Грачи прилетели, алексей кондратьевич саврасов, 1871

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

Алексей Кондратьевич Соврасов. Родился 12 (24) мая 1830 года в Москве, в семье купца 3-й гильдии Кондратия Артемьевича Саврасова. Отец и сын некоторое время писали свою фамилию через «о» — Соврасов (в частности, А. К. Саврасов так писал свою фамилию до середины 1850-х годов).

Осенью 1857 года в возрасте 27 лет Алексей Саврасов женился на 31-летней Софье Карловне Герц (1826—1895), сестре учившегося вместе с ним художника Константина Герца, а также сестре известного в то время археолога и историка искусства Карла Герца .

Венчание происходило в Церкви Трёх Светителей у Красных ворот. В метрической книге  сохранилась запись:

Сентября двадцатого дня повенчаны законным браком:жених: Преподаватель в Училище живописи и ваяния, академик, титулярный советник Алексей Кондратьевич Саврасов, холостой, православного вероисповедания, жительство имеет в приходе сей церкви в доме князя Ивана Владимировича Шаховского. От роду имеет 26 лет.

невеста:

Дочь московского купца Карла Эрдмана Герц, девица, домашняя учительница Аделаида Софья Карловна Герц, 30 лет, евангелического лютеранского вероисповедания, жительство имеет в приходе Большого Вознесения, что на Малой Никитской в доме поручика Петра Степановича Михайловского…Поручителями были сверх означенных жениха и невесты. По женихе: академик коллежский асессор Николай Александрович Рамазанов, поручик 2-го Московского кадетского корпуса Николай Александрович Медведев и из дворян артист императорских московских театров Иван Карлович Бришман.

По невесте: коллежский секретарь Александр Васильевич Соколов, губернский секретарь Василий Дмитриев Подточин и родной брат невесты доцент императорского Московского университета Карл Карлович Герц…В браке родилось четыре дочери и один сын.

Одна умерла в детском возрасте от скарлатины, другая умерла новорождённой в Ярославле (1871), две другие — Вера (род. 1861) и Евгения (род. 1867). В конце 1876 года брак распался . Жена уехала с дочерьми Верой и Евгенией в Санкт-Петербург к родной сестре Аделаиде Герц. Она умерла 19 июля 1895 г.

, похоронена в монастыре Троице-Сергиевой Приморской пустыни в 20 км от Санкт-Петербурга.

Саврасов больше не женился официально, но в его жизни было ещё две женщины.

В 1887—1888 гг. Алексей Саврасов жил в Москве с Верой Ивановной Киндяковой. В ее квартире он написал несколько картин .

С 1893 года и до конца жизни Саврасов жил в Дорогомилово-Тишинском переулке близ Плющихи с Екатериной Матвеевной Моргуновой (ок. 1856 — ок. 1920) .

Не смотря на то, что художнику уже было 63 года, когда они стали жить вместе,у  них родились двое внебрачных   детей, будущий российский и советский художник — сын Алексей Алексеевич Моргунов и дочь Надежда.

  Из воспоминаний Владимира Алексеевича Гиляровского

На Моховой, бок о бок с Румянцевским музеем — ныне Ленинской библиотекой, — у входа в «меблированные комнаты» остановился извозчик, из саней вылез мой приятель, художник Н. В. Неврев. Мы, так сказать, столкнулись.

— Зайдем к Саврасову, возьмем его с собой и пойдем завтракать в «Петергоф».

Я не был знаком с Алексеем Кондратьевичем Саврасовым, но преклонялся перед его талантом. Слышал, что он пьет запоем и продает по трешнице свои произведения подворотным букинистам или украшает за водку и обед стены отдельных кабинетов в трактирах.

Поднимаясь в третий этаж, Неврев рассказал мне, что друзья приодели Саврасова, сняли ему номер, и вот он уже неделю не пьет, а работает на магазины этюды…

— Я вчера к нему заходил, — прекрасную вещь кончает… Пишет с натуры через окно сад и грачиные гнезда… Нарочно сейчас приехал к нему посмотреть.

Дверь была чуть приотворена. Мы вошли. Два небольших окна глядят в старинный сад, где между голых ветвей, на фоне весеннего неба, чернеют гнезда грачей.

Мне вспомнились слова И. И. Левитана:

— Я ученик Алексея Кондратьевича.

В комнате никого не было. Неврев пошел за перегородку, а я остановился перед мольбертом и замер от восторга: свежими, яркими красками заря румянила снежную крышу, что была передо мною за окном, исчерченную сетью голых ветвей берез с темными пятнами грачиных гнезд, около которых хлопочут черные белоносые птицы, как живые на голубом и розовом фоне картины.

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

За перегородкой раздался громкий голос Неврева:

— Да вставай же, Алеша! Пойдем в трактир… Ну же, вставай!

Никакого ответа не было слышно.

Я прошел за перегородку. На кровати, подогнув ноги, так как кровать была коротка для огромного роста, лежал на спине с закрытыми глазами большой человек с седыми волосами и седой бородой, как у библейского пророка. В «каютке» этой пахло винным перегаром. На столе стояли две пустые бутылки водки и чайный стакан. По столу и на полу была рассыпана клюква.

— Алеша, — тормошил Неврев.

— Никаких! — хрипел пьяным голосом старик.

— Никаких! — повторил он и повернулся к стене.

— Пойдем, — обратился ко мне Неврев, — делать нечего. Вдребезги. Видишь, клюквой закусывает, значит, надолго запил… Уж я знаю, ничего не ест, только водка да клюква.

  • Потормошил еще — ответа не было. Вынул из кошелька два двугривенных и положил на столик рядом с бутылками:
  • — Чтобы опохмелиться было на что, а то и пальто пропьет.
  • Неврев был в восторге от картины:
  • — Ведь это же старый Алексей Кондратьевич. Вчера утром я подмалевку видел, а сейчас почти закончено… Надо присмотреть, чтобы спьяна не испортил… Забегу к нему завтра утром…

Так я в первый раз видел знаменитого художника, одного из основоположников русского пейзажа. Это было 25 марта, в солнечный день, в конце 80-х годов.

https://www.youtube.com/watch?v=SODzT2CaY0s

Потом как-то через год или два я зашел однажды в эстампный магазин «Ницца» и увидел знакомую картину, ту самую, которую я видел в номере на Моховой. Внизу стояла подпись красной краской «А. Саврасов», видно, что сделана дрожащей рукой.

— Я видел у Саврасова эту картину, — заявил я владельцу магазина.

— Это не она, а повторение. Та картина давно продана, но Алексей Кондратьевич делает повторения. Да это уж далеко не то. Совсем старик спился… Жаль беднягу.

Оденешь его — опять пропьет все. Квартиру предлагал я ему нанять — а он свое: «Никаких!», — рассердится и уйдет. Как раз вчера писал у меня. Есть еще такие повторения, и не плохие. В прошлом году с какой-то пьяной компанией на «Балканах» сдружился.

Я его разыскивал, так и не нашел…Иногда заходит оборванный, пьяный или с похмелья. Но всегда милый, ласковый, стесняющийся. Опохмелю его, иногда позадержу у себя дня на два, приодену — напишет что-нибудь. Попрошу повторить «Грачи прилетели» или «Радугу». А потом все-таки сбежит.

Ему предлагаешь остаться, а он свое: «Никаких!..»

Видел я Саврасова еще раз, Великим постом, когда он ехал по Мясницкой с Лубянской площади, совершенно пьяный, вместе со своим другом Кузьмичом, который крепко его держал, чтобы он не вывалился из саней.

Кузьмичом звали И. К. Кондратьева — старого писателя, работавшего в журналах и писавшего романы для издателей с Никольской.

Жил он всегда на «Балканах» в Живорезном переулке, куда, видимо, и вез Саврасова, приютившегося у него.

На углу Столешникова и дальше по Петровке, где теперь огромный дом № 15, тогда стояли дома Рожнова.

Там помещались магазины, между прочим, модный шляпный магазин Вандраг, булочная Савостьянова, парикмахерская Андреева.

А между ними большая гостиница «Англия» с трактиром, когда-то барским, а потом извозчичьим и второстепенным. Во дворе находились два двухэтажных здания меблирашек и стоянка для извозчичьих лошадей…

Вход в трактир был со двора, а другой и въезд во двор — со стороны Столешникова переулка.

И вот на тротуаре около этих ворот я увидел огромную фигуру, в коротком летнем пальтишке, в серых отрепанных брюках, не закрывавших разорванные резиновые ботики, из которых торчали мокрые тряпки. На голове была изношенная широкополая шляпа, в каких актеры провинциальных театров изображают итальянских бандитов. Ветер раздувал косматую гриву поседелых волос и всклокоченную бороду.

Я подошел ближе. Он правой рукой шарил в кармане и сыпал на ладонь левой копейки. Я взглянул в лицо.

— А…

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

  1. Я узнал Саврасова, когда-то любимого профессора Училища живописи, автора прославивших его картин «Грачи прилетели» и «Разлив Волги под Ярославлем»…
  2. Много я видел его этюдов и рисунков по журналам — и все на любимую тему — начало весны.
  3. — Алексей Кондратьевич, здравствуйте.

— Погоди… четыре… пять… — считал он медяки. — Здравствуйте, Алексей Кондратьевич!

— Ну? — уставился он на меня усталыми покрасневшими глазами.

— Я — Гиляровский. Мы с вами в «Москве», в «Волне» работали.

— А, здравствуйте! У Кланга?

— Да, у Ивана Ивановича Кланга.

— Хороший он человек… Ну вот… А сам дрожал, лицо было зеленое…

— Вот собираюсь опохмелиться. Никак не могу деньги собрать, за подкладку провалились.

  • — Вот что, Алексей Кондратьевич. Пойдем ко мне,-
  • предложил я, — выпьем, закусим…
  • — Куда ж это?
  • — Вот рядом, в дом, где балкон.

Он вдруг поднял голову, воззрился на что-то, посвежел, помолодел как-то сразу, глаза загорелись. Ткнул меня в бок, а правой рукой указывал на крышу церкви напротив, на углу Петровки.

— Гляди, гляди!..

По крыше тихо сползала лавина снега, а на ней сидела ворона, что-то торопливо, энергично долбившая клювом. Лавина двинулась быстрей, нависла на миг всей массой над тротуаром.

Часть ее оторвалась и рухнула вниз, распугав, к счастью благополучно, прохожих, а на другой половине, быстро сползавшей, ворона продолжала свое дело.

И когда остальное снежное плато рухнуло, ворона приподнялась, уселась на самом желобе и стала глядеть вниз на упавший снег: то одним глазом взглянет, то повернет голову — и другим…

— Какая прелесть!.. — радовался старик.

Должно быть, убедившись, что все потеряно, ворона улетела, и снова потух старик.

— Пойдемте, — позвал я его и взял за руку.

— Лучше бы в трактир, напротив. Да вот деньги-то… — и он опять зашарил в кармане.

— Денег-то у меня тоже нет.

Я взял его за руку, и мы зашлепали по растаявшему тротуару.

— Одет-то я… Нет, не пойду! — уперся было он на лестнице.

— Да у меня отдельная комната, никого не встретим. Я отпер дверь и через пустую прихожую мимо кухни провел его к себе, усадил на диван, а сам пошел в, чулан, достал валенки-боты. По пути забежал к жене и, коротко сказав о госте, попросил приготовить поесть.

  1. Принес, дал ему теплые носки и заставил переобуться.
  2. Он долго противился, а когда надел, сказал:
  3. — Вот хорошо, а то ноги заколели!
  4. Встал, закозырился, лицо посвежело, глаза улыбались.

— Ишь ты, теперь хоть куда. Штаны-то еще новые… — и снова сел.

В это время вошла жена — он страшно сконфузился, но только на минуту.

— Алексей Кондратьевич, пойдемте закусить, — пригласила она.

С трудом, дрожащей рукой он поднял стаканчик и как-то медленно втянул в себя его содержимое. А я ему приготовил на ломтике хлеба кусок тертой с сыром селедки в уксусе и с зеленым луком. И прямо в рот сунул:

— Закусывай — трезвиловка! Он съел и повеселел:

— Вот так закуска!..

  • А жена ему тем временем другой такой же бутерброд приготовила.
  • — Не разберу, что такое, а вкусно, — похвалил он.
  • После второго стаканчика старик помолодел, оживился и даже два биточка съел — аппетит явился после «трезвиловки».

Разговорились. Вспоминали журналы, выставки, художников. Он взял со стола карандаш и спросил бумаги.

  1. — Привык что-нибудь чертить, когда говорю… А то руки мешают.
  2. Я подал ему альбом и карандаш.
  3. Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

Просидел у меня Алексей Кондратьевич часа два. От чая он отказался и просил было пива, но угостили его все-таки чаем с домашней наливкой, от которой он в восторг пришел.

Я предложил Алексею Кондратьевичу отдохнуть на диване и заставил его надеть мой охотничий длинный пиджак из бобрика. И хотя трудно его было уговорить, он все-таки надел, и когда я провожал старика, то был уверен, что ему в обшитых кожей валенках и в этом пиджаке и при его летнем пальто холодно не будет. В карман ему я незаметно сунул серебра.

Жена, провожая его, просила заходить не стесняясь, когда угодно. Он радостно обещал, но ни разу не зашел, — и никогда больше я его не встречал, слышал только, что старик окончательно отрущобился и никуда не показывается.

  • Я его видел только три раза и все три раза в конце марта, когда грачи прилетают и гнезда вьют…
  • В моем альбоме он нарисовал весну… избушку… лужу… и грачей…
  • И вспоминаю я этого большого художника и милого моему сердцу человека каждую весну, — когда грачи прилетают.
  • Картины Саврасова

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

  1. Пейзаж 1859 года с рекой и рыбаком, это один из лучших пейзажей Саврасова, эта картина находится в Латвии, в Рижском художественном музее.

Художник  путешествовал за границей: был на всемирной выставке в Лондоне, посетил Францию, Швейцарию, Германию. Написал несколько пейзажей в Швейцарии.

В поисках новых принципов пейзажа он много работал в окрестностях Москвы: в Сокольниках, Фили, Кунцево, Мазилово, Строгино, Братцево; выезжал в серные губернии России, в Поволжье.

Картины Саврасова выставлялись также на всемирных выставках — венской 1873 года и парижской 1878 года и на Всероссийской выставке в Москве в 1882 году.

А. К. Саврасов умер в возрасте 67 лет  26 сентября (8 октября) 1897 года в Москве в больнице для бедных на Хитровке. Похоронен он был на Ваганьковском кладбище.

Саврасовых в русской живописи немного… Саврасов хорош каким-то интимным, только ему свойственным восприятием природы. (И.М.Гронский)

Источник: https://filaretuos.livejournal.com/211094.html

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830–1897) Грачи прилетели

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830–1897)

Читайте также:  Музей жакмар-андре, франция, париж

Грачи прилетели

В самом знаменитом пейзаже Саврасова впервые в русском искусстве предметом художественного внимания стали скромные мотивы русской природы. Пейзаж буквально дышит ожиданием весны: появились первые проблески яркой лазури среди хмурого неба, и весеннее солнце отражается яркими бликами на рыхлом снегу.

Пробудившиеся от долгого зимнего сна тонкие искривленные березки «прорастают» к небу. На их ветвях уже шумно хлопочут первые вестники весны грачи. Стройная шатровая колокольня храма словно вслед за березками тоже устремляется к небу. По словам В.

 Петрова, одного из крупнейших исследователей творчества Саврасова, в «Грачах» живет «,сердечная“ мысль о жажде света и тепла, о, небе“ как источнике и двигателе жизни в природе и духовной жизни».

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871

Грачи прилетели. 1871. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Следующая глава

Форточка
Саврасов Алексей СаврасовГрачи прилетели.1871Холст, масло. 62 х 48,5 смГосударственная Третьяковскаягалерея, МоскваПо утрам я чувствовал себя как Афанасий Никитин, по вечерам – как Садко Богатый гость. Обильное чудесами путешествие не оставляло меня без экзотики

Сильвестр Щедрин 1791-1830
Ранее в пейзаже господствовала «сказочность», подражательность неким западным образцам. Голубые небеса, бело-розовые облачка, и на их фоне непременно развалины какого-нибудь рыцарского замка. Или голубая безмятежная гладь залива – и корабль с

Николай Неврев 1830-1904
Всегда интересно, каким художник видит себя самого. Ведь автопортрет никогда не является зеркальным отображением внешности художника. Себя Николай Неврев изобразил с неким налетом романтизма.Грустное, красивое лицо с бородкой и усами. Небрежно

Алексей Саврасов 1830-1897
В конце 90-х годов XIX века ученики Московского училища ваяния и зодчества часто могли видеть у дверей оборванного старика нищего.– Подайте бывшему профессору… – опустив глаза, бормотал он.Кто-то подавал, большинство пробегало мимо, считая старика

Москва — Петербург… 1896–1897
В Москве снова Кокоревка и окончание картин — «На горах», «Труды преп. Сергия» и «Чудо» (Св. Варвара).Снова постоянно народ, приятели-художники и просто знакомые, их теперь, после освящения Владимирского собора, прибавилось… Помню, был

Ампир (1801–1830-е гг.)
Позаимствован в наполеоновской Франции. Наследует архитектурные приемы императорского Рима, использует мотивы архаической Греции и Древнего Египта. Воплощает мощь Российской империи «золотой пушкинской поры». Массивные портики, военная эмблематика

Константин Дмитриевич Флавицкий
(1830–1866)
Увидев картину Флавицкого «Княжна Тараканова» на выставке, Александр II сделал в каталоге отметку: сюжет взят из романа и не имеет под собой исторической основы. Княжна Тараканова умерла в 1775 году от туберкулеза, а наводнение в

Алексей Захаров
Всего несколько лет продолжался петербургский период творчества талантливого архитектора, гражданского инженера Алексея Александровича Захарова (1882–1967). Уроженец Усть-Ижоры, представитель старинного купеческого рода, он ярко проявил себя возведением

Свобода на баррикадах (28 июля 1830 года)
1831. Лувр, ПарижДелакруа ярко воплотил дух героических событий июльской революции 1830 года в аллегорическом образе Свободы — женщине во фригийском колпаке и с трехцветным знаменем, которая в вольнолюбивом порыве ведет за собой

Камиль Писсарро (1830–1903) Красные крыши
1877. Музей д’Орсе, ПарижПиссарро внес огромный вклад в становление и развитие импрессионистической живописи. Стоит отметить, что из всех импрессионистов он был наиболее теоретически подкован, первым среди своих коллег отказался от

Петр Михайлович Боклевский
1816–1897
Боклевский родился в семье отставного подпоручика, участника штурма Измаила Михаила Федоровича Боклевского, в небольшом имении Елшино в Пронском уезде Рязанской губернии. Мать его, Мария Даниловна, урожденная Сазонова, дочь небогатого

Щедрин Сильвестр Феодосиевич (1791–1830) Новый Рим. Замок св. Ангела
В пейзаже Щедрина образ Вечного города одновременно величественный и интимный. Тяжелая каменная громада замка Св. Ангела уравновешена зданиями и лодками на левом берегу Тибра. Величавое, плавное течение

Флавицкий Константин Дмитриевич (1830–1866)
Княжна Тараканова
В основе сюжета картины лежит литературная легенда, вероятно, из книги писателя начала XIX века Д. Дмитриева «Авантюристка». В начале 1770?х годов некая дама объявлялась иод разными именами при европейских дворах

Источник: https://design.wikireading.ru/1038

Саврасов. Грачи прилетели

Грачи прилетели, Алексей Кондратьевич Саврасов, 1871  

Алексей Кондратьевич Саврасов

(1830-1897)

Алексей Кондратьевич Саврасов родился в 1830 году в московской купеческой семье. Отец хотел сде-лать из него купца, но Алёша таких разговоров избегал. Краски! — Вот что было нужно ему. Отец всеми силами выкорчёвывал из сына пристрастие к рисованию, на холодный чердак запирал: рисуй, морозься, коли невтерпёж! И Алёша рисовал.

За пейзажики, пользовавшиеся спросом у торговцев пирогами и сбитнем, лавочник платил ему 6 рублей за дюжину — деньги большие. Алёша хоть этим старался смягчить отца. А отец, наоборот, надеялся сломить упрямство сына, и однако же внутреннее чутьё подсказывало ему, что непутёвый отрок не бросит своего занятия.

В 1844 году Алексей поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

В классах Алёше открывалось много нового и важного, такого, о чём он и не подозревал, но при всём том училище не удовлетворяло. Алёша чувствовал удовлетворение лишь тогда, когда задавали писать с натуры.

Тут он мог развернуться во всю широту, передавая на холсте свою трепетную любовь к самому простому кустику, ручью, овражку…

За рисунки, выполненные на Воробьёвых горах, Алексей был назван лучшим учеником пейзажного класса. Отмечалось, что он показал прочные знания линейной и воздушной перспективы, умение передать композиционные планы и сохранить черты «портретного» сходства данной местности.

В мае 1854 года училище посетила президент Академии художеств великая княгиня Мария Николаевна.

Посмотрев выставку работ художников и учеников, лестно отозвавшись о тех и других, она приобрела несколько картин, в том числе две картины Саврасова.

Спустя некоторое время пришёл высочайший приказ: явиться Алексею Саврасову в Петербург для создания видов окрестностей Ораниенбаума, где находилась летняя резиденция великой княгини. Из всех учеников и молодых художников — единственному!

Мария Николаевна встретила его приветливо. Сумела за непринуждённостью и простотой обращения не дать почувствовать бесконечную дистанцию между ними. Спросила Саврасова, как он думает устраивать своё будущее. Для Алексея Кондратьевича настала решительная минута, от которой зависела его судьба.

— Хочу возвратиться в Москву, — ответил он просто и искренне.

Саврасов написал в Ораниенбауме две картины. В 1854 году обе картины были показаны на годичной выставке Академии художеств, получили высокую оценку, и в результате двадцатичетырёхлетний художник был удостоен звания академика живописи.

В 1857 году ему предложили место преподавателя в родном Училище живописи ваяния и зодчества, и вскоре он вошёл в пейзажный класс как педагог.

В 1862 году Алексей Кондратьевич совершил длительное путешествие за границу и опечалился, что русское искусство на лондонской Всемирной выставке почти не было представлено, хотя устроители выставки звали всех прислать образцы художеств за последние сто лет.

Сто лет! «Неужто в русском искусстве, столь самобытном, столь разнообразном, нечего было показать европейскому зрителю? — негодовал Саврасов.

— Отвергнуто всё, что составляет славу и гордость отечественной живописи, отвергнуто из пренебрежительного отношения к национальным сокровищам, из-за чиновничьей ограниченности и раболепия перед всем иностранным!» Из этого путешествия Алексей Кондратьевич извлёк для себя следующее: сила познания и сила самобытности — главное в искусстве.

Таким и вернулся в Москву. Говорил ученикам: «Нужно изучать великие творения прошлого, но не подражать им, не копировать. Надобно всё делать по-своему, на свой лад, по собственному разуме-нию. И ещё: если ты русский, родился и вырос в отчем краю, то и работы твои должны напоминать о России, должны быть пропитаны её духом. Она заслуживает этого».

Ученики внимали Алексею Кондратьевичу с благоговением, а среди них были Константин и Сергей Коровины, Исаак Левитан, Михаил Нестеров, составившие впоследствии славу русской живописи.

«Грачи прилетели» (1871)

… Это произошло совершенно неожиданно. Осенью 1870 года секретарь Совета Московского художественного Общества господин Сабоцинский вдруг пригласил к себе Саврасова и сказал:

— Дорогой Алексей Кондратьевич, вы преподаёте в училище живописи, но вот уже несколько лет ваш класс почти пуст. Вследствие этого принято решение лишить вас квартиры, которая была предоставлена вам училищем. Квартира будет отдана другому преподавателю. Он уже подал соответственное прошение.

Саврасов был ошеломлён! Он десять лет занимал с семьёй казённую квартиру, и теперь ему отказано в жилье! 

Это был сильный удар. Первый после стольких лет внешне благополучной жизни. В «большом доме», где были преподавательские квартиры, все жили как одна семья, и теперь Саврасов выпадал из этого профессионального содружества, становился каким-то изгоем. Было обидно и унизительно!

Алексей Кондратьевич подал в Совет прошение о длительном отпуске.

Он покинул Москву вместе с женой и двумя дочерьми.

В феврале 1871 года у Саврасовых родилась дочь. Очень слабенькая. Через несколько дней умерла.  Горько было супругам, жизнь словно решила мстить за прежний покой. С началом весны сказал Софье Карловне:

— Поеду в деревенскую глушь, поработаю над весенними этюдами.

Саврасов поехал на север Костромской губернии.

Из Костромы Саврасов поехал в село Молвитино. Большое село со старенькой церковью на окраине. Говорили, что Иван Сусанин был родом из этих мест.

Церковь Воскресения в Молвитине была построена в конце XVII века: белый храм с пятью небольшими куполами. Алексей Кондратьевич пришел, чтобы посмотреть на неё вблизи.

День на краски не был щедрым, но Алексей Кондратьевич вдруг почувствовал всю великую красоту этого весеннего, серого… Мир был влажный, новорождённый…

Только весной и именно в марте в средней полосе России льётся с небес такой чистый лазоревый свет, на деревьях ещё не набухли почки, но они уже насыщены живительным соком.

То ощущение, которым был полон Саврасов по пути в Кострому и в Молвитино, здесь, у околицы обычного неприметного русского села, приобрело особую остроту и силу. Он увидел то, что смутно надеялся увидеть: пробуждение жизни!

Раскрыл этюдник, надел очки. Работал быстро, вдохновенно. Краски, их оттенки, тона и полутона, казалось, сами ложились на холст. Возникал, обретая чёткие контуры, замысел будущей картины.

Да, именно этот сюжет, именно эти берёзы, эти грачи, с которыми издревле на Руси связано представление о приходе весны, а с нею — новых радостей и новых надежд. Только бы суметь передать неповторимость мартовского света, весеннего воздуха. Воздух — главное! Без воздуха нет пейзажа.

Серебристо-жемчужный свет, дробясь и растекаясь, стоял перед глазами и получал своё воплощение в этюде для картины.

Весна ставит на крыло птицу и художника. Саврасов работал над этюдом в радостном упоении. Через несколько дней поехал в Ярославль, охваченный желанием поскорее начать картину.

Пейзаж будет небольшим. Художник работал теперь не спеша, тщательно, дожидаясь, пока краска высохнет, и уже тогда накладывал новый слой. Он не собирался делать картину яркой и звонкой. Излишняя красота так же вредна для картины, как и недостаток её: отдых нужен глазу и свобода для воображения.

К началу мая 1871 года Саврасов вернулся в Москву, Здесь он уже полностью закончил картину.

В один из летних дней того же года к нему приехал Павел Михайлович Третьяков.

— Я слышал о ваших «Грачах», и не терпится взглянуть на них…

Саврасов провёл гостя в соседнюю комнату — небольшую мастерскую. Третьяков остановился в не-скольких шагах от картины, слегка наклонив голову.

— Первоклассная вещь… — сказал после продолжительного молчания. — Поздравляю вас! Какую бы вы цену хотели за неё?

Не дождавшись ответа, сам предложил 600 рублей — годовой оклад Саврасова в Училище живописи. Алексей Кондратьевич согласился. Картина «Грачи прилетели» стала собственностью Третьякова. 

Алексей Кондратьевич прекрасно знал, что «Грачи прилетели» лучшее его полотно. «»Грачи» — это же молитва святая…», «Когда приближаешься к «Грачам», охватывает удивление — какое маленькое полотно! Как всё скромно и просто. И в то же время понимаешь: перед тобой — чудо!»

Каждый посетитель выставки находил в картине Саврасова что-то близкое себе, что-то такое особен-ное, на что с благодарностью откликалась душа. Алексей Кондратьевич был рад и взволнован. Буду-щее, которое у него так старательно отнимали недруги, оставалось за ним! Он победил! Победил талантом и высотой своего духа.

( по тексту  Н.П. Бойко Методическое  приложение к репродукциям Айрис-пресс)

Источник: http://kozlova448.blogspot.com/2013/02/blog-post_1.html

Описание картины «Грачи прилетели» А.Саврасова

Художник: Алексей Кондратьевич Саврасов Название картины: «Грачи прилетели» Картина написана: 1871 г. Холст, масло.

Размер: 62 × 48,5 см

История художника А. Саврасова – одна из многих, подтверждающих идею о том, что человек должен найти свое истинное призвание. Будучи подростком, он продавал свои акварели торговцам из Москвы, а после, поступил в училище живописи, ваяния и зодчества. Сильное влияние на мировоззрение живописца оказало творчество Венецианова – гармония его полотен затронула душу Саврасова.

Московское общество любителей художеств предоставило талантливому молодому человеку средства на обучение в Европе. По возвращению домой, он обратился к мотивам деревенской жизни.

До Саврасова неброская красота природы считалась недостойной внимания – общество того времени боготворило итальянские виды, руины Древнего Рима, заграничные закаты и восходы, полные романтики.

Так что картина «Грачи прилетели» произвела настоящую революцию в искусстве того времени.

Интересна история появления на свет этого полотна. Село Молвитино неподалеку от Костромы было большим живым центром с красивой церковью, построенной в начале XVIII века. Ее колокольня с кокошниками, украшавшая остроконечный шатер, небольшие купола белого храма были одними из тысяч на просторах царской России. Легенды села рассказывали, что именно отсюда родом Иван Сусанин.

Саврасов оказался в Молвитино весной 1871 года и практически сразу начал работать над этюдами глубинки. Художник любил весну, и на его карандашных набросках оживали березы, освещаемые солнцем, и слышалась музыка капели с крыш домов, журчания первых весенних ручейков.

Читайте также:  Картина музыканты, микеланджело меризи да караваджо

Церковь живописец хотел изобразить давно. Он искал точку, с которой она будет лучше всего просматриваться и однажды остался там до самого вечера. Произошло то, что должно было рано или поздно произойти – природа околицы, пьянящий аромат мартовского воздуха подарили ему вдохновение. Этюд будущей картины был нарисован на удивление быстро.

«Грачи прилетели». Уже само название дарит каждому из нас ощущение весны, поры рассвета природы, жизненной энергии и целую гамму непонятных, но прекрасных и захватывающих чувств. Картина не представляет на суть зрителя символичные образы, она проста и понятна, а поэтому, близка каждому человеку.

Обычный весенний немного сероватый день. Коряво изогнутые березки на холме просто облепили грачи. Они галдят и деловито вьют новые гнезда или обновляют старые. Весенняя свежесть витает в воздухе, а проталины на снегу отражают голубое небо, спрятанное за сизыми облаками.

Дощатые заборы домов не могут скрыть маленькую церквушку с облупленными стенами. Купол ее лишь подчеркивает типичность русской деревни и широту русской души. Чуть дальше видны поля, на которых скоро будет пахота, но пока на них еще лежит снег. Нежно-лиловые перелески дополняют горизонт.

Где-то там, вдалеке течет своим чередом повседневный ход жизни, и лишь легкий ветерок объединяет его и природу в единое целое.

На переднем плане полотна – снег. Он грязный и тусклый, без бликов, на нем – лишь серые тени берез, унылых и изломанных. По мутному пепельному небу плывут облака. Из-за обилия серых красок деревенский пейзаж на первый взгляд довольно зауряден. Однако, это лишь поначалу. Яркие живые краски в него вносит светлая церквушка, проталина с водой и чудом прорвавшийся луч света.

Кроме этого, Саврасов – один из немногих художников, кто умел изображать воздух. Полотно дышит, оно наполно свежестью весны и ее теплым дыханием, это подчеркивает необычность освещения. Передний план картины написан так, что березы, снег и галдящие грачи изображены против света.

Таким образом, картина кажется исполненной приглушенными красками, что лишь подчеркивает неизбежность будущей весны.

Утро года здесь основное действующее лицо, оно гармонично во всей картине. Живописец сумел изобразить не просто статичный пейзаж, а охватить неуловимые явления природы, создав поразительное ощущение жизни. Энергия единит все – птиц, талый снег, дымок из труб на избах, их невидимых обитателей, купола церкви.

В картине присутствует движение, что проявляется уже в ее названии – «Грачи прилетели», птицы летают над гнездами, березы кажутся живыми, они тянуться к небу.

Звуковых эффектов автор достигает невероятных – вы уже слышите, как галдят беспокойные вестники весны, как журчит вода и падает с крыш изб капель, то есть, ощущаете эту прелесть весеннего настроения.

Сейчас картины на весеннюю тематику настолько растиражированы, что от них рябит в глазах. Некоторые художники зарабатывают на хлеб тем, что раз в год пишут серию полотен весеннего цикла.

Однако в 1871 году, когда эта картина предстала перед глазами публики на выставке в Петербурге, ей не нашлось равных. Это была революция, новое видение мира, которое смогло уместиться на небольшом полотне (каталоги называют его «масло, холст, 62 см в высоту и 48, 5 в ширину»).

Величавые пейзажи Шишкина, Куинджи, Крамского и Перова были больше не актуальны. Скромный деревенский вид превзошел классику, и на сегодняшний день эта картина бешено популярна. Петр Третьяков сразу же приобрел полотно, а через год Саврасову поступил заказ на повторение работы.

С тех пор художник сделал более 10 реплик картины – каждый хотел иметь в своем доме кусочек весны.

Интересно, что в 1997 году Центральный банк России выпустил двухрублевую монету, на которой изображен портрет художника и фрагмент из его «Грачей». Этот дензнак был приурочен к 100-летию со дня смерти автора данной картины. Еще один не менее поразительный факт – в той самой молвитинской церкви с полотна Саврасова сейчас находится музей Ивана Сусанина.

Повторить подобный успех и стиль картины «Грачи прилетели» не удавалось никому, даже самому художнику. Полотно – порождение его минутного порыва, вдохновения, подкрепленного истинным талантом, а вдохновение, как известно, особое чувство.

В русском фольклоре есть поговорка о том, что грач может расклевать зиму – так начинается встреча весны. Саврасовский холст и поражает тем, что автор передал не только преображение всего живого, а и обновление внутреннего мира человека, который живет в единении с природой.

Источник: https://5sec.info/kartiny/kartina-savrasova-grachi-prileteli/

Грачи прилетели. Почему пейзаж Саврасова стал культовым

Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1871 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Старые березы. Неказистые дома. Облупившаяся штукатурка на церковной колокольне. Чёрные грачи. Потускневший снег. Тёмная талая вода.

Казалось бы, ничего примечательного. Никакой феерии красок. Необычного сюжета. Да и размеры картины небольшие. 62 на 48,5 см.

Однако, картина стала культовой. Это самый известный русский пейзаж. По ней пишут сочинения в школе. Мимо неё не пройдёт ни один гид в музее.

Как же пейзаж Саврасова стал таким популярным? Что в нем такого особенного? Есть ли у Саврасова ещё шедевры? Или это его единственное достойное творение?

Необычная композиция

Вот вы взглянули на картину “Грачи прилетели”. На что вы смотрите в первую очередь?

Большинство посмотрит на грачей в ветвях берёз. Потому что это композиционный центр картины. Художник намеренно “ведёт” ваш взгляд сюда. Тонкие полупрозрачные ветки на синем небе совсем не отвлекают наше внимание от птиц.

Важно другое. Это не центр картины. В центре – церковь и дома. Но не они главные герои. В этом “изюминка” работы Саврасова. Смещённый центр композиции в правый верхний угол полотна.

У Саврасова есть ещё одна картина “Грачи прилетели”, написанная 10 лет спустя. На ней берёзы с грачами находятся как раз по центру.

Как вы понимаете, это работа почти не известна. Хотя на ней те же детали. Та же церковь. Те же дома.

Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1880-е гг. Астраханская картинная галерея. Wikipedia.org

Эффект бескрайнего пространства

Несмотря на малые размеры полотна, на картине изображено большое пространство. За церковью – бескрайние просторы с талым снегом. Скорее всего, вы их даже не сразу заметите. Настолько ваше внимание будут удерживать грачи и берёзы.

Но бессознательно это влияет на наше восприятие. Вы ощущаете величие природы. И перестаете замечать, что картина небольшая.

Саврасов был мастером в изображении пространства. Ничего удивительного, что бескрайняя даль появляется и в его “Грачах”.

Алексей Саврасов. Печерский монастырь близ Нижнего Новгорода. 1871 г. Нижегородский художественный музей. Wikipedia.org

Ещё один важный момент. По бокам картины часть берёз “срезаны” рамой.

Этот приём придуман не Саврасовым. Такой эффект “занавеса” можно увидеть ещё у первого русского пейзажиста Семёна Щедрина (18 век).

Семён Щедрин. В царскосельском парке. Конец 18 века. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Но “занавес” у Саврасова приобретает совсем другое назначение. У Щедрина он добавляет камерности, уюта. В “Грачах” же, наоборот, расширяет пространство. Заставляет нас мысленно продолжить пространство вширь.

Проверьте себя: пройдите онлайн-тест «Насколько Вы разбираетесь в живописи?»

“Русскость” пейзажа

Есть в картине много деталей, которые придают ему так называемую “русскость”.

Как ни крути, наша сельская глушь всегда немного неряшлива, с налётом старины. Мы и сейчас в деревне вряд ли увидим ряды аккуратных домиков с разукрашенными заборчиками.

Но эта потрепанность как раз и мила русскому человеку. Это нам ближе, чем яркие сады и весёлые домики французских или итальянских пейзажей.

Алексей Саврасов. Грачи прилетели (фрагмент). 1871 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Красивое в неприглядном

Саврасов как будто специально выбирает самое неприглядное время года. До него раннюю весну русские художники не изображали.

Согласитесь, проще написать куст цветущей сирени на фоне аккуратного заборчика и дорожки с гравием. Чтобы было приятно смотреть. А тут слякоть, потемевший снег, кривые деревья.

Зачем же художник намеренно усложнил себе задачу? Выбрав для пейзажа конец марта.

Возможно, чтобы мы ощутили настроение художника. Которое легче обозначить как раз на таком фоне.

Первый лирический пейзаж

Критики сразу разглядели в “Грачах” высокую поэзию. Как выразился Александр Бенуа, “в картине есть не просто вода, снег и воздух. В ней есть душа”.

Что это значит? Куда смотреть, чтобы эту душу разглядеть? И почему картину Саврасова называют самым первым лирическим пейзажем?

В 19 веке в России было два вида пейзажа. Эпический и романтический.

Самые известные эпические пейзажи – это “На пашне” Клодта и “Рожь” Шишкина. Это повествовательные пейзажи. О сельских жителях. Об их тяжелом и важном труде. О вечном течении времени.

На них вы видите низкий горизонт. Бесконечное пространство. Спокойное величие природы. Это скорее философский пейзаж.

Сверху: Михаил Клодт. На пашне. 1878 г. Государственная Третьяковская галерея. Снизу: Иван Шишкин. Рожь. 1872 г. Третьяковская галерея

Ещё были пейзажи романтические. Самые известные из них – “Девятый вал” Айвазовского и “Дуб, раздроблённый молнией” Воробьева.

Природа у художника-романтика эмоциональна. Часто с преувеличенными или даже выдуманными эффектами. Как, например, неправильные волны у Айвазовского. А ещё это противоборство стихий. Или борьба человека с природой. Это драматический пейзаж.

Слева: Иван Айвазовский. Девятый вал. 1850 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург. Справа: Максим Воробьев. Дуб, раздроблённый молнией. 1842 г. Государственная Третьяковская галерея, г, Москва

Саврасов пошёл другим путём. В его “Грачах” можно разглядеть немного философии. Едва ли драму. Но в них много лирики. Потому что художник добавил своё собственное отношение к природе.

Чувствуется его безграничная любовь к родине. К русской глубинке. Он вплетает в картину душевное тепло. Выходит трогательно. Поэтично.

Сберегла берёза от зимы седой Гнёзда птичьей стаи, что спешит домой…

(Э. Терешкин)

Ученик Саврасова, Исаак Левитан подхватил это знамя. С тех пор поэзия и душа присутствуют почти в каждом русском пейзаже.

Стали это называть пейзажем настроения. Когда через берёзки и лужи мы чувствуем приподнятое настроение художника. Или его душевные терзания.

Картины Исаака Левитана. Слева: Март. 1872 г. Государственная Третьяковская галерея. Справа: Буря. 1887 г. Радищевский государственный музей, г. Саратов

Были ли у Саврасова другие шедевры?

Шедевров у Саврасова не так много. “Грачи” были созданы в сложный период его жизни. Академия художеств лишила его казённой квартиры. Умерла новорожденная дочь.

Лишь “Проселок” можно назвать ещё одним  шедевром. Который по значимости уступает лишь картине “Грачи прилетели”.

Алексей Саврасов. Просёлок. 1873 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

***

Спустя 10 лет после написания картины “Грачи прилетели” жизнь Саврасова пошла под откос. Он серьёзно страдал алкоголизмом. Искусствоведы так и называют его работы с 80-х годов 19 века – “пьяный Саврасов”.

Грачи иногда “возрождались” в рисунках. Которые он наспех набрасывал, чтобы продать на ближайшем рынке за 2 рубля.

Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1894 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Wikipedia.org

Саврасову было не суждено оставить обширную галерею шедевров, как его современнику Айвазовскому или ученику Левитану.

Однако “Грачи прилетели” внесли серьёзную лепту в развитие живописи. С этой культовой картины началась история русского пейзажа, который повествует о русской природе. И главное, о любви к ней.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Оксана Копенкина

PS. Проверьте себя: пройдите онлайн-тест «Насколько Вы разбираетесь в живописи?»

Источник: https://arts-dnevnik.ru/savrasov-grachi-prileteli/

Грачи прилетели! — Аргументы Недели

В начале марта 1871 г. Алексей Саврасов начал писать свою знаменитую картину «Грачи прилетели». Наверное, это самое «весеннее» полотно в нашей живописи. Так давайте его вспомним – ведь весна уже на календаре!

Волжская поездка

«Грачи» – шедевр, с которым Саврасов навсегда вошёл в число великих русских художников. А шедевр есть шедевр: написано про эту картину немало. Что ж, обложимся литературой – и поразмышляем над прочитанным.

«Грачи» – известный факт – запечатлели пейзаж костромского села Молвитино (см. справку). Как Алексей Кондратьевич там оказался – тоже любопытно.

Годом ранее он из поездки на Волгу привёз серию замечательных полотен («Волга под Юрьевцем», например, получила первую премию на конкурсе Московского общества любителей художеств).

В конце 1870‑го попросил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где вёл пейзажный класс, отпуск до мая – и снова махнул с семьёй в полюбившиеся края. В Ярославле сняли большую квартиру. Всё шло замечательно – и вдруг удар: умерла новорождённая дочь.

Третья смерть ребёнка в семье. Жена от потрясения слегла. И Саврасов горевал. Сохранился его печальный рисунок – могила девочки. Была у мастера такая привычка – постоянно что-то рисовал, набрасывал.

Господин полицмейстер

Привычка появилась ещё в детстве (родился Саврасов в 1830-м). Уже тогда стало ясно, что мальчишка без рисования не может. Сам научился работать кистью, его картинки вроде «Извержения Везувия» по 6 рублей за дюжину стал покупать для перепродажи сосед.

Тут уж отец, небогатый купец из Замоскворечья, согласился отдать сына в училище живописи. Правда, почти сразу пришлось уйти – заболела мать. А там оказалось, что и денег на учёбу дома нет.

Но был в тогдашней Москве такой добрый и просвещённый человек – генерал Иван Лужин, городской полицмейстер, тяготевший к «изящным искусствам», знававший Пушкина, член Московского художественного общества. Когда узнал о проблемах юного таланта – стал оплачивать его учёбу из своего кармана.

Читайте также:  Сколько музеев в москве

И дальше Лужин Саврасова опекал. Юный талант быстро становился талантом зрелым, картины пользовались успехом, одну даже купила великая княгиня Мария Николаевна – президент Академии художеств. Тоже прониклась к молодому художнику симпатией…

  • Похоже, к нему все проникались симпатией! Ведь мало что талантище, так и по-человечески невероятно обаятельный – большой, могучий, при этом интеллигентно-застенчивый, мягкий…
  • Но вернёмся к «Грачам».
  • Восклицательный знак

Накануне 8 Марта как не сказать доброе слово о саврасовской тогдашней жене! Софья Карловна Герц (сестра саврасовского соученика и друга, дочь крупного искусствоведа) в те дни сама отправила своего Алёшу под Кострому – сочла, что в тяжкой ситуации ему надо переключиться, занявшись любимым делом. Хотя, если вдуматься, женщина недавно пережила роды, её не меньше потрясла смерть ребёнка, она не вставала с постели и вполне была вправе попросить мужа быть рядом. Но отправила – и без этого мы «Грачей» не имели бы.

Молвитино – это достаточно далеко от Ярославля. Как Саврасов там оказался? Есть предположение известного искусствоведа Е. Коншина, что художника интересовали сусанинские места. Правда, костромской краевед Н. Зонтиков напоминает, что всё же родина Сусанина – Домнино, это в семи верстах от Молвитина, и тоже места живописные.

Туда Саврасов вряд ли доехал, иначе обязательно остались бы какие-то наброски, зарисовки. Но, в конце концов, чего гадать! Это же художник. Увидел в Молвитино Воскресенскую церковь, радостную синеву пробивающегося сквозь облака мартовского неба, тающий снег, извив речушки, берёзы, грачей, кружащих над гнёздами, – что ещё надо? Родимый русский пейзаж, от которого замирает сердце.

Смешно, но и при жизни Саврасова и тем более в советские годы находились умники, всё пытавшиеся присобачить к «Грачам» какой-нибудь социальный подтекст. Вот, дескать, ещё одно воплощение «немытой России».

И природа какая-то изображена скудная, и снег не такой, и церковь – символ народного невежества. Надо сознательно не замечать главного – тихой прелести запечатлённых мастером мест, замечательно переданного восторженного ощущения приходящей весны.

Ведь он полотно назвал «Грачи прилетели!» – с восклицательным знаком, явно желая передать свои бьющие через край эмоции.

Картину сразу купил Павел Третьяков. Но в декабре 1871-го впервые представляло публике свои работы «Товарищество передвижных выставок» (передвижники). «Грачи» сначала были показаны там. Потом выставка ездила по стране. Лишь в 1873-м полотно поступило владельцу.

Третьяков заплатил за него 600 рублей. Сумма, равная годовому окладу Саврасова в училище.

Слом

Деньги всем всегда нужны. И Саврасову очень даже требовались. Ещё перед поездкой на Волгу его с семьёй попросили освободить квартиру при училище – так сказать, служебную. С тех пор кочевали по съёмным.

А пейзажи в те времена считались чем-то вроде второстепенного жанра – соответственно, покупатели ценили их дешевле. При этом у самого Саврасова было странное убеждение, что художник и не должен быть богат.

Наверное, он мог бы сработать заказной портрет, ещё что-то прибыльное – но хотел писать своё. К тому же у него начало портиться зрение…

Но даже не всё это стало причиной саврасовской драмы. Если без обиняков – пить он начал. А потом и спиваться.

Где, с какого момента обычное мужское молодечество, привычка давануть с друзьями бутылку, уверенность, что уж ему-то, богатырю, с лишней стопки ничего не будет, вдруг стала оборачиваться чем-то необратимым? Выше сказано – этого человека все любили. Но к таким обычно и идут с рюмкой – престижно и приятно выпить с великим художником, к тому же славным мужиком! А Саврасов не отказывался…

Собственно дальше – то, что бывает всегда. Ушла жена – и кто осудит женщину, не пожелавшую жить с алкоголиком (тем более две дочки на руках)? В 1881‑м выгнали из училища. Формальный повод – мало учеников.

Учеников бывало иногда много, иногда мало, а если даже и мало – так ведь среди них, например, Коровин, Левитан (всегда любившие учителя, прощавшие ему всё).

А на самом деле просто слёг в болезни (и вскоре умер) задушевный друг, великий художник Василий Перов, – и некому стало Саврасова защищать. Но и начальство можно понять – сколько можно держать в штате запойного, на глазах опускающегося человека?

Есть воспоминания В. Гиляровского о Саврасове у «последней черты». Описано несколько встреч, но сюжет один: какие-то люди (друзья, сам Гиляровский, некий заказчик) решили помочь художнику.

Нашли, накормили, похмелили, отмыли, одели, сняли комнату – работай, Алексей Кондратьевич! Тот воодушевлённо приступает к новой картине – но через неделю холст стоит недописанный, Саврасов валяется рядом и на все вопросы пьяно ревёт: «Никаких!» А там глядишь – он снова на улице, грязный, всё пропивший, с всклокоченной бородой у дверей дешёвого трактира шарит в карманах в поисках нескольких копеек. И так – много раз. Что с таким делать? Нет, и после слома им было написано несколько отличных полотен, осталась прелестная графика… Но в общем-то ему проще было быстренько, «на автопилоте», сляпать, например, повторение «Грачей» и чуть ли не на улице загнать кому попало за бутылку.

Его многие (тот же Третьяков) пытались поддержать, к 50-летию творчества друзья выпустили альбом рисунков, ему удалось обеспечить пенсию в 25 рублей – нищенскую, но ведь сколько ни дай, всё равно пропьёт! Умер в 1897-м в больнице для бедных.

Лишь один

В те годы Саврасов дважды сходился с разными женщинами – наверное, хорошими, если жалели его. Родилось ещё двое сыновей.

Один тоже известен как яркий художник, но другого направления – входил в объединение «Бубновый валет», потом был сподвижником Малевича (правда, в советские годы пришлось перейти на сугубый соцреализм). Это Алексей Моргунов (1884–1935).

Фамилия по матери, Евдокии Моргуновой, ведь брак родителей не оформлялся. То, что он пошёл иным путём, закономерно. Не только потому, что вообще пришли времена новых исканий. Возможно, понимал – в традиционной живописи отца не превзойти, надо пробовать что-то своё.

Среди других потомков Алексея Кондратьевича тоже есть художники, но и они не носят фамилию «Саврасов».

Может, логично? Саврасов в нашей живописи может быть лишь один.

Молвитино, оно же Сусанино

Село Молвитино – ныне городской посёлок Сусанино, центр Сусанинского района Костромской области. 62 км от Костромы.

Молвитино известно с XVI века. Интересно, что одно время оно принадлежало боярину Михалкову, предку современных Михалковых.

Из этих мест – Иван Сусанин, и в 1939-м Молвитино переименовали в его честь: близилась война, «спасителя Отечества» снова поднимали на щит.

Но «спасителем Отечества» долго именовался ещё один здешний уроженец – и его судьба чем-то напоминает саврасовскую.

Дмитрий Каракозов 4 апреля 1866 г. стрелял в Александра II. Ученик шляпника Осип Комиссаров (родом из Молвитина) подбил руку с пистолетом. Тот факт, что простой крестьянин, да ещё земляк Сусанина, спас государя, сделал Комиссарова официальным героем.

Ему пожаловали дворянство (под именем Комиссаров-Костромской), дали пожизненную пенсию, в его честь учредили особую медаль, выходили плакаты-лубки с описанием подвига, поэты (включая Н.

 Некрасова) посвящали ему стихи, он ездил по стране с банкета на банкет… Слава оказалась тяжким грузом: Осип мало-помалу пристрастился к пьянству.

Встал вопрос, что с ним делать. Определили юнкером в гвардейский полк, дали выйти в офицеры.

Увы, и армейская дисциплина не стала сдерживающим фактором – тем более что для высокородных сослуживцев Комиссаров всё равно оставался плебеем, «нечаянно пригретым славой».

Как-то незаметно он сошёл с горизонта, ходили даже слухи, что повесился в белой горячке. Но сейчас известно – нет. Просто подал в отставку, уехал в подаренное ему имение на Полтавщине и там забытый всеми умер в 54 года.

Источник: https://argumenti.ru/history/n528/437179

Грачи прилетели (картина Саврасова, 1871) — это… Что такое Грачи прилетели (картина Саврасова, 1871)?

  • Грачи прилетели (картина Саврасова — Грачи прилетели (картина Саврасова, 1871) Алексей Кондратьевич Саврасов Грачи прилетели, 1871 …   Википедия
  • ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ — Картина А.К. Саврасова. Создана в 1871 г., находится в Третьяковской галерее. Размеры 62 × 48,5 см. Жанр картины весенний (см. весна*) пейзаж, изображающий окраину небольшого города в средней полосе России ранней весной. На первом плане березы… …   Лингвострановедческий словарь
  • Грачи прилетели (значения) — Грачи прилетели: «Грачи прилетели» самая известная картина Алексея Саврасова 1871 года. «Грачи прилетели» лэнд артовский проект Николая Полисского 2008 года в деревне Никола Ленивец на основе картины Алексея Саврасова …   Википедия
  • Грачи прилетели — У этого термина существуют и другие значения, см. Грачи прилетели (значения) …   Википедия
  • Саврасов, Алексей Кондратьевич — Алексей Саврасов А. К. Саврасов, 1870 е годы …   Википедия
  • Церковь Воскресения Христова (Сусанино) — У этого термина существуют и другие значения, см. Храм Воскресения Христова.  памятник архитектуры (федеральный) Православная церко …   Википедия
  • Саврасов — Алексей Кондратьевич (1830, Москва – 1897, там же), русский живописец и рисовальщик; пейзажист. Родился в семье московского купца. В 1844 54 гг. учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), куда поступил вопреки воле отца,… …   Художественная энциклопедия
  • Сусанино (Костромская область) — Посёлок городского типа Сусанино Страна РоссияРоссия …   Википедия
  • Саврасов —         Алексей Кондратьевич [12(24).5.1830, Москва, 26.9(8.10). 1897, там же], русский живописец пейзажист. Учился у К. И. Рабуса в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1844 54), где в 1857 82 руководил пейзажным классом. Член… …   Большая советская энциклопедия
  • Третьяковская галерея — в Москве, один из ведущих научно художественных и культурно просветительских центров России, крупнейший в мире музей русского искусства. Основана в 1856 П. М. Третьяковым как частное собрание, в 1892 передана им вместе с коллекцией… …   Энциклопедический словарь

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/421714

Грачи прилетели, 1871 — Алексей Саврасов — WikiArt.org

«Грачи́ прилете́ли» — хрестоматийный пейзаж русского художника Алексея Саврасова (1830—1897), созданный в 1871 году. Хранится в Государственной Третьяковской галерее (инв. 828). Размер — 62 × 48,5 см.

Это полотно считается самым известным произведением Саврасова, а его появление рассматривается как «важный этап в развитии русской пейзажной живописи». Саврасов начал свою работу над «Грачами» в марте 1871 года.

Натурные этюды к будущему полотну были написаны художником во время его поездки в Костромскую губернию, когда он находился в селе Молвитино (ныне посёлок Сусанино Костромской области). Прообразом храма, изображённого на картине, является построенная в конце XVII века Воскресенская церковь, сохранившаяся до наших дней.

Место, где работал художник, подтверждается его надписью, сделанной в левом нижнем углу полотна: «1871. С. Молвитино. А. Саврасовъ».

Некоторые исследователи творчества Саврасова полагают, что самые первые рисунки и этюды к задуманной картине могли быть исполнены художником в Ярославле или его окрестностях, незадолго до его поездки в Костромскую губернию. После возвращения из Молвитина Саврасов работал над картиной в Ярославле, а затем дорабатывал композицию в Москве, куда он возвратился в начале мая. Полотно было названо художником «Вот прилетели грачи». Летом 1871 года картина была приобретена у Саврасова Павлом Третьяковым.

Осенью 1871 года полотно экспонировалось на выставке Московского общества любителей художеств (МОЛХ), а в конце того же года картина, уже под её нынешним названием (в каталоге она была указана с восклицательным знаком — «Грачи прилетели!»), была представлена на 1-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок (ТПХВ), открывшейся 28 ноября в Санкт-Петербурге. «Грачи» получили хорошие отзывы: художник Иван Крамской писал, что на выставке этот пейзаж «есть лучший, и он действительно прекрасный», а художественный критик Владимир Стасов отмечал, что это, «наверное, лучшая и оригинальнейшая картина г. Саврасова».

Художник Исаак Левитан считал «Грачей» одной из лучших картин в творчестве Саврасова. Отмечая кажущуюся незатейливость сюжета, он писал, что «за этой простотой вы чувствуете мягкую, хорошую душу художника, которому всё это дорого и близко его сердцу…».

Искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов называл картину «Грачи прилетели» выдающимся произведением искусства и отмечал, что «она имеет не только художественное, но и общекультурное значение».

Критик и музыковед Борис Асафьев писал, что эта картина стала «символом художественного обновления сферы русского пейзажа на „далеко вперёд“», и что этим произведением Саврасов открыл «новое ощущение весны и весеннести».

В конце 1870 года Алексей Саврасов, работавший в то время профессором в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, взял пятимесячный отпуск и в начале декабря вместе со своей семьёй — женой Софьей Карловной и детьми — приехал в Ярославль. На Волге он работал над несколькими картинами, включая «Вид Волги под Юрьевцем» и «Разлив Волги под Ярославлем».

В письме к Павлу Третьякову от 31 декабря 1870 года Саврасов писал: «Тихая жизнь в Ярославле позволяет мне сосредоточенно заниматься искусством», а в новогоднем поздравлении своему шурину Карлу Герцу художник сообщал: «После всех хлопот я только теперь начинаю работать и очень доволен как мастерской, так и квартирою вообще».

В феврале 1871 года эта спокойная жизнь была нарушена трагическими событиями — в переписке с Третьяковым 13 февраля Саврасов сообщал, что тяжело заболела его беременная жена, а 18 февраля написал, что были преждевременные роды, жена поправляется, но ребёнок очень слаб. Через несколько дней новорождённая девочка умерла.

Художник тяжело переживал потерю ребёнка — об этом свидетельствует ряд изображений могилы дочери, выполненных на ярославском кладбище.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

Источник: https://www.wikiart.org/ru/aleksey-savrasov/grachi-prileteli-1871

Ссылка на основную публикацию