Автопортрет с сестрой, в. э. борисов-мусатов, 1898

Фотограф и художник Виктор Борисов-Мусатов, РоссияАвтопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898Фотоэтюд для картины «Одиночество». На снимке: Е.Э. Мусатова, сестра художника. Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (1870-1905) — русский художник. Борисов-Мусатов обратился к фотографии в поисках средства, способного фиксировать идеи, зыбкие впечатления, ассоциации с четкостью и быстротой, неподвластной традиционным средствам графики. Художник желал иметь возможность не просто воскресить в памяти творческую идею, возникшую когда-то, но воссоздать ее во всех подробностях, не упуская ни единой детали. Он приобрел камеру «Кодак», которая и по сей день хранится в сратовском доме-музее Борисова-Мусатова, и терпеливо обучался фотоделу. Первые фотографические опыты начались еще в парижский период, в это время художник вел фотодневник, закрепляя знания, и продолжились уже в родном городе, где Борисов-Мусатов начал снимать портретные этюды. Моделями часто избирались близкие художника: сестра Елена, знакомые девушки, их подруги. Часть этих фотоэтюдов послужила основой для живописных и графических произведений. Со временем, Борисов-Мусатов стал фотографировать не только для вспомогательных целей, но организовывал сложные постановочные съемки, снимал серии этюдов, которые «переросли» рамки «пособия», превратившись в самостоятельный вид творчества. Фотографическое наследие Борисова-Мусатова — это более семидесяти пластинок и отпечатков, каждый из которых — цельное произведение, заслуживающее внимания и интереса.Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

Портрет Е.Э. Мусатовой, сестры художника. Фотография.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

«Девушка с ожерельем». Подготовительный рисунок для композиции «Реквием». Калька, графитный карандаш. 1905 год. Государственная Третьяковская Галерея.

«Реквием». Акварель. 1905 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

Фотоэтюд для картины «Автопортрет с сестрой». На снимке: Е.Э. Мусатова.

«Автопортрет с сестрой». Холст, масло, темпера. 1898 год. Государственный Русский Музей.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

Фотоэтюд для картины «Портрет сестры. Девушка с розами». На снимке: Е.Э. Мусатова.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

«Портрет сестры. Девушка с розами». Холст, масло. 1902 год. Казахская государственная художественная галерея им. Т.Г.Шевченко.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

Фотоэтюд к картине «Спящая девушка». На снимке: Ю.Ю. Домбровская.

Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

«Спящая девушка». Бумага, пастель. 1901 год. Астраханская государственная картинная галерея им. Б.М. Кустодиева.

Фотоэтюд для картины «Одиночество». На снимке: Е.Э. Мусатова.

«Одиночество». Пастель.

Фотоэтюд. На снимке: Ю.Ю. Домбровская.

  • «Сидящая девушка» (?)

Фотоэтюд к картине «Последний луч». На снимке: Ю.Ю. Домбровская.

«Последний луч». Эскиз. Бумага папиросная светло-коричневая, акварель, уголь. 1901 год. Собрание семьи художника.

Неизвестная на диване. Анна Иеронимовна Воротынская (?) Фотография.

«Портрет неизвестной». Бумага, пастель. 1902 год.

Е.Э. Мусатова на террасе. Фотография.

«Леди в синем». Акварель. 1902 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Фотоэтюд. На снимке: Н.Ю. Станюкович.

«Портрет Н.Ю. Станюкович». Холст, масло. 1903 год. Государственный Русский Музей.

Е.Э. Мусатова в старинном платье. Фотография.

«Осеннее настроение». Холст, темпера. 1901 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Фотоэтюд. На снимке: М. Ягодская.

«Изумрудное ожерелье». Холст, темпера. 1903 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Натурщицы в старинных костюмах. Фотография.

«Летний день». Акварель.

Е.Э. Мусатова и Е.В. Александрова на фоне пруда. Фотография.

«Пруд». Холст, темпера. 1902 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское. Фотография.

«Прогулка на закате». Холст, темпера. 1903 год. Государственный Русский Музей.

Праздник зеленого маскарада. Фотография.

Праздник зеленого маскарада. Раскрашенная фотография.

Старинный гобелен из Радищевского музея. Фотография.

Старинный гобелен из Радищевского музея. Фрагмент. Фотография.

«Дама у гобелена». Портрет Н.Ю. Станюкович. Бумага, пастель. 1903 год. Государственная Третьяковская Галерея.

Усадебный дом в поместье Зубриловка. Фотография.

«Фантомы». Холст, темпера. 1903 год. Государственная Третьяковская Галерея.

    Источник: https://0valia.livejournal.com/8667.html

    Рамзан Саматов: Истории об искусстве. Борисов-Мусатов

    «Он прожил свой недолгий век в мечтах — даже не о прошлом, а о каком-то своем призрачном мире нежности и красоты…»

                                                                                                                           С. Маковский

    Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов — русский художник, живописец, фотограф, мастер символических изображений «дворянских гнёзд».Родился Виктор Эльпидифорович 2 (14) апреля 1870 года в семье служащего железной дороги.

    Незаурядной личностью был дедушка будущего художника, Борис Александрович Мусатов. Впоследствии художник присоединит его фамилию к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов. Виктор был первенцем у родителей. Они не могли нарадоваться на своего шустрого мальчугана.

    Но в трехлетнем возрасте мальчик упал, да так сильно, что со временем у него стал расти горб.

    Это увечье, полученное в детстве, в известной мере сказалось на характере будущего художника — у него рано проявилась склонность к одиночеству, замкнутости, мечтательности. Несмотря на серьезный внешний изъян, Витя рос чрезвычайно доброжелательным и живым ребенком.

    Этому способствовала безграничная родительская любовь. До наших дней сохранилась самодельная книжечка П.П. Ершова «Конек-Горбунок», сделанная отцом Эльпидифором Борисовичем для своего сына. Достаточно рано у него выявилась и другая склонность: он увлекся рисованием.

    В шесть лет он начал рисовать. В одиннадцать стал учеником второго класса Саратовского реального училища и художественных классов при саратовском Радищевском музее. Мальчику нравилось учиться, особенно любил черчение и рисование. В училище у него появилось огромное количество друзей.

    В училище Виктор обзавелся большим количеством друзей. Ребята к нему относились по-доброму, не смеялись над его бедой, да и Виктор «…был великолепный товарищ, всегда отзывчивый и даже, насколько я помню, веселый, что придавало особенную трогательность его маленькой фигурке», – вспоминал впоследствии один из его соучеников

    С четырнадцати лет Виктор занимается только живописью. Обучать рисунку и живописи мальчика взялся преподаватель училища, Василий Васильевич Коновалов. Он же всячески старался расширить кругозор своего ученика.

    Несмотря на слабое здоровье и на постоянные боли в спине, Виктор решает связать свою жизнь с живописью.

    Одна из первых картин, написанная им в те годы и сохранившаяся до наших дней, «Окно» находится в Государственной Третьяковской Галерее.

    Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 «Окно» 1886Холст, масло. 62.5×47.2 см.Государственная Третьяковская галерея,Москва.

    В шестнадцать лет он бросает реальное училище и уезжает в Москву поступать в школу живописи и ваяния и в петербургскую Академию художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

    Он очень хочет продолжать свое обучение в Петербурге, но сырой питерский климат плохо влияет на его здоровье. Художник вынужден оставить Петербург.

    В Москве Виктор посещает кружок, где он встретил свою будущую жену художницу Елену Владимировну Александрову.

    После окончания школы Борисов-Мусатов жаждет продолжить свое художественное образование. Осенью 1895 года он отправляется в Париж и живет там до 1898 года.

    Эта поездка оказала на него огромное влияние. Он занимался в мастерской у прекрасного педагога Ф. Кормона, внимательно приглядываясь к тому, что происходило во французском искусстве. Особенно его интересовала живописная система импрессионистов и искания символистов.

    В 1898 году Борисов-Мусатов возвращается из Франции. Он полон знаниями и ему не терпится приступить к воплощению своих идей.

    Но где же взять натуру, где взять моделей? Позировать странному, похожему на доброго гнома художнику, хотя и сохранявшему в одежде и в облике парижскую элегантность, для многих провинциальных девиц – дело предосудительное! «Тоска меня мучит, музыкальная тоска по палитре, быть может.

    Где я найду моих женщин прекрасных? Чьи женские лица и руки жизнь дадут моим мечтам?»— пишет художник. И вот снова и снова мы видим на полотнах Борисова-Мусатова его любимую сестру.

    Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Фотоэтюд для картины «Одиночество».На снимке: Е.Э. Мусатова, сестра художника.

    • Вернувшись в Саратов, Борисов-Мусатов написал картину «Автопортрет с сестрой» (1898), в которой впервые обнаружилось его стремление представить реальный мир как напоминание о прекрасном мире прошлого, выразилась склонность к декоративизму, превращающему картину в подобие панно, и даже любовь к характерному сине-зеленому колориту.

    Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Автопортрет с сестрой Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Гобелен. 1901 год

    Правда, последующие попытки развить намеченное не сразу привели к успеху: картины «Осенний мотив» (1899), «Гармония» (1899-1900) выглядели как пышные изображения костюмированных сцен.

    Но вскоре он создал несколько произведений, которые принесли ему известность. Главными героями этих картин стали молодые женщины в старинных платьях на фоне барской усадьбы.

    Самые общие приметы старины нужны были художнику для того, чтобы передать свое элегическое чувство, питаемое размышлениями о невозвратно ушедшем прошлом.

    Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Изумрудное ожерелье Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Водоем. 1902 год

    В 1903 году состоялась свадьба Виктора Борисова-Мусатова и Елены Александровой. Елена Владимировна была для Мусатова не просто женой, она была другом, соратником, музой. Её изображение мы видим на многих работах мужа. Она помогала давать названия картинам.

    «Изумрудное ожерелье», «Призраки», «Парк погружается в тень», «Сон божества» – все эти названия были даны ею. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна, которая пойдет по стопам родителей. Окончит Ленинградское художественно-промышленное училище.

    Станет книжным графиком. Доживет до 1991 года.

    В год рождения дочери художник с семьей покидает Саратов и перебирается в Подольск, чтобы быть ближе к московской художественной жизни.

    Он тесно сошелся с литераторами-символистами, сплотившимися вокруг журнала «Весы» и воспринявшими Борисова-Мусатова как единомышленника — символиста в живописи. Многие молодые художники, такие как П. В. Кузнецов, М. С. Сарьян, Н. Н. Сапунов, Н. С. Уткин, А. Т.

    Матвеев, видели в нем своего идейного вождя. В начале 1904 г. работы Борисова-Мусатова были показаны в нескольких городах Германии, потом в Париже и вызвали восторженные отклики критиков.

    Мусатов усердно работает. В год создавал по 6-9 законченных полотен. Но его картины приходится по вкусу далеко не всем. Он мало выставляется, его картины редко покупают. Но зато его много критикуют или не говорят о нем вовсе. Но, к счастью, у него есть верные друзья.

    Близкие друзья семьи — Владимир Константинович и Надежда Юрьевна Станюкович. Владимир Станюкович напишет первую биографию друга, а Надежда Юрьевна часто позирует художнику.

    Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Весна Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Девушка с ожерельем

    Осень 1905 года Мусатов с семьей проводит в Тарусе на даче Цветаевых. Как и всегда, он много и плодотворно работает. Но внезапно 26 октября 1905 года Борисов-Мусатов скончался. Ему было 35 лет. За эту короткую жизнь он создал 77 картин, которые хранятся в 20-ти музеях.

    Борисова-Мусатова похоронили на берегу Оки, в том самом месте, которое он сам указал незадолго до смерти. Позднее на могиле поставили памятник работы его друга А. Т. Матвеева с изображением спящего мальчика.

    1. Источники:
    2. bibliotekar.ru
    3. pravmir.ru
    4. peoples.ru
    • История
    • Исторические персоны

    Источник: https://cont.ws/post/355996

    Художник Борисов-Мусатов

    ?

    ledi_oks (ledi_oks) wrote, 2014-07-28 20:48:00 ledi_oks ledi_oks 2014-07-28 20:48:00 Category: Автор — Galyshenka. Это цитата этого сообщенияХудожник Борисов-Мусатов.

    Борисов-Мусатов. Символист русской старины.

    Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (2 (14) апреля 1870 — 26 октября (8 ноября) 1905) остался в истории русского искусства одним из самых поэтичных и одухотворенных живописцев. Всё его наследие — это тихое, долгое, печальное сновидение. Природа полуденно-сонна или вечерне-утомлена, героини — то ли заколдованные девы, то ли сами тянущие нить заговоров между молитвами помещицы, то ли забытые драгоценные куклы…а может быть это образы душ давно умерших прекрасных дам. И всё это в атмосфере, которая источает летний аромат, которой хочется дышать. В дневниках Мусатова есть запись: «Мои помыслы — краски, мои краски — напевы». И еще: «Когда меня пугает жизнь, я отдыхаю в искусстве и в музыке» «Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики,» — говорил Андрей Белый. «Тончайшим и нежным горбуном» назвал он Борисова-Мусатова. Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 «Одиночество» или На балконе. Пастель. Серпуховский художественно-исторический музей, Серпухов В 1873 году в возрасте трех лет с Виктором Мусатовым произошел несчастный случай. Резвый, подвижной мальчик повредил себе спину, упав со скамейки. Этот ушиб вызвал хронический воспалительный процесс в позвоночнике. Родители болезненно переживали постигшее его несчастье. Они сделали все от них зависящее, чтобы добиться его излечения. Но ни в Москве, ни в Петербурге, куда отец возил мальчика, ничем не смогли помочь, и Виктор остался «с прекрасной, гордо взнесенной головой и горбатым туловищем»,— по словам одного из его биографов. «Был он болезненный, маленький, горбатенький человек с острой бородкой, — писал М. Добужинский, — очень изысканно одевался и носил золотой браслет». «Он был трогателен, мил и сердечен», — вспоминал близко друживший с Борисовым-Мусатовым И. Грабарь. Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Весна. 1898-1901. Холст, темпера. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Прогулка при закате. 1903. Холст, темпера. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Летняя мелодия. 1904-1905. Эскиз неосуществленной фрески изх цикла Времена года. Бумага, акварель, тушь, кисть, карандаш. Частное собрание Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Весенняя сказка. 1904-1905. Эскиз неосуществленной фрески из цикла Времена года. Бумага, акварель, графитный карандаш, перо, кисть. Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898 Осенний вечер. 1904-1905. Эскиз неосуществленной фрески из цикла Времена года. Бумага, акварель, графитный карандаш, перо, кисть. Сон божества. 1904-1905. Эскиз неосуществленной фрески из цикла Времена года. Бумага, акварель, перо, кисть. Гобелен. 1901. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея, Москва. Первой большой работой художника явился «Автопортрет с сестрой» (1898). Необычно композиционное построение картины — центральное место занимает задумчивая молодая девушка в старинном белом платье. Фигура самого художника срезана краем холста и будто выходит за его рамки. Автор использовал в картине сине-зеленоватый общий тон, который впоследствии будет определять колористический строй многих его произведений. Автопортрет с сестрой. 1898. Холст, масло, темпера. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Художник был безвозвратно влюблен в супругу своего товарища— Надежду Юрьевну Станюкович. Сопровождая мужа на Русско-турецкой войне она работала в госпитале и пережила глубокий нервный срыв после чего заболела и 21 августа 1905 года скончалась. «Меня поразил болезненный, измученный вид брата,— вспоминала его сестра Елена,— да и вообще перемена в лице была очень заметна». Мусатов хочет создать картину «Реквием» по умершей. 15 сентября он пишет М. Е. Букинику: «Ведь для меня она не умерла, потому что я художник. Нет, она даже живет теперь как-то ярче. И я ее напишу еще так, чтобы она навсегда не умерла и для него [В. К. Станюковича -его друга и мужа умершей]».Эта картина – лебединая песнь Борисова-Мусатова, его самое совершенное и высокое творение. Реквием. 1905. Бумага на картоне, акварель, черный карандаш, сангина. Государственная Третьяковская галерея, Москва В центре, несколько особняком, — женщина в платье, которое выделяется своей белизной даже среди светлых прозрачных одеяний остальных. Она резким движением оборачивается назад, нарушая плавный ритм шествия, приковывая к себе взгляд зрителя. Черты ее лица — черты Надежды Юрьевны Станюкович. С тяжелыми локонами, с застывшим взглядом, отрешенная от всех земных треволнений, почти тень живой женщины. Этот прекрасный, светлый и печальный женский образ присутствует здесь как воспоминание о безвременно ушедшей навеки. Слева — высокая дама с обнаженными плечами и веером в опущенных руках. Моделью для нее служила жена Мусатова. Остальные действующие лица играют роль равнодушных зрительниц и лишены, по сути, психологических характеристик. Они необходимы для создания ритмичной, декоративной композиции.

    Все продумано и гармонично: теплые тона — желтоватые и розовые ритмично чередуются с холодными — голубыми и синими. На втором плане — зеленовато-голубые купы деревьев. – это не реальный парк, на картине он словно встает в торжественном воспоминании».

    Ни в одной из его работ еще не выражались с такой силой самые сокровенные чувства: страстная жажда прекрасного в жизни и связанные с этим скорбь и надежда. «Реквием» не был вполне закончен. Так же как «Реквием» Моцарта, он стал реквиемом самому художнику. Изумрудное ожерелье. 1903-1904. Холст, масло, темпера. Государственная Третьяковская галерея, Москва «Изумрудное ожерелье» полно жажды жизни, ликования. Восемь женщин, одна за другой в парке, они то ли стоят, то ли идут, но какая устойчивость, уверенность в такой фронтальной композиции, а в красках — сколько нежности, гармонии, покоя! Такими картинами можно лечить неустойчивую психику современного человека. Венок васильков. 1905. Этюд. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Осенняя песнь. 1905. Бумага, пастель. Государственная Третьяковская галерея, Москва Художник смотрит с высокого берега Оки на желтые кроны берез, образующих справа и слева кулисы. В воде отражается холодное бледно-серое небо. Над широкой полосой покрытого поблекшей травой берега поднимается синий лес. Четкие горизонтали стволов контрастируют с мягкими плавными линиями опущенных, как бы усталых ветвей, создавая удивительный декоративный эффект. Замыкает композицию, придавая ей законченность, треугольник журавлиной стаи, черная цепочка, как бы прочерченная пером. Это одна из последних работ художника. Капуста. 1893. Этюд. Холст, масло. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева, Саратов Майские цветы. 1894. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Прогулка. 1901. Картон, темпера. Одесский художественный музей, Одесса Мотив без слов. 1900. Бумага на картоне, акварель, пастель, графитный карандаш. Государственная Третьяковская галерея, Москва В ожидании гостей. 1894. Бумага, тушь, гуашь. Государственная Третьяковская галерея, Москва Волга. Нижний Новгород. 1894. Бумага, гуашь. Государственная Третьяковская галерея, Москва Отблеск заката. 1904. Холст, темпера. Нижегородский художественный музей, Нижний Новгород Водоем. 1902. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея, Москва Круглый водоем — и две женщины, беседующие на берегу, но в водоеме ярко отражаются голубизна неба и белые облака. Вода написана с более высокой точки, а дамы — с более низкой. Синее платье гармонирует с голубизной неба, а белые облака — с белой кружевной накидкой дамы, стоящей боком. «Водоем» он писал для своей возлюбленной Надежды Юрьевны Станюкович., и она его приобрела. Ее похвала, вырвавшийся из ее груди восторг при виде картины «Водоем» были сильнее, чем какие-либо статьи критиков. Призраки. 1903. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея, Москва Усадебный дом и поместье Зубриловка. Бывшая усадьба князей Голицыных-Прозоровских. Фотография. В 1899 году художник Виктор Борисов-Мусатов написал управляющему усадьбой Н. В. Соколову письмо, с просьбой посмотреть старинное имение. Его просьба была удовлетворена и в 1901 году художник приехал в Зубриловку. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 году Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой — будущей женой. Его сестра Елена вспоминала: Глубокая осень в Зубриловке также увлекла брата по своим блеклым тонам красок умирающей природы… Возле дома, где он нас писал в солнечные летние дни, краски уже были печальные, серые, все гармонировало с темным осенним небом, покрытым тучами. Казалось, что и дом замер с окружающей его увядающей зеленью. Это и дало настроение брату написать картину — «Призраки»… Он лично пояснял нам, как я помню, будто с окончанием жизни опустевшего помещичьего дома — «все уходило в прошлое», как изображены им на первом плане картины удаляющиеся призрачные фигуры женщин. Эти две поездки в усадьбу нашла отражение в работах «Гобелен» (1901), «Прогулка при закате» (1903), «Призраки» (1903), «Сон божества» (1904—05).

      Усадьба. 1902. Холст, масло. Краснодарский краевой художественный музей им. Ф.А.Коваленко, Краснодар На террасе. 1903. Дама в голубом. 1902. Бумага на холсте, акварель, пастель. Государственная Третьяковская галерея, Москва Сидящая женщина. 1899. Этюд к картине Гармония. Воронежский областной художественный музей им. И.Н.Крамского, Воронеж Окно. 1886. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Дама в саду. 1903. Пруд. Начало 1900-х. Этюд к картине Дафнис и Хлоя. Бумага, акварель На балконе в Тарусе. 1905. Куст орешника. 1905. Бумага, акварель, пастель. Государственная Третьяковская галерея, Москва

      Это одна из последних работ художника Ранняя осень любви умирающей. Тайно люблю золотые цвета Осени ранней, любви умирающей. Ветви прорваны, аллея пуста, В сини бледнеющей, веющей, тающей Странная тишь, красота, чистота…

      • стихотворение Валерия Брюсова «Ранняя осень», написанное за месяц до пейзажа Мусатова

      «Дама в голубом» 1904

        Девушка в ожерелье. 1904. Этюд к картине Изумрудное ожерелье. Холст, масло. Частное собрание Женщина в голубом. 1905. Бумага, пастель. Национальная галерея Армении, Ереван Портрет дамы. 1902. Холст, акварель, пастель, гуашь. Частное собрание Осенний мотив. 1901. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства, Киев Кавалер, читающий стихи. 1899. Этюд к картине Гармония. Холст, темпера. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева, Саратов Терраса. 1903. Частное собрание Мальчик с собакой. 1895. Холст, масло. Харьковский государственный музей изобразительных искусств, Харьков У реки. 1894. Этюд. Холст, масло. Курская государственная картинная галерея им. А.А.Дейнеки, Курск Дерево. Этюд. Холст, масло. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева, Саратов Спящая девушка. 1890-е. Бумага цветная, пастель. Астраханская областная картинная галерея им. Б.М. Кустодиева, Астрахань Дама у гобелена (Портрети Н.Ю.Станюкович). 1903. Бумага, пастель. Государственная Третьяковская галерея, Москва Портрет Надежды Юрьевны Станюкович. 1903. Этюд к неоконченному портрету из ГРМ. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Девушка с агавой. 1897. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Гармония. 1900. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея, Москва Девушка в желтой шали. 1903-1904. Этюд к картине Изумрудное ожерелье. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва Осенний мотив. 1899. Холст, масло. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева, Саратов За вышиванием. 1901. Холст, темпера. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Капуста и ветлы. 1894. Холст на картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва «Колокольчики» 1903 Борисов-Мусатов, увлекаясь фотографиеей, сам снимал портретные этюды. Моделями часто избирались близкие художника: сестра Елена, знакомые девушки, их подруги. Часть этих фотоэтюдов послужила основой для живописных и графических произведений. Счастливым стал для художника день, когда его знакомая подарила ему целый сундук старинных платьев, юбок с кринолинами, шалей, кружев и т.п. Стало легче воплощать свои видения, мечтания о прошлом. Борисов-Мусатов, как и Блок, ощущал не просто время, но и его будущую жестокость, агрессивность. Он хотел жить тем, что дорого,— образами тургеневских девушек, Татьяной Лариной, ими он грезил, они стали его героинями. А действие он переносил не только в XIX век, но и дальше, вглубь, к XVIII веку. Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское. Фотография. Фотоэтюд к картине «Спящая девушка». На снимке: Ю.Ю. Домбровская. Фотоэтюд для картины «Одиночество». На снимке: Е.Э. Мусатова, сестра художника. Фотоэтюд для картины «Портрет сестры. Девушка с розами». На снимке: Е.Э. Мусатова. Праздник зеленого маскарада. Фотография. Праздник зеленого маскарада. Фотография, раскрашенная Борисовым-Мусатовым. Фотоэтюд. На снимке: Ю.Ю. Домбровская. Фотоэтюд к картине «Последний луч». На снимке: Ю.Ю. Домбровская. Неизвестная на диване. Анна Иеронимовна Воротынская (?) Фотография. Е.Э. Мусатова на террасе. Фотография. Фотоэтюд. На снимке: М. Ягодская. Е.Э. Мусатова в старинном платье. Фотография. Е.Э. Мусатова и Е.В. Александрова на фоне пруда. Фотография. Фотоэтюд. На снимке: Н.Ю. Станюкович. Натурщицы в старинных костюмах. Фотография. Последние месяцы своей жизни художник провел в Тарусе по приглашению искусствоведа И.В. Цветаева, где поселился вместе с семьей на снимаемой Цветаевым даче «Песочная». Гуляя и любуясь окрестными пейзажами, он как-то раз в шутку сказал, что хотел бы быть похоронен здесь, на берегу Оки. Кто бы мог подумать, что жизнь художника внезапно оборвется в 35 лет. В.Э. Борисов — Мусатов скончался 26 октября 1905 года. Он был похоронен, как завещал, на высоком берегу Оки, на кладбище у Вознесенской горы.

        В 1911 году на его могиле было установлено надгробие, созданное его другом известным скульптором А.Т. Матвеевым и являющееся одной из наиболее интересных работ этого мастера.

        На постаменте красного гранита в форме параллелепипеда покоится вырезанная фигура мальчика – подростка, напоминание о том, как когда-то Мусатов пытался спасти тонувшего ребенка, которого, несмотря на все усилия, не удалось оживить.

        На торцевой стороне постамента надпись «1870 — 1905», спереди постамента надпись «Борисов — Мусатов» и изображение православного креста.

        Борисов-Мусатов явился непосредственным предшественником художников «Голубой розы», которых объединяло, в частности, глубокое уважение к его наследию. Небольшое дополнение о месте захоронения Борисова-Мусатова. В непосредственной близости от могилы Мусатова, рядом на берегу лежит валун, на котором коротко написано, что здесь хотела бы лежать Марина Цветаева. ogis.sgu.ru/ogis/newsrad/musatov/tarusa

        territa.ru; www.sch1262.ru/tarusa/borisov; forum.rozamira.ws; homecable.ru; wikipedia.org

        Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

        Источник: https://ledi-oks.livejournal.com/779591.html

        Читать онлайн Виктор Борисов Мусатов страница 3. Большая и бесплатная библиотека

        Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        Девушка с агавой. 1897

        Государственная Третьяковская галерея, Москва

        Непосредственное знакомство с французскими импрессионистами естественно укрепило уверенность Борисова-Мусатова в верности того пути, который он начал еще в Маках в саду и Майских цветах. Но, когда Борисов-Мусатов попал в Париж, самым мощным направлением в художественной жизни Франции был символизм, воплощавший себя в изобразительном искусстве в стилистике модерна.

        Борисов-Мусатов был буквально очарован монументальным искусством провозвестника этого стиля Пьера Пюви де Шаванна, познакомился он и с творчеством таких его представителей, как мастера группы «Наби», и, думается, с произведениями Поля Гогена.

        И, наконец, японское искусство, которым были увлечены и «набиды», и Гоген, в полной мере в Париже открылось ему через деятельность Самуэля Бинга.

        Как раз во время приезда Борисова-Мусатова в Париж этот предприниматель, неутомимый пропагандист японского искусства в декабре 1895 года открыл чрезвычайно популярный среди художников-новаторов салон «Ар нуво Бинг», причем слова «ар нуво» стали термином, обозначившим модерн во Франции. Примечательно, что в тот же день рядом с салоном открылась выставка японского искусства.

        Нельзя себе представить, что Борисов-Мусатов не побывал у Бинга — известно, что он привез из Парижа гравюры Хокусаи и Утамаро[ Там же, с. 51.].

        Подытоживая впоследствии свои парижские впечатления, художник рассказывал: «Мои художественные горизонты расширились, многое, о чем я мечтал, я увидел уже сделанным, таким образом, я получил возможность грезить глубже, идти дальше в своих работах»[ Там же, с. 41.].

        Но не только искусство Франции, а через Францию и Японии познавалось художником. В Мюнхене учились его товарищи по Академии Дмитрий Кардовский, Игорь Грабарь, Марианна Веревкина. И они приезжали в Париж, и Борисов-Мусатов побывал в Мюнхене в 1897 и в 1898 годах.

        Но немецкий югендстиль, видимо, не заинтересовал его. Надо сказать, что и при всей увлеченности модерном и символизмом французского толка, художник не сразу решился взять их на вооружение.

        Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        Агава. 1897

        Государственная Третьяковская галерея, Москва

        Правда, художник попробовал поступить в мастерскую Пюви де Шаванна, что иронично описал в письме к матери: «Я все время боялся, что к моему приезду он возьмет да помрет, ведь ему уже за семьдесят. Но он сделал хуже — женился и перед свадьбой закрыл свое ателье.

        По приезде сюда я разыскал квартиру этого новобрачного и явился к нему в девять утра. Я застал его в бледно-сиреневом халате и высказал ему свое желание. И он хотя и проникся чувством уважения к моему стремлению, но все-таки заявил, что уже больше учеников не имеет»[1 Цит.

        по: А.А. Русакова. Борисов-Мусатов, с. 40.]. Это произошло на второй год пребывания Борисова-Мусатова в Париже, после летних каникул, проведенных в Саратове.

        Узнав, что русский молодой художник учится у Кормона, Пюви де Шаванн посоветовал ему продолжать занятия в той же мастерской.

        Что касается живописи, то в ней Борисов-Мусатов поначалу хотел освоить в полной мере принципы импрессионизма. Его заботила проблема изображения обнаженного тела в пленэре. В Саратове он в 1896-1898 годах создал целую серию обнаженных мальчиков-натурщиков на фоне зелени.

        В них художник увлечен передачей рефлексов на теле, их изменчивости в солнечный день. Любопытно, что первый этюд такого рода — Мальчик с собакой — был написан Борисовым-Мусатовым еще, видимо, до поездки в Париж в 1895 году, а завершил эту серию Мальчик около разбитого кувшина.

        По цветовому решению, по упоению солнцем, по характеру мазка, близкому к мазку французских импрессионистов, эта работа ничем не отличается от серии тех этюдов, которые Борисов-Мусатов писал в Саратове, во время летних отлучек из Парижа.

        Кстати, тогда же был написан и этюд Дерево (1896-1898), который по уровню мастерства обоснованно сопоставлялся с Сиренью на солнце Моне[1 О.Я. Кочик. Живописная система В.Э. Борисова-Мусатова. М., 1980, с. 54.].

        Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        Портрет сестры, Елены Эльпидифоровны Борисовой-Мусатовой. 1900. Рисунок Саратовский художественный музей

        Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        Автопортрет с сестрой. 1 898

        Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

        Создававшиеся как этюды для изучения взаимодействия натуры с солнечным светом, «мальчики» Борисова-Мусатова вместе с тем были наполнены образно. Не случайно рядом с ними вспоминаются этюды Александра Иванова.

        Учитывая поэтическую природу дарования Борисова-Мусатова, его стремление к возвышенному идеалу, нельзя не согласиться с утверждением, что «ранние мусатовские «мальчики» кажутся некоторой вариацией эстетического воплощения того же гармонического идеала человеческого бытия, что и Пейзажи с мальчиками Александра Иванова»[ М.Г. Неклюдова. Традиции и новаторство в русском искусстве конца XIX — начала XX века. М» 1991, с. 232.].

        Во время летних пребываний в Саратове в 1896-1898 годах, когда прерывалась работа над рисунком в мастерской Кормона, Борисова-Мусатова буквально преследовала мысль о создании масштабной картины. Элементы картинности появились уже в портрете сестры Елены Эльпидифоровны Мусатовой (1896), которая часто позировала художнику.

        В этюде Девушка с агавой (1897) в классической системе импрессионизма написан фон переплетающимися узкими полосками зеленого и желтого цвета, а горшок с агавой и профиль Елены Мусатовой отмечены четкостью контура и пластической вещественностью.

        Правда, этюды к картине, в целом не выходящие за пределы импрессионистической системы, все же показывают некоторые попытки выйти за пределы ее. Лучший из них, безусловно, Агава (1897). Написав цветок густой красочной массой, пластично, Борисов-Мусатов выдвинул его резко вперед, срезав листья краями холста.

        В композиции, где предмет несколько опрокинут на зрителя, можно усмотреть и влияние Сезанна (его тоже во Франции видел русский художник). Но за цветком открывается бездонный мир, заставляющий вспомнить решение пространства в Ветке Александра Иванова. Отдельный предмет — агава — словно становится частью макрокосма.

        Здесь предвосхищены и последующие искания Петрова-Водкина с его идеей сферической перспективы. И это неудивительно, ведь уроженец Саратовской губернии Петров-Водкин очень высоко ценил искусство своего, в какой-то степени, земляка.

        Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        Осенний мотив. 1899

        Саратовский художественный музей

        В 1898 году закончилось время учебы у Кормона. Весной у Борисова-Мусатова обострилась болезнь позвоночника, он вынужден был перенести тяжелую операцию, после которой для восстановления здоровья уехал на юг Франции.

        Когда художник возвращался в Россию через Германию, в Мюнхене его встретил Игорь Грабарь и так рассказывал об этой встрече в автомонографии Моя жизнь: «Маленький, горбатый, с худощавым бледным лицом, светлыми волосами ежиком и небольшой бородкой, — он был трогателен, мил и сердечен.

        Мы все его любили, стараясь оказывать ему всяческое внимание, и только подшучивали над его ментором Кормоном. Мусатов всецело был тогда во власти импрессионистов… В то время никто из нас не мог себе представить, да и он сам не знал, во что выльется его дальнейшее искусство, скованное тогда импрессионизмом»[ Цит. по: М. Дунаев. Указ, соч., с.

        80.]. Думается, что, говоря о «скованности импрессионизмом», Грабарь был не прав: ведь и Девушка с агавой, и Агава уже предвещали скорый отход художника от чисто импрессионистической системы.

        Заехав в Дрезден для осмотра Дрезденской галереи, Борисов-Мусатов из-за безденежья должен был вернуться в Саратов, хотя его влекла Москва, «красивый город удивительно. Даже таких в Европе нет»[ Цит. по: А.А. Русакова. Борисов-Мусатов, с. 49.].

        К тому же за время отсутствия Борисова-Мусатова художественная жизнь Москвы преобразилась. Символизм укрепил свои позиции в литературе. Передвижники перестали определять лицо русского изобразительного искусства.

        Зато в полную мощь своего дарования работали Левитан, Серов и Врубель, который не мог не потрясти воображения Борисова-Мусатова. А Левитан и Серов, кроме того, преподавали в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, вытесняя оттуда ту рутину, с которой он не мог смириться в свое время.

        У Серова уже учился товарищ Борисова-Мусатова Николай Ульянов и саратовские поклонники мусатовского творчества, его молодые друзья Павел Кузнецов, Петр Уткин, Кузьма Петров-Водкин.

        Конечно же, в Москве Борисов-Мусатов должен был узнать и о «Выставке русских и финляндских художников», которую организовал в Петербурге за несколько месяцев до его прибытия в Россию Сергей Дягилев и которая положила начало возникновению общества «Мир искусства».

        Источник: https://dom-knig.com/read_187566-3

        «Автопортрет с сестрой» Виктор Борисов-Мусатов, 1898 год

        Вернуться к списку Автопортрет с сестрой, В. Э. Борисов-Мусатов, 1898

        «Когда меня пугает жизнь, я ухожу в искусство, и кажется мне, что я на необитаемом острове, и никакой действительности не существует». Это слова Виктора Борисова-Мусатова — художника, которого называли вдохновенным певцом фантазии. Его картины исполнены красоты и изящества, которых судьба жестоко лишила самого живописца.

        В 1873-м году, в возрасте трех лет, маленький Виктор получил тяжелую травму позвоночника. Последствия несчастного случая были ужасны: у мальчика начал расти горб.

        Проблемы со здоровьем у Борисова-Мусатова не прекращались в течение всей жизни, но увечье наложило не меньший отпечаток и на характер будущего художника.

        С самых ранних лет у него проявлялась склонность к одиночеству, замкнутости и мечтательности. В тиши уединения Виктор начал рисовать.

        Неустроенность окружающей действительности, мечта о совершенном, гармоничном мире, стремление укрыться в идеальной стране, созданной воображением: на рубеже XIX-XX веков подобные настроения захватили многих представителей русской художественной интеллигенции. Борисов-Мусатов также не принимал современные ему реалии, и в своем творчестве обращался к образам прошлого, но прошлого без четких исторических границ и признаков. «Это просто красивая эпоха», — говорил сам художник.

        Картину «Автопортрет с сестрой» (1898) Борисов-Мусатов написал, вернувшись в родной Саратов из Парижа, где он занимался в частной художественной школе Фернана Кормона и знакомился с художественными исканиями импрессионистов и символистов. Но уже в этом первом крупном произведении Борисова-Мусатова продемонстрировано стремление освободиться от каких-либо влияний и идти своим путем.

        «Автопортрет с сестрой» — картина, не имеющая аналогов в русском портретном искусстве по своему композиционному построению. Центральное место автор отводит задумчивой молодой девушке в старинном белом платье — своей младшей сестре, четырнадцатилетней Елене. Себя же художник изображает сбоку.

        Его фигура, срезанная краем холста, словно не помещается и уходит за пределы картины.

        Почему Борисов-Мусатов поступил так? Хотел ли он создать ощущение жизненности, как будто случайно увиденной сцены? Или же стремился спрятать собственный облик, скрыть свою жизнь и несчастье от других? Мы никогда не узнаем этого: художник работал тайно, никому не показывая своих этюдов и эскизов и даже не говоря о них. Не потому ли и пейзаж на картине создает ощущение отчужденности, обособленности людей в тихом уголке сада от всего остального, чуждого им мира? Где-то там, за этими стоящими стеной деревьями, время стремит свой бег, а здесь оно остановилось…

        С «Автопортрета с сестрой» начался яркий, но, увы, трагически короткий творческий путь Борисова-Мусатова. Художника, глядя на полотна которого, по утверждению его современников, «начинаешь верить в мир потусторонних существ с их призрачной радостью и призрачной, примиренной печалью».

        Пресс-служба Русского музея347-87-21

        press@rusmuseum.ru

        Портрет Анны Павловой. Валентин СеровИван ШишкинДомовый храм Архистратига Михаила«Масленица» Борис Михайлович Кустодиев«Русская зима» Никифор Крылов

        Источник: http://cityguidespb.ru/iskusstvo/kartiny-i-istorii/929-avtoportret-s-sestroy-viktor-borisov-musatov-1898-god.html

        Автопортрет с сестрой. Борисов-Мусатов

        • Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов
        • «Автопортрет с сестрой»
        • 1898 год
        • Государственный Русский музей , Санкт-Петербург

        Среди мастеров, работавших на рубеже двух веков, Борисов-Мусатов является одной из самых оригинальных творческих индивидуальностей. Романтик, мечтатель, он в эпоху великих потрясений грезил о тихой, полной созерцания жизни, лишенной тревог и волнений.

        Борисов-Мусатов занимался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и некоторое время в Академии художеств. Большую роль в формировании его творчества сыграло пребывание в Париже, где он работал в мастерской Ф.Кормона.

        В современном западном искусстве, многоликом и пестром, наиболее близкой Борисову-Мусатову оказалась живопись импрессионистов, П. Пюви де Шаванна, символистов.

        Первые работы художника, созданные по возвращении из Парижа, — пленэрные этюды пейзажа и фигур на солнце, в которых видно стремление показать свежесть и живописную красоту природы, изменение ее красок под воздействием воздуха и солнца.

        В дальнейшем произведения Борисова-Мусатова делаются более условными и надуманными, натура предстает в них несколько деформированной, подчиненной заранее поставленной задаче создания монументально-декоративного произведения.

        В «Автопортрете с сестрой», написанном в Саратове, где родился и жил художник, уже заметно сказалось появившееся у него двойственное отношение к миру. С определенной конкретностью изображает Борисов-Мусатов свою невысокую горбатую фигуру, суровое выразительное лицо, четкий профиль и блестящие, гладко зачесанные волосы сестры Лены — его неизменной натурщицы в эти годы.

        Столь же вещественно переданы самоварный столик с мраморной доской, на котором разбросаны чудесные свежие розы, кадка с зеленой агавой. Иначе, условно и декоративно, написаны фруктовые деревья. Примечательно, что на девушке не ее обычное платье, которое носили в те годы, а старинного покроя, сшитое специально по желанию художника.

        Картина решена в приемах импрессионистической пленэрной живописи и построена на тончайших градациях мягко сгармонированных светлых тонов.

        Особенно красиво написано пышное белое платье, легкое и воздушное, богатое голубыми, розовыми и желтоватыми рефлексами. В «Автопортрете с сестрой» проявилось замечательное колористическое дарование мастера, его стремление к лирическому воплощению образов.

        Искусство Борисова-Мусатова оказало значительное влияние на русскую живопись 1900-х годов, и прежде всего на творчество мастеров, объединившихся в 1907 году на выставке «Голубая роза» (П.В. Кузнецов, П.С. Уткин, Н.Д. Милиоти и другие).

        Автор сочинения: Рыженко Елена

        Источник: http://design-kmv.ru/opisanie-kartin/avtoportret-s-sestroj-borisov-musatov.html

        Виктор Борисов-Мусатов

            Только подлинные поэты владеют даром втягивать в заколдованный круг своих капризных и властных хотений, и Мусатов был, несомненно, подлинным поэтом.       И. Грабарь

        Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов  родился 2 апреля 1870 года в Саратове, в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожником.  Родители безумно любили своего сына. Когда мальчику исполнилось 3 года, случилась трагедия. Мальчик упал со скамейки, получив тяжелейшую травму позвоночника. В результате травмы у него стал  расти горб. Но несчастье  не отняло у ребенка ни любви к жизни, ни энергии.  Несмотря на внешний изъян, Витя рос общительным и живым ребенком. Этому способствовала безграничная родительская любовь. Мальчик любил мечтать, побродить в одиночестве, увлекся рисованием.

           В шесть лет он начал рисовать. В одиннадцать стал учеником  второго класса Саратовского реального училища  и  художественных классов при саратовском Радищевском музее. Мальчику нравилось учиться, особенно любил  черчение и рисование.  В училище у него появилось огромное количество друзей.

        Окно

           С четырнадцати  лет Виктор занимается  только живописью.  Обучать рисунку и живописи мальчика взялся преподаватель училища, Василий Васильевич Коновалов. Он же всячески старался расширить кругозор своего ученика.

        Несмотря на слабое здоровье и на постоянные боли в спине, Виктор решает  связать свою жизнь с живописью.

        Одна из первых картин, написанная им в те годы и сохранившаяся до наших дней, «Окно» находится в Государственной Третьяковской Галерее.

        • Мальчик с собакой
        • Девушка, освещенная солнцем
        • Агава

            В шестнадцать лет он  бросает реальное училище и уезжает в Москву поступать в школу живописи и ваяния и в петербургскую Академию художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

        Он очень хочет продолжать свое обучение в Петербурге, но сырой питерский климат плохо влияет на его здоровье. Художник вынужден оставить Петербург.

        В Москве Виктор посещает кружок, где он встретил свою будущую жену художницу  Елену Владимировну Александрову.

        Сидящий мальчик

           После окончания школы  Борисов-Мусатов жаждет  продолжить свое художественное образование. Осенью 1895 года он отправляется в Париж.

           Борисов-Мусатов живет в Париже до 1898 года.

           Эта поездка оказала на него огромное влияние. Он  занимался в мастерской у прекрасного педагога  Ф. Кормона,  внимательно приглядываясь к тому, что происходило во французском искусстве. Особенно его интересовала живописная система импрессионистов и искания символистов.

        1. Автопортрет с сестрой
        2.    Вернувшись в Саратов, Борисов-Мусатов написал картину «Автопортрет с сестрой» (1898), в которой впервые обнаружилось его стремление представить реальный мир как напоминание о  прекрасном мире прошлого, выразилась склонность к декоративизму, превращающему картину в подобие панно, и даже любовь к характерному сине-зеленому колориту.

           Правда, последующие попытки развить намеченное не сразу привели к успеху: картины «Осенний мотив» (1899),  «Гармония» (1899-1900) выглядели как пышные изображения костюмированных сцен.

        Но вскоре он создал несколько произведений, которые принесли ему известность. Главными героями  этих картин стали молодые женщины в старинных платьях на фоне барской усадьбы.

        Самые общие приметы старины нужны были художнику для того, чтобы передать свое элегическое чувство, питаемое размышлениями о невозвратно ушедшем прошлом.

        • Цветущие вишни
        • Весна

           В 1903 году состоялась свадьба Виктора Борисова-Мусатова и Елены Александровой. Елена Владимировна стала для Мусатова не просто женой, она стала его другом, соратником, музой. Мы  можем увидеть её на многих работах художника. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна.

           В этом же году художник  с семьей покидает Саратов и перебирается в Подольск, чтобы быть ближе к московской художественной жизни.

        Он тесно сошелся с литераторами-символистами, сплотившимися вокруг журнала «Весы» и воспринявшими Борисова-Мусатова как единомышленника — символиста в живописи. Многие молодые художники, такие как П. В. Кузнецов, М. С. Сарьян, Н. Н. Сапунов, Н. С. Уткин, А. Т.

        Матвеев, видели в нем своего идейного вождя. В начале 1904 г. работы Борисова-Мусатова были показаны в нескольких городах Германии, потом в Париже и вызвали восторженные отклики критиков.

        1. Две дамы
        2. Гармония
        3. За вышиванием
        4. Осенний мотив

           Мусатов усердно работает. В год создавал по 6-9 законченных полотен. Но его картины приходится по вкусу далеко не всем. Он мало выставляется, его картины редко покупают. Но зато его много критикуют или не говорят о нем вовсе. Но, к счастью, у него есть верные друзья. 

           Близкие друзья семьи —  Владимир Константинович и Надежда Юрьевна Станюкович. Владимир Станюкович напишет первую биографию друга, а Надежда Юрьевна часто позирует  художнику.

        • Дама в голубом
        • Водоем
        • Колокольчики
        • На террасе
        • Девушка в ожерелье
        • Изумрудное ожерелье
        • Аллея
        • Женщина в голубом платье
        • Венки васильков
        • Реквием
        • Осенняя песнь
        • Девушка с агавой
        • Гобелен
        • Прогулка при закате
        • Одиночество

           Осень 1905 года Мусатов с семьей проводит в Тарусе на даче Цветаевых. Как и всегда, он много и плодотворно работает. Но внезапно 26 октября 1905 года Борисов-Мусатов скончался. Ему было 35 лет. За эту короткую жизнь он создал 77 картин, которые хранятся в 20-ти музеях.

           Борисова-Мусатова похоронили на берегу Оки, в том самом месте, которое он сам указал незадолго до смерти. Позднее на могиле поставили памятник работы его друга, А. Т. Матвеева, с изображением спящего мальчика.

        Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43689928461/next

        Читать

        Михаил Киселев

        Виктор Борисов-Мусатов

        • Белый город
        • Москва, 2001
        • Автор текста Михаил Киселев Руководители проекта:

        А. Астахов, К. Чеченев Ответственный редактор Н. Надольская Редактор Н. Борисовская Верстка: Е. Сыроквашина С. Новгородова, Корректоры:

        Ж. Борисова, А. Новгородова Ретушь слайдов: Н. Путилова

        В издании использованы материалы, предоставленные М. Мезенцевым

        Отпечатано в Италии

        Среди блестящей плеяды русских художников Серебряного века Виктору Эльпидифоровичу Борисову- Мусатову принадлежит одно из первых мест. Вместе с Михаилом Врубелем он стал крупнейшим представителем символизма в изобразительном искусстве России.

        Виктор Эльпидифорович родился в 1870 году в Саратове в семье железнодорожного служащего Эльпидифора Борисовича Мусатова.

        Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов (его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов).

        Видимо, его судьба была особой гордостью Мусатова: ведь дед, доживший до девяноста пяти лет, еще будучи крепостным, владел крупной водяной мельницей в селе Хмелевка близ Саратова. А отец, бывший камердинер помещика А.А. Шахматова, до двадцати двух лет неграмотный, дослужился до бухгалтера железной дороги Саратов — Тамбов.

        Автопортрет. 1904-1905.

        Рисунок Государственная Третьяковская галерея, Москва

        Цветы. Этюд. 1894

        Саратовский художественный музей

        В 1873 году маленький Мусатов, упав со скамейки, получил травму позвоночника. В результате он стал горбуном, более того, его постоянно беспокоили хронические воспаления позвонков. Конечно, полученное физическое несовершенство не могло не мучить Мусатова. Но он не стал мизантропом. Все, кто общался с ним, отмечали его доброту, отзывчивость, неравнодушие к чужим страданиям.

        Уже в шесть лет у мальчика проявилась страсть к рисованию. Она была поддержана отцом, охотно покупавшим сыну карандаши и краски, а затем в Саратовском реальном училище учителем рисования Федором Васильевым. В 1883 году в училище был приглашен недавний выпускник Академии художеств Василий Коновалов.

        Сам мастер незначительный, он оказался хорошим педагогом: недаром он был учеником Павла Чистякова. Именно он в 1884 году уговорил родителей Мусатова разрешить мальчику покинуть реальное училище и заниматься только живописью.

        Тем более, что художник создал у себя дома своеобразный кружок, участники которого рисовали гипсы, а по воскресеньям и праздникам писали маслом. Здесь велась и большая работа по самообразованию: Мусатов очень быстро изучил письма Ивана Крамского, статьи Василия Перова, эстетику Ипполита Тэна, Готхольда Эфраима Лессинга, Фридриха Гегеля.

        А в 1887 году на основе кружка было создано Саратовское общество любителей изящных искусств, согласно уставу которого кружок был официально переименован в Студию живописи и рисования Общества изящных искусств.

        Окно. 1886

        Государственная Третьяковская галерея, Москва

        Оживление художественной жизни Саратова было обусловлено еще одним важным событием. 29 июня 1885 года открылся основанный внуком Александра Радищева, замечательным пейзажистом Алексеем Боголюбовым, Радищевский музей.

        Именно там Мусатов впервые соприкоснулся с подлинной живописью. А в Обществе изящных искусств появился к тому времени еще один преподаватель, выпускник миланской Академии художеств итальянец Гектор Павлович Сальвини-Баракки.

        Не от него ли получил Мусатов интерес к технологии живописи?

        От пребывания у Коновалова до нас дошло лишь одно живописное произведение Мусатова — Окно (1886), в котором запечатлен сад мусатовского дома в Саратове.

        Исследователи творчества художника достаточно сдержанно оценивают эту работу, отмечая тщательную выписанность предметов и даже некоторый фотографизм в изображении[1 А.А. Русакова. Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. 1870 — 1905. Л.-М., 1966, с. 11 (далее: А.А. Русакова. Борисов-Мусатов); М. Дунаев. В.Э.

        Борисов- Мусатов. М., 1993, с. 21-22; 8. Борисов- Мусатов. Из собрания Государственной Третьяковской галереи. Автор-составитель И.М. Гофман. М., 1989, с. 3-4.].

        Но попробуем всмотреться в картину, и мы увидим, что в передаче растений, как бы заглядывающих в окно, есть ощущение некой таинственной жизни, достигаемое ритмической игрой их очертаний,готовых сложиться в извилистые причудливые орнаменты, словно предвещающие грядущее обращение Мусатова к стилю модерн.

        В лодке. 1892-1894

        Саратовский художественный музей

        Капуста. 1893

        Саратовский художественный музей

        В 1890 году будущий художник поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Однако училище его разочаровало. Владимир Маковский, Николай Неврев, Клавдий Лебедев, Евграф Сорокин не могли дать Мусатову ничего принципиально нового, чего он не получил бы в Саратове.

        Единственная прогрессивная мастерская, где поощрялись поиски учеников, была у Поленова, но он руководил старшим классом. Но все же в Москве находилась Третьяковская галерея, в Москве работали мастера, прокладывающие новые пути в живописи, — Исаак Левитан, Валентин Серов, Константин Коровин, Михаил Нестеров.

        Тем не менее Мусатов решил продолжить образование в петербургской Академии художеств, куда подал прошение за подписью «Борисов-Мусатов».

        Отныне он так и подписывал свои работы. В Академию Борисов-Мусатов попал без труда, но столкнулся там с той же рутиной, что и в московском училище. Однако в Петербурге его удерживала частная мастерская Павла Петровича Чистякова, которую он начал посещать сразу же по приезде в столицу.

        Большим событием в жизни Борисова-Мусатова стало его знакомство с Николаем Ге, приехавшим в 1893 году в Петербург. Необычность трактовки евангельских тем, смелость живописных исканий не могли не увлечь молодого художника. Он даже задумал писать композиции на религиозную тематику. Но дальше зарисовок в альбоме дело не пошло.

        Маки в саду. Этюд. 1894

        Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

        Молебен на станции железной дороги. Этюд. 1894

        Государственная Третьяковская галерея, Москва

        Темы, за которые брался Те, не были созвучны ни темпераменту, ни мироощущению Борисова-Мусатова.

        Еще удерживал Борисова-Мусатова в Петербурге Эрмитаж с его коллекцией классического искусства. Но внезапное обострение болезни позвоночника и настояния врачей вынудили его покинуть Петербург.

        После отдыха в Саратове в 1893 году Борисов-Мусатов восстановился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В училище он возвращался неохотно: по его мнению, там мало что изменилось. Из преподавателей только Василий Дмитриевич Поленов поддерживал искания молодого художника.

        «Никто, как Вы, не заслужили такого доверия в стремлении поддержать молодежь», — спустя годы писал ему в письме Борисов-Мусатов[1 Письмо к Н.В. и В.Д. Поленовым от 1 9 декабря 1 904 года. — В кн.: Мастера искусства об искусстве. М., 1970, т. 7, с. 319.].

        Но в 1894 году Поленов покинул училище, и на его место пришел Константин Савицкий, усмотревший в Борисове-Мусатове прямо-таки «опасного ученика». Но именно тогда его творчество приобрело подлинную самостоятельность.

        Источник: https://www.litmir.me/br/?b=571236&p=4

        Борисов-Мусатов, Виктор Эльпидифорович — это… Что такое Борисов-Мусатов, Виктор Эльпидифорович?

        Ви́ктор Эльпидифо́рович Бори́сов-Муса́тов (2 (14) апреля 1870 — 26 октября (8 ноября) 1905) — русский художник, живописец, мастер символических изображений «дворянских гнёзд»[1].

        Содержание

        • 1 Биография
        • 2 Основные работы
        • 3 Галерея
        • 4 Примечания
        • 5 Ссылки

        Автопортрет с сестрой, 1898, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

        Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожным служащим. Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов — его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.

        В 1873 году, в возрасте трёх лет, Виктор, неудачно упав со скамейки, получил тяжелую травму позвоночника. В результате этого несчастного случая у него начал расти горб; проблемы со здоровьем не прекращались у художника в течение всей его жизни.

        В 1890-х учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в петербургской Академии художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

        Учился также в студии Ф. Кормона в Париже. Был близок художникам «Мира искусства».

        С 1898 год жил в основном в Саратове и в имениях Слепцовка или Зубриловка Саратовской губернии, а с 1903 — в Подольске и Тарусе.

        В работах «Гобелен» (1901), «Прогулка при закате» (1903), «Призраки» (1903), «Сон божества» (1904—1905) Борисов-Мусатов запечатлел зубриловские постройки.

        Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября (8 ноября) 1905. Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник работы его однокашника-саратовца скульптора А. Т. Матвеева.[2]

        Основные работы

        • Автопортрет с сестрой,
        • Встреча у колонны,
        • Гобелен, 1901;
        • Весна, 1901;
        • Водоём, 1902;
        • Призраки, 1903;
        • Изумрудное ожерелье, 1903—1904
        • Осенняя песнь, 1905

        Галерея

        Примечания

        1. «Матвеева приводило в ярость определение Мусатова как певца „уходящих усадеб“ (Врангель) или „зыбкого мира старых теней“ (Эфрос)… Это не аллегорические обитательницы „дворянских гнёзд“, воплощающие „тоску по прошлому“. Скорее это мусатовская „Прекрасная дама“, …она такая же условность и такая же реальность, как лирическая муза поэта… „Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики“, — тонко подметил Андрей Белый» — Александр Матвеев. Альбом. — М.: Советский художник. 1979
        2. Могила В. Э. Борисова-Мусатова

        Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/32722

        Ссылка на основную публикацию