композиция была повторена им, в увеличенном виде, на фасаде его дома в Антверпене.

Источник: https://elenakonovalova.ucoz.net/publ/100_velikikh_kartin/persej_i_andromeda_piter_paul_rubens/8-1-0-208

Сочинение по картине Персей и Андромеда — Питер Рубенс

Описание картины

Одной из бесспорных вершин творчества стала картина «Персей и Андромеда». Рубенc обратился к любимому им миру античности. Сюжет картины заимствован из поэмы Овидия «Метаморфозы» .

Прославленный греческий герой Персей, сын громовержца Зевса и аргосской царевны Данаи, «одолитель змеевласой Горгоны», чей взгляд превращал все живое в камень, пролетал однажды над морем.

Внезапно он увидел скалу с прикованной к ней дочерью царя Эфиопии Кефея — красавицей Андромедой.

Она была наказана за «материнский язык»: ее мать, царица Кассиопея, похвалилась тем, что Андромеда прекраснее всех морских нимф, дочерей владыки морей Посейдона.

И во искупление этих дерзких слов Андромеду принесли в жертву морскому чудовищу, которого Посейдон наслал на «Кефеевы долы». Персея пленила чудесная красота девушки. В жестокой схватке он убил чудовище и освободил Андромеду. Наградой Персею стала любовь прекрасной царевны, и благодарные родители с радостью отдали ее в жены герою.

Но перипетии сюжета мало интересовали Рубенса.

Художник, правда, изобразил на картине волшебные предметы, которые помогли Персею одолеть Горгону Медузу и убить морское чудовище: крылатые сандалии на ногах Персея, одолженные ему вестником олимпийских богов Гермесом, серповидный меч на поясе героя, зеркальный щит с привязанной к нему отрубленной головой Горгоны Медузы и волшебный шлем владыки царства мертвых Аида в руках амура.

Все эти детали, равно как и включение в композицию возникшего из крови Горгоны крылатого коня Пегаса, на котором прилетел Персей в царство Кефея, и тело морского чудовища были нужны живописцу затем, чтобы ввести зрителя в атмосферу античной сказки. Сама же она для Рубенса являлась лишь поводом воспеть земное человеческое чувство и создать упоительный гимн жизни, молодости, красоте.

В стремительном полете богини Славы, венчающей Персея лавровым венком, в торжественной поступи героя, складках развевающегося за его спиной плаща, во всех элементах картины, приподнятом ее ритме и ликующем колористическом строе находит выражение настроение радости и ликования, звучит близкая Рубенсу тема победного апофеоза.

Но не эта тема, перекликающаяся со строками Овидия, описывающего, как после битвы «рукоплесканье и клик наполнили берег и в небе сени богов…», не героика самого подвига Персея определяют пафос картины.

Ее настроение рождается из сопоставления, контраста чувства Персея — бурного, мощного — и тихой, трепетной радости Андромеды; из слияния двух, устремленных друг к другу начал — сильного, мужественного и мягкого, нежного, женственного.

Конечно, с античными источниками Рубенс обращается довольно свободно и эфиопскую царевну наделяет чертами румяной, пышнотелой, белокурой и белокожей фламандской красавицы.

Вся словно сотканная из света и воздуха, она является взору Персея, подобно Афродите, возникающей из морской пены.

Сочинение по картине Персей и Андромеда — Питер Рубенс« Пейзаж с Психеей на фоне дворца Купидона — Клод ЛорренСвятилище Суйдзин-но мори и местность Массаки у реки Сумидагава »

Источник: https://kartiny.rus-lit.com/rubens-piter/persej-i-andromeda-piter-rubens/

Картина «Персей и Андромеда» — шедевр Рубенса

Изобразительное искусство Фландрии

Отражение основных особенностей стиля барокко в искусстве Фландрии.

Фламадская живопись XVII в. Была вторым после итальянской архитектуры и скульптуры ярчайшим порождением стиля барокко, и все самые значительные её произведения были подвластны закономерностям этого стиля: динамизму, возвышенной духовности, изяществу и иллюзорности.

Главным критерием живописи барокко являлась красота. При этом художники видели красоту не в природе, не в прозе жизни, а в мистическом озарении, в «величественном», выраженном через намеренно укрупненные формы, пышные мантии, драпировки.

  • Другой важной особенностью живописи была важная передача движения, пластики.
  • Театральность и вычурность форм, свойственные живописи барокко, невероятное сочетание возвышенной духовности и крайнего натурализма, грандиозности и излишества мелких деталей нашли отражение в творчестве самого великолепного живописца барокко – Питера Пауля Рубенса.
  • Творчество Рубенса (1577-1640).

Питер Пауль Рубенс – нидерландский живописец, глава и основатель фламандской школы, родился 29 июня 1577 г. в г. Сигене. По смерти отца Рубенса в 1587 г, вдова с детьми переехала в Антверпен.

Здесь Питер Пауль Рубенс получил научное образование и некоторое время служил пажом, а в 1592 г. отдался изучению искусства под руководством нидерландских художников ван Ноорта и ван Веэна и в 1598 г.

был принят в цех живописцев города Антверпена.

На 23 году жизни Рубенс отправился в Италию и долго пробыл в Венеции, изучая колористов и особенно Тициана и Веронезе. В Венеции на него обратил внимание мантуанский герцог Винченцо Гонзага и сделал его своим придворным живописцем.

Какого мастерства мог достигать тогда Питер Пауль Рубенс в драматически-подвижных изображениях, показывают «Воздвижение креста» и «Снятие с креста», в которых многое напоминает Микеланджело и Караваджо.

Из года в год увеличивалась слава Рубенса, росли богатство, почет и число учеников. С 1623 г. по 1630 г.

Рубенс действует успешно в качестве дипломатического агента на службе эрцгерцогини Изабеллы по вопросу о заключении мира в Мадриде и Лондоне, не покидая при этом своих занятий живописью.

Впоследствии он еще исполнял другие государственные поручения. После смерти своей первой супруги Питер Пауль Рубенс повенчался в 1630 г, с красавицею Еленой Фурман, которая часто служила ему моделью.

  1. Главные особенности стиля Рубенса.
  2. Неисчерпаемое обилие и живость образов, свежесть и поэтичность импровизации, виртуозная техника, мощный, светлый, цветущий, радостный колорит, склонность к преувеличенности мускулатуры и излишней мясистости особенно женских фигур – главные черты живописи Питера Пауля Рубенса, которые особенно сильно выступают в его многочисленных картинах с сюжетами, взятыми из античной древности, частью из истории богов.
  3. Из картин этого рода наиболее замечательны: «Похищение Прозерпины», «Персей и Андромеда», «Битва амазонок», «Венера с Адонисом», многочисленные Вакханалии, «Сад любви» и аллегорические изображения из жизни Марии Медичи и аллегория войны.
  4. Ту же страстность, энергию и драматизм Рубенс, вносит и в картины религиозного содержания, что резко их отличает от аскетического благочестия старой школы.
  5. Таковы картины «Игнатий, изгоняющий черта», «Страшный суд», «Распятие Петра».
  6. Картина «Персей и Андромеда» — шедевр Рубенса.

Один из бесспорных шедевров Рубенса, созданный им в период 1620-21 годов. Взятый за основу античный сюжет о сыне Зевса Персее, победившем ужасную Медузу Горгону и прекрасной Андромеде, дочери царя Кефея и царицы Кассиопеи, обречённой стать жертвой морского чудовища, у великого фламандца приобретает совершенно новое звучание.

Принцесса Андромеда уже не классическая античная красавица с выверенными пропорциями — художник наделил её чертами пышнотелой, дородной фламандской девушки с золотистыми волосами и пылающим румянцем на щеках.

Необычайно воздушные, светлые, лессирующие краски её почти обнаженного тела, звучно контрастируют со стальными доспехами Персея, его сверкающим щитом с прикреплённой головой Горгоны, со всей могучей фигурой героя, изображенного с множеством деталей: крылатыми сандалиями на ногах, венком над головой, шлемом-невидимкой в руках амура.

Ещё один амур держит под уздцы Пегаса, крылатого коня, родившегося из капли крови убитой Горгоны. И этот конь не тонконогий скакун из древних мифов, а крепкий, белогривый фламандский жеребец, весь под стать своему наезднику.

Крылатая богиня победы — Ника, держащая лавровый венок над головой Персея, придаёт всему полотну характер торжественного действия, даже аллегории, так любимой Рубенсом.

Противопоставление двух центральных движений на картине: решительного, уверенного порыва героя Персея и смущенного, стыдливого, невероятно женственного, встречного порыва царевны Андромеды, создаёт тонкую и, вместе с тем, «обнаженную» игру зарождающихся чувств влюблённых.

Для художника не так важно соблюдение древнего сюжета, как воспевание пышущего здоровьем, крепкого, уверенного тела в трепетном и таком естественном сближении.

Цветовой строй произведения насыщен жемчужно-розовыми, перламутровыми, телесными, ярко-красными, золотистыми, светло-зелёными, ярко-бордовыми пятнами, гармонирующими между собой и создающими величественное, торжественное настроение происходящего

С теплотою и любовью Рубенс относился к жизни природы и детскому миру («Портрет дочери»), как показывают лучшие его картины, изображающие играющих детей и его пейзажи, в которых он прокладывал новый путь, сочетая величие понимания с глубиною настроения.

В своих картинах из жизни животных, написанных иногда в сообщества с Ф. Снайдерсом, Рубенс удивляет необычайною жизненностью, напряжением физических сил, драматичностью и энергией: «Охота на львов» и «Охота на волков» среди них занимают самое видное место.

«Охота на львов» — выражение движения в чистом виде

Ни у кого из предшественников Рубенса мы не видели хищников — львов, волков или леопардов — в столь неожиданных и трудных для исполнения и восприятия позах. Подобное изображение явилось новаторством живописца и восхитило его современников.

  • Что же до лошадей — то, по мнению некоторых специалистов, «он создал тип идеального коня — с узкой головой, широким крупом, нервными ногами, длинной развевающейся гривой, с хвостом, похожим на султан, с трепещущими ноздрями и огненным взглядом».
  • Особенно выразительно смотрятся лошади в одном из самых лирических и гармоничных, не смотря на воинственный сюжет, произведений мастера — на картине «Битва греков с амазонками».
  • Историк искусства Робер Делавуа отмечает здесь «стихию первозданного хаоса, подчиненную безупречно организованной композиции, которая построена по диагонали, эллипсу, спирали, на контрастах темных и светлых силуэтов, цветовых сочетаний и пятен, потоков света и затененных живописных масс, сложной игре ритмических созвучий».

В сфере интересов Рубенса — не изображение битвы, а представление, если можно так выразится, движения в чистом виде.

Читайте также:  Тигр и лев, эжен делакруа, 1856

Если присмотреться к фигурам, то «перевернутые с ног (или копыт) на голову — означают упадок; наклоненные — стремительный порыв, закругленные — вращение; извивающиеся — определяют линию перспективы для того, чтобы «ускорить» движение на заднем плане; представленные же строго горизонтально — вызывают чувство неожиданной остановки и создают дополнительный контраст всеобщему движению, подчеркивая его хаотичность».

Рубенс – портретист.

Замечателен Питер Пауль Рубенс и как портретист. К самым крупным работам в этом роде принадлежат: портрет молодой девушки, «Соломенная шляпка», портрет сыновей художника, его двух жен, доктора Тульдена и «четырех философов».

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s33748t10.html

Персей и Андромеда. Описание картины Рубенса

  • Рубенс
  • «Персей и Андромеда»
  • 1620-21 гг
  • Эрмитаж, Санкт-Петербург

«Персей и Андромеда» бесспорный шедевр Рубенса, написанный им в 1620-21 годах.

Основой сюжета картины является миф Древней Греции о сыне Зевса Персее, который поверг вселяющую всем ужас Горгону Медузу, и о прекрасной дочери царя Кефея — Андромеде, обречённой быть принесенной в жертву морскому чудовищу.

В каждой картине помимо движения и покоя фигур может быть еще движение и покой в самих живописных формах. Симметрия дает впечатление покоя, ее нарушение вносит в картину движение. Про многие картины трудно сказать, что в них преобладает: движение или покой. В них есть и то и другое, и поэтому ощущается вся полнота жизни.

В эрмитажной картине Рубенса представлен момент, когда победитель чудовища приближается к прекрасной девушке, что бы даровать ей свободу. Крылатый конь Пегас нетерпеливо бьет копытом, развевается красный плащ, к герою подлетает богиня Победы Ника, что бы увенчать его короной, на земле извивается поверженный дракон — все это элементы движения, следы разыгравшейся драмы.

Держащая над головой Персея лавровый венок, богиня Ника, аллегорически символизирует торжественность действия полотна. Это один из любимых приемов Рубенса. На полотне противопоставлены два центральных движения: уверенный и решительный порыв героя Персея и стыдливый, смущенный, очень женственный ответный порыв к Персею принцессы Андромеды.

Этим достигается тонкая и, вместе с тем, очень откровенная игра чувств, которые только зарождаются. Андромеда далеко не античная красавица с идеальными пропорциями тела. Рубенс наделил ее, так любимыми им самим пышными формами дородной фламандской девушки с золотистым цветом волос и пылающим от стыдливости румянцем на щеках.

Благодаря очень воздушным, светлым, лессирующим краскам, её обнаженное тело, резко контрастирует со стальными доспехами Персея, его сверкающим щитом и прибитой к нему головой Медузы Горгоны, с могучей фигурой молодого героя.

Обнаженной фигуре Андромеды Рубенс противопоставляет фигуру Персея с множеством деталей: крылатые сандалии на ногах, венок над головой и шлем-невидимку, который несет в руках Амур.

В картине, прежде всего, увековечен торжественный миг апофеоза героя. И соответственно этому она симметрично делится на две равные части.

Щит Персея с головой Горгоны находится в точке пересечения диагоналей картины.

Колористика в построении картины играет большую роль. Цвета красок определенным образом строят картину, участвуют в создании композиции. В картине красный плащ героя занимает центральную часть картины, ему противостоит синий плащ женщины с венком. От красного, как искры, падают рефлексы на обнаженное тело Андромеды и на красные подпалины Пегаса.

Автор сочинения: Рыженко Елена

Источник: http://design-kmv.ru/opisanie-kartin/persej-i-andromeda-opisanie-kartiny-rubensa.html

Персей и андромеда. питер-пауль рубенс. «100 великих картин» | ионина надежда

Об Антверпене часто просто говорят: «Родина Рубенса». Здесь, на Зеленой площади в центре города, стоит сегодня бронзовый Рубенс, приветливо встречая всех прохожих. Он изображен в просторной блузе-безрукавке, в шароварах и сапогах, у ног его лежит палитра с кистями…

Кто бы ни прошел по площади, всякий приветствует великого фламандца поклоном или дружеским жестом. Здесь он — хозяин, он царит здесь, встречает гостей, сопровождая их по площадям, аллеям и бульварам бельгийской столицы.

Здесь долгое время летними вечерами, по средам и субботам, давались концерты в честь великого художника.

Рубенс, которому сила вдохновения открыла как будто все тайны гармоничного сочетания красок и все могущество рисунка — один из величайших живописцев не только своего времени, но и веков позднейших.

Художественная плодовитость его была баснословной, исчерпывающий каталог его произведений составить просто невозможно.

Вряд ли найдется сколько-нибудь известная галерея (публичная или частная), в которой не было бы полотен Рубенса.

Его творчество не оставляет никого равнодушным вот уже около 400 лет. У него столько же страстных поклонников, сколько и хулителей, которые обычно видят в нем лишь певца чувственных радостей и наслаждений, увлеченного только цветущей красотой обнаженного женского тела.

Но имя Рубенса так громко звучит в истории, что никакие враждебные суждения уже не могут поколебать и ослабить того восторга, с которым это имя встречается.

Если по временам грубость и невоздержанность его эпохи отражались на его картинах, то и это мы не можем ставить в упрек великому живописцу. 

Дарование Рубенса многогранно, и творчество его насыщено более сложными идеями, чем это может показаться на первый взгляд. Лучшие его творения венчают художника славой даже среди самых великих мастеров. И таких творений у Рубенса столько, что «слабые» его произведения (какие можно найти и у других художников) можно просто оставить без внимания. 

Видное место в творчестве Рубенса занимают картины на мифологические и аллегорические сюжеты.

Здесь он почти не знал себе равных, и потому его полотна на эти темы вызывали бурю восторгов у современников, поражали замечательными познаниями художника в области античной истории и мифологии.

Сам Рубенс в одном из своих писем говорил: «Я глубоко преклоняюсь перед величием античного искусства, по следам которого я пытался следовать, но сравняться с которым я даже не смел и помыслить».

В представлении великого живописца античное божество — это вечно юная и непобедимая сила, античная богиня — это воплощение изящества и красоты пышных, чувственных форм.

Часто античный миф служит Рубенсу предлогом для демонстрации обнаженного женского тела, безотносительно к тому, дает ли он изображение «Суда Париса», «Трех граций» и т.д.

И действительно, его картины на мифологические сюжеты для многих искусствоведов являются наиболее полнокровными среди всех творений художника, ибо Рубенс неподражаемо умел перекраивать античные формы на свой чисто фламандский лад.

В таких картинах с особой силой сказываются гениальный живописный темперамент Рубенса, его стихийная чувственность и замечательное мастерство в изображении обнаженного тела, в знании анатомии которого он стоит вровень с другими величайшими живописцами мира.

Около 1620—1621 годов Рубенс создает картину «Персей и Андромеда». В греческом мифе, из которого художник заимствовал сюжет, рассказывается о прикованной к скале красавице Андромеде, которую должно было растерзать выплывающее из моря чудовище. На этой скале ее и увидел юный герой Персей, когда после долгого пути достиг царства Кефея. 

Уже близко чудовище. Оно приближается к скале, широкой грудью рассекая волны, подобно кораблю, который несется по волнам, как на крыльях, от взмахов весел могучих гребцов.

Не далее полета стрелы было чудовище, когда Персей на своих воздушных сандалиях взлетел высоко в воздух. Тень его упала на море, и яростно ринулось чудовище на тень героя. Персей смело бросился с высоты на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч…

Бешено бьет по воде чудовище своим рыбьим хвостом, и тысячи брызг взлетают до самых вершин прибрежных скал. Пеной покрылось море… Удар за ударом наносит Персей. Кровь и вода хлынули из пасти чудовища, пораженного насмерть…

Быстро понесся могучий сын Данаи к скале, которая выдавалась в море, обхватил ее левой рукой и трижды погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен ужасный бой.

Но в сюжет античного мифа Рубенс внес некоторое изменение: он ввел крылатого коня Пегаса, на котором прилетел Персей. Рубенса занимал не сам подвиг Персея, не борьба и сопротивление, а ликование по поводу уже свершившейся победы, когда радостные крики раздались с берега и все славили могучего героя.

 В этой картине Персей выступает как триумфатор, крылатая богиня Виктория (Слава) с пальмовой ветвью и лавровым венком в руках венчает победителя. Апофеоз Персея становится торжеством жизни, уже ничем не омрачаемой, прекрасной и радостной.

И эту художественную задачу Рубенс разрешает с такой полнотой, с такой захватывающей силой, какая до сих пор у него почти не встречалась.

Напряженная внутренняя динамика каждой линии, каждой формы, их нарастающий ритм достигают здесь исключительной выразительности. Непреодолимая сила, ворвавшаяся, подобно вихрю, откуда-то извне, дает всей композиции и клубящимся, как в водовороте, движениям единое направление.

И гордый конь, дугой выгнувший шею, широко разметавший свои крылья и еле сдерживаемый маленьким амуром, и стремительно летящая богиня Славы в своих развевающихся одеждах, и шагнувший вперед Персей — все они как бы притягиваются фигурой Андромеды, склонившейся навстречу своему спасителю.

Светлое пятно ее тела — доминирующий центр, красочное пятно всей картины.

 Замыкая собой композицию слева, Андромеда заставляет повернуться вспять весь этот поток движения, который завершает свой круговорот где-то за пределами рамы, исчезая вместе с драконом, только частично попавшим в картину.

В это движение пришли как будто даже сами краски картины. Прежде изолированные друг от друга локальные цвета теперь объединяются в единый красочный поток, в котором отдельными пятнами сверкают только синяя одежда богини, красный плащ Персея и его темный панцирь, оттеняющий белизну тела Андромеды. 

Эту картину Рубенс писал тоже густыми красками. Но основной целью художника в «Персее и Андромеде» было достигнуть воздушности и светящейся прозрачности, поэтому иногда прямо по светлому теплому грунту он накладывает жидкие краски, оставляя просвечивать и грунт, и подмалевок.

Человеческая фигура, окутанная этой живой атмосферой, теряет свою определенность и резкость очертаний.

Даже немного грузная фигура Андромеды дана в таком чарующем обаянии цветущей молодости, что изображение этого обнаженного тела может служить непревзойденным образцом живописного мастерства. 

Картина «Персей и Андромеда», казалось бы, изученная многими искусствоведами, тем не менее во многом остается загадочной. По сей день «творческая история» ее остается неизвестной.

Что именно послужило Рубенсу толчком к возникновению самого ее замысла: было ли естественное желание самого художника написать данное полотно или это результат какого-то специального заказа? Х.Г.

Эверс считал это изображение свадебным (правда, он исходит из неверной датировки картины — 1609—1611 годы) и связывал его с женитьбой Рубенса или его брата Филиппа.

Рубенс написал две картины на этот сюжет. Второй вариант, исполненный им почти одновременно с первым, сейчас находится в Берлинском музее. Кроме того, та же самая композиция была повторена им, в увеличенном виде, на фасаде его дома в Антверпене.

Источник: https://litra.pro/100-velikih-kartin/ionina-nadezhda/read/28

Ссылка на основную публикацию