Хождение по водам, айвазовский, описание картины

Начались осенние трудовые будни, однако для того чтобы не утонуть в рутине, вспомним, что в Третьяковской галерее на Крымском валу продолжает экспонироваться грандиозная выставка (29 июля – 20 ноября), посвящённая легенде и основоположнику русской маринистики – Ивану Константиновичу Айвазовскому.

Выставка уникальна тем, что её организаторам удалось собрать наиболее значительные произведения художника (в общей сложности 200 полотен) из 17 музеев России, среди которых Государственный Русский музей, Центральный военно-морской музей в Петербурге, Феодосийская картинная галерея имени И.К.

Айвазовского, музеи-заповедники «Петергоф», «Царское село», «Павловск», некоторые полотна были предоставлены рядом частных собраний. В самой Третьяковской галерее хранится всего 33 картины и 9 рисунков.

Таким образом, выставка, проходящая сейчас в Москве, — это крупнейшая монографическая экспозиция мастера, которая позволяет не только глубже познакомиться с творчеством неповторимого живописца, но и увидеть источники его вдохновения.

Жизнь и творчество художника – это путь гения: например, начав писать под влиянием немецкого романтизма, Айвазовский оставался верен этому направлению на протяжении всего своего творческого пути, таким образом в конце XIX в. предвосхитив искания художников-символистов.

Его жизнь была связана с культурами разных стран, таких как Армения (Айвазовский родился в армянской семье), Россия (родным городом живописца была малороссийская Феодосия), Италия и Турция (эти страны вдохновляли художника), а потому его стиль уникален.

К тому же, Айвазовский много путешествовал, за всю свою жизнь он побывал более чем в 100 городах Европы и Америки, и, как известно, именно воспоминания о совершённых странствиях стали основой его творчества.

Картины Айвазовского, завораживающе передающие динамику волн, знакомы многим с детства. Брызги волн, тонущие корабли, мрачное небо, парящие чайки, свет, пробивающийся сквозь мрачные тучи, – всё это заставляет замереть перед картиной и почувствовать себя один на один с переменчивой Природой. Художественный критик В.В.

Стасов писал о живописце: «Маринист Айвазовский по рождению и по натуре своей был художник совершенно исключительный, живо чувствующий и самостоятельно передающий, быть может, как никто в Европе, воду с её необычайными красотами»[1].

«Девятый вал», «Волна» и другие картины бушующего или спокойного моря – это творческое наследие художника, известное каждому образованному человеку.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Девятый вал. 1850.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Волна. 1889.

Однако гений И.К. Айвазовского не ограничивался маринистикой. Выставка на Крымском валу знакомит посетителей с творческим наследием живописца, который много путешествовал и вдохновлялся природой различных стран.

Малороссия – тот край, который стал родиной художника и главной темой его творчества. Чёрное море и крымское побережье давали ему сюжеты для таких полотен, как «Девятый вал», «Чёрное море» и др. Однако Малороссия была запечатлена художником не только морской, но и степной, иногда даже зимней.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Чумаки в Малороссии. 1870-1880-е.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Ветряные мельницы в украинской степи при закате солнца. 1862.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Зимний обоз в пути. 1857.

Эти картины, представленные на выставке, вызывают как удивление (ведь Айвазовский известен многим исключительно как маринист), так и восторг – малороссийские виды на картинах художника проникнуты невероятным благоговением перед красотой природы и любовью к родному краю.

Италия – страна, во все времена вдохновлявшая русских художников, и Айвазовский не был исключением.

Живописец сумел изобразить Италию с присущей ей яркостью: на его картинах мы видим побережье знойного Неаполя, горы, по которым гуляют вдохновлённые гении, почти парящие в облаках («Данте и художник в горах»), виды магической Венеции, которая не могла не привлекать внимание великого мариниста, сумевшего воплотить на холсте волшебство «Южной Пальмиры» («Гондольер на море ночью»).

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Данте и художник в горах. 1883.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Гондольер на море ночью. 1843.

Столь же значимыми для художника стали его путешествия в Турцию. На выставке представлены картины, воплощающие восхищение художника архитектурой и духом Константинополя, столь прекрасного его культурным многообразием. В письме друзьям живописец восхищался древним городом: «Вероятно, нет ничего в мире величественнее этого города, там забывается и Неаполь и Венеция»[2].

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Вид Константинополя при лунном освещении. 1846.

Еще один неожиданный для многих зрителей мотив творчества живописца – религиозный.

На выставке посетители смогут увидеть как картины на библейские сюжеты («Хождение по водам»), так и полотна, посвященные духовным исканиям Айвазовского: особенно живописца вдохновляла тайна мироздания, сотворения жизни на земле из хаоса («Хаос»). Эти картины невероятны своей энергетикой, наполненной туманным мистицизмом и светом надежды – даром Творца.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Хождение по водам. 1890-е.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Хаос. Сотворение мира. 1841.

В документальном разделе выставки представлены предметы, позволяющие узнать подробнее о личности художника: это его письма, портреты родителей, брата, жены.

Также для воссоздания атмосферы мастерской живописца были привезены экспонаты из Центрального военно-морского музея: штурвал, подзорные трубы, звёздный глобус, макеты кораблей – предметы корабельного быта, сопровождавшие Айвазовского в его морских путешествиях.

Иван Айвазовский – мастер маринистики, который никогда не писал с натуры. Художник творил, вспоминая увиденное, а тем, кто удивлялся его методу работы, говорил: «Движения живых струй неуловимы для кисти; писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры. Для этого-то художник и должен запоминать их»[3].

«Радуга», «Волна», «Девятый вал» и другие полотна живописца завораживали и продолжают завораживать зрителя своей динамикой и силой. Современники Айвазовского по-разному относились к его творчеству: кто-то восхищался, кто-то критиковал – особенно смело критиковал художника мирискусник А.Н.

Бенуа, который писал о «невеликой заслуге» Айвазовского в истории русского общества, даже о «трафаретности» его полотен.

Однако и он не мог отрицать любовь и талант, которые вкладывал живописец в свои картины: «Айвазовский действительно любил море и даже любил как-то сладострастно, неизменно, и нужно сознаться, что, несмотря на всю рутину, любовь эта нашла себе выражение в лучших вещах его, в которых проглянуло его понимание мощного движения вод или дивной прелести штиля — гладкой зеркальной сонной стихии»[4]. Таким образом, даже ярые критики художника подчас восхищались его мастерством, а потому выставка Айвазовского на Крымском валу не может не вызвать исключительного интереса.

Екатерина Княжева

Источник изображений: http://gallerix.ru/

[1] Айвазовский Иван Константинович. Сайт о жизни и творчестве художника: http://see-art.ru/bio/.

[2] Айвазовский: http://i-aivazovsky.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st066.shtml.

[3] Рассказы о шедеврах живописи: http://nearyou.ru/100kartin/100karrt_50.html.

[4] Товарищество передвижных художественных выставок: http://www.tphv-history.ru/books/benua-istoriya-russkoy-zhivopisi31.html.

Источник: https://thewallmagazine.ru/ivan-ayvazovskiy/

Айвазовский: «хождение по водам»

Те, кто хоть как-то знакомы с живописью, при упоминании имени художника Айвазовского, вспоминают хрестоматийное полотно «Девятый вал».

Те, кто серьезно изучал историю русского живописного искусства, в первую очередь знают его как талантливого пейзажиста-мариниста, написавшего более двухсот картин. А вот такое направление в работе художника как библейские сюжеты, мало кому знакомо до сих пор.

В советские годы такая тематика в полотнах мастера замалчивалась, а в наше время, при общем падении интереса к живописи, она тоже мало известна.

Ивана Константиновича Айвазовского называют русским художником, и с этим трудно поспорить. Своим творчеством он прославил Российское государство далеко за его пределами.

Но, если вернуться к началу жизни художника, можно узнать, что он родился 29 июля 1817 года в семье армянского купца Геворка Айвазяна и при рождении был назван… Ованесом! В XVIII веке предки Айвазовского переселились из Армении в Галицию, а после переезда семьи в Феодосию отец художника поменял имя и фамилию, став Константином Гайвазовским. Сам же художник с 1841 года официально именовался Иваном Константиновичем Айвазовским.

До рождения мальчика отец преуспевал в купеческом деле, но война 1812 года все его усилия свела на нет. Семья постоянно нуждалась. С детства будущий художник познал все тяготы бедности, но была в его жизни и отдушина.

Дом, в котором прошло детство Айвазовского, стоял на окраине города, на небольшой возвышенности, откуда открывался удивительный вид на Чёрное море.

С ранних лет мальчик впитал его дух — то грозный, то ласковый. Эту любовь к морской стихии художник пронесет через всю свою жизнь.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картиныАлексей Тыранов. Портрет Ивана Айвазовского, 1841 г

Первым холстом для будущего художника стала стена отцовского дома. Он кусочком угля рисовал на ней корабли. Сначала на необычные рисунки обратил внимание феодосийский архитектор Яков Кох.

Он подарил юному дарованию карандаши, краски и бумагу, а также преподал первые уроки живописи.

Какое-то время спустя Кох представил его градоначальнику Феодосии Александру Казначееву, который в свою очередь тоже решил поучаствовать в судьбе мальчика и отправил его в Симферопольский лицей.

Удивительно складывалось начало творческой жизни Айвазовского.

С одной стороны – простой подросток из обедневшей купеческой семьи, который в лучшем случае стал бы продолжателем дела своего отца, с другой – наделенный даром Божьим ребенок, чьей судьбе в будущем предопределено было воплотиться через многих людей.

Читайте также:  Диего веласкес — картины и биография

Творческая карьера юноши развивалась стремительно. В 1833 году он поступает в престижнейшее на то время Императорскую Академию художеств и уже в восемнадцать лет участвует в выставке, принесшей ему первую известность, а через два года получает Большую золотую медаль за полотно «Штиль».

В 1840 году молодого художника командируют в Италию, где он несколько лет совершенствует мастерство, изучает мировое искусство, активно выставляет свои работы на многих европейских выставках.

После получения золотой медали от Парижского Совета Академий возвращается на Родину, где получает звание действительного члена Российской академии художеств.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картиныИ.К.Айвазовский. Приближение бури.

Айвазовский работал в жанре маринистики, то есть изображал море во всех его ипостасях. Но, если посмотреть на выбор художника немного глубже, то можно понять, что ему было предназначено воспевать именно водную стихию.

Вода — один из первых, сотворенных Богом элементов мироздания.

В Священном Писании вода упоминается более чем тысячекратно — от начала творения, когда «Дух Божий носился над водою», до пророчества Иоанна Богослова, когда моря уже нет, а апостол видит «чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл».

Изображение водной стихии в картинах Айвазовского передано не просто реалистично, а поражает своей вдохновенностью. Вот море притихло, водная гладь спокойна и умиротворенна. А вот огромные волны встают на дыбы, перед которыми корабли, которые еще недавно горделиво рассекали мощным килем морские просторы, кажутся утлыми, беспомощными суденышками.

Стоя перед полотнами художника, не только слышишь шелест прибоя и чувствуешь легкую свежесть бриза, а ощущаешь величие могучей стихии, созданной самим Творцом.

По оставшимся воспоминаниям, семья Айвазовского была глубоко религиозна. Его старший брат Габриэл принял монашество и стал епископом Армянской Апостольской Церкви. Сам художник написал много полотен на библейские темы, в которых остался верен изображению водной стихии.

В 1841 году в Риме он пишет картину «Хаос. Сотворение мира», названную современниками живописца «чудом искусства». Самым грандиозным творением станет «Всемирный потоп», где Айвазовский изобразил момент, когда людей смывает потоками воды со скал.

Смотря на картину, ощущаешь весь гнев Божий, обрушившийся на тех, чьи грехи так долго терпел Господь.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картиныИ.К.Айвазовский. Хаос. Сотворение мира.

Страшное ощущение очистительной стихии сменяет светлое, умиротворяющее настроение в полотне «Сошествие Ноя с горы Арарат». Спасенные Богом люди и животные после долгого путешествия по морским пучинам выходят на землю, и начинается новая эра жизни.

Картина «Переход евреев через Красное море», рассказывает о том, когда «вверг Господь египтян в бездну морскую! Вернулась вода и поглотила их всех — и колесницы, и всадников, и все войско фараоново…».

И, конечно же, нельзя не упомянуть полотно «Хождение по водам», где по Библейскому сюжету Господь, спасая утопающего Петра, говорит ему: «Маловер, зачем ты усомнился?».

Об Иване Константиновиче Айвазовском как о личности, остались противоречивые воспоминания его современников.

Его обвиняли в любви к роскошной жизни, имея в виду дом художника в Феодосии, который поражал богатой обстановкой; в пристрастии к всевозможным наградам и почестям, которыми осыпали его почитатели. Но факты из жизни живописца говорят об обратном.

Имея возможность остаться жить в Петербурге, он уезжает в Феодосию, где становится «родным отцом» для своего любимого города. Он открывает картинную галерею, библиотеку, рисовальную школу.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картиныИ.К.Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь.

Одной из достопримечательностей города становится фонтан, к которому проведен водопровод в несколько километров от источника, находящегося в поместье Айвазовского.

Дело в том, что в жаркое время в Феодосии не хватало питьевой воды, и на деньги художника и по его проекту было построено и подарено городу это водонапорное сооружение.

А еще Иван Константинович был крестным отцом половины младенцев Феодосии, причем каждому выделял частицу из своих солидных доходов.

Скончался выдающийся художник 2 мая 1900 года и был похоронен в родном городе на кладбище древнего армянского храма Сурб-Саркис, который находится всего в пятидесяти метрах от Феодосийского залива. Живописец, чье творчество всю его жизнь было неразрывно связанно с морем, нашел вечный покой у самого его края, в единении с воспетой им водной стихией.

Елена Александрина

Источник: http://portal-logos.ru/index.php/svyatyni-zemli-ryazanskoj/kalendar-pamyatnykh-dat/item/2112-ajvazovskij-khozhdenie-po-vodam

Айвазовский. Холст, море — Православный журнал "Фома"

Текст доступен в формате электронной книги. Скачать здесь

29 июля – 200 лет со дня рождения Ивана Айвазовского. Мы постарались разобраться в том, как смотрели на его творчество современники и почему оно и сегодня так сильно поражает нас.

Большинство зрителей привычно воспринимают Ивана Айвазовского как основоположника маринизма в России, автора «Девятого вала».

Чуть более просвещенные любители искусства знают, что Айвазовский принадлежал к салонно-академическому кругу живописцев XIX века, искусство которых отличалось некой декоративностью и легковесностью.

Но есть другой Айвазовский, оставивший нам картину «Черное море», о которой художник Иван Крамской написал с неподдельным восхищением: «Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю».

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Автопортрет. 1874

Есть все основания назвать Айвазовского человеком почти беспечальной судьбы: хваленный и перехваленный российской и европейской публикой, среди его заказчиков и покупателей — царский двор и его окружение, неаполитанский король и султан Османской империи Абдул-Азиз.

Папа Григорий XVI приобрел для Ватикана картину Айвазовского «Хаос», при том что в музее Ватикана хранятся только признанные мировые шедевры.

Айвазовскому присвоили почетное звание «Живописец Главного морского штаба», и он в качестве художника-хроникера принимал участие в ряде военно-морских походов, оставив нам живописную летопись главных сражений и побед российского флота как исторических, так и своего времени.

Он был близок с крупными российскими флотоводцами —  адмиралами Лазаревым, Нахимовым, Корниловым, принимал участие не только в мирных морских экспедициях, но был и участником военных маневров у берегов Кавказа.

«Все мое вооружение тогда состояло из пистолета и портфеля с бумагою и рисовальными принадлежностями», — вспоминал позже Айвазовский.

Во время Крымской войны (1853–1856) в осажденном Севастополе Айвазовский делает эскизы и наброски севастопольской крепости и по собственной инициативе устраивает в городе выставку своих работ, прославляющих недавние яркие победы российского флота, чтобы поддержать боевой дух моряков; известно, что народ приходил на эту выставку по несколько раз.

Показательно отношение к Айвазовскому самих моряков: в день празднования десятилетия творчества художника в Феодосии приветствовать «живописца Главного морского штаба» пришли несколько военных кораблей во главе с флагманским кораблем российского флота «Двенадцать апостолов» под командованием самого Корнилова. Корабли салютовали художнику.

«Я как пчела»

С 1847 года Иван Константинович Айвазовский — профессор Петербургской академии художеств и член многих европейских академий, в том числе Римской и Амстердамской. Такой международный, интернациональный успех его творчества видится не случайным.

Иван Айвазовский (настоящее имя — Ованес Айвазян), происходивший из семьи разорившегося армянского купца, вырос в культурном разноцветье, во многоязычной Феодосии, где жили армяне, татары, русские, турки, греки.

Он впитал эти самые разные оттенки народных традиций, и позже в его работах засветятся краски «восточной сказки» о море и зазвучит эхо древнегреческой эпической героики. Уже став признанным мастером и много путешествуя по Европе, наслаждаясь и изучая ее культуру, он признался: «Я, как пчела, собираю мед из цветника».

Этот «разноцветный мед» органично переплавился в нем, из него выросла его художественная личность. Может быть, поэтому на голос Айвазовского в искусстве в равной степени откликались и «национальное достояние» Англии, художник-маринист Уильям Тёрнер, который посвятил марине (Марина — от marin (фр.) — морской.

Произведение живописи, изображающее морской вид, морское сражение или иные события, происходящиена море. — Ред.) Айвазовского восхищенные стихи, и турецкие султаны, и папа Римский, наградивший художника золотой медалью за картину «Хаос», на что шуткой отозвался Гоголь: «Пришел ты, меленький человек с берегов Невы в Рим и сразу поднял Хаос в Ватикане».

В судьбе Ивана Константиновича значительную роль сыграли вполне конкретные человеческие связи и покровители. С каким счастливым постоянством его талант пестуют, продвигают, развивают, казалось бы, совсем случайные люди.

Сначала градоначальник Феодосии Александр Иванович Казначеев, отметив раннее дарование нищего провинциального мальчика, определяет его в Симферопольскую гимназию и оставляет жить в своем доме, затем о зачислении Айвазовского в Петербургскую академию на казенный счет хлопочет уважаемая губернская дама Наталья Федоровна Нарышкина.

В Академии его «подхватывает» профессор живописи Максим Воробьев, в чей класс попадает студент Айвазовский. Воробьев вводит его в круг своих друзей: Жуковского, Крылова, писателя и драматурга Николая Гнедича. Эту эстафету можно прослеживать и далее.

Возможно, эта легкокрылая щедрость судьбы позволила таланту Айвазовского расцвести так вдохновенно, в полную силу. В его живописном мире нет никаких надрывных трагических интонаций, а лишь счастливая благодарность миру, которая так ощутима в его поэтических маринах.

«Трескотня, вопли, вой…»

Творческая плодовитость Айвазовского была колоссальной, какой-то неиссякаемый «рог изобилия», что часто порождало упреки со стороны критиков в некой поверхностности его творчества. Айвазовский оставил нам около 6000 картин, для сравнения: Левитан написал около тысячи, Нестеров — несколько сотен.

Читайте также:  Скульптура древней греции - кратко, архаика, классика, эллинизм

Житейское довольство, имение в Феодосии, по словам Чехова, «роскошное, несколько сказочное; такие имения, вероятно, можно видеть в Персии», и роль «отца города», благотворителя, мецената, который проводит в Феодосии водопровод и строит археологический музей и картинную галерею, хлопочет о строительстве железной дороги и устраивает в городе пышные празднества, где гостей угощают супом «Черное море», пуншем «Везувий», ликером «Потоп» и десертом «Штиль» — все это названия картин Айвазовского.

Сама атмосфера этих театральных обедов, сказочного имения легко согласуется с возвышенно-романтической атмосферой творчества самого Ивана Константиновича.

Романтизм ( Романтизм — идейное и художественное направление конца XViii — первой половины XiX века. — Ред.), с одной стороны, разукрашивал действительность, превращая ее в сказку, в грезу, где цветет идеальная жизнь, полная красоты и гармонии.

«Вид Константинополя при лунном освещении» (1846) и «Море.

Коктебель» (1853) Айвазовского, его лунные дорожки на глади ночного моря и «уснувшие» воды венецианской лагуны — перед нами сказка о море с ароматом таинственности, уводящая нас в прекрасные дальние дали.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Закат над Великой Лаврой. Святой Афон. 1846

С другой стороны, это искусство культивировало пафос свободы, индивидуального протеста, героики, личности-титана или экзотический образ — словом, все, что бесконечно далеко от прозаичности, мелочности и банальности ежедневного существования.

И здесь романтическая маринистика Айвазовского щедро одарила нас бурями и кораблекрушениями во всех частях света: «Буря на Ледовитом океане» (1864) «Буря на Северном море» (1865), «Петр I при Красной горке, зажигающий костер для сигнала гибнущим судам» (1846).

Эту тягу художника к внешним, «картинным» эффектам иронично прокомментировал Достоевский, сравнивая Айвазовского с Дюма-отцом: «Г-н Дюма пишет с необычайной легкостью и быстротой, господин Айвазовский тоже.

И тот и другой поражают чрезвычайной эффектностью, потому что обыкновенных вещей они вовсе не пишут, презирают вещи обыкновенные… у того и у другого произведения имеют сказочный характер: бенгальские огни, трескотня, вопли, вой ветра, молнии…»

Однако за салонным искусством, частью которого было творчество Айвазовского, стоит особый тип сознания и мировоззрения, не коснувшись его, трудно выбрать верный критерий для оценки творчества салонных художников.

Море внутри

Можно согласиться с доктором искусствоведения Еленой Нестеровой, которая обобщила внутренний характер этого искусства: «В праздник заменил собой подвиг, фантастический вымысел — историческое предание. Ориентированное на идеальное, но, утратив возвышенное, оно предпочитало физическую красоту — духовной».

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Буря ночью. 1864

Сходную критическую ноту берет русский художественный критик, поэт и издатель Сергей Маковский, высказываясь конкретно о творчестве Айвазовского: «Айвазовский — маринист весьма одаренный, но нарядно пустой», подчеркивая отсутствие дальнейшего искания, утончения, углубления в темах и смыслах его творчества.

Эта идея, звучащая в некоторых рассуждениях о работах художника, во многом и сегодня определяет восприятие Айвазовского.

Однако, оставляя за границами своих интересов трагизм и глубину бытия, воплощая жизнь в ярком и даже преувеличенном блеске, акцентируя ее внешнюю красивость, салонное искусство обнажает некое глубинное томление человека по красоте, тяготение к миру идеала, оно смягчает ощущение тоски и нужду человека в гармонии. В нем есть что-то утешительное, в некоторой степени можно назвать его анестезией от будничной, а порой и трагичной реальности. И может быть, поэтому при всех рассуждениях о легковесности творчества Айвазовского возникает в своем роде парадоксальная ситуация: на выставках люди замирают перед его работами.

А еще и потому, что о его мастерстве ходили легенды.

Известно, к примеру, что он виртуозно владел приемом лессировки, когда краски не смешивают на палитре, а каждую краску наносят отдельным слоем — тонким и прозрачным, и в результате достигают особой легкости или звучности тона, известно также, что он использовал специальные двухслойные плотные грунты, которые и давали ощущение гладкой лаковой поверхности. Но что дают нам эти знания, когда мы смотрим на картину «Среди волн» (1898), которую Айвазовский написал в возрасте 82 лет! Нет и не может быть никаких точных, «аптекарских » рецептов для проникновения в сущность его мастерства.

Взбитая пена волн, написанная непрерывным мазком, который никто не мог повторить, стихия, ее дыхание, страстное и живое, ее изначальная, данная Творцом сила. Сам художник, а вместе с ним и зритель, словно насыщается этой пленяющей мощью природы. Эта работа последнего периода творчества Айвазовского, и здесь нет ни капельки декоративной нарядности — зрелая вещь безукоризненного мастера.

Айвазовский всегда писал «из головы», позже даже без эскизов, реальность была лишь начальным импульсом для работы, его марины сродни музыкальной импровизации.

Любопытно, что мастерская в его феодосийском доме окнами выходила на противоположную от моря сторону: «непременное условие моей мастерской — гладкие стены, не обвешанные ни картинами, ни эскизами.

Удаление от местности, изображаемой на моей картине, заставляет лишь явственнее и живее выступать все ее подробности в моем воображении». Может быть, этим пренебрежением натурой и объясняется необыкновенная быстрота его работы.

Мистика или фантастика?

Даже когда Айвазовский брался за библейские темы, он оставался маринистом, выбирая те сюжеты, где морская стихия играет не последнее значение: «Всемирный потоп», «Сотворение мира», «Христос на Генисаретском озере», «Хождение по водам».

Трудно объяснить, почему Айвазовский вдруг обратился к библейским сюжетам, заинтересовался метафизическими вопросами. По его маринам трудно отследить вектор его духовных движений, почувствовать противоречия внутри самого человека, личный душевный опыт автора.

В письмах, записях, он также не выходит, так сказать, на «диалог с вечностью». Но, как бы то ни было, к евангельскому сюжету «Хождение по водам» он обращался с верным постоянством и в разные годы сделал шесть вариантов картины.

Последний завершен в 1897 году, за два года до смерти художника.

Хождение по водам, Айвазовский, описание картины

Хождение по водам. 1888

Перед нами момент, когда лодка с учениками Христа попала в шторм на море: А лодка была уже на середине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали.

Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал ему в ответ: Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! Спаси меня.

Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! Зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих (Мф 14: 24–32).

В вечных образах христианской культуры Айвазовский пытается осмыслить тему героического доверия Богу со стороны человека при любых бурях житейских — внешних и внутренних. Здесь очевидна символика моря как моря житейского.

Но в художественной трактовке сюжета Айвазовский остается прежде всего романтиком, с неизбежным для романтизма соскальзыванием в патетику: светящаяся холодным лунным светом фигура Христа, что и впрямь делает Его похожим на призрак, мерцающий свет на воде, серо-синеватый, «ночной» тон задают не мистический, а скорее фантастический строй в картине. Внешние эффекты главенствуют над духовной значимостью. Мистические намерения художника не оправдались.

«Черное море»

А вот в марине «Черное море» Айвазовскому неожиданно удается подняться до уровня не сентиментального, а истинного религиозного пафоса. Тема морской стихии здесь обобщена, поднята на уровень «космического», библейского масштаба, хотя вроде бы прямые отсылки к Писанию на полотне и отсутствуют.

Думается, что такой прорыв в «Черном море» действительно произошел неожиданно, ничто за рамками этой работы не предполагает сознательных глубинных мировоззренческих поисков со стороны автора. Он по-прежнему остается «певцом моря», но это тот самый случай, когда Богом данное вдохновение превосходит сознательные намерения автора.

Картина написана в 1881 году, в эпоху, когда романтическое настроение в искусстве заметно шло на убыль. Живопись Айвазовского становится более реалистичной, на смену пестроцветью приходит сдержанная цветовая палитра.

Полотно разделено на две равные части: две стихии — небесная и морская в своей первозданной сущности. Несмотря на изображение волнующегося моря, есть в этой работе какое-то внутреннее спокойствие, самодостаточность.

Здесь все просто и мудро: величие творения, и контрастом с этой безграничной, первичной мощью на линии горизонта видна крохотная, едва различимая точка корабля — единственный след человеческого присутствия на картине. Зритель, подобно этому крошечному кораблю, теряет себя в безграничном пространстве.

Перед нами, как в первые дни творения, открывается нерукотворный мир Божий, и как-то непосредственно, без нажима приходит чувство смирения перед величием Творца.

Именно об этой картине Крамской отозвался как об одной из «самых грандиозных» в живописи.

Художника всегда оценивают по его вершинам. глядя на «Черное море» Айвазовского, не будет преувеличенной похвалой согласиться с Крамским: «Айвазовский, кто бы и что ни говорил, есть звезда первой величины… и не только у нас, а в истории искусства вообще».

  • Благодарим издательство «Белый город» за предоставленные репродукции.
  • На заставке картина Айвазовского Черное море. 1881
  • Данный текст доступен в формате электронной книги. Скачать здесь
Читайте также:  Поклонение пастухов (алтарь портинари), хуго ван дер гус

Источник: https://foma.ru/ayvazovskiy-holst-more.html

Заключение

Итак, пейзаж — значимое явление русского искусства конца 18 — начала 19 веков. Именно с этого времени русский пейзаж существует как самостоятельный жанр. Небывалых высот достиг в этом жанре Иван Константинович Айвазовский.

Именно он стал всемирно известным русским живописцем — маринистом, интерес, к творчеству которого всё возрастает. Как и его предшественники — учителя, И.К. Айвазовский прошел академическую школу живописи.

Рисуя пейзажи Италии, будущий маринист сумел разглядеть черты, роднящие с милой его сердцу природой Крыма и Черного моря. Знакомство с выдающимися художниками своего времени сыграло большую роль в формировании таланта будущего мариниста (С. Щедриным и М. Воробьевым).

Но если в их работах преобладала светлая лирическая сторона, то И.К. Айвазовского всегда влекло само море, полное драматизма, величия. И даже в изучаемой мною картине «Хождение по водам» море еще более усиливает драматизм происходящего. Тот факт, что из множества библейских сюжетов, И.К.

Айвазовский выбрал именно сюжет, связанный с водной стихией, говорит о его любви к этой теме, — моря. «Хождение по водам» — одна из немногих картин И. К. Айвазовского, где фигуры изображены крупным планом. В остальном творчестве, ему более свойственна чистая марина.

И. К. Айвазовский — не единственный художник, которого увлекали библейские и евангельские сюжеты. Для русских художников второй половины 19 века характерен интерес к евангельским сюжетам. Особое место в этом ряде принадлежит В. Д Поленову («Воскрешение дочери Иаира», 1891 г.

, цикл картин «Из жизни Христа», 1899 — 1909 гг.), В.Верещагину, создавшему более пятидесяти картин на эту тему («Святое семейство», «Иисус в пустыне» и др.) В ходе работы над данной темой, я познакомилась с некоторыми евангельскими сюжетами, для меня стали понятны идея и глубокий смысл данной картины.

Я попыталась раскрыть, какими именно средствами образной выразительности пользовался И. К. Айвазовский в художественно — образном и стилистическом строе картины «Хождение по водам».

Это и линейная перспектива, контраст теплых и холодных цветов, и особый морской колорит картины, и тоновое решение, позволяющее выделить главное — фигуру Христа.

Будучи создателем русской маринистической живописи, Айвазовский оказал сильнейшее воздействие на многих художников, работавших не только в этом жанре. Известный русский художник А.Боголюбов начинал свой путь мариниста с подражания И.К. Айвазовскому. Картины И.К.

Айвазовского копировали начинающие Алексей Саврасов, Иван Шишкин, Архип Куинджи. Через его мастерскую прошли многие ученики. Среди них были маринист Лев Лагорио, внуки Айвазовского, поэт и живописец Максимилиан Волошин. Иван Крамской называл И.К. Айвазовского звездой первой величины и писал известному меценату П. М.

Третьякову: «Айвазовский, вероятно, обладает секретом составления красок, и даже краски сами секретны». Итак, жанр романтизма, в котором работал мастер, обладает философской глубиной, раскрывающей глубинную жизнь души. В России, а тем более в Советском Союзе романтизм не получил достойного развития.

Поэтому тем ценнее творчество И.К. Айвазовского, как яркого представителя этого течения.

За свою жизнь Иван Константинович Айвазовский написал около 6000 картин и организовал более 120 персональных выставок, объездил почти весь мир. В паспорте И.К. Айвазовского, который хранится в созданной им картинной галерее в Феодосии стоит более 180 виз разных стран.

Таким образом, руководствуясь задачами исследовательской работы, можно сделать следующие выводы: знакомство Ивана Константиновича Айвазовского с такими выдающимися художниками своего времени как Сильвестр Щедрин, М. Н. Воробьев, сыграло большую роль в формировании таланта будущего мариниста.

Изучая работы Сильвестра Щедрина, в которых главное место занимали пейзажи Италии, будущий маринист сумел разглядеть черты, роднящие с милой его сердцу природой Крыма и Черного моря. Будучи учеником М.Н. Воробьева, Айвазовский впитал элементы нового в то время романтического направления русской живописи. Но И. К. Айвазовский превзошел своих учителей.

Именно он стал всемирно известным русским живописцем — маринистом, интерес к творчеству которого с годами все возрастает. И, конечно же, И.К. Айвазовский — не единственный художник, которого увлекали библейские и евангельские сюжеты. Можно назвать хотя бы Ивана Крамского, Николая Ге, Василия Поленова, Илью Репина и многих других.

Еще ранее, к библейским сюжетам обращались и многие западные художники. Так, великий голландский живописец Х. Рембрандт сумел в своих картинах глубоко и волнующе раскрыть неисчерпаемое богатство внутреннего Духовного мира человека. Этой проблеме посвящено и творчество Питера Брейгеля.

Проблема глубины веры человека в создателя, поиск той грани, где заканчиваются человеческие возможности — это те вопросы, на которые художники и исследователи ищут ответы в своих произведениях и исследованиях.

В связи с целью исследования, в работе была осуществлена попытка определить специфику творчества И.К. Айвазовского на примере его работы «Хождение по водам». Хотя эта работа не является характерной для его творчества, она малоизученна. В своей картине «Хождение по водам» И.К.

Айвазовский соединил свой талант написания морской стихии с библейским сюжетом. То есть философские рассуждения о силе веры в создателя он объединил со своей излюбленной темой моря. Именно это обуславливает актуальность содержания картины.

Ведь обращение к Библии, к морской теме всегда будет волновать людей, будить их воображение.

Таким образом, типичность этой картины заключается в обращении к излюбленной теме моря, а необычность для Айвазовского — в обращении к библейскому сюжету (так как у Айвазовского не так много подобных работ и они малоизученны).

Во второй главе, используя литературу и свой художественный опыт, мною была сделана попытка найти те средства образной выразительности, которые использовал И.К. Айвазовский, а именно:

  • — линейная перспектива;
  • — соотношение света — тени;
  • — контрастный колорит — теплых и холодных цветов;
  • — динамика, ритм.

Зачастую масштабность картины является одним из средств выразительности, но данная картина невелика по размерам (всего 0,7 на 0,5м) Как ни странно, именно небольшой ее размер усиливает впечатление необъятности морской пучины. Воображение как будто дорисовывает остальное, но это лишь усиливает драматизм происходящего. Небольшие размеры картины (0,7 / 0,5 м) не помешали автору передать масштабность самой идеи произведения.

Идея картины — в сути библейского сюжета, в глубине силы веры, в том, что люди должны прикладывать усилия для достижении своих целей. В том, что нужно истинно верить, и веря, не страшиться опасностей. И только тогда Бог протянет им руку помощи.

Следовательно, к середине 19 века постепенно произошла смена мировоззренческой и эстетической позиций, определивших появление нового живописно — пластического языка, благодаря которому у художников появилась возможность выразить свои взгляды, раскрыть евангельские события исторически и психологически точно.

Именно реализм стал методом, позволяющим воплотить подобные идеи. Форма и содержание полотна И.К. Айвазовского «Хождение по водам» обоснованы религиозно — философской функцией. Жанр определяется по содержанию: в основе «Евангелие от Матфея 14, 23 — 33». Значит, жанр религиозный или философски — концептуальный.

Несмотря на то, что содержание картины более свойственно академическому стилю, ее исполнение, а в частности динамика, драматизм и реалистичность происходящего приближает ее к романтическому стилю.

Оценка творчества И.К. Айвазовского его современниками не всегда была однозначна.

Великий английский художник Джозеф Мэллорд Уильям Тернер, стоящий у истоков импрессионизма, с восхищением писал о мастерстве русского живописца, с которым они познакомились в Риме в 1842 г.

: «Морская гладь, на которую легкий ветерок нагоняет зыбь, похожа на царскую мантию, драгоценности корой блещут и искрятся». Иван Крамской называл Айвазовского «звездой первой величины» и писал известному меценату П.М.

Третьякову: «Айвазовский, вероятно, обладает секретом составления красок, и даже краски сами секретны». Однако, Илья Репин, признавая талант Айвазовского, критиковал его за отход от законов академической живописи. Он как — то подметил, что фигуры на картине И.К. Айвазовского освещены солнцем с двух сторон.

Масштабность идеи картины открывает для исследования поистине необъятные возможности и перспективы. Эту тему можно изучать бесконечно, тем более, что интерес к Библии в наше время все возрастает. Например, очень интересный вопрос проскальзывает часто при работе над данной темой.

Это вопрос о том, как разные художники изображают образ Христа. Некоторые, в том числе и Айвазовский, видят его возвышающимся над всеми другими людьми. Другие художники изображают Христа простым земным человеком.

А некоторые рисуют Его в толпе людей и люди делают свой нравственный выбор, не догадываясь, что видят перед собой Бога.

Источник: https://studwood.ru/794706/kulturologiya/zaklyuchenie

Ссылка на основную публикацию