Мадонна канцлера николя ролена, ян ван эйк, 1435

     «Созерцай прекрасное единство мира», — так
учил философ-мистик XIV
столетия Генрих Сузо.

А Мейстер Экхарт восклицал: «Бог – это природа всей
природы!»Красота природы и реального мира притягивала Яна ван Эйка, но прежде
всего человек своего времени, он видел во всём божественный замысел.

Вслед за
философами-мистиками, он обожествил земную красоту. Середина и вторая половина
30-х годов XV века — это
период высшей творческой зрелости мастера.

 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Ян ван Эйк. Мадонна канцлера Ролена

    «МАДОННА КАНЦЛЕРА РОЛЕНА» написана Яном ван
Эйком в 1434-1435 годах. Она уже была представлена в блоге, но заслуживает
более подробного описания. Это одна из самых поразительных картин в
нидерландской живописи золотого века. Её заказчик.

Николас Ролен, по
национальности француз, происходил из небогатой и незнатной семьи, но благодаря
энергии и уму, добился поста канцлера Бургундии и Брабанта, прославился, как
ловкий политик и талантливый финансист, ведя дела Филиппа Доброго.

Прославился
он и как меценат. 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Николас Ролен

    Перед Мадонной он предстаёт без сопровождения своего святого
патрона, как было принято. Это новшество, конечно, принадлежит не художнику, а
самому этому могущественному человеку, или его сыну, епископу.

Канцлер
Бургундии уверен в себе настолько, что видит себя равным Божьей Матери. Он хоть
и стоит перед ней на коленях, благочестиво сложив ладони, но изображен на одном
уровне, обе фигуры одного размера.

Перед зрителем в профиль — лицо властного
человека: удлинённый нос, насупленные брови, тяжелый подбородок. Картина
предназначалась для алтаря небольшой, вероятно, домовой, капеллы канцлера.
Символический язык её был хорошо понятен современникам.

Мадонна предстаёт перед
Роленом как Царица небесная, венчаемая золотой короной, которую держит над ней
ангел. Пурпурный плащ красивыми складками облекает её женственную фигуру. 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Мадонна

    Нежный лик Богоматери безмятежен. Глаза опущены долу. Младенец Христос
изображен в виде Царя мира. Непосредственно устроившись на материнском колене,
правой рукой он благословляет канцлера. В левой руке держит сферу с крестом —  символ могущества.

 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Младенец Иисус

    Тип изображения – молитвенное предстояние. Взор зрителя, отрываясь
от фигур, застывших одна перед другой, невольно устремляется через тройную арку
в бесконечные дали. Тройная арка – символ Троицы. За резными колоннами из яшмы
и агата виден сад, клумба с лилиями. Лилии – символ чистоты Марии. У парапета
гуляет павлин – символ бессмертия. Тут же скачут сороки – символ суетности.

Сад
богатого дворца – образ рая и невинности Девы Марии. То есть, «Закрытый сад»,
навеянный библейской «Песней песней»: «Запертый сад – сестра моя, невеста,
заключенный колодезь, запечатанный источник». Возле стены сада гуляют люди,
любующиеся рекой. Лентой извивается река, уходящая к горизонту. Лодки и барки
плывут по ней, омывающей острова и заросшие лесом берега.

Горизонт закрывают
голубые горы, покрытые снегом. На берегах реки расположен большой город. По
узким улочкам и мосту спешат жители в разноцветных одеждах. Неповторима каждая
деталь картины, всё говорит о восторженном отношении художника к миру и
человеку. Возможно, этот пейзаж воспринимался современниками Яна как образ
Небесного Иерусалима, Града Божия.

Попытки идентифицировать его с каким-то
конкретным городом не имеют успеха.

 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Ян ван Эйк. Мадонна каноника ван дер Пале

    «МАДОННА КАНОНИКА ВАН ДЕР ПАЛЕ» написана в
1436 году. Лёгким сумраком окутано помещение, в котором Мадонна предстаёт перед
заказчиком и святыми. Неравномерно освещенные предметы таинственно блестят и
мерцают. Глубокий пурпурный цвет плаща Марии красиво сочетается с бархатистым
голубым тоном её платья. 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Мадонна с младенцем

Золотисто-желтые и оливково-зелёные тона повторяются в
узоре ковра и балдахина. Сияет тяжелая синяя, затканная золотым узором, мантия
святого Донациана. Мягкий дневной свет золотит локоны Марии, переливается в
лепестках цветов, которые она протягивает Младенцу, освещает сине-белые плитки
пола, отражается от мрамора колонн.

Художник умело передаёт игру бликов ,
возникающих от нескольких источников света. Дрожащие огоньки свечей, которые держит
в руках святой Донациан, отражаются в бесчисленных украшениях его платья.
Тысячи разноцветных искорок играют и отражаются на зеркальной поверхности
золотых лат святого Георгия.

Среди праздничного великолепия сцены, рядом со
статной фигурой рыцаря, заказчик картины выделяется своей будничностью. 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Каноник ван дер Пале

Старый
каноник толст и некрасив. Крупная голова втянута в плечи. Кожа лица, сухая,
желтоватая. Болезненные мешки под глазами. Видно, как на висках пульсируют
старческие вены. Тяжелый старческий подбородок спускается на грудь. Всё
свидетельствует о прожитых годах и болезнях.

Из документов известно, что
каноник последние десять лет своей жизни тяжело болел. Однако характер имел твёрдый.  Взгляд маленьких глаз проницателен. Властность
и жесткость чувствуются в линиях сжатого рта, пальцах, крепко держащих книгу.
Художнику удался яркий, запоминающийся образ служителя церкви.

Преклоняя колени
перед Мадонной, непривлекательный внешне человек, становится частью прекрасного
мира, в котором царит мать Христа.

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Ян ван ЭйкДрезденский триптих в открытом виде

  
«ДРЕЗДЕНСКИЙ ТРИПТИХ». Алтарь, законченный Яном ван Эйком в 1437 году,
имеет маленькие размеры. Вместе с рамой всего 33х27,5 см. Его использовали как
переносной, во время путешествий. В закрытом виде он похож на изящную шкатулку
для драгоценностей. На внешней стороне створок выполнена сцена Благовещения в
манере имитации скульптуры. 

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
Дрезденский триптихЗакрытый вид

Фигуры архангела Гавриила и Марии напоминают
изящные статуэтки из слоновой кости.

Скрытые внутри картины изумительны! Словно
не краски использовал для их создания художник, а самоцветы! Мадонна с
младенцем восседает на резном троне, между двумя рядами стройных колонн,
выполненных из мрамора и яшмы.

На створках изображены боковые нефы той же
церкви. В одном из них расположились архангел Михаил с дарителем, имя которого
не сохранилось. 

Читайте также:  Парный портрет - жан-батист де шампень и никола де платт » музеи мира и картины известных художников
Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435
СвятаяЕкатерина

В другом — святая Екатерина Александрийская, в голубом платье и
короне, со своими обычными атрибутами, мечом в руке и колесом у ног, орудиями
пыток, которым её подвергли. Можно бесконечно любоваться мерцанием красок,
прекрасными лицами и одеждами персонажей, игрой света в оконных стёклах.

Солнечные
лучи золотят латы и радужные крылья архангела, пронизывают пышные локоны святой
Екатерины, рассеиваются в прозрачном воздухе собора. Все предметы выписаны
столь тонко, что если рассматривать их в лупу, то увеличение не обнаружит ни
одного неточного мазка.

За спиной святой Екатерины, в окне, виден изумительный
пейзаж, всего в несколько квадратных сантиметров величиной, уводящий зрителя в
мир средневекового города. Многоэтажные постройки чередуются с маленькими
домиками, вдали, на фоне синих небес, встают горы.

Сколько красоты, сколько
жизненных подробностей! Это одно из чудес блестящего мастера, обожествившего земную
красоту.

    В связи с этими творениями находятся и
другие изображения Девы Марии с младенцем. 

Ян ван ЭйкМадонна с младенцем, святой Елизаветой Венгерской,святой Варварой и картезианским монахом. 1441?

 

Ян ван ЭйкМадонна из Инс Холла. 1433?
Ян ван ЭйкМадонна у фонтана1439

 

Ян ван ЭйкБлаговещение. До 1435

Источник: http://biblioiskusstwo.blogspot.com/2013/11/blog-post_4208.html

Власть и сила против любви и истины

Для анализа и переживания искусства прошлого следует вооружиться пониманием того простого факта, что так называемое «великое» искусство былых веков состоит из точно таких же характеров, какие мы наблюдаем сегодня в повседневной жизни. Среди гениев (или опознанных в качестве таковых) Возрождения итальянского или Возрождения северного — с необходимостью присутствовали служаки, приспособленцы и люди, ставящие свой талант на службу власти.

Сандро Боттичелли писал казнь семейства Пацци и заговорщиков, повешенных на окнах Синьории, Веласкес писал «Изгнание морисков» (в обоих случаях Провидение сжалилось над художниками, и картины сгорели, не дожили до нашего суда), Рубенс был царедворцем и угодником, его бесконечные картины, прославляющее бракосочетание Генриха IV и Марии Медичи, — пример придворной и сервильной живописи; Наталья Гончарова прославляла триумфы русского оружия в Первой мировой, а количество благостных портретов злодеев, исполненных первыми кистями королевств, не поддается исчислению. Все вышесказанное дает основание современным конъюнктурщикам говорить: а вот посмотрите на великих NN и NN — и они тоже оскоромились, писали портреты на заказ и даже выполняли такие акробатические кульбиты при компоновке картин, что современному пролазе стесняться не приходится. Стесняться, однако, приходится. История искусств действительно знает не столь много великих мастеров, кто органически не умеет льстить и врать, — именно потому славный путь этих немногих столь тверд. Брейгель, Босх, Гойя, Домье, Ван Гог и Модильяни потому и запомнились как великие гуманисты, что не истратили ни крупицы своего таланта на служение Мамоне.

У О. Генри есть рассказ, в котором бедного художника нанимает президент латиноамериканской страны, чтобы заказать ему свой портрет: «Он хочет, чтобы в центре картины был, конечно, он сам. Его нужно написать в виде Юпитера, который сидит на Олимпе, а под ногами у него облака.

Справа от него стоит Георг Вашингтон в полной парадной форме, положив руку ему на плечо. Ангел с распростертыми крыльями парит в высоте и возлагает на чело президента лавровый венок, точно он победитель на конкурсе красоток.

А на заднем плане должны быть пушки, а потом еще ангелы и солдаты».

Герой новеллы О. Генри такую картину писать отказался. А Ян ван Эйк, придворный художник Бургундского герцогства, согласился, и в 1435-м или 1436 году (проведена экспертиза, временной анализ не оставляет сомнений) написал картину, известную как «Мадонна канцлера Ролена». На ней первый вельможа государства присутствует при коронации Девы Марии.

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435 Ян ван Эйк. «Мадонна канцлера Ролена»

Николя Ролен, канцлер Бургундского герцогства, изображен напротив Мадонны с младенцем, канцлер на картине занимает положение, не уступающее по значительности Мадонне, — это не почтительная поза донатора, скорее диалог равных.

Николя Ролен стоит на коленях перед пюпитром, покрытым тканью, но поза не согбенна, а удобна, даже кажется, что канцлер сидит, а ноги его скрыты драпировкой. Канцлер облачен в широкие дорогие одежды, канцлер спокоен и на Мадонну смотрит строго. Именно в этот момент Марию коронуют — ангел надевает на голову Деве корону.

Правильное название картины было бы «Коронование Марии», сюжет картины состоит в том, что Богоматерь коронуют в тронной зале, а канцлер Бургундского герцогства за процессом наблюдает.

Коронование Марии — сюжет, не описанный в библейских текстах, таких апокрифов тоже нет, однако икон на эту тему нарисовано предостаточно, канон отшлифован. Считается, что Мадонну короновали после ее успения.

Событие происходит на небесах, апостолы наблюдают за церемонией и ликуют: Деву вознесли к возлюбленному сыну.

Мария в церемонии коронации изображается без младенца на руках, что естественно: ведь мать коронует сам Иисус, будучи уже взрослым человеком.

На картине ван Эйка все не так, как положено: вместо апостолов присутствует канцлер герцогства, а у Мадонны на руках младенец. Дело происходит не на небесах, а во дворцовом покое, за окном городской пейзаж.

Младенец Иисус предстает перед канцлером в ипостаси Пантократора: у мальчика в руке держава с инкрустированным крестом — знак земной королевской власти; так изображают Христа во Славе. Сама Мария одета в пурпур — цвет власти и страстей, но никак не цвет, приличествующий успению и вознесению. Корону на Марию надевает благостный ангел, корона роскошная.

Сюжет коронации Марии истолкован столь необычно, что историк искусств МакКоркелл (Вандербильтский университет) считает, что это и не коронация вовсе, а Марию венчают «венцом жизни» — не свидетельством власти, но символом умиротворения.

Читайте также:  Музей гуггенхайма в бильбао, испания

Сцена происходит у окна, образованного колоннадой; Мак Коркелл анализирует рельефы на капителях колонн: над Роленом — сцена осмеяния Ноя, сцена убийства Авеля братом Каином.

Исследователь полагает, что изображено грехопадение человеческого рода, каковое устраняется состраданием; именно сострадание символизирует «венец жизни», который ангел собирается водрузить на Деву.

Данная аргументация не кажется убедительной.

На картине ван Эйка изображена именно сцена коронации Девы Марии, процедуру художник решил изобразить в присутствии первого лица Бургундского герцогства, а не апостолов.

Торжественность церемонии коронации усугубляется тем, что младенец предъявляет державу — то есть все атрибуты власти в наличии сразу. Показана коронация во дворце: перед нами канцлер, корона и держава.

Корона как две капли воды напоминает короны бургундских герцогов. Чувства участников церемонии не имеют ничего общего с религиозным экстазом. Их переживания скорее связаны с земной жизнью — что подчеркнуто скрупулезно выписанным городским пейзажем.

Ни смирения, ни сострадания лица персонажей не выражают. Расшифровать их мысли не так сложно — участники сцены, включая Деву и младенца Иисуса, и даже ангела, думают о процветании Отечества, о славе и силе Бургундии. О чем им думать в присутствии канцлера, короны и державы?

Не следует преувеличивать благочестия Николя Ролена; он не благочестием славен. Канцлер, наделенный исключительно волевым лицом, глядит на Деву, возможно, тем же взглядом, каким смотрел на другую Деву, а именно Орлеанскую, которую несколько лет назад выдал на костер англичанам.

Именно Бургундское герцогство, некогда состоявшее в союзе с Францией, положило конец успехам Жанны д’ Арк. Тому были вполне конкретные причины — месть и расчет: в ходе Столетней войны союз с Францией не состоялся: те условия, при которых Францией фактически стала бы управлять Бургундия, были Францией отвергнуты.

Герцог Жан Бесстрашный был убит по приказу дофина Франции Карла VII на мирных переговорах на мосту Монтере в 1419 г. Как писали хронисты, «через разрубленный череп герцога Жана Бесстрашного во Францию вошли английские войска», — Бургундия незамедлительно примкнула к Англии.

Правды ради, и сам Жан Бесстрашный не отличался аккуратностью в отношениях с партнерами, — несколькими годами раньше по его приказу был убит в Париже Людовик Орлеанский; герцог был известен жестокостью, приказами истреблять пленных.

Однако убили герцога вероломно, и вот почему над головой Ролена помещена капитель колонны с рельефом убийства Авеля его братом Каином (а вовсе не потому, что грехи человечества устраняются «венцом жизни»).

Беззащитного герцога Бургундии убили столь бесстыдно, как была бесстыдна насмешка над спящим Ноем. Вот почему над канцлером Роленом помещен рельеф с изображением спящего Ноя и надругательства Хама над ним.

Николя Ролен стал канцлером при сыне убитого Жана Бесстрашного — при Филиппе Добром — и всю свою деятельность строил на лавировании между Францией и Англией.

Хладнокровный, умевший ждать, считать и мстить, Ролен был искуснейший дипломат — вывел герцогство Бургундское из кризиса после убийства Жана Бесстрашного и довел до мирного договора в Аррасе в 1435 году, по которому Бургундия получала контрибуции за убитого герцога.

Мы не ошибемся, предположив, что ван Эйк отмечает картиной пик карьеры своего заказчика: увеличение территории герцогства за счет Франции — как наказание за вероломство.

Иными словами, на символическом уровне нарисовано, как вознаграждаются усилия, приводящие к власти того, кто и был намечен к власти Богом; альянс власти, данной от Бога и добытой трудом.

На картине об этом говорят две необычные детали.

Колонны придавили к своему цоколю кроликов, странная деталь. Кролики всегда символизируют плодородие и размножение.

Если бы придавленные кролики погибли (то есть если бы род бургундских герцогов пресекся по мужской линии), герцогство Бургундское перестало бы существовать, — условием существования герцогства было непрерываемое мужское потомство (так называемый апанаж).

Однако род не был прерван, и кролики стремятся выбраться из под гнета колонны: они очень живучие. Жизнь и процветание Бургундии продолжается.

Вторая деталь еще важнее. За фигурами Мадонны и канцлера — пейзаж с мостом; за мостом город. Исследователи не могут идентифицировать пейзаж: не то Утрехт, не то Маастрихт, не то Отен — обобщенный бургундский фантазийный город.

Что касается моста, то сомнений быть не может — изображен тот самый мост, на котором убили Жана Бесстрашного.

По Арраскому договору на месте убийства Жана Бесстрашного должен быть водружен крест, помимо креста-памятника, Карл VII, убийца, обязуется ежедневно молиться об упокоении души вероломно убитого герцога.

Вот именно этот крест на мосту и изображен. Крест находится в визуальном центре картины — и рифмуется с крестом на державе младенца Иисуса.

Обличенный державной властью Иисус благословляет канцлера на славные дела.

В многодельной, трудной для прочтения картине поражает несоответствие подчеркнутой значительности происходящего и одновременного отсутствия контрапункта картины: затруднительно понять, ради чего картина написана. Диалог канцлера с Мадонной? О чем бы им беседовать? Постепенно понимаешь, что картина написана ради моста. Эта вещь ван Эйка, по сути, плакат.

Мы называем персонажа плакатным, если автор показывает только положительные стороны характера или раскрывает характер лишь с одной стороны: допустим, пролетарий показан как человек труда, и только.

Образ, в котором противоречия сплелись воедино (добродетель и гордыня — у короля, материнство и девственность — у мадонны), есть условие убедительности героя.

В сочетании несочетаемого эстетика светской культуры повторяет постулат христианской религии: контрапунктом христианской культуры является образ Иисуса: человека и Бога одновременно.

Анализ картины «Мадонна канцлера Ролена» неизбежно направлен на образ младенца и Мадонны: неожиданная трактовка сюжета коронации интригует. И, если образ Иисуса считать центральным в произведении ван Эйка, то главным сообщением картины, безусловно, является сопоставление креста, державы в руке младенца с крестом на мосту.

Читайте также:  Дом-музей рембрандта в амстердаме, голландия

Именно эта тождественность двух крестов — власти небесной и власти земной — и является концентрацией переживания в картине. Иного переживания в картине нет. Данная картина — абсолютно бесконфликтное произведение; пользуясь жаргоном современного искусствознания — это соцреалистическое произведение.

Перед нами своего рода встреча Ворошилова со Сталиным на мосту кисти Герасимова — картина, получившая в народе название «Два вождя после дождя». Усугубляет сходство тот факт, что на обеих картинах центральное место занимает мост.

Бесконфликтное сопереживание Иосифа Сталина и Климента Ворошилова вполне соответствует бесконфликтным мыслям в унисон канцлера герцога Бургундского Николя Ролена и Девы Марии с младенцем Иисусом. Все эти персонажи заняты мыслями о власти.

Мадонна канцлера Николя Ролена, Ян ван Эйк, 1435 Александр Герасимов. «И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов в Кремле»

Ван Эйк был царедворцем, исполнявшим дипломатические поручения (как Рубенс двумя столетиями спустя), отправлявшийся в дипломатические миссии в Испанию и Португалию — заключать браки герцога: притом что герцогство Бургундское росло за счет брачных контрактов, приращивая земли, это были миссии первостепенного значения. Знаменитый полиптих ван Эйка — Гентский алтарь — есть не что иное, как апофеоз бургундской государственной мысли, в котором крайне мало от веры и очень много от идеологии. Гентский алтарь выполнен в 1432 году, уже во время канцлерства Ролена, и корона, изображенная в самом центре полиптиха, у ног Бога-отца, это и есть та самая корона, которая появляется в «Мадонне канцлера Ролена»; эта корона и есть мечта Бургундского герцогства: претворения герцогства-апанажа — в полноценное королевство.

Самый главный и самый быстрый — ответ ван Эйку дал Рогир ван дер Вейден, написав годом позже картину «Лука, рисующий Мадонну»; Картина Рогира почти что копия ван Эйка, сознательно доведенная до исключительного сходства. Но с колоссальной разницей в деталях.

Вместо вальяжного вельможи канцлера Ролена — Рогир ван дер Вейден рисует художника, апостола Луку, и это автопортрет. Дева Мария изображена вне славы, вне короны и без всякого триумфа, но обычной кормящей матерью.

Одета Мария не в пурпур, но в свой, присущий ей, Деве, синий цвет. Младенец тянется к ее груди, а вовсе не к державе — символу власти. Отрицать диалог двух картин невозможно: Рогир даже сохранил две фигурки на крепостном валу — они важны.

У ван Эйка — это два вельможи; у ван дер Вейдена — мужчина и женщина, родители Марии.

И вот что самое знаменательное — сохранив все в композиции без изменений, только показательно переменив местами Мадонну и ее собеседника, художник Рогир ван дер Вейден убрал из композиции картины мост. Пропал символ власти, исчез символ расплаты и торжества, ушла слава и сила.

Ты служишь власти и силе, а я — любви и истине; ты служишь короне — а я работаю, потому что верю.

Рогир ван дер Вейден сказал это Яну ван Эйку отчетливо. Интересно, услышал ли его ван Эйк.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/16/81626-vlast-i-sila-protiv-lyubvi-i-istiny

Мадонна канцлера Ролена. Ян Ван Эйк

  • Ян Ван Эйк
  • Мадонна канцлера Ролена
  • ок. 1434 года
  • Музей Лувр, Париж
  • Мадонна с ребенком на руках, которую ангел собирается увенчать короной, явилась канцлеру герцога Бургундского Филиппа Красивого Николасу Ролену во сне.
  • Скрупулезный реализм кисти Ван Эйка, — официального живописца герцога, — придает сцене живость и естественность: холодно поблескивают стекла окон, жесткими складками ложится золотисто-парчевая мантия канцлера, кожа на его шее слегка отвисла, а на виске пульсируют вены.

Свет как бы моделирует пространство и формы. Он возвращает предметам их сущность.

Но обманчивый реализм не способен скрыть духовное значение картины, все материальные предметы на которой выписаны с такой точностью.

Возьмем, к примеру, цветы в маленьком закрытом саду, значение который в одинаковой степени относится и к Мадонне, и к Христу: лилия символизирует непорочность и девственность Мадонны, а маргаритки — ее смирение… В саду просматриваются две мужские фигуры, стоящие спиной к Ролену и Мадонне.

По одной из гипотез, человек в синей одежде и в красном тюрбане на голове — изображение самого художника. Рядом с фигурами мужчин видны два павлина. Павлины символизируют бессмертие и гордость. Позади Мадонны и канцлера, в арочных сводах резных колонн, зрителям виден пейзаж.

Извивающаяся лентой река, уходящая за горизонт. По реке плывут лодки, воды реки омывают острова и поросшие лесами берега. На горизонте видны голубые горы. По берегам реки раскинулся большой город. Узкие улочки… Снующие по ним люди в пестрых одеждах. Каждая деталь пейзажа неповторима.

В картине все говорит о любви Ван Эйка к жизни и миру. Изображение столь реалистично, что зрители чувствуют себя присутствующими в нарисованном городе. Все в картине приобретает смысл. Важна каждая деталь картины. Архитектурно-пейзажная часть выступает важным, самостоятельным образом.

За Роленом мы видим пейзаж с жилыми домами, а позади Марии — панорама церквей. Если присмотреться внимательно, то в центре картины виден арочный мост с идущими по нему фигурами людей и всадников. Этот мост символизирует связь между Роленом и благословляющим жестом младенца Христа.

Вопреки издавна принятым суждениям, живопись маслом, дающая художнику столько преимуществ в сочности и блеске красок, мягкости мазка, отнюдь не является изобретением Ван Эйка…

Тем не менее, именно ему принадлежит идея новой смеси, секрет которой до сих пор не раскрыт, позволяющей масляным краскам быстрее сохнуть, а художнику — накладывать словно прозрачные окрашенные слои лессировки, новая техника придает произведениям «примитивных фламандцев» такой гладкий, словно эмалевый, блеск.

Автор сочинения: Рыженко Елена

Источник: http://design-kmv.ru/opisanie-kartin/madonna-kanclera-rolena-yan-van-ejk.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector