Картина «переход суворова через альпы», суриков

Картина

1899 г. Масло, холст. 495 x 373 см Русский музей, Санкт-Петербург, Россия.

 Описание картины Сурикова В.И. «Переход Суворова через Альпы»

Яркое полотно в духе демократического реализма. В основе сюжета – историческое событие — антифранцузская кампания русских войск в Швейцарских Альпах. Полководец выбрал этот кратчайший путь, имея цель как можно скорее проникнуть в Швейцарию для соединения с русскими войсками и вместе перенести военные действия на территорию Франции.

Беспрецедентный случай в истории военных действий – поход в горы в зимних условиях – остался без смысла: кампания потерпела неудачу по вине австрийцев, обещавших оказать военную помощь. Война второй антифранцузской коалиции с Наполеоном была проиграна и закончилась Амьенским миром между Великобританией и Францией.

Император Павел I пожаловал Суворову не только чин генералиссимуса, но и титул – князь Италийский.

Композиция картины очень динамична. Она построена по принципу движения сверху вниз. Взгляд зрителя скользит вслед за спускающимися с гор солдатами. Слева на коне – сам Суворов, с вдохновенным лицом и улыбкой, указывающий рукой дорогу.

Фигура его миниатюрна, а не величественна, и скорее сливается с солдатской массой, чем выделяется из нее: он тоже в простом походном плаще и с треуголкой, как и его воины.

Солдаты, наполняющиеся энтузиазмом при взгляде на Суворова, улыбаются в ответ и бесстрашно съезжают по крутому заснеженному склону горы. Русские «чудо-богатыри» изображены в полном обмундировании, с достойным оружием – штыками, пушками, кинжалами.

Тонкий психологизм – в передаче отдельных существенных деталей, таких как бледность лиц и вытаращенные от испуга глаза, глядящие в бездну впереди, или рука, прижатая ко лбу, начинающая крестное знамение.

Талант Сурикова-пейзажиста проявился в изображении снежной гористой поверхности на переднем плане и крутого горного склона с облаками на заднем.

Ослепительно белый альпийский снег контрастирует не только с общей человеческой массой, но и с синеватыми скалами, заслоняющими небо.

Природа швейцарских Альп не раскрыта во всей ее эффектной красоте, скорее, она сурова и враждебна к непрошенным гостям.

Картина была написана к 100-летию подвига Суворова, показана обществу в том же 1899 году на 27 выставке передвижников, но большого резонанса не вызвала. Ее приобрел император Николай II. Сейчас она выставлена в экспозиции Государственного Русского музея.

Лучшие картины Сурикова В.И.

Картина Картина Картина Картина
Картина Картина Картина Картина
Картина

Источник: http://www.hudojnik-peredvijnik.ru/surikov-v-i/surikov-v-i-perexod-suvorova-cherez-alpy/

Эпизод 94. Переход Суворова через Альпы | Капля света

Главная » Иллюстрированная история России » Эпизод 94. Переход Суворова через Альпы

Рубрика «Иллюстрированная история России»

Евгений Сусманович

Центральное событие: Швейцарский поход Суворова 1799 года.

Центральная картина: «Переход Суворова через Альпы», В.И. Суриков (1895—1899).

Примечание: все цитаты приведены из книги А.Ф. Петрушевского «Генералиссимус князь Суворов» (1884) Все изображения увеличиваются

С мая месяца 1797 года фельдмаршал Александр Васильевич Суворов, полководец, не потерпевший ни одного поражения, находился в ссылке в селе Кончанском.

Опала вызвана его недовольством и откровенным неприятием военных реформ, затеянных Павлом I. Император задумал обустроить армию по прусскому образцу.

Этот портрет Павла написан как раз в 1797 году – император носил форму полковника Преображенского полка и далеко не искренний траур по случаю смерти матушки своей Екатерины II

Картина

Степан Семёнович Щукин (1724 – 1828) Портрет императора Павла I (1797)

Суворов тяжело переносил ссылку, тем более, стервятниками на него набросились некоторые его знакомые со своими денежными исками. Разумеется, они молчали в тряпочку во время славы Суворова, его победоносной службы при императрице Екатерине. Однако духом Александр Васильевич не падал и, несмотря на свои 68 лет, вёл физически активную жизнь в резонном ожидании скорой востребованности.

Картина

Иван Петрович Степашкин (1882 – 1960) «Суворов в селе Кончанском» (1958)

Это было время затянувшихся войн европейских держав-монархий с революционной Францией-республикой. Италия уже находилась под властью французов. Австрия обратилась за помощью к российскому императору.

У императора Павла помимо внутренней ненависти к свободному духу Франции были и политические мотивы выступать на стороне Австрии. Суворов был вызван в Петербург. Надо сказать, Суворова дважды вызывали по велению императора.

Первый раз Суворов приезжал в столицу, имел беседу с Павлом, не сошлись они во мнениях и фельдмаршал вернулся. И даже собрался было в монастырь. Но вот Павел посылает к Суворову флигель-адъютанта Толбухина с письмом:

«сейчас получил я, граф Александр Васильевич, известие о настоятельном желании Венского двора, чтобы вы предводительствовали армиями его в Италии, куда и мои корпусы Розенберга и Германа идут.

Итак по сему и при теперешних европейских обстоятельствах, долгом почитаю не от своего только лица, но от лица и других, предложить вам взять дело и команду на себя и прибыть сюда для отъезда в Вену».

Скорее всего, именно это (второе) возвращение Суворова запечатлёно на знаменитой картине советского художника Викторова. Хотя и первый раз к Суворову тоже приезжал флигель-адъютант (племянник его князь Горчаков).

  • Картина
  • Сергей Павлович Викторов (1916 — 1977) «Суворов в селе Кончанском» (1947)
  • Оба раза это было зимой, но следующая картина повествует также о втором, окончательном, отъезде Суворова из Кончанского в 1799 году
  • Картина
  • Николай Аверинович Шабунин (1866 – 1907) «Отъезд Суворова из Кончанского в поход 1799 года» (1903)

Вот так Александр Васильевич отправился на войну с французами за освобождение Северной Италии. Эта кампания получила в истории название Итальянского похода Суворова 1799 года. Сей поход, словно флажками, обозначен блистательными победами русского оружия.

Сражение на реке Адда, взятие Турина, сражение на реке Треббия, битва близ городка Нови… (следует отметить, что на Средиземном море в это же время успешно действовал вице-адмирал Ушаков).

В результате проведённых операций французы ретировались почти со всей территории Северной Италии.

Картина

Адольф Иосифович Шарлемань (1826 – 1921) «Торжественная встреча А.В. Суворова в Милане в апреле 1799 года» (1855)

Картина баталиста Шарлеманя вполне передаёт настроение простых итальянцев, в котором они встречали Суворова, и вообще русскую армию-освободительницу.

Ну и естественно не обошлось без политических интриг. Вместо того чтобы продолжить наступления на французов, Венский двор направляет Суворова в Швейцарию для соединения с находящимся там корпусом генерала А.М. Римского-Корсакова.

По сути дела, в чём сходятся мнения большинства историков, австрийцы более не желали видеть триумфального шествия русских, имея свои планы на Италию. Александр Васильевич, не без колебаний, начинает новый марш, получивший название Швейцарский поход Суворова.

Но теперь уже он будет ознаменован предательствами, отступлением и, в то же время, великогероическими подвигами простого солдата и снова победами вопреки.

В детстве я очень любил разглядывать хорошо иллюстрированную книжку «Переход Суворова через Альпы» (1983) писателя Олега Орлова. Собственно, память о заключённых в ней картинках двигала мной при выборе темы статьи. Книжка нашлась, и вот я предлагаю всю схему Швейцарского похода взять из этого детского, но содержательного источника:

Картина

Одним из условий, которое поставил Суворов, согласившись на опасный и сомнительный переход, было присутствие австрийских войск под его началом, поскольку в этих горных местах они имели большой опыт ведения войны.

Однако, в русском войске постепенно возрастал негатив по отношению к австрийцам – те из рук вон плохо выполняли свои союзнические обязательства.

Например, от идеи быстро атаковать французов в районе перевала Сен-Готард, Суворов вынужден был отказаться, поскольку союзники вовремя не подготовили вьючных мулов.

Сен-Готард охранялся относительно небольшим французским контингентом, но невыгодное для атакующих расположение увеличивало оборону. Только с третьего штурма, при обходном манёвре, перевал был взят.

  1. Картина
  2. Александр Евстафиевич Коцебу (1815 – 1889) «Переход войск Суворова через Сен-Готард 13 сентября 1799 года» (1859)
  3. На следующий день русские двинулись вниз по реке Рейсе…

«…дорога по правому берегу врезывается в утесы, отвесно спускающиеся в русло реки, так что сообщение идет пробитым в скалах туннелем, который называется Урнер-Лох и имел в то время 80 шагов длины при 4 шагах ширины.

Несколько ниже по течению реки, дорога лепится в виде карниза по отвесной скале и круто спускается к арке Чёртова моста, который составляет с нею прямой угол.

На этом пространстве Рейса несется между нависшими над ней горами; вода имеет большое падение и низвергается несколькими водопадами; поток ревет, покрытый пеной, и рев его слышится далеко кругом. Центром этой дикой, величественной картины служит Чёртов мост, смело переброшенный над пропастью, на высоте 75 футов от воды…»

Туннель с той стороны оборонялся французами, так что и разговора быть не могло пробиваться через эту дыру-мышеловку. Суворов посылает две обходные колонны по 200 и 300 человек, и всё-таки начинает рассчитанный прямой прорыв туннеля Урнер-Лох. Своевременное появление русских в тылу повергло французов в бегство к Чёртову мосту, они перебежали на тот берег и разрушили за собой часть моста.

Русские солдаты под шквальным огнём чинили мост из брёвен рядом расположившегося сарая, связывая их шарфами офицеров. На картине художника Коцебу не очень заметно, что мост разрушен.

Не смейтесь, но та битва, тот безумный переход через Чёртов мост напоминает компьютерную игру-стрелялку, когда (уже на высоком уровне) ничто не может остановить груду ломящихся напролом каких-нибудь зомби…

  • Картина
  • Александр Евстафиевич Коцебу (1815 – 1889) «Переход Суворова через Чёртов мост» (1857)
  • После, русская армия вступила в городок Альтдорф.

Примерно в это же время (14-15 сентября) французский генерал Андрэ Массена разбил в сражении под Цюрихом корпус А.М. Римского-Корсакова, тот самый, на встречу с которым шёл Суворов.

«Суворов остался против Французов на всем театре войны один со своей маленькой армией, истощенной, истомленной в конец, без продовольствия, без артиллерии и, главное, без всякой надежды на чью либо помощь или содействие…

Теплой одежды не было, да и летняя имела вид рубища, а обувь и того хуже; в сухарных мешках людей не оставалось почти ничего; вьюки с провиантом тянулись еще сзади, и Бог знает сколько из них погибло в пропастях… кавалерийские лошади обезножены и истощены совершенной бескормицей».

Таким образом, выходя из Альтдорфа, наш фельдмаршал прямиком шёл в западню – в Муттенскую долину. Там он узнал о разгроме Римского-Корсакова и собрал военный совет. Решено было прорываться в Гларис. Массена принял все меры, чтобы не выпустить русских из долины.

Массена мечтал взять в плен фельдмаршала Суворова. Массена был амбициозной личностью. Каково же было его удивление, когда бой 19 сентября они проиграли. На следующий день он принял на себя личное командование сражением.

Предприняв ложное отступление, наши втянули французов к виноградникам, где спрятались основные силы. Началась рукопашная.

А что такое, когда русские идут в рукопашный бой знают все! Андрэ Массену свалил с лошади русский Иван (унтер-офицер Иван Махотин) и если бы не подоспевшая помощь к Массене, не видать бы ему маршальского жезла из рук Наполеона, потом в 1804 году.

Прибыв в Гларис, наши войска обнаружили отсутствие всякого присутствия союзников австрийцев – они вообще ушли из Швейцарии. Суворов был в бешенстве.

«Австрийцы поставили его в положение, доселе им не испытанное, несмотря на долгую военную карьеру; они привели его к краю пропасти, где его слава непобедимости могла исчезнуть как мираж.

Пробиваясь чрез Муттенталь и Кленталь, он имел в виду продолжать наступление к Везену, чтобы открыть себе путь на Сарганс, соединиться с Елачичем, потом с Петрашем, временно заменившим Готце, и наконец с Корсаковым… Суворову предстояло принять решение о спасении военной чести и славы России, как можно меньше рискуя и помышляя лишь о том, чтобы сохранить остаток армии от поражения и истребления».

На военном совете порешили отступать через хребет Паникс высотой до 2500 метров над уровнем моря. 23-24 сентября, отбивая вялые атаки французов, русские солдаты шли по смертельной тропе Паникса.

Лёд, ветер и скалы, движение гуськом, спуск ещё более страшен, чем подъём, Суворов на коне умудряется шутить и петь песни, солдаты благодарны ему за это.

Через сто лет Василий Суриков напишет, быть может, гротескную, картину, посвящённую этому экстремальному переходу

Картина

Василий Иванович Суриков (1848 – 1916) «Переход Суворова через Альпы» (1895—1899)

Друзья мои, вот вам одно из важнейших условий эффективности Армии. Маленькая, но очень красноречивая иллюстрация того, откуда у солдат боевой дух берётся! Цитирую также по Петрушевскому (который сам носил звание генерал-лейтенанта русской армии):

«Офицеры и генералы бедствовали чуть ли не больше, и солдаты им охотно помогали, чем могли: чинили обувь на привале, делились харчами из последних скудных остатков.

Милорадович на биваке съел у одного солдата спеченную из альторфской муки пригорелую лепешку, очень ее похвалил, поблагодарил хозяина и прислал ему взамен небольшой кусочек сыра, — половину всего, что имел сам.

Солдат не взял сыру, а вместе с другими своего десятка или капральства составил складчину, по сухарику с брата, и все это с кусочком сухого бульона, взятого с убитого французского офицера, отнес в узелке к Милорадовичу, который поблагодарил и принял».

Войска вышли из окружения и прибыли в Иланц. Павел I произвёл Суворова в генералиссимусы, и, узнав о предательстве австрийских генералов, разорвал союзнические отношения с Австрией. Суворов возвратился в Россию.

Читайте также:  Скульптуры челябинска: фото, описание

Вам понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями, нажав кнопку соц. сервиса или «retweet».



  1. Вопросы, жалобы, предложения, пожелания и замечания по данной статье можете оставить здесь:

Источник: http://kaplyasveta.ru/illyustrirovannaya-istoriya-rossii/epizod-94-perexod-suvorova-cherez-alpy.html

Как создавал В. Суриков «Переход Суворова через Альпы»

Художник Василий Иванович Суриков (1848-1916) решил создать картину «Переход Суворова через Альпы» в 90-х. гг. XIX в. Вероятно, он хотел успеть закончить монументальное полотно к 100-летию со дня Швейцарского Похода Суворова, которое отмечалось в 1899 г.

В апреле 1897 г. художник сообщает брату Александру: «Про себя пишу тебе, что после пасхи, бог даст, думаю начинать картину «Суворов». Холст уже выписан из-за границы, подрамок готов. Мне дали комнату в Историческом музее. Я ее отгородил дощаной перегородкой, чтобы мне не помешали работать. Картина будет 7 аршин в высоту и 5 в ширину.

Такой комнаты в частной квартире не найдешь… Я еще не решил, где лето проведем. Мне для картины надо снеговые вершины. Может быть, надо в Швейцарию ехать на месяц или два…» (Москва. Апрель 1897).

Летом 1897 г. художник вместе с двумя дочерьми Ольгой и Еленой, отправляется в Швейцарию в Интерлакен.

Он был очень привязан к дочерям после ранней смерти супруги Елизаветы Августовны. Став вдовцомв 40 лет, он больше так и не женился до самой смерти, посвятив себя искусству и дочерям.

Старшая дочь художника Ольга – мать знаменитой детской писательницы, поэтессы и переводчицы, художницы Натальи Кончаловской, и, соответственно, бабушка известных российских кинорежиссеров Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова.

Василий Суриков с дочерью ОльгойНо вернёмся к Суворовскому походу. Василий Суриков пишет из Интерлакена: «Ну, вот мы и в Швейцарии. Гор, брат, тут поболее, чем у нас в Красноярске. Пишу этюды для картины. Только дорого в отеле жить. Платим по 6 рублей в день со всех. Вот как дуют. Только я хочу завтра с Олей поискать в деревне тамошней пожить, покуда кончу этюды… Думаю здесь прожить месяца полтора, до августа. Потом я тебе опишу здешние виды, когда вернусь в Москву. Я сегодня страшно устал – поднимались на ледники…»(Швейцария, Интерлакен. 1897). Василий Иванович Суриков, «Снежные горы», 1897Впечатляющие ледники Юнгфрау, суровость швейцарских гор поражают художника: «Я все хожу в горы писать этюды. Воздух, брат, отличный! Как в горах у нас в Сибири. Англичан туристов пропасть на каждом шагу. Льды, брат, страшной высоты. Потом вдруг слышно, как из пушки выпалит, это значит какая-нибудь глыба рассыпалась. Эхо бесконечное. Жить сравнительно не так дорого, как в Интерлакене (это модное место), однако по 4 рубля в день. Это продолжится 3 недели, 2 недели прожили. Но нельзя – этюды нужны. Назад думаю ехать из Швейцарии на Мюнхен, где знаменитая картинная галерея, где остановимся дня на два. Потом – на Вену, Варшаву и в Москву. Были в г. Берлине, где останавливались для осмотра примечательных мест, а оттуда ехали в Швейцарию на Франкфурт, Берн и Базель в Интерлакен, где находится знаменитая гора Юнгфрау, 4,5 тысячи футов, вся снеговая». (Швейцария. 1897) Василий Суриков Переход Суворова через Альпы, эскиз
Государственный Русский музей, Санкт-ПетербургВасилий Суриков Переход Суворова через Альпы, эскизГосударственный Русский музей, Санкт-Петербург

Из писем видно, что Суриков не посещал в Швейцарии «суворовские» места: Сен-Готард или перевал Паникс. Однако важно, что художник почувствовал атмосферу неприступных гор и сумел передать героическую борьбу не только с врагом, но и с суровой природой. Так создавалось знаменитое полотно «Переход Суворова через Альпы», ставшее художественным символом Швейцарского похода А.В. Суворова 1799 г.

Ильина Юлия

Василий Суриков Переход Суворова через Альпы. 1899
Холст, масло. 495 × 373 см
Государственный Русский музей, Санкт-ПетербургВасилий Суриков Переход Суворова через Альпы. 1899Холст, масло. 495 × 373 см

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c470b19a600e200adaab2d4/5c50aa4d168e0900af1e0b49

Переход Суворова через Альпы

Живопись русских художников Картина Василия Сурикова «Переход Суворова через Альпы». Холст, масло, размер картины 495 × 373 см. Почти сразу же после окончания картины «Взятие снежного городка» художник увлекся новой идеей, которая родилась еще в Красноярске.

Картина «Переход Суворова через Альпы» органично продолжает тему воинского героизма русски людей, начатую в «Покорении Сибири Ермаком. Холст расположен вертикально и демонстрирует неприступность скалистых гор, героически преодолеваемых русской армией.

Пейзаж Василий Иванович писал в Швейцарии, на месте знаменитого исторического перехода.

Лицо Суворова обращено к лавине скатывающихся вниз людей, что создает впечатление его тесной связи с солдатами. Бесстрашные вояки смотря на своего полководца с обожанием и безграничны: доверием и готовы беспрекословно подчиняться любому его приказу.

Подбирая расположение фигуры генералиссимуса и нужный ракурс, художник советовался со старшей дочерью Олей, у которой был отличный глазомер и чувство композиции. Однако на предложеие девушки убрать штыки, дабы верхние солдата не попали на них, Суриков категорически воскликнул: «Ни за что! Красота в сверкании. Нельзя русскому солдату без штыка».

За эти непримкнутые по уставу штыки он впоследствии услышал много критики Но автор лишь хотел подчеркнуть, что у Суворова многое было «не по уставу», и при этом он оставался великим полководцем.

Картина

На Двадцать седьмой выставке передвижников новая работа Сурикова, как обычно, оказалась в центре внимания. Главной ее удачей было, по мнении критиков, «сродство духовного начала» создателя картины и гениального полководца.

Именно в этот год отмечалось столетие итальянского похода Суворова. И снова живописец случайно попал к официальной дате. Картина «Переход Суворова через Альпы» была приобретена императором за двадцать пять тысяч рублей.

В 1901 году Василию Ивановичу Сурикову был пожалован орден Святого Владимира 4-й степени за картины «Покорение Сибири Ермаком» и «Переход Суворова через Альпы». Художник орденов не носил, но для него было очень важно признание его заслуг перед отечеством.

Вскоре пришло письмо из Франции: Люксембургский музей желал приобрести одну из исторических картин, «отличающихся большим патриотизмом».

Живописцу было приятно, что его слава вышла за пределы горячо любимой родины: «Наконец-то, помаленьку узнают, что я такое!» Но, будучи патриотом, он хотел видеть свои полотна только в русских музеях.

Картина

В этом же году Сурикова пригласили на должность преподавателя в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Это было уже далеко не первое предложение подобного рода, которое он отклонил.

Еще в 1893 году мастер не захотел преподавать в родной Академии художеств, о чем вежливо, но твердо уведомил администрацию, а позже, в 1907, отверг еще одно подобное лестное приглашение. На этот раз Василий Иванович объяснил причину отказа так: «Благодарю за честь выбора, но согласиться не могу..

, считаю для себя как художника свободу выше всего». Теперь он был по-настоящему свободен, много путешествовал и отдавал все свое ничем не ограниченное время творчеству.

Перейти к следующей работе мастера ►

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/surikov_perehod_suvorova.html

Описание картины Василия Сурикова «Переход Суворова через Альпы»

Картина

Идея написания этой картины возникла у Василия Сурикова в сотую годовщину перехода через Альпы великого русского полководца Александра Суворова во главе своей армии, который он совершил в 1799 году. В работе над этой картиной, художник придерживался классических канонов написания полотен на историческую тему, из-за этого в ней присутствует некая театральность, вполне обычная для исторических картин, написанных предшественниками и некоторыми современниками Сурикова.

К теме мужества и героизма русского народа художник часто обращался в своих работах. Вот и на картине «Переход Суворова через Альпы», Василий Суриков пытается донести до зрителя все величие и высокий дух солдат российской армии, которые несмотря на все опасности, преодолели нелегкий путь через горы, совершив настоящий подвиг.

По мнению многих исследователей творчества Василия Сурикова, особые динамика и экспрессия, присутствующие на его полотнах, берут начало в происхождении художника. Выходец из старинной казачьей фамилии, настоящий сибиряк, Суриков сам был по натуре человеком деятельным и ярким.

На переднем плане картины автор изобразил самого главнокомандующего — Александра Суворова. Изображение его в первых рядах своего войска показывает его настоящим героем, по-отечески любящим своих солдат, и готовым пойти вместе с ними куда угодно. Тщательно проработанные лица солдат изображают различные эмоции, но на всех читается готовность выполнить свой долг до конца.

  • После написания Суриковым картины «Переход Суворова через Альпы», на нее обратил внимание известный художник-баталист Василий Верещагин и в пух и прах раскритиковал ее, указывая на неправдоподобность деталей и манер солдат, офицеров и самого Суворова, на что Василий Суриков ответил, что эта работа создавалась не ради изображения исторической достоверности, а для того, чтобы еще раз подчеркнуть героический подвиг и мужество российских солдат под предводительством великого полководца Александра Суворова.
  • Год написания картины: 1899.
  • Размеры картины: 495 x 373 см.
  • Материал: холст.
  • Техника написания: масло.
  • Жанр: историческая живопись.
  • Стиль: реализм.
  • Галерея: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия.

Источник: https://opisanie-kartin.ru/surikov-vasilij/perehod-suvorova-cherez-alpy/

Переход Суворова через Альпы в 1799 году

  • Картина

Картина «Переход Суворова через Альпы», приуроченная к столетнему юбилею швейцарского похода Суворова, была закончена художником и показана на 27-й выставке передвижников в 1899 году. Это дало повод современникам подозревать В.Сурикова в выполнении официального заказа. Однако художник выполнил картину по собственному творческому побуждению, задумав ее еще во время работы над «Покорением Сибири Ермаком»: первый схематичный набросок композиции картины (карандашом, на куске картона) сделан в 1895 году.

В.Суриков остается и в этой картине художником — историком народных масс. Тема картины народно-героична по своей сущности: ее герой — солдатская масса, преодолевающая ледяные кручи Альп в трагической обстановке грозящего вражеского окружения, Суворов показан как народный полководец, крепко спаянный с солдатской массой.

К. Пигарев в своей книге о Суворове пишет: «.. .он неизменно выступает перед нами как полководец и как воспитатель духа русского воина (подчеркнуто мною.— В. С). Кровная связь Суворова с родным народом, с национальными традициями его истории и культуры обусловила исключительную действенность его военно-воспитательной школы и неувядающую жизненность его заветов». Славный поэт партизан 1812 года Денис Давыдов писал о Суворове: «.. .он удесятерил пользу, приносимую повиновением, сочетав его в душе нашего солдата с чувством воинской гордости и уверенности в превосходстве его над всеми солдатами в мире, — чувством, которого следствию нет пределов». Суворов требовал от своих «чудо-богатырей» не слепой покорности, а сознательного исполнения своего долга. Он сформулировал это по-суворовски коротко и ясно: «каждый воин должен понимать свой маневр». В этом было главное отличие суворовской, национально-русской системы воспитания солдата от прусской палочной муштры и главная сущность суворовской «науки побеждать». К. Пигарев справедливо говорит о глубоко народном содержании военного искусства Суворова. Именно так надо понимать смысл скупых слов Сурикова: «Главное в картине — движение. Храбрость беззаветная, — покорные слову полководца идут».

Если мы попробуем определить, какой именно момент, швейцарского похода изображен В.Суриковым, мы сможем сделать это лишь предположительно  и  приблизительно.

В.Суриков в противоположность большинству присяжных баталистов не ставил перед собой документально-конкретной задачи с точной датировкой, точным обозначением места.

Вероятнее всего связывать изображенную художником сцену с концом альпийской эпопеи, с переходом через Паникс, с моментом, когда суворовская армия уже спускалась с гор: всякий, бывший в горах, знает, что спуск часто бывает труднее подъема. Таким образом, момент, изображенный В.

Суриковым, по всей вероятности, следует в цепи событий похода за моментом, изображенным на картине А.Е.Коцебу «Переход Суворова через перевал Рингенкопф ( Паникс )». Но подобные спуски могли иметь место и в другие моменты похода.

В.Сурикова эта документально-эпизодическая сторона не интересует. Изображенный им эпизод важен для него как сюжет, дающий возможность раскрыть морально-психологическую сущность события. Композиция картины чрезвычайно своеобразна: по почти отвесной, обледенелой, покрытой снегом крутизне спускается, точнее — скатывается вниз, в пропасть, армия Суворова.

Эта крутизна занимает почти две трети огромного, вертикально-удлиненного полотна. В верхней части композиции изображена основная масса армии, подходящая к обрыву по узкой тропе, прижатой к склону высокой горы, по которому ползут облака над самыми головами солдат. Склон горы наверху срезан краем полотна, что создает впечатление уходящей ввысь каменной кручи.

Обледенелая снежная крутизна внизу также срезана, так что пропасть, в которую скользят солдаты, кажется страшно глубокой. На самом краю ледяного обрыва слева остановил своего коня Суворов. Он занял это опасное положение потому, что отсюда он виден всей подходящей к обрыву армии. Он знает, что каждый солдат, прежде чем начать страшный спуск, взглянет на него.

Выражение лица Суворова сложно: в нем можно увидеть и напряженное внимание, и решительность, и волевую собранность, и обаятельную, бодрящую, вдохновляющую улыбку. Все это передается глядящим на него солдатам, пробуждая в каждом из них неизбывные моральные силы, мобилизуя дух этих людей, превращая их в «чудо-богатырей». На Суворове— синий, развевающийся походный плащ.

Голова обнажена, шляпу он держит в руке: этим полководец как бы отдает дань глубокого уважения и преклонения перед подвигом солдат.

Рядом с Суворовым изображен пеший пожилой казак с пикой, в тёмнокрасном кафтане. Этот малозаметный на первый взгляд персонаж заслуживает внимания.

Можно предполагать, что это — один из тех казаков, которые во время всего перехода через Паникс не отходили от Суворова, ведя его коня под уздцы, как это показано на картине А.Е.Коцебу.

Читайте также:  «крестьянский танец», питер брейгель старший — описание картины

Здесь он стоит на краю обрыва, заглядывая в пропасть и в то же время оберегая Суворова.

Центральная часть картины занята спускающимися солдатами. Каждый из них типичен и вместе с тем индивидуально-своеобразен. Первыми спускаются, скользя -по крутизне в пропасть, старые, «на себя надежные», по выражению Суворова, солдаты. В их лицах нет надуманного «бесстрашия»; в них — страх, преодолеваемый мужественной, закаленной в боях и походах волей. Первым летит вниз солдат, схватившийся обеими руками за голову, чтобы придержать шляпу-двууголку, но не выпускающий из руки ружье. Нижняя часть его фигуры срезана краем полотна, что усиливает впечатление стремительного скольжения в пропасть. Выше один из спускающихся закрыл лицо плащом, чтобы не видеть пропасти. Старик с обнаженной седой головой крестится с выражением суровой решимости. Рядом начинает спуск солдат, придерживающий обеими руками обвязанный канатом ствол орудия.

Суворов не глядит на них. Его взгляд устремлен на молодых солдат, подошедших к самому краю кручи и в свою очередь глядящих на него. Их-то в данный момент и нужно ободрить и вдохновить на трудное, необычное, опасное дело. И мы видим, как в ответ на улыбку Суворова расцветают в улыбке молодые, смелые  лица.

Дальше виден пожилой барабанщик, на лице которого страх борется с решимостью, а еще дальше отдельные лица солдат и казаков становятся плохо различимыми из-за пелены полуокутавших их облаков.

Превосходно написаны ледяные уступы обрыва слева, — синеватые, полупрозрачные, а также снег и дымносерые облака, ползущие по склону.

Горы в глубине синие, полуосвещенные солнцем, тогда как все остальное затенено, и лишь внизу справа сильно освещен обрыв да край обрыва слева, где стоит конь Суворова. Но сам Суворов выделен лишь пятнами света, скорее композиционно.

Изображая природу Альп, В.Суриков не подчеркивает ее эффектной красоты: она сурова и враждебна.

С реальной ощутимостью передано нарастание быстроты движения скользящих в пропасть солдат. В.Суриков, при исключительной силе творческого воображения, всегда отталкивавшийся от реальных жизненных впечатлений в создании образов своих картин, и тут остался верен своему методу, тем более, что ему предстояло изобразить незнакомую природу Альп.

Он ездил в 1897 году в Швейцарию и при этом не только наблюдал скатывавшихся с гор людей, чтобы уловить и передать их движения, но и сам проделал нечто, подобное спуску суворовских солдат. «Около Интерлакена сам по снегу скатывался с гор, проверял, — рассказывал он. — Сперва тихо едешь, под ногами снег кучами сгребается.

Потом — прямо летишь, дух перехватывает».

Вообще картина далась В.Сурикову нелегко, так как и сюжет ее, взятый не из истории древней Руси, а из события конца XVIII века, и связанный с сюжетом типаж — были новыми, необычными для художника.

Он не только внимательно изучал исторические материалы о Суворове и его походах, но и настойчиво выискивал в окружающей действительности типы людей, соответствующие его представлению о самом Суворове и его «чудо-богатырях».

Каждая фигура, каждое лицо, движение, поза проработаны в этюдах с натуры.

Суворов написан с одного старого казачьего офицера, выисканного художником в родном Красноярске в 1898 году, но, конечно, перенесенного на полотно  в творчески  переработанном  виде  на основе имеющихся портретов описаний наружности Суворова и воображения самого художника. Выражение лица Суворова художник искал в карандашных этюдах, сделанных им на основе этюда маслом с казака-офицера.

Надо сказать, что существующие живописные и графические портреты Суворова не отличаются большой выразительностью и не отражают своеобразия и многогранности морально-психологического облика гениального русского полководца. В.Суриков мог заимствовать из них лишь внешние черты Суворова. Не удался и самому В.

Сурикову погрудный этюд-портрет Суворова в мундире с орденами и георгиевской лентой. Более интересны описания наружности и характера Суворова в военной литературе.

Один из военных писателей первой половины XIX века так характеризует Суворова: «Князь Александр Васильевич Италийский, граф Суворов-Рымникский, среднего роста, взлизи-стый, сухощавый, имел лицо, покрытое морщинами, большой рот, взгляд быстрый и часто грозный, волосы седые, как лунь, был жесток и сострадателен, горд и доступен, снисходителен и склонен к насмешкам; скор во всех своих действиях: никогда не ходил, а бегал, не ездил верхом — скакал…» Надо полагать, что В.Суриков знал это яркое описание, так как образ Суворова на его картине близок к приведенной характеристике.

Однако этот литературный образ был переосмыслен художником творчески: Суворов показан не таким, каким он был «вообще», ибо это задача невыполнимая для живописца, а таким, каким он мог быть в изображенный на картине ответственный момент легендарного швейцарского похода, когда так ярко сказался его гений полководца-воспитателя, его моральное единство с солдатами и вытекающая отсюда его способность вести их за собой через все преграды.

Обе батально-исторические картины В.Сурикова — «Покорение Сибири Ермаком» и «Переход Суворова через Альпы» — не получили достойной оценки у современников художника, не столько, впрочем, у публики, сколько у художественной критики.

Даже Стасов не понял идейной значительности «Покорения Сибири Ермаком» и, может быть, потому не оценил и художественных достоинств картины.

Отдельные положительные оценки в печати были исключением: кроме вышеприведенного отзыва Репина, можно отметить еще заметку в «Ниве», где говорится: «От картины веет верно и тонко понятой историей, в фигурах — движение, жизнь. Картина по самой концепции не напоминает затасканных батальных тем».

Еще холоднее был встречен «Переход Суворова через Альпы». Русская либеральная интеллигенция 90-х годов, задававшая тон даже в «передовой» прессе того времени, не поняла глубоконародного смысла картин В.Сурикова, ошибочно усмотрела в них нечто официозное и прошла мимо них равнодушно.

Более интересны нападки другого рода. В.В.Верещагин, строго требовавший правдивости всех деталей художественных произведений, упрекал В.

Сурикова в допущенных им исторических несообразностях и отдельных фактических ошибках, как, например: кремневые, а не фитильные ружья у дружины Ермака, одежды XVIII века у казаков XVI века в той же картине, неправдоподобность одновременного спуска с кручи людей и орудий,   неестественность   того,   что   Суворов   на краю  пропасти  не сошел  с коня, и т. п. В такого же рода ошибках упрекал В.Сурикова и Л. Н. Толстой: конь над обрывом не может горячиться, солдаты разных частей не могут так перемешаться друг с другом в походе и пр.

Однако В.В.Верещагин и Толстой, упрекая В.Сурикова в несущественных ошибках, не учитывали своеобразия его творческой индивидуальности. У В.Сурикова был свой взгляд на задачи исторической картины.

«В исторической картине ведь и не нужно, чтобы было совсем так, а чтобы возможность была, чтобы похоже было,—говорил художник по поводу своей картины «Покорение Сибири Ермаком». -Суть-то исторической картины — угадывание.

Если только сам дух времени соблюден — в деталях можно какие угодно ошибки делать. А когда все точка в точку — противно даже».

Зритель не только прощает В.Сурикову эти ошибки, он, даже зная о них, не замечает их, захваченный величием замысла и глубокой правдой образов художника. Конечно, художник должен обладать безошибочным чувством меры в допущении подобных несущественных  ошибок, и В.Суриков обладал им, как никто другой.

Неверно оценивала батально-исторические полотна В.

Сурикова и вульгарно социологическая критика 20-х и начала 30-х годов нашего века, видя в них отход художника от народной тематики, воспевание колониальных захватов («Покорение Сибири Ермаком»), исторический анекдот («Переход Суворова через Альпы») и т. п. и делая вывод об идейном и художественном упадке В.Сурикова в связи с властью над ним реакционной идеологии 90-х годов.

Все эти вульгаризаторские, псевдонаучные «оценки» давно отошли в область предания. Ныне батально-исторические эпопеи В.Сурикова встают перед советским народом и советской искусствоведческой наукой во всем своем величии и глубине.

Что же нового внес В.Суриков в батальную живопись по сравнению с В.В.Верещагиным? Оба художника стояли на передовых позициях русского демократического реализма. В.В.

Верещагин был, по преимуществу, изобразителем войн своего времени, художником-публицистом, критиком общественных явлений, но и у него есть положительный герой — солдатская масса, народ в солдатских шинелях. Как изобразитель войн своего времени В.В.Верещагин не имеет себе равного.

Его картины сильны суровой жизненной правдой и критической мыслью, но в них нет глубокого психологизма. В.Суриков — художник-историк и вместе с тем психолог народных масс, и таковым остается в своих батальных полотнах. В.В.Верещагина мало интересует индивидуальный человек, он, по выражению Стасова, художник «хора».

Произведения В.Сурикова можно назвать «симфониями». В сложных музыкальных оркестровых симфониях каждый инструмент вносит свой голос, свой мотив, и все эти индивидуальные голоса и мотивы сливаются в единое целое. То же мы видим и в батальных картинах В.

Сурикова: масса слагается у него из неповторимых личностей, он внес в батальную живопись индивидуального «живого человека» — с его не только типическими, но и своеобразно личными чертами, внешними и внутренними. Его батально-исторические картины не только реально убедительны, но и глубоко психологичны.

При этом психологизм батальных картин В.Сурикова не одинаков: он носит разный характер в «Покорении Сибири» и в «Переходе Суворова через Альпы». В первой картине характер и степень ее психологизма определяется ее «песенно-былинным» образным строем. Образы казаков и «кучумлян» психологически выразительны, но очень обобщены, более типизированы, чем индивидуализированы.

Иное мы видим в «Переходе Суворова через Альпы». Здесь действие происходит не в седой легендарной древности, а в более близкое время: момент некоторой «жанровости» здесь не только уместен, но и необходим, и вместе с тем возможна и необходима большая конкретизация и психологическая индивидуализация образов как самого Суворова, так и его «чудо-богатырей». Но В.

Суриков и тут остается на высоте больших типических обобщений.

Второе новаторское начало, внесенное в батальную живопись Суриковым, тесно связано с первым: это — постановка и глубоко верное решение морально-психологической проблемы взаимоотношения вождя-полководца и войска.

В.В.Верещагин не ставил в своих батальных картинах этой проблемы. Он вообще почти не изображал полководцев, а если изображал, то большей частью критически («Александр II под Плевной», Наполеон в серии «1812 год»).

Только раз он изобразил Скобелева, поздравляющего войска с победой на поле боя («Шипка-Шейново»), но и эта сцена при всей ее суровой правдивости и жизненной убедительности решена с точки зрения раскрытия взаимоотношения полководца и армии внешне.

Старые академические баталисты постоянно изображали царей-полководцев и просто полководцев, но их изображения большей частью банальны и условно-парадны. Лишь А.Е.Коцебу поднимается в этом отношении над средним уровнем, особенно в своей суворовской серии.

Но и А.Е.Коцебу не ставит проблемы взаимоотношения полководца и войска в морально-психологическом плане, ограничиваясь внешне повествовательной передачей событий с некоторым лишь оттенком драматической и психологической выразительности. Суворов ни разу не показан художником в моральном общении с солдатами, как воспитатель их духа.

Мы видели, что В.Суриков раскрывает эту внутреннюю спаянность полководца и армии совсем иначе, глубоко психологично и непосредственно убедительно.

Как никто другой из художников-баталистов, он показал важнейшее значение морального фактора в бою («Покорение Сибири Ермаком») и в преодолении чрезвычайных трудностей похода («Переход Суворова через Альпы»).

Именно потому его суровые, драматические батальные полотна дышат оптимизмом, верой в неизбывную, всепобеждающую силу духа русского человека. Но будучи художником-баталистом по преимуществу, В.

Суриков в своих батально-исторических полотнах является глубоким и ярким новатором в русской и мировой батальной живописи. Поэтому он по справедливости может быть назван вместе с В.В.Верещагиным крупнейшим мастером батальной живописи, сказавшим новое правдивое народное слово русского искусства в мировом искусстве.

                                            В.В.Садовень. Из книги «Русские художники баталисты ХVIII-XIX веков»

Источник: http://ArtPoisk.info/artist/surikov_vasiliy_ivanovich_1848/perehod_suvorova_cherez_al_py_v_1799_godu/

Чем отличаются картины Василия Сурикова? «Переход Суворова через Альпы»

Может быть, эти картины потому и известны нам со школьной скамьи, что Суриков — очень удобный для преподавания в школе художник. Любая из его картин — многофигурная композиция, рассказывающая определенную эпическую историю. Разглядывая это многоцветное многофигурье, волей-неволей запомнишь, что Сибирь завоевал Ермак, а Суворов зачем-то переходил через Альпы.

Кроме того, любой внимательный зритель картин Сурикова начинает придумывать свою версию событий, изображенных художником. То есть мозги шевелятся, а вслед за ними шевелятся и языки. Что, согласитесь, с точки зрения учителя очень ценно. Ученики учатся придумывать, учатся рассказывать, выражать свои чувства.

Многофигурность и громадность картин Сурикова отмечали все. Критики недоброжелательные, проповедовавшие академизм, пеняли художнику на «кашу» из лиц, а за многоцветье прозвали его картины «парчовыми коврами».

Критики доброжелательные, наоборот, ценили колористические умения художника и хвалили его композиционные таланты.

Правда, друзья, случалось, посмеивались, что Суриков намеренно делает огромные картины, чтобы дороже их продавать.

В самом деле, все известные картины этого русского художника — большого размера. На репродукциях обычно эта особенность живописи Сурикова не видна.

Почти никто, рассматривая репродукции, не обращает внимания на две цифры, указывающие размеры картины. Но сталкиваясь с произведениями В. И. Сурикова «вживую», невозможно не заметить того, что его картины попросту огромны.

Особенно это становится видным в относительно небольших залах Третьяковской галереи.

Большой размер картин был проблемой и для самого живописца. По многофигурной картине взгляд зрителя не должен бесцельно блуждать. Его следует, во-первых, остановить на самом важном месте картины. А во-вторых, придать ему правильное направление, заставить правильно «прочесть» смысл картины.

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», 1899 г. ru.wikipedia.org

Читайте также:  Ева, первая пандора - жан кузен старший » музеи мира и картины известных художников

Поэтому с помощью определенных приемов художник выделял на своих картинах нескольких героев, которые словно бы начинали вести диалог. Картина становилась многоплановой, интересной. Новых приемов Суриков не придумывал, зато известные применял мастерски.

Пожалуй, явственнее всего это суриковское мастерство видно в картине «Переход Суворова через Альпы».

Формат этой картины — 495×373 см. Пожалуй, что не во всяком дворце есть возможность выставить столь грандиозное полотно. Но в залах Русского музея она поместилась и смотрится там очень хорошо.

Надо сказать, что Русский музей с самого своего основания в 1895 году был на особом положении, на положении личного музея царской семьи. Его финансирование проходило особой строкой в бюджете царского дома, а в формировании фонда принимал личное участие император Николай II. В частности, он приобрел и картину Сурикова, написанную к столетию Швейцарского похода А. В. Суворова.

На картине изображен один из самых драматических эпизодов упомянутого похода.

25 сентября (6 октября) 1799 года русские войска преодолели перевал на горе Паникс, который находился на высоте 2 400 метров. Войскам приходилось подниматься по узкой извилистой тропинке. По этой тропинке можно было двигаться только в одиночку.

В пропасть выбросили все орудия, число погибших солдат исчислялось сотнями. На высоте уже была зима: густой туман, снегопад, сильный ветер, снега по колено… В эту непогоду армия заночевала на перевале. Спуск же с него оказался еще сложнее, чем подъем.

Картина В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы» (фрагмент), 1899 г. ru.wikipedia.org

На большую картину следует смотреть с большого расстояния. Что бросается зрителю в глаза при первом взгляде на картину? То, что размещено в ее центре. А что находится в центре этой картины? Лицо солдата, уже скользящего в пропасть. Расширенные от ужаса глаза человека, который больше не управляет своим движением, а катится куда-то в тартарары.

Этот солдат тщательно прорисован. Очевидно, что сам художник стремился обратить внимание зрителя именно на эту часть картины. Словно дает подсказку: начинать следует отсюда! Рядом другие солдаты, и их портреты — изображение одного процесса. Это как соседние кадры на киноленте или в комиксе.

Старый солдат без треуголки правее и выше крестится. Он еще чувствует землю под ногами, он еще на что-то надеется. Всего секунда отделяет его от того солдата, что изображен в центре картины.

Но этот уже начал падение и понял, что надежды на выживание у него почти нет. А еще через секунду он окажется на месте третьего солдата, того, что изображен у нижнего обреза картины. Того, кто уже понял: ничего не изменишь.

Где окажешься через несколько мгновений — одному Богу ведомо. Главное — не потерять ружье.

Дополнительные кадры — еще несколько солдатских портретов, прорисованных хуже или расположенных дальше, но идущих по тому же пути.

Но на этой большой картине имеется еще один герой. Его имя упомянуто в названии — Суворов. Он находится в левой верхней четверти картины. Славный полководец — на светлом коне. Поэтому он поднят над толпой солдат и не теряется в этой толпе. Его портрет тоже прорисован очень четко.

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы» (фрагмент), 1899 г. ru.wikipedia.org

Суворов удерживает коня на выступе скалы и указывает своей треуголкой вниз. Вероятно, с шуткой-прибауткой он посылает своих чудо-богатырей в бездну.

Те из солдат, кто пока находится рядом с ним, еще не глянули вниз и улыбаются словам командующего. А вот тем, что уже начали скользить вниз по склону, уже не до улыбок.

Только перекреститься и положиться на милость Божью… В принципе, перед нами поход из жизни в смерть.

Все это мы можем рассмотреть и передумать благодаря тому, что художник верно направил наш взгляд — от центра картины вверх, а потом вниз. Вертикальное положение холста тоже этому способствует.

Ну, а теперь посмотрим, как В. И. Суриков использовал свои любимые приемы в другой известной своей картине — «Боярыня Морозова».

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/78889/

Поход Суворова через Альпы и картина художника Сурикова

Добрый день, дорогие читатели моего блога! Сегодня поговорим о такой вехе в истории нашей страны, как поход Суворова через Альпы.

Не могу сказать, что жизнь меня связала хоть каким-то образом с историей, да и в школе, в принципе я ее никогда не любил. Не потому что мне она была не интересна как наука, нет. Я считаю, что задача любого педагога – это, в первую очередь, заинтересовать ребенка с своем предмете, чего не было у меня. То ли дело университет.

Как сейчас помню, что история была одним из небольшого количества моих любимых предметов, на лекции я ходил не просто с охотой, а с удовольствием, а все потому что мой профессор сумел зажечь во мне интерес к этой науке, за что я ему благодарен по сей день.

А сейчас давайте приступим к рассмотрению темы сегодняшнего блога, и посвящен он великому российскому полководцу Александру Васильевичу Суворову.

Почему именно он? Я не зря ранее написал, что он великий, ведь людей, способных настолько тонко чувствовать противника, предугадывать его мысли было единицы.

О его подвигах я расскажу немного позже, а сейчас хотел бы затронуть наиболее спорный момент в его биографии, как на мой взгляд, а именно

поход Суворова через Альпы

Кто-то просто знает, кто-то читал об этом, кто-то учил, но сам факт того, что человек повел 24-х тысячное, ранее никогда не воевавшее в горах, войско на фактически верную гибель удивлял, и будет удивлять всех.

Сейчас же, более того, у современных историков возникает риторический вопрос: а был ли в принципе нужен этот подвиг 1799 года? Может, не стоило подвергать огромное количество людей такому риску и брать на себя такую ответственность, а просто искать альтернативы? Давайте немного углубимся в историю… Обещаю сделать это максимально кратко.

Итак, какие же побуждения могли двигать человеком? Конечно же, тогда шла война с Францией, и для Суворова, как и для еще некоторых полководцев (у меня не курс истории, не хочу перегружать вас именами, фамилиями, датами, захотите – сами прочтете) стояла цель: разгромить французские войска в Швейцарии. Но, забегая вперед, цель так и не была достигнута по независящим от Суворова обстоятельствам.

Тем не менее, любой здравый человек понимает, что идти в горы это огромнейший риск, который с большей вероятностью не будет оправдан, а на кону жизни его солдат, которые, кстати говоря, называли Суворова «отцом». Так вот, на тот момент, за всю свою историю никогда прежде войска Российской империи не проводили бои в горах, тем более тогда как раз начиналась зима.

Знал бы Суворов, с какими трудностями придется им столкнуться уже на первых этапах своего похода – скорее всего, все равно повел бы

Достаточно известная цитата бродит по интернету, якобы самого Суворова в тот момент, когда войска достигли Мутенской долины. Приблизительный смысл таков: Суворов понимает всю скверность ситуации, и не пытается скрыть полную ситуацию.

Да и какой смысл скрывать, если воины и так все видят. Уставшие, измотанные, потерявшие веру на простое спасение воины слушают, что говорит им их «отец».

А он сказал, что надежда осталась только на Бога и на собственные способности, другого просто нет.

И, видимо, его воины были в таком состоянии, а точнее перешли в такое состояние, когда помимо усталости и всего прочего что происходит с организмом на высоте, они просто отчаялись. И вот окончательно отчаявшись, они просто доверили свои жизни Суворову, бросаясь в последний бой со словами «будь что будет, но пойдем мы за тобой, отец, и умрем мы с честью, мы ведь русские».

Кстати говоря, очень советую для пущей наглядности, так сказать, ознакомится с картиной Сурикова, отображающей как раз весь ужас того события.

Картина Сурикова «Переход Суворова через Альпы»

Автору как никогда удалось передать атмосферу той ситуации в своей исторической живописи. Он нашел подходящий ракурс для того, что бы изобразить эмоции, движение, да тот же страх.

На тот период, а картина была написана в 1899 году, ровно через сто лет после великого подвига, уже давно было популярным изображение точности деталей и четкая прорисовки лиц солдат, поэтому Суриков полностью исключил абстракцию в той или иной мере, заменив ее жестким реализмом.

Сюжет картины Сурикова

русские воины, которые летят вниз в пропасть, но, тем не менее, Суворов рядом с ними, подбадривая и всячески придавая боевой настрой. Почему подбадривая? Если присмотреться внимательнее, то можно заметить переход двух улыбающихся солдат, которые может, отвечают улыбкой на реплику Суворова, а может это просто улыбка безысходности, кто знает.

Так же, обратите внимание на близость облаков относительно голов воинов и то, что скалы заслоняют эти облака.

Это говорит нам о том, что события разворачивались действительно высоко. Помимо всех вышеперечисленных трудностей, солдатам пришлось справляться еще с особенностями человеческого организма, которые проявляются на высоте.

Так же, я писал выше, что читал о том, что воины Суворова называли его «отцом». Суриков знал об этом, но все же изобразил полководца маленьким, седым, но потрясающе спокойным и все так же готовым вести своих людей. Можно так же заметить при определенном ракурсе, что вокруг головы Суворова как бы есть некое сияние, легкое, почти незаметное, но что-то точно есть.

Из хроники я так же помню, что у автора были проблемы с передачей объектов в движении, особенно с нижним солдатом художник промучился достаточно долго.

Вы вот так сейчас можете подумать, что я просто взял и описал вам картину, раскрыл ее краткое содержание, но какой в этом смысл, спросите вы? А вот какой: первое, что вы увидите, разглядывая ее – это ничего.

Я серьезно, вы не обратите внимания на детали, вы просто будете стоять и смотреть, не поддавая увиденное внутреннему анализу. Потом все детали и моменты начинают возникать перед вами сами собой.

Тот же маленький Суворов, два солдата и так далее.

Чем дольше смотрите – тем больше нового увидите.

Ужасная реалия

При чем, никто особо не пытался скрыть всего ужаса происходящего. На картине можно видеть падающего вниз солдата с широко распахнутыми от ужаса глазами. Он понимает, что для него все кончено, а те, кто за этим наблюдает, так же понимает, что сейчас все может кончиться и для них.

Можно подумать, что в такой обстановке может царить только хаос, но опять же таки, при более детальном рассмотрении картины ми видим, что знамена зачехлены, барабанщик изображен очень торжественно даже в такой момент, и в его руках все еще видны палочки. Сейчас он может умереть, но только при исполнении своего долга.

В общем, работу можно рассматривать бесконечно, и с каждой минутой вы будете все больше и больше понимать, что за человек был этот Суворов, и как же тяжело пришлось тогда российским солдатам. Это своего рода карта того легендарного похода, отображенная в живописи.

Кстати говоря, если прочитав все это, вам еще интересна некая хронология событий, а то получается, что мы рассматриваем Швейцарский поход Суворова как отдельную часть истории, то дабы направить вас на дальнейшее изучение, расскажу вам об Итальянском походе Суворова, продолжением которого стал Швейцарский.

Цель похода Суворова

Краткий смысл таков: Суворову необходимо было заставить Францию вернутся в прежние границы, тем самым восстановить мир и равновесие в Европе

Но, как мы уже знаем, это все не увенчалось успехом, и поставленная цель достигнута не была.

Хотя, все-таки припугнуть, хотя даже неплохо так испугать армию Бонапарта, да и самого Наполеона, Суворову таки удалось. Ведь что можно подумать о народе, который прокладывает себе путь у победе настолько страшными путями, проходя там, где никто и никогда не бывал. На что же еще они способны?

Ну а если я вас хоть немного заинтересовал этой темой, то для меня будет маленькой победой знать, что хотя бы один человек после прочтения моего блога освежил знания по истории.

Прочитав об исходе этой войны, а может подробнее ознакомился с личностью Суворова или вспомнил сражение на реке Адда — без разницы.

Главное – если я подтолкнул вас на какие-то действия, это уже мой личный повод для гордости.

Ну а на сегодня все! Не забывайте свою историю, читайте и подписывайтесь на блог проекта «На Грани». Спасибо за то, что были сегодня со мной и до скорых встреч. И кстати, недалеко от Альп, есть знаменитый акведук древнего Рима — Пон-дю-гар. Будет интересно, обязательно прочтите мою статью об акведуках.

Текст — агент Q.

Источник: https://ontheedge.ru/interesnosti/poxod-suvorova-cherez-alpy

Ссылка на основную публикацию