Богоматерь во славе, гертген тот синт янс

     

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Гертген тот Синт Янс.»Ночное Рождество». Мария.Фрагмент

Рождество – самый любимый праздник всех
христиан. Приближение его рождает волнующее предчувствие обновления жизни,
которое должно наступить после Рождественской ночи. С ним связываются самые
светлые мечты и смелые планы. В Нидерландах XV века в русле религиозных переживаний одного из главных
праздников христианской церкви, лучшие художники активно воплощали эти
переживания в своих картинах.

    Нидерландские мастера, о чем уже говорилось
в предыдущих сообщениях блога, в трактовке религиозных сюжетов исходили из
метафизических постулатов пантеизма: Бог присутствует во всех явлениях
материального мира.

Это и предопределило концепцию места рождения божественного
младенца – в пещере, то есть в лоне сотворенного мира, на земле. Отсюда взгляд
художника направлен не на единого младенца, а на всю землю. В XV веке художники уже создавали
интерпретации христианских сюжетов.

Одно из самых известных произведений на
тему Рождества принадлежит Роберу Кампену.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Робер Кампен. Рождество Христово

 Картинам Кампена присуща бюргерская простота,
которая отличает его от аристократической элегантности Яна ван Эйка. Кампен
также, как и ван Эйк, является замечательным мастером цвета.

Колорит его картин
– холодноватый, с преобладанием красных и синих тонов. В сцене Рождества Христова
сочетаются два евангельских сюжета. Младенец Иисус уже родился, и пастухи
явились поклониться Ему.

Младенец лежит у ног матери, в ореоле божественного
света. Иосиф держит над ним свечу, прикрывая ладонью пламя. 

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Робер Кампен. Св. Иосиф со свечой

Зажженная свеча
указывает на ночное время суток. Также свеча в руке мужа Марии имеет другое
значение – Иосиф, отец-кормилец, охраняющий огонёк, который только что возгорел
– Спаситель родился. Мария с великим почтением преклонила колени в позе
молящейся.

Она переполнена божественной нежностью и сознанием того, что
«произвела на свет Сына, от которого исходил несказанный свет и блеск…» Мария
тут же принялась молиться, её голова склонилась и руки скрестились на груди.
Мистицизмом проникнуты другие персонажи картины. У правого края изображены две
богато одетые женщины в тюрбанах.

Это повитухи, приглашенные к роженице –
Зелемия и Саломея. Согласно апокрифической легенде, одна из них, Зелемия,
подтвердила, что Младенец родился без греха, а другая, Саломея, засомневалась и
потребовала доказательств. Тогда рука её тотчас отсохла. Но едва она,
перепуганная прикоснулась к Христу, то немедленно исцелилась.

Эта история
изложена на белых лентах, которые женщины держат в руках. Вся сцена
разворачивается перед хлевом, устроенным в пещере. Через разрушенную стену
видны животные – бык и осёл, которые согревали Христа своим дыханием. У дверей
на втором плане стоят три пастуха.Один из них держит в руках музыкальный
инструмент – волынку.

Пастухи – не только свидетели богоявления. Они привели
стада – символ народов, следующих за Добрым пастырем. Обратите внимание на
прекрасно написанный пейзаж, голые ветви и сучья деревьев – он указывает на
время года – Спаситель явился на свет зимой. И над всем этим земным миром горит
звезда.

Она олицетворяет божественную сущность Младенца и указует место
рождения Мессии и путь к Нему. На картине Робера Кампена звезда сияет над
вершинами гор, однако знаком божественной сути Младенца в нидерландском
искусстве является сияние, исходящее от Него самого.

    Осиянному золотым светом малютке Христу на
картине Рогира ван дер Вейдена поклоняются волхвы.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Рогир ван дер Вейден.Поклонение волхвов

   Картина является центральной частью «Алтаря Колумба».
Перед нами – развалины хлева. Мария держит младенца на коленях. Справа от неё –
три волхва – Бальтазар, Каспар и Мельхиор. Крайний, роскошно одетый волхв, имеет
портретное сходство с Карлом Смелым, герцогом Бургундии.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Рогир ван дер Вейден.Поклонение волхвов. Фрагмент.Портретное сходство волхва с Карлом Смелым

 В раннехристианском
искусстве волхвы – это жрецы, владеющие земной мудростью. В отличие от них,
пастухи – малые сего мира, но в тоже время, и те и другие равноценны. Однако
статус волхвов с течением времени, рос.

Позднее их идентифицировали с древними
царями Востока – Нимродом, Валаалом и Зороастром и ещё позднее, с XI столетия, с тремя королями
Каспаром, Мельхиорои и Балтасаром, число которых соответствовало трем частям
света, известным тогда – Европе, Азии и Африке. Каспара изображали чернокожим. Волхвы
принесли Младенцу свои дары.

Золото – будущее царство Христа на Земле. Ладан —
божественность. Смирна – крестные муки. Иосиф расположен слева от Марии. 

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Рогир ван дер Вейден.Святой Иосиф

    Ещё
левее его, заказчик алтаря с чётками, чьё имя осталось неизвестно. На первом
плане – провал в земле, вероятно, погреб, в котором Мария родила Младенца. На
заднем плане изображен город.

Вся эта роскошно написанная сцена с волхвами,
одетыми по последней моде, напоминает приём при 
Дворе Карла Смелого.

Маленький Христос, окруженный сиянием, словно
снисходит к обществу, позволяя находиться с ним рядом.

    А вот Гертген тот Синт Янс, мастер очаровательно-наивный и от того не менее восхитительный, я бы сказала, изящный, отыскал средства для
впечатляющего изображения божественного сияния Младенца.

Им создано первое ночное
изображение Рождества, с разработкой эффектов освещения в сие время суток. В Евангелии от
Луки говорится о благовести пастухам так: «В той стране были на поле пастухи,
которые содержали ночную стражу у стада своего».

Таким образом, время явления
пастухам ангела перенесено на картину. «НОЧНОЕ РОЖДЕСТВО» Гертгена тот Синт
Янса невольно вызывает умиление. 

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Гертген тот Синт Янс.Ночное Рождество

    Младенец лежит в яслях полуразрушенного хлева,
над ним склонились ангелы, Мария и животные, бык и осёл, согревающие своим
дыханием малютку. Золотом светится маленькое тельце, освещая ангелов и
Богоматерь. Его свет значительно сильнее света земного.

Облик Марии
одновременно возвышен и просто человечен, скромен, в нем есть что-то трогательное,
наивное. В отличие от Мадонн Рогира ван дер Вейдена в этой Богоматери нет
божественной исключительности.

Младенец также изображен с подкупающей
бесхитростностью в соответствии со вкусом нидерландского бюргерства XV века. 

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс
Сияние, исходящее от Младенца Иисуса,высвечивает лица ангелов и руки Марии.На черном фоне проявляются головыживотных, согревающих новорожденногосвоим дыханием

    Поиски оптического
единства Гертгена тот Синт Янса увенчались успехом. Среди непроглядного мрака
ночи сияет фигурка Младенца. Ослепительный свет от неё распространяется во все
стороны, выхватывает из мрака лицо Марии, фигуры ангелов. Их кукольные
лица  наивны и простодушны. Все
сосредоточенно молятся, и лишь один всплеснул руками, удивляясь чуду.

Герои
картин Гертгена сохраняют близость к голландской деревянной скульптуре, которую
можно видеть в церквях. Такая простота. благочестие и смирение, повторяю, были
характерны для простых прихожан Северных Нидерландов XV века. Свет обретает формообразующую
силу, создавая настроение тихой Святой ночи.

Художник усложнил задачу, введя в
картину второй источник света: это за окном над землёй пролетает маленький
сверкающий ангел, неся благовестие пастухам, которые, сидя у костра, со своими
стадами, наблюдают за ним с восторгом, готовые вот-вот выступить и поклониться
божественному Младенцу. Традиция писать ночное Рождество укрепилась в
Нидерландах надолго.

Ей следовал в XVII столетии Рембрандт, создавая свои «ночные сцены».

    В заключение хочется ещё сказать, что
замечательные мастера, представляющие Золотой век живописи Нидерландов,  достигли такого высокого уровня развития
своего мастерства, что создали удивительные картины на канонические
христианские сюжеты, наделив их живой красотой и эмоциональным строем.

ИСКУСНИЦА ЖЕЛАЕТ ВСЕМ
СЧАСТЛИВОГО РОЖДЕСТВА!

Источник: http://biblioiskusstwo.blogspot.com/2013/12/blog-post_23.html

Книга: Энциклопедия для детей. Т. 7. Искусство. Ч. 1

подобие сияния. Все фигуры располагаются вокруг Младенца полукольцом, которое «размыкается» нижним краем картины. Но, по замыслу художника, этот круг должен быть завершён молящимися перед алтарём прихожанами. Они, таким образом, присоединятся к изображенным на картине ангелам, людям, животным.

Для Яна ван Эйка повседневность и чудо, земля и небо пребывали в нерасторжимом единстве. Гуго ван дер Гус лишён этого счастливого знания: у него эти два мира словно разделены невидимой стеной. Безнадёжность человека, оставленного Богом, сильнее всего выражена в картине «Успение Богоматери», относящейся, видимо, к позднему периоду творчества художника.

Вокруг смертного ложа Марии столпились апостолы. Горе потери не объединяет, а разобщает их. В комнату умирающей окружённый ярким свечением входит Христос, готовый принять душу Своей Матери. Но только один из апостолов, сидящий у изголовья справа, видит Его, остальные же слепы и глухи.

У подножия смертного ложа сидит Иаков Старший (по преданию, внешне похожий на Иисуса), и его отчуждённое печальное лицо кажется скорбным негативом просветлённого лика Христа.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Ганс Мемлинг. Мадонна с Младенцем. Левая часть двустворчатого Алтаря ван Ньювенхове. 1487 г. Госпиталь Святого Иоанна (музей Ганса Мемлинга), Брюгге.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Герард Давид. Крещение Христа. Центральная часть трёхстворчатого алтаря. Около 1508 г. Городской музей изобразительных искусств (музой Грунинге), Брюгге.

Ганс (Ян) Мемлинг (около 1433–1494) родился в Германии; начал обучаться живописи ещё на родине, а в конце 50-х гг. приехал в Брюссель и поступил в мастерскую Рогира ван дер Вейдена. В 1467 г.

Мемлинг был принят в гильдию живописцев города Брюгге и с этого времени жил там почти безвыездно, пользуясь всеобщим признанием.

Его искусство сочетает в себе ясный взгляд на мир, веру в высокое предназначение человека, любовное внимание к занимательным и красочным деталям.

Последователем Мемлинга стал Герард Давид (около 1460–1523), уроженец городка Оудеватер в Голландии, работавший в Антверпене и Брюгге. В его картине «Крещение Христа» богатство колорита сочетается с некоторой жёсткостью и застылостью линий.

Все фигуры как будто находятся в безвоздушном пространстве — так неподвижны складки их одежд, листья деревьев кажутся вырезанными из жести, а поверхность воды выглядит обледеневшей. Живы здесь только цвет и свет. Герард Давид смотрел на искусство XV в.

как на великолепный образец для подражания, стремился продлить жизнь старых форм, тщательно их воспроизводя.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Гертген тот Синт Янс. Семейство Христа в церкви. 1475–1480 гг. Риксмузей, Амстердам.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Гертген тот Синт Янс. Святой Иоанн Креститель в пустыне. Около 1485 г. Государственный музей, Берлин-Далем.

Гертген тот Синт Янс (между 1460 и 1465 — около 1495) родился в Лейдене, но работал в Гаарлеме. Этот художник не прожил и тридцати лет, но он, как сказал о нём Альбрехт Дюрер, «был живописцем ещё в утробе матери».

В картине Гертгена тот Синт Янса «Семейство Христа в церкви» евангельские персонажи предстают перед зрителем в облике простых бюргеров: художник изобразил многочисленное и дружное семейство, пришедшее как обычно в воскресенье в свой приходский храм.

Они расположились в церкви так покойно и уютно, словно в собственной гостиной.

Да и храм выглядит совсем по-домашнему; богослужение закончено, на полу играют дети, церковный служка привычными движениями гасит свечи, прихожане тихо беседуют… В сущности художник прав: церковь — это дом Божий, а семейство Христа — полноправные хозяева этого дома.

Большинство работ Гертгена тот Синт Янса связано с гаарлемским монастырём ордена Святого Иоанна Иерусалимского — само прозвище художника в переводе звучит как маленький Герард из (монастыря) Святого Иоанна. Картина «Святой Иоанн Креститель в пустыне», вероятно, предназначалась для того же монастыря.

В этом произведении художник приблизился к новому взгляду на природу как на особый мир, прекрасный сам по себе, но тем не менее созвучный мыслям и настроениям человека. В работах мастера можно обнаружить зачатки жанровой живописи, пейзажа, группового портрета.

Не будет преувеличением сказать, что «маленький Герард» за свою короткую жизнь успел наметить те пути, на которых уже в XVII в. живопись Голландии снискала мировую славу.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Гуго ван дер Гус. Оплакивание Христа. Правая часть двустворчатого алтаря. Художественно-исторический музей, Вена.

Нидерландское искусство XV в. ещё не знало подобного, граничащего с отчаянием пессимизма. Вместе с тем эта картина является как бы предвестием искусства следующего столетия с его трагическим звучанием, предвосхищением кошмарных видений Босха и горькой мудрости Брейгеля Старшего.

XV столетие подходило к концу. В 1477 г. в сражении при Нанси был убит сын Филиппа Доброго Карл Смелый, последний из бургундских герцогов. С его гибелью прекратила существование блестящая и могущественная Бургундия.

Нидерланды как часть приданого Марии Бургундской, единственной дочери Карла, перешли во владение к австрийским эрцгерцогам из рода Габсбургов, а позднее, в начале XVI в., в результате династического брака внука Карла Смелого Филиппа Габсбурга и испанской принцессы Хуаны стали владением Испании.

Новые правители видели в этом крае лишь неиссякаемый источник налогов, средство для воплощения в жизнь своих честолюбивых планов. Завершался и золотой век нидерландской живописи.

Читайте также:  Мадонна с младенцем под яблоней, лукас кранах старший

XVI в.

жители Европы встречали со смешанным чувством надежды и трепета: в Средние века утвердилось представление о том, что поскольку мир был сотворен за семь дней, то ему и существовать семь тысяч лет, ибо у Господа «тысяча лет, как один день». И вот на исходе XV в. седьмое тысячелетие от сотворения мира подошло к концу. В те дни во всех христианских странах одни ожидали ужасов светопреставления,

Источник: https://litvek.com/br/376539?p=162

Искусство. Национальные школы живописи. — гертген тот синт янс

  • искусство ранних нидерландов

Святое семейство.Ок.1490г.

  • Дерево, масло.
  • Размеры:137,5-105 см.
  • Приобретена в Роттердаме в 1808г.
  • Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

В центральном нефе готического собора сидят: слева -Дева Мария с младенцем и ее мать Анна, которая держит на коленях раскрытую книгу; за их спиной можно узнать Иосифа с лилией, символом непорочности, в руке и Иоакима, мужа Анны.

В апокрифических Евангелиях говорится о родственниках Христа по материнской линии: в них сообщается, что Анна была замужем по крайней мере три раза и что у нее было три дочери по имени Мария.

Справа изображены Мария Клеопова и Мария Саломия, одна из них сидит, а вторая стоит; шесть их сыновей, играющих здесь, станут апостолами Иисуса; в центре в нарядной одежде сидит Елисавета с сыном Иоанном Крестителем на коленях.На переднем плане слева изображена корзина с яблоками, благодаря Деве Марии и ее матери Анне яблоко стало символом прощения.

Художник сумел разрешить сложную задачу построения композиции в пространстве, ясности освещения,единства линий и перспективы.Своеобразие художественной манеры раскрывается в расположении и позах персонажей, часто нарушающих каноны и условности.

На картине мы видим бытовую семейную жанровую сцену,изображенную с долей юмора: внутренней углубленности и драматичности, свойственной Рогиру ван дер Вейдену, Гертген противопоставляет четкость формы и ясность колорита. Анна только что закончила чтение Священного Писания и отложила очки, которыми уже в то время пользовались близорукие люди.

Внимание художника к реалистичным деталям, таким, как прозрачная вуаль на руках женщины, придают сцене правдивость и внутреннюю глубину, которые были свойственны нидерландской живописи того времени. В ХV в. культ святой Анны был широко распространен в Нидерландах.Основное внимание в картине обращено на Елисавету и ее сына Иоанна Крестителя.Ребенок тянется к Иисусу, уже признав в нем Спасителя,этим жестом он, став взрослым,будет крестить Иисуса, произнеся слова Ecce agnus Dei (,,Се агнец Божий»).Это пророчество является центральным моментом божественной литургии и объясняет размещение сцены в интерьере церкви, перед алтарем.

Поклонение волхвов.Ок.1480г.

Дерево, масло.

Размеры: 90-70см.

Приобретена у г.Амстердама в 1904г.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

,,Поклонение волхвов»- одна из самых старых картин, хранящихся в музее, она оказала определенное влияние на последующие поколения голландских художников.

В данном произведении пейзажный фон внутренне связан с фигурами на переднем плане благодаря тонкой передаче пространственно- воздушной среды.

Пришедшие поклониться родившемуся Христу символизировали три разных периода жизни человека и три известных в то время континента: Европу, Азию и Африку.

ГЕРТГЕН ТОТ СИНТ ЯНС, приписывается.

Дерево Джесси.1500г.

Дерево, масло.

Размеры:89.8 x 60.6 cм.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Источник: http://eguarwr.ru/index/amsterdam_rijksmuseum_geertgen_tot_sint_jans/0-3293

Книга о художниках

О жизни нидерландского живописца Гертгена тот Синт Янса сохранилось крайне мало сведений. Он родился между 1460 и 1465 гг., вероятно, в Лейдене, а затем переехал в Харлем, где учился у Алберта ван Оуватера. Возможно, побывал в Брюгге. Длительное время Гертген был связан с Братством св.

Иоанна в Харлеме, для которого написал свои лучшие произведения. Отсюда прозвище, под которым он вошел в историю искусства (в переводе: «Маленький Герард от св.

Иоанна»), Гертген — первый значительный живописец голландского происхождения, который не покинул родных мест и вместе со своим учителем Оуватером считается основоположником голландской школы живописи. Несмотря на короткую жизнь, он проявил себя как яркий и самобытный мастер.

Немногие его сохранившиеся произведения созданы на протяжении примерно пятнадцати лет. Помимо упомянутых К.

ван Мандером картин, это «-Христос-мученик» (Утрехт, Центральный музей); «Мадонна с Младенцем и ангелами» (Роттердам, Музей Бойманс-ван Бейнинген); «Мадонна с Младенцем», «Иоанн Креститель в пустыне» (оба — Берлин, Государственные собрания); «Поклонение волхвов» (Амстердам, Рейксмузеум; Винтертур, собрание Рейнгарт; Кливленд, Художественный музей); «Воскрешение Лазаря» (Париж, Лувр); «Рождество Христово» (Лондон, Национальная галерея).

Жизнеописание Дирка Баутса (Dirck Bouts), живописца из Харлема

Старинное предание говорит, что город Харлем в Голландии искони или, по крайней мере, уже с очень давнего времени славился весьма хорошими, если не самыми лучшими, живописцами во всех Нидерландах.

Справедливость этого вполне подтверждается тем, что там жили вышеупомянутые мастера Алберт ван Оуватер и Гертген тот Синт Янс, а к тому еще и Дирк из Харлема, один из знаменитейших живописцев тех отдаленных времен.

Кто был учителем Дирка, узнать я не смог. В Харлеме он жил на Крестовой улице, недалеко от сиротского приюта, там, где находится небольшой, в старинном вкусе, фронтон с несколькими рельефно выступавшими головами.

Кажется, что по временам он жил также и в Лувене, и в Брабанте; ибо мне пришлось видеть в Лейдене его работы складень, на средней доске которого была изображена голова Христа, а на двух створках — головы св.

апостолов Петра и Павла и внизу находилась сделанная золотыми буквами латинская надпись, которая была мною переведена и означает следующее: «В лето от Рождества Христова тысяча четыреста шестьдесят второе, Дирк, родившийся в Харлеме, написал меня в Лувене; да насладится он вечным покоем».

Эти близкие к натуральной величине головы были замечательно хорошо исполнены по тому времени; особенно же красиво и тонко были выписаны волосы и бороды.

Эта картина, находящаяся теперь у Яна Герритса Бейтевега, есть единственное его произведение, на которое я могу указать[75].

Однако и его достаточно, чтобы показать, каким выдающимся мастером был Дирк, а также и время, когда он жил и создавал такие совершенные произведения.

Все это было за много лет до рождения Альбрехта Дюрера, и тем не менее его картины сильно отличаются от резкой, угловатой и неприятной манеры современных мастеров.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

Лампсониус говорит ему в своих латинских стихах следующее:

«Оставайся здесь, Теодор, и Бельгия всегда будет превозносить до небес твое дарование не вымышленными похвалами. Теперь же сама Природа, мать вселенной, воспроизведенная в твоих изображениях, опасается, как бы ты не сделался равен ей по искусству».

Примечания

Дирк Баутс (ок 1415, Харлем — 1475, Лувен) — один из крупнейших представителей нидерландской школы XV в. Голландец по происхождению, он, вероятно, еще в юности уехал на юг Нидерландов и, возможно, какое-то время учился или работал в Брюсселе в мастерской Рогира ван дер Вейдена. Деятельность Баутса связана в основном с брабантским городом Лувеном, где в 1447 г.

он женился на богатой горожанке и вплоть до своей смерти был ведущим художником. Оба его сына — Дирк Младший и Альберт — тоже стали живописцами и сотрудничали в мастерской отца. Баутс выполнял многочисленные алтари, картины на религиозные сюжеты и портреты. Самые прославленные его произведения — «Алтарь св. Причастия» (1464–1467, Лувен, собор Св.

Петра) и монументальные парные картины, написанные для зала суда в городской ратуше, «Правосудие императора Отгона III» (1468–1475, Брюссель, Королевский музей изящных искусств).

Другие произведения: алтарные створки «Взятие под стражу» и «Воскресение Христа» (1450-е, Мюнхен, Старая пинакотека); триптих «Снятие со креста» (Гранада, Капилья Реаль); «Оплакивание» (Париж, Лувр); «Положение во гроб» (Лондон, Национальная галерея); триптих «Поклонение волхвов» (т. н.

«Брабантская жемчужина», Мюнхен, Старая пинакотека); «Се Агнец Божий» (Мюнхен, Фонд Витгельсбахов, экспонируется в Старой пинакотеке); «Алтарь св. Эразма» (Лувен, собор Св. Петра); «Алтарь св. Ипполита» (Брюгге, церковь Христа Спасителя); «Портрет молодого человека» (1462, Лондон, Национальная галерея); «Мужской портрет», «Мадонна, обнимающая Младенца» (оба — Нью-Йорк, Музей Метрополитен).

Жизнеописание Рогира ван дер Вейдена (Rogier van der Weyde), живописца из Брюсселя

Между славными представителями нашего искусства особой памяти заслуживает знаменитый Рогир ван дер Вейден, родившийся во Фландрии, или только от фламандцев-родителей, и уже в очень давнее время, в самую темную пору нашего искусства, осветивший Брюссель светочем гения, который природа зажгла в его благородной душе на удивление и благо современным ему художникам.

Действительно, он очень улучшил наше искусство, поскольку благодаря богатой фантазии и мастерскому исполнению он доводил все работы до совершенства как в смысле живости фигур, так равно и в композиции, и в передаче душевных движений: печали, гнева или радости, иногда и укоризны, смотря по тому, что требовал сюжет картины.

Как вечное о нем воспоминание в ратуше города Брюсселя хранятся четыре знаменитые его картины, представляющие сцены правосудия[76].

Из них первое по достоинству место занимает превосходная и замечательная картина, где изображен старый больной отец, лежащий в постели и отсекающий голову преступному сыну.

Необыкновенно метко передана здесь строгость отца, который, стиснув зубы, беспощадно совершает жестокий суд над своим собственным преступным детищем.

Следующая картина показывает, как ради торжества правосудия некоему отцу и его сыну выкалывают по одному глазу. Остальные картины были подобного же содержания.

Все с восхищением смотрели на эти картины, а ученого Лампсониуса они так взволновали, что когда он в этой самой зале писал ради успокоения Нидерландов договор об умиротворении Гента, то не мог отвести от них глаз своих и часто во время работы восклицал: «О мастер Рогир, какой же ты был человек!» и подобные слова, хотя и был занят таким важным делом.

В Лувене в церкви Богоматери, что за Стенами, также была картина Рогира «Снятие со креста». Здесь были изображены два человека, стоявшие на двух лестницах и спускавшие на холсте тело усопшего Христа, внизу стояли и принимали тело Иосиф Аримафейский и другие люди.

Святые жены, сидевшие у подножия креста, казались очень растроганными и плакали; лишившуюся же чувств Богоматерь поддерживал стоявший за ней Иоанн.

Богоматерь во славе, Гертген тот Синт Янс

  • Это самое лучшее произведение Рогира было отправлено королю в Испанию на корабле, который в пути потонул; однако картина была спасена благодаря тому, что хорошо была упакована, попортилась весьма незначительно: только немного распустился клей в стыке доски[77].
  • Взамен подлинной картины жители Лувена получили впоследствии копию, исполненную Михилом Кокси, из чего можно заключить, насколько велики были достоинства этого произведения.
  • Обыкновенно когда Рогир писал портрет с какой-нибудь королевы или другой высокопоставленной особы, то в качестве платы получал за это пожизненный ежегодный доход хлебным зерном.
  • С течением времени он скопил большие богатства и после себя завещал значительные суммы на милостыню бедным.

Он умер во время эпидемии потовой лихорадки, носившей также название английской болезни, которая распространилась тогда почти по всей стране и унесла многие тысячи людей. Это было осенью, в лето от Рождества Христова 1529[78].

Об этом Рогире, обращаясь к нему, Лампсониус говорит следующее:

«Да послужит тебе, Рогир, во славу не столько то, что ты много написал прекрасных по твоему времени произведений, достойных, однако, того, чтобы и в наше время каждый художник, не лишенный разума, пожелал их видеть (о чем свидетельствуют картины, не дозволяющие брюссельскому суду сходить с прямого пути правосудия), сколько то, что твоя последняя воля относительно богатств, приобретенных живописью, составляет прочное достояние бедняков, потому что спасает их от голода. Те памятники ты оставил на земле, и они уже близки к смерти, а эти, будучи бессмертными, сияют на небе».

Источник: https://nemaloknig.com/read-300499/?page=13

Читать

Ксения Сергеевна Егорова

Художественные музеи Голландии

Города и музеи мира

Редактор Р. В. Тимофеева

Оформление Н. И. Васильева

Художественный редактор Л. А. Иванова

Технический редактор Р. П. Бачек

Корректор Т. М. Медведовская

На суперобложке:

Ян Вермеер Дельфтский. Девушка с жемчужной серьгой.

Якоб ван Рёйсдаль. Мельница близ Вейка. Фрагмент.

Введение

Голландия — маленькая страна, располагающая огромными художественными богатствами.

В наши дни это страна высоко развитой промышленности и интенсивного сельского хозяйства. Неподвижны крылья ветряных мельниц, знакомых нам по бесчисленным картинам старых мастеров. Мельницы превратились в живописную деталь равнинного пейзажа по бокам современной автострады.

Для голландцев характерно стремление не только сохранить старину, но и использовать ее. Здесь умеют устроиться с современным комфортом в доме XVII века, а их немало. Некоторые города (например, Гарлем, Лейден, Дельфт) можно было бы превратить в музеи старой архитектуры, однако этого не происходит.

Их берегут, ценят, поддерживают и продолжают в них жить. Прошлое не теряется в призрачной дали столетий, а служит частью современной практической жизни. Правительственные учреждения страны располагаются в переделанной для этой цели триста лет тому назад средневековой резиденции графов голландских в Гааге.

Амстердамский королевский дворец для торжественных приемов — это здание городской ратуши, выстроенное в середине XVII столетия знаменитым архитектором ван Кампеном.

В представлении иностранцев Голландия — страна каналов, тюльпанов и Рембрандта. Творчество Рембрандта — явление исключительное, во многом противостоящее потоку произведений его голландских современников. И все же оно составляет вершину, гребень необычайно широкой волны.

Читайте также:  Описание картины «неизвестная», крамской, 1883

Пожалуй, нигде и никогда живопись не получала такого распространения, как в Голландии XVII века. Во всех музеях мира, посвященных западноевропейскому искусству, голландский раздел — один из самых богатых. Эта маленькая страна выплеснула на мировой художественный рынок десятки тысяч картин, но и дома их все еще остается великое множество.

Вплоть до наших дней Амстердам является одним из международных центров антикварной торговли. На протяжении трех с половиной столетий здесь проходили распродажи огромных художественных ценностей, создавались и вновь распадались великолепные коллекции. Однако голландские музеи с их замечательными собраниями возникли только в XIX веке.

Причины этому следует искать в истории страны и в своеобразном «бытовом» отношении к старине и к искусству.

Если в других европейских странах картины были прежде всего принадлежностью королевского или княжеского дворца, то в Голландии XVII века тончайшие, высоко профессиональные живописные произведения находили себе дорогу в дома не только богатых бюргеров, но и ремесленников и даже крестьян. Они служили частью повседневного быта и способом помещения капитала; умирал владелец, и наследники распродавали их.

Постоянно находясь в голландских домах, картины воспитывали глаз и вкус людей, формировали их отношение к искусству.

Наблюдая посетителей музея в Гааге или Роттердаме, вскоре замечаешь, что группа ярко одетых пожилых американок обязательно слушает экскурсовода; французы или итальянцы, бросая вокруг рассеянные взгляды, в душе глубоко убеждены, что нет на свете ничего лучше их собственного французского или итальянского искусства. Серьезные молодые немцы-студенты заранее изучили научную литературу и теперь ищут иллюстрации к своим познаниям. А вот к картине подходит голландец, ведя за руку мальчика лет десяти; они долго молча стоят перед серебристым натюрмортом Виллема Хеды и потом тихо уходят. Им не нужен экскурсовод. Им вообще не нужны слова, они привыкли не слушать о живописи, а видеть живопись. Пожалуй, это умение распространено в Голландии шире, чем в других странах. Здесь оно составляет черту культуры, связанную с особенностями национального характера.

Не приходится сомневаться в том, что существует глубокая взаимозависимость между художественным восприятием и традиционным в Голландии пониманием поэзии домашнего быта, незаметной красоты простых вещей.

И то и другое — порождение истории голландского народа с ее своеобразным переплетением героизма и бюргерской ограниченности.

Ее этапы определяют и пути художественного собирательства, и сложение общественных художественных коллекций — музеев.

Поворотным пунктом в истории страны является нидерландская революция конца XVI века. Примерно за полтора столетия до нее бургундские герцоги, принадлежавшие к младшей ветви французского королевского дома Валуа, объединили под своим владычеством феодальные княжества на территории современных Голландии и Бельгии.

Вся эта территория была известна под названием «Низкие земли» (Нидерланды). Нидерландские княжества, расположенные на перекрестке торговых путей Европы, и до того имели между собой много общего. После объединения здесь начинают складываться черты национальной культуры, причем ведущей и в экономическом и в культурном отношении является южная часть страны.

В конце XV — начале XVI века в результате династических браков Нидерланды переходят под власть испанских Габсбургов. Мощные восстания против экономических и политических притеснений предшествуют вспыхнувшей в 1566 году национально-освободительной войне.

Война эта получила у голландских историков название «восьмидесятилетней», так как мир с Испанией окончательно был заключен только в 1648 году, однако основные ее итоги были ясны уже к началу XVII столетия.

Национальные требования восставших переплетались с социально-экономическими и религиозными. Борьба против испанского господства вскоре перешла в первую в мировой истории буржуазную революцию. Жестоко подавленная в Южных Нидерландах, революция на Севере привела к созданию нового самостоятельного государства — Республики семи соединенных провинций.

Среди этих провинций (Северный Брабант, Утрехт, Гронинген и др.) Голландия выделяется по своему экономическому развитию, своей военно-морской мощи, а следовательно, и своему политическому значению. Недаром мы привыкли название этой провинции распространять на всю страну, употребляя его наравне с современным официальным названием «Королевство Нидерланды».

Торговая буржуазия Голландии стала играть ведущую роль в новом государстве. Ее богатство и могущество строились на жестокой эксплуатации народных масс, а между тем именно патриотизм народа не раз спасал независимость страны во время бесконечных войн с Испанией, а позже с Англией.

Голландские купцы располагали мощным морским флотом; они не только вели широкую международную торговлю, но и захватывали колонии в Азии, Африке, Южной Америке, грабя и уничтожая местное население.

Питер Артсен, Поклонение пастухов, фрагмент

Семнадцатый век был «золотым веком» Голландии. Передовая маленькая страна ненадолго стала одной из самых могущественных держав мира. Блестящего расцвета достигли наука и искусство — прежде всего живопись.

Среди государств абсолютистской Европы того времени буржуазная Республика соединенных провинций выделялась сравнительным демократизмом своей общественно-политической жизни и культуры.

В борьбе с оплотом католицизма — Испанией — голландцы провозгласили государственной религией протестантизм, однако около половины населения оставалось католической. Веротерпимость не означала равноправия: католикам было запрещено устраивать публичные богослужения. Церкви были превращены в протестантские храмы.

Протестантизм запрещает молиться религиозным изображениям, поэтому росписи на стенах были покрыты побелкой, картины и скульптуры либо удалены из церкви, либо уничтожены.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=198935&p=20

В искусстве и в жизни

Наталия МАРКОВА, зав. отделом графики Государственного музея

изобразительных искусств им. А.С. Пушкина

Рождество во всем христианском мире — самый любимый праздник. Он полон волнующих ожиданий, предвкушения чуда, надежд. Предчувствие обновления жизни, которое должно наступить после рождественской ночи, окрашивает дни еще задолго до наступления праздничного события, только при мысли о нем.

С Рождеством связываются самые светлые мечты и самые смелые планы на будущий год. Сейчас они часто носят вполне светский характер, но складывался этот комплекс эмоций в течение столетий в русле религиозных переживаний одного из главных праздников христианской церкви.

Искусство — живопись, драма, музыка — активно участвовали в его украшении и воплотили эти переживания.

Маттиас Грюневальд. Рождество. Створка Изенгеймского алтаря. Ок. 1515. Музей Унтерлинден, Кольмар

В Священном Писании обстоятельства рождения Христа изложены достаточно кратко, без упоминания точных фактов (что дало основание в последующие века спорить даже о дате Рождества).

Наиболее подробное описание события содержит Евангелие от Луки (Лк. 2 : 6-7): «Когда же они были там (в Вифлееме. — Н.М.

), наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». Но и этот рассказ скуп на детали.

Самые ранние изображения появились еще на стенах римских катакомб, и не столько представляли подробно событие, сколько обозначали его.

В последующие века апокрифы, труды церковных писателей, сочинения мистиков, мистериальная драма расцветили сюжет многими подробностями и переживаниями.

Начало этому движению положило мистическое учение Бернарда Клервоского (1090–1153), стержнем которого была любовь к Христу Младенцу и Христу — Страстотерпцу, а также почитание и любовь к Богоматери.

В «Откровениях» Бригитты Шведской (ок. 1304–1373) сцена Рождества описана со многими подробностями как картина, представшая перед ней так явственно, будто реальное событие, когда эта монахиня, совершая паломничество в Святую землю, оказалась в Вифлееме.

В память и в честь Рождества Христова Франциск Ассизский (1181/2–1226) впервые устроил представление сцены у яслей с божественным младенцем в качестве самостоятельного действа, не включенного в литургию, чтобы как можно больше мирян, в том числе и неискушенных в латыни и неграмотных, могли увидеть, «как это было».

Произошло это в 1223 году, и от этой даты ведет свою историю средневековая религиозная драма.

XV — первая половина XVI столетия — время ее наивысшей популярности и распространения.

Главной темой этих театральных представлений (мистерий) была жизнь Христа, наибольшим успехом пользовалось представление «Страстей», растягивавшееся часто на несколько дней и исполнявшееся в течение многих часов.

Сценической площадкой служили паперть собора, помост на рыночной площади или просто площадь и улицы города. Разнообразные технические приспособления: блоки для «вознесения», люки для «проваливания в ад» — способствовали яркости впечатления.

Устроить представление «Страстей» было лучшее и высшее, чем только город мог отпраздновать выдающееся событие.

Сандро Боттичелли. Мистическое Рождество. Ок. 1500 Национальная галерея, Лондон

Тексты драм состояли из сотен и даже тысяч стихотворных строк, и писали их обычно священники. В оформлении самое непосредственное участие принимали художники и ремесленники городских гильдий, они же наряду с духовными лицами были исполнителями.

Цель театрального действа заключалась в том, чтобы как можно нагляднее представить божественную, священную реальность этих далеких событий. При этом убедительность деталей черпалась из окружающей жизни.

Поэтические тексты, сопровождавшая действие музыка, натурализм представления (а он доходил до вопиющих крайностей, когда человека, исполнявшего роль Иуды, в последний момент едва живым вынимали из петли) — все взывало к чувствам зрителей, захватывало их эмоции.

И если «Страсти» окрашивались в трагические, скорбные переживания, то Рождество несло радостные, светлые чувства.

В XV–XVI вв. искусство живописи достигло такого уровня развития, что художники могли создавать собственные интерпретации канонических христианских сюжетов, весьма сильно отдаляясь от традиционной иконографии и наделяя произведения собственным эмоциональным строем. Вот лишь несколько примеров, позволяющих судить, как велик был диапазон этой творческой свободы.

Сцену Рождества немецкого художника Маттиаса Грюневальда переполняет радость, достигающая какого-то экстатического накала. Она передана светлыми и даже как будто светящимися цветами одежд ангелов и Марии.

Ветхая постройка, обычно изображавшаяся в этой сцене как место рождения Иисуса, здесь заменена нарядно декорированной лоджией, заполненной хором и оркестром ангелов, славящих Деву Марию и родившегося младенца, которого она с нежностью держит на руках.

(Последнее обстоятельство выходит за рамки канона, согласно которому младенец обычно лежит в яслях или на земле, а Мария или лежит на ложе, или стоит на коленях и поклоняется ему.) О том, что ангельское пение сопровождало Рождество, можно заключить из слов Евангелия от Луки (Лк.

2 : 13-14), повествующего о явлении ангела пастухам с благой вестью: «И внезапно явилось с ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!»

Позднее совершенно недвусмысленно писала об этом Бригитта Шведская: «Затем (после чудесного рождения Марией младенца.– Н.М.) я услышала пение ангелов, оно было необычайно нежным и прекрасным».

Сверху в золотом сиянии (символизирующем горний мир и рай небесный) взирает на Мадонну с младенцем Бог Отец, и, пронзая тьму и тучи, поток божественного света достигает земли.

Но радость небезмятежна. Черный фон ангельского концерта, смена картин светлого и грозового неба в пейзаже за спиной Марии наполняют ее тревожными динамичными контрастами, в которых можно угадать предвестие дальнейших трагических событий.

Ликованием о пришествии в мир Христа проникнута и картина Боттичелли «Мистическое Рождество».

Ангелы не только поют и музицируют, они подводят пастухов и волхвов поклониться Младенцу, обнимаются со смертными и водят хоровод в небесах, по такому поводу разверстых и явивших свое золотое райское свечение, всемерно воплощая ту «великую радость», «которая будет всем людям, ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2 : 10-11). У ангелов радужные крылья и оливковые ветви в руках, символизирующие мир. От этого ликования бежит и прячется под землю, в расселины, всякая нечисть в виде маленьких чертей.

Порыв радостных, экзальтированных чувств художник передает ритмом устремленных навстречу, почти падающих в объятия друг другу или движущихся по кругу фигур. Рисунок трепещущих складок легких одежд не столько следует колебаниям воздуха, сколько, кажется, есть слепок движений и волнений души.

Ясно ощутимый в полотне Боттичелли оттенок мистической экзальтации связан с тем, что, создавая картину (около 1500 г.), художник был охвачен ожиданием конца света и Страшного суда, который, по мнению многих, должен был наступить в начале нового столетия и второй половины тысячелетия.

Эти эсхатологические настроения обостряли переживания, связанные с первым пришествием в мир Христа — его рождением. Версия «Рождества» у Боттичелли необычайно своеобразна и многогранна и не исчерпывается только темой радости, однако здесь нет возможности для ее подробного анализа.

Читайте также:  «стойкость», сандро боттичелли — описание картины

Итальянские художники XV века изображали Рождество как сцену при ярком дневном свете. Особенно прозрачный и красивый он у Пьеро делла Франчески, как если бы свет от божественного младенца залил собой всю землю, и акцент был на светлой радости, которую это событие несло в мир.

В творчестве нидерландских и немецких живописцев возник вариант Рождества как ночной сцены.

Основание для такого толкования содержит Евангелие от Луки, где о благовестии пастухам говорится: «В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную (курсив мой. — Н.М.) стражу у стада своего» (Лк. 2 : 8).

Время, когда ангел явился пастухам, было перенесено и на самое событие. Картина Гертгена тот Синт-Янса «Ночное Рождество» дает яркий пример такого «ноктюрна».

Гертген тот Синт-Янс. Ночное Рождество. 1484–1490 Национальная галерея, Лондон

Сцена погружена в ночную тьму, которую прорезает сияние, исходящее от лежащего в яслях младенца. Оно высвечивает лица и одежды ангелов и Марии на почти монохромном черно-коричневом фоне, проявляет головы вола и осла, согревающих своим дыханием новорожденного.

В таком изображении в точности воплощены слова Бригитты Шведской: «…Она произвела на свет Сына, от Которого исходил невыразимый свет и сияние, так что солнце не могло сравниться с Ним, и тем более свеча, которую Иосиф поставил здесь, — свет божественный совершенно поглотил свет материальный».

В фигурах есть трогательная наивность народной скульптуры; в кукольных лицах запечатлена непосредственная простодушная реакция на чудо: Мария склонилась в молитве, ангелы серьезно и сосредоточенно молятся, а один широко развел руки от удивления. Они очень близки голландской деревянной церковной скульптуре XV в. Простота, смирение и умиление наполняют эту сцену, и эти чувства характерны для того нового благочестия, что развивалось среди мирян в Северных Нидерландах в XV столетии.

Традиция ночного Рождества жила в Голландии очень долго. В XVII в. Рембрандт отдал ей дань, причем не только в живописи, но и в офорте, с неподражаемым мастерством создавая средствами печатной графики «ночные сцены», погруженные в глубокую бархатистую или мерцающую тьму.

Обе традиции счастливо слились в одном из самых известных произведений на тему Рождества — картине Антонио Корреджо «Святая ночь».

Антонио Корреджо. Рождество (Святая ночь). 1522–1530. Галерея старых мастеров, Государственные художественные собрания, Дрезден

Картина была заказана в качестве алтарного образа для частной капеллы и представляет первую в европейской живописи монументальную ночную сцену. Но самое удивительное, как художнику удалось наполнить эту религиозную сцену глубоко человечным чувством. Традиционные иконографические моменты обрели у Корреджо естественное объяснение.

Мария написана коленопреклоненной, потому что так ей удобнее держать младенца, лежащего на снопе пшеницы, устилающей ясли. (Пшеница вместо обычно изображаемой в этой сцене соломы символизирует таинство причастия.) Новорожденного Христа окружают простые люди, и их реакция вместе почтительна и непосредственна.

В биографии Корреджо Вазари подробно описал картину и особенно отметил, насколько правдоподобно художник изобразил женщину, «которая, пожелав пристально взглянуть на Христа, от которого исходит сияние, и не смогши смертными очами вынести света его божественности, словно поражающей своими лучами ее фигуру, закрывает себе рукой глаза; она настолько выразительна, что это поистине чудо». Этот свет, исходящий от Христа, ярко освещает фигуры и выделяет всю группу из глубокого сумрака ночи, в который погружен пейзаж. Но он не производит мистического впечатления. Золотистое тепло этого сияния, кажется, наполнено любовью и нежностью юной прекрасной Марии к младенцу. В монументальном алтарном образе ведущей стала проникновенная лирическая тема — материнской любви, прекрасного земного чувства.

Каждый элемент картины трактован со всей убедительностью реальности, не теряя в то же время своего символического значения. Полоска занимающейся зари на горизонте — знак новой веры. Каменные ступени, на которые опирается пастух, — руины здания Ветхого Завета, подводящие к новоявленному Мессии.

Движение людей, вихрь поющих ангелов в вышине передают волнение, вызванное чудесным событием, — пришествием Бога на Землю. Ночная тьма окутывает его покровом тайны.

Корреджо создал произведение правдивое и возвышенное одновременно. Высокая степень обобщения и идеализации образов людей и природы и вместе искренность человеческих эмоций принесли ему заслуженную славу одного из самых совершенных воплощений сюжета в мировом искусстве.

Поскольку в Новом Завете о времени рождения Христа говорится лишь косвенно (что оно произошло во время переписи населения Римской империи), в первые века разные церкви праздновали его в разное время — в январе, весной, осенью.

Первое письменное свидетельство о рождении Христа содержит римский календарь 354 года (хранится в Ватиканской библиотеке), где против 25 декабря с непреложностью исторического факта записано: «родился Христос в Вифлееме Иудейском».

Эта запись и дала празднику дату.

Первоначально праздник носил сугубо религиозный характер и отмечался торжественной праздничной мессой в стенах собора — по примеру и в память первой мессы, отслуженной самой Девой Марией сразу же по рождении Христа. («Когда Дева поняла, что уже родила Своего Младенца, Она тут же начала молиться Ему». Бригитта Шведская.

«Откровения о жизни и страстях Иисуса Христа и преславной Девы Марии, Матери Его».) К Марии присоединились тогда Иосиф, ангелы и пастухи. Начиная с XIII века празднование выплескивается на городские улицы и площади, где разворачиваются сопровождавшие торжество мистериальные театрализованные действа. А в XVI в. праздник Рождества впервые приходит в дом мирян.

Легенда связывает начало этого обычая с именем Мартина Лютера (1483–1546), выдающегося деятеля Реформации. Согласно преданию, Лютер начал ставить в своем доме в канун Рождества, в сочельник, ель как символ силы и мира и вечной жизни, которые через пришествие Христа даруются человеку, и украшать ее свечами, символизирующими свет, которым божественный младенец озарил ночь Рождества.

Существует гравюра XVI в., изображающая Лютера с семьей рядом с рождественским деревом.

Современники Лютера не спешили следовать его примеру. Домашний праздник Рождества то поощрялся, то запрещался церковью и окончательно и повсеместно утвердился в Германии в середине XVIII в. Именно Германия стала классической страной праздника рождественской елки.

В нем христианское Рождество соединилось с древними языческими образами мирового древа и древа жизни, которым поклонялись друиды. В Германии мировое древо издавна воплощалось в ели; с ней у германцев связано больше всего преданий и поверий.

Однако символика рождественской ели складывалась в русле христианских понятий. Помимо уже отмеченных, звезда на верхушке укрепляется в честь Вифлеемской звезды, что вела волхвов. Крестовина, в которой крепится ствол, должна напомнить о крестных муках Христа.

Под елкой помещаются так называемые «ясли» (итал. presepio) — группа фигурок из дерева или глины, изображающих сцену Рождества Христова. И в память о младенце Христе центром рождественского праздника являются дети.

Для них — подарки под елкой, яблоки и орехи, конфеты и игрушки на ее ветвях: материальные знаки даров Христовых.

В эпоху романтизма возникли самые известные «рождественские» литературные произведения: «Щелкунчик и мышиный король» Э.Т.А. Гофмана и рассказы Х.К. Андерсена «Елка» и «Девочка со спичками», заложившие основу рождественских рассказов и повестей в литературе XIX — первой половины XX века.

Из Германии обычай рождественской елки около 1840 г. стремительно распространился в европейские страны и в Россию. В советские времена в период религиозных гонений праздник рождественской елки был на время запрещен, а затем преобразован в праздник новогодней елки с совершенно светской, не связанной с христианской традицией программой. Он с размахом празднуется и сегодня.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200702302

Гертген Тот Синт-Янс — это… Что такое Гертген Тот Синт-Янс?

  • Гертген тот Синт Янс — Имя при рождении: Geertgen tot Sint Jans Дата рождения: ок. 1460 1465 Дата смерти: до 1495 …   Википедия
  • Гертген Тот Синт-Янс — Гертген тот Синт Янс. Иоанн Креститель в пустыне . Картинная галерея. Берлин Далем. Гертген Тот Синт Янс (Geertgen tot Sint Jans) (p. между 1460 и 1465 — ум. до 1495), нидерландский живописец. Работал в Харлеме. Своеобразно претворял… …   Художественная энциклопедия
  • ГЕРТГЕН ТОТ СИНТ-ЯНС — (Geertgen tot Sint Jans) (между 1460 и 1465 до 1495) нидерландский живописец. Развивал принципы нидерландской живописи Возрождения. Внося в религиозные композиции конкретные жанровые и пейзажные мотивы, наделял человека и природу лирическим… …   Большой Энциклопедический словарь
  • Гертген Тот Синт-Янс —         (Geertgen tot Sint Jans) (p. между 1460 и 1465 ум. до 1495), нидерландский живописец. Работал в Харлеме. Своеобразно претворял принципы живописи нидерландского Раннего Возрождения. Его простодушные, полные наивной поэзии станковые… …   Художественная энциклопедия
  • Гертген тот Синт-Янс — (Geertgen tot Sint Jans)         [p. между 1460 65, Лейден (?), умер до 1495, Харлем (?)], нидерландский живописец. Работал в Харлеме. Оригинально и разнообразно развивал принципы нидерландской живописи Возрождения, наделяя религиозные композиции …   Большая советская энциклопедия
  • Гертген тот Синт-Янс — ГÉРТГЕН ТОТ СИНТ ЯНС (Geertgen tot Sint Jans) (между 1460 и 1465 – до 1495), нидерл. живописец эпохи Возрождения. Вносил в религ. композиции конкретные жанровые и пейзажные мотивы, наивную поэзию, раскрывая интимные человеческие переживания… …   Биографический словарь
  • ГЕРТГЕН ТОТ СИНТ-ЯНС — Иоанн Креститель в пустыне …   Энциклопедия Кольера
  • Гертген тот Синт-Янс (Geertgen tot Sint Jans) — (между 1460 и 1465 — до 1495), нидерландский живописец эпохи Возрождения. Вносил в религиозные композиции конкретные жанровые и пейзажные мотивы, наивную поэзию, раскрывая интимные человеческие переживания («Иоанн Креститель в пустыне») …   Большой Энциклопедический словарь
  • Гертген — тот Синт Янс (Geertgen tot Sint Jans) Между 1460 1465, Лейден (?) до 1496, Харлем (?). Нидерландский живописец. Учился у А. Оуватера в Харлеме. Работал в Брюгге и Харлеме, где был связан с монастырем Св. Иоанна, не будучи, однако, его монахом.… …   Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия
  • Ясли Христовы — Гертген тот Синт Янс. Поклонение Младенцу (ок. 1490 года). Младенец Иисус изображён в каменных яслях Ясли Христовы  …   Википедия

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/es/13938

Гертген тот Синт Янс

Нидерландский художник, мастер старонидерландской живописи, переходной от готики к Возрождению Гертген тот Синт Янс родился в Лейдене между 1460 и 1465, учился у А.Оуватера в Гарлеме, затем некоторое время жил в Брюгге.

Согласно Книге художников К.ван Мандера (1604), долгое время жил и работал в гарлемском монастыре св. Иоанна, но монашеского сана не принял.

Отсюда произошло и его прозвище, которое переводится как «Маленький Герард от святого Иоанна».

Количество его сохранившихся произведений невелико — это исключительно алтарные образы. Задушевность, изначально свойственная его вещам, сперва предстает несколько наивной (Святая родня, ок.

1475-1480), затем к ней добавляется тонкая пейзажная и бытовая наблюдательность (триптих с Поклонением волхвов, 1490-1495), яркость отдельных индивидуальных характеристик (Оплакивание Христа и Сожжение останков Иоанна Крестителя, первоначально составлявшие двустороннюю створку алтаря; 1484); изображение членов ордена иоаннитов в последней композиции является одним из первых групповых портретов. Написанное несколько позднее Рождество Христово принято считать едва ли не первой достаточно натуральной картиной-ноктюрном, проникновенно воспроизводящей эффекты ночного освещения. Беспрецедентен по своему пейзажно-человеческому лиризму маленький образ Иоанн Креститель в пустыне. Ренессансная лирика эмоций контрастно сочетается с архаическим золотым фоном в Христе страждущем.

Прожив совсем недолго, намного меньше, чем кто-либо из корифеев старонидерландского искусства — от Я.ван Эйка до И.Босха — Гертген тот Синт Янс, тем не менее, прочно вписался в их избранный ряд.

Умер Гертген тот Синт Янс в Гарлеме в 1495.

Все виды изобразительного искусства теперь так или иначе нарушают монолитный средневековый синтез (где главенствовала архитектура), обретая сравнительную независимость.

Формируются типы абсолютно круглой, требующей специального обхода статуи, конного монумента, портретного бюста (во многом возрождающие античную традицию), складывается совершенно новый тип торжественного скульптурно-архитектурного надгробия.

Античная ордерная система предопределяет новую архитектуру, главными типами которой являются гармонически ясные в пропорциях и в то же время пластически-красноречивые дворец и храм (особенно увлекает зодчих идея центрического в плане храмового здания).

Характерные для Ренессанса утопические мечты не находят полномасштабного воплощения в градостроительстве, но подспудно одухотворяют новые архитектурные ансамбли, чей размах акцентирует «земные», центрически-перспективно организованные горизонтали, а не готическую вертикальную устремленность ввысь.

Различные виды декоративного искусства, а также моды обретают особую, по-своему «картинную» живописность. Среди орнаментов особо важную смысловую роль играет гротеск.

Источник: https://studwood.ru/753649/kulturologiya/gertgen_sint

Ссылка на основную публикацию