Аристотель перед бюстом гомера, рембрандт, 1653

  • Фильтр:
  • Жанр: Исторический жанр [x]
  • Вы уверены, что хотите удалить репродукцию из галереи?

Исторический жанр (463)

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653 Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Айвазовский, Иван Константинович Клятва перед Аварайской битвой (Полководец Вартан Мамиконян) 1892

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653 Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Аппиани, Андреа Апофеоз Наполеона 1807

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653 Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Бальдунг, Ханс Муций Сцевола перед царём Порсеном 1531

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653 Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Боттичелли, Сандро Смерть Лукреции Около 1500

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653 Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Веникс, Ян Баптист Йохан ван Твист посещает Биджапур Около 1650

Гойя-и-Лусьентес, Франсиско де Третье мая 1808 года в Мадриде 1814

Гро, Антуан-Жан Наполеон у чумных больных в Яффе 1804

Давид, Жак-Луи Клятва Горациев 1784

Давид, Жак-Луи Смерть Сократа 1787

Давид, Жак-Луи Ликторы приносят Бруту тела его сыновей 1789

Давид, Жак-Луи Смерть Марата 1793

Давид, Жак-Луи Переход Наполеона через Альпы 1800

Давид, Жак-Луи Наполеон коронует императрицу Жозефину 1805-1807

Давид, Жак-Луи Леонид при Фермопилах 1814

Делакруа, Эжен Резня на Хиосе 1824

Делакруа, Эжен Мильтон диктует дочерям «Потерянный Рай» 1826

Делакруа, Эжен Казнь дожа Марино Фальеро 1827

Делакруа, Эжен Убийство льежского епископа Около 1827

Делакруа, Эжен Взятие Константинополя крестоносцами 1840

Жерико, Теодор Плот «Медузы» 1818-1819

Карон, Антуан Месть победителей 1566

Ге, Николай Николаевич Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе 1871

Иванов, Андрей Иванович Смерть Пелопида 1805-1806

Суриков, Василий Иванович Утро стрелецкой казни 1878-1881

Источник: https://art.biblioclub.ru/genres/?name=%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D1%80&time=17

Аристотель С Бюстом Гомера Рембрандт

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Картина Рембрандта Аристотель с бюстом Гомера: описание, биография художника, отзывы покупателей, другие работы автора.

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Нидерланды (Голландия). Заказ из далёкой Италии является свидетельством прижизненной европейской славы Рембрандта. В 1810г. До этого на протяжении 30 лет титул самой дорогой картины принадлежал «Мадонне Альбе» Рафаэля.

До этого на протяжении 30 лет титул самой дорогой картины принадлежал «Мадонне Альбе» Рафаэля. Покупка «Аристотеля» вызвала большой ажиотаж в прессе.

От бюста Гомера словно исходит сияние, озаряющее его «собеседника» и выглядящее светом истины, разгоняющим мрак.

В 1810 г. аукционный дом «Кристис» выставил его на продажу под названием «Скульптор перед бюстом» вместе с парным полотном (очевидно, это был «Гомер» из Маурицхёйса). Кажется, можно было расслышать, как стучит кровь в жилах взволнованной толпы.

Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна «Аристотель с бюстом Гомера». Холст, масло. Фигура Аристотеля выплывает из полумрака. Начальную цену – один миллион долларов – перескочили моментально.

Полотно оставалось во владении княжеского семейства Руффо до конца XVIII века.

О художнике он мог также узнать и от голландцев, работавших в Риме и Италии в это время.

Эту картину американцы не взяли напрокат в Европе, как это было со знаменитой «Моной Лизой» («Джокондой») Леонардо да Винчи, а купили на аукционе.

Размер картины 144 x 137 см, холст, масло.

В процессе преобразования своего мировосприятия Рембрандт после 1649 года (совместные годы с Хендрикье Стоффельс) достигает в своих картинах высшей грандиозности и глубины изображений, при этом снова проявляется всеобъемлющая связь личной жизни художника и истории. В 1961 году Метрополитен-музей приобрёл полотно на аукционе за рекордные 2, 3млн долларов.

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Описание картины Рембрандта Харменса ван Рейна «Аристотель»

аукционный дом «Кристис» выставил его на продажу под названием «Скульптор перед бюстом» вместе с парным полотном (очевидно, это был «Гомер» из Маурицхёйса).

Однако, такой упадок был только временный и под конец своей жизни Рембрандт снова стад производить вещи великие, неподражаемые, сообщив своей фактуре еще большие свободу и ширину так например в 1661 году им были написаны: знаменитые «Синдики гильдии ткачей» и «Возвращение блудного сына», а в 1662 – «Еврейская невеста».

Он создал произведение«Аристотель перед бюстом Гомера»в тот период жизни, когда оказался непризнан на родине, но стал любим за ее пределами. Сумма была очень внушительной (в 8 раз выше средней цены картины в Италии).

Представление о погружённом в глубокие противоречия, опутанном слабостями, низостью, бедностью, потерянностью, но призванного к любви, величию и силе человечестве выражено в исторических картинах этого десятилетия: в «Вирсавии» (1654), в гравюре «Жертвоприношение Авраама» (1655), в «Отречении апостола Петра» (1660), а также в многозначных изображениях отдельных фигур, от портретов в картинах «Человек в золотом шлеме» (1650) и «Аристотель с бюстом Гомера» (1653) до образов апостолов и евангелистов (1661). Заказ из далёкой Италии является свидетельством прижизненной европейской славы Рембрандта.

Победа осталась за нью-йоркским музеем. Кассель. Цена покупки была невиданной для тех лет – она превышала два миллиона долларов и на некоторое время «Аристотель» превратился в самый дорогостоящий шедевр из побывавших на аукционах. аукционный дом «Кристис» выставил его на продажу под названием «Скульптор перед бюстом» вместе с парным полотном (очевидно, это был «Гомер» из Маурицхёйса).

Собравшиеся в зале аукциона были настолько возбуждены, что не в состоянии были даже аплодировать.

В это же время – между 1648 (официальное признание республики) и 1651 годами (навигационные меры Англии против голландской посреднической торговли с последующей морской войной и потерей Голландией преобладания на море) – в Нидерландской республике происходит решительный поворот от экспансивного стремления к власти в сторону консолидации сил и сохранения завоёванного. В 1652 году Рембрандт получил заказ от сицилийского аристократа Антонио (1610/11-1678), который высоко оценил увиденные в Риме офорты Рембрандта и предложил художнику через своего агента в Амстердаме 500 флоринов за картину изображающую философа. Появление книги Хеллера, которую (с определенной долей условности) можно назвать творческой, художественной интерпретацией картины Рембрандта, стало последним ярким моментом всего апофеоза «Аристотеля» в истории культуры.

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Аристотель, созерцающий бюст Гомера

До этого на протяжении 30 лет титул самой дорогой картины принадлежал «Мадонне Альбе» Рафаэля. В 1961 году Метрополитен-музей приобрёл полотно на аукционе за рекордные 2, 3млн долларов.

Полотно оставалось во владении княжеского семейства Руффо до конца XVIII века.

Торжественность значительного ветхозаветного события благословление Иаковом внуков выражена строгой композицией и яркими красками картины.

175, 5 x 210, 5 см. Заказчик – предположительно Вилелм Схрейвер. Чтобы оправдать вложения, музей организовал масштабную выставку, которая пользовалась огромным успехом у американцев.

Описание картины «Аристотель, созерцающий бюст Гомера»

Осталось два конкурента музей города Кливленда и Нью-Йоркский Метрополитен-Музей. Полотно оставалось во владении княжеского семейства Руффо до конца XVIII века.

Отбюста Гомерасловно исходит сияние, озаряющее его «собеседника» и выглядящее светом истины, разгоняющим мрак. Антонио Руффо (1610-1678) был в Риме и видел там офорты Рембрандта, которые произвели на сторонника искусства хорошее впечатление. аукционный дом «Кристис» выставил его на продажу под названием «Скульптор перед бюстом» вместе с парным полотном (очевидно, это был «Гомер» из Маурицхёйса).

В некоторых картинах, написанных им вскоре после его банкротства, прежние прозрачные и теплые тона сменяются более тусклыми.

Покупка «Аристотеля» вызвала большой ажиотаж в прессе. Относительно денег, которые удастся выручить за картину, сомнений не было никаких. В 1810г. Покупка «Аристотеля» вызвала большой ажиотаж в прессе.

Рука лежит на бюсте древнего поэта. Костюм украшает броская золотая цепь в несколько оборотов. Существование картины Рембрандта, на которой изображен Аристотель с бюстом Гомера, во второй половине XX века – как раз и есть такая история. Рембрандт (1606-1669), несмотря на то, что жил в Голландии, не совсем вписывался в традицию ее искусства и вообще выходил за всякие рамки.

Читайте также:  Картина «корабль дураков», иероним босх — описание

Картинная галерея. Цена увеличивалась, напряжение возрастало.

Джозеф Хеллер (1923 – 1999), американский писатель известный своей гуманистической и иронической позицией, увидел этот момент в истории приобретений и экспозиций Метрополитен-музея как личный триумф и реванш Рембрандта (отнюдь не чисто духовный), а также как личный триумф Аристотеля-персонажа картины.

Рембрандт выполнил заказ, картина была отправлена морем в Мессину, Руффо остался очень доволен и впоследствии заказал Рембрандту ещё две картины изображающие Александра Македонского (1661, утрачена) и Гомера (1663, Маурицхёйс). Это полотно выделяется своей насыщенностью и оригинальностью.

Коллекция голландской живописи семнадцатого века – это одна из «жемчужин» музея Метрополитен. Покупка «Аристотеля» вызвала большой ажиотаж в прессе. Впрочем, цепь, какую носили богатые голландцы того времени, видна гораздо лучше, чем медальон. В 1961 году Метрополитен-музей приобрёл полотно на аукционе за рекордные 2, 3млн долларов.

На закате этой «триумфальной эры» рембрандтовского полотна, в эпоху очередных общественных и финансовых ажиотажей вокруг картин уже других авторов, Хеллер опубликовал роман «Picture This» (1988, в переводе Сергея Ильина – «Вообрази себе картину») – произведение, которое многие поклонники писателя назвали достойным значения и оригинальности его культовой «Уловки – 22».

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Картина Аристотель с бюстом Гомера Рембрандта

Произведения Рембрандта всегда отличались гениальной композицией и особым колоритом. Он превысил даже, — что кажется совсем уж удивительным, – интерес к приезжавшей в Нью-Йорк «Джоконде» Леонардо. В 1810г. Каждый из персонажей охвачен глубокими религиозными чувствами.

Как в ранних, так и в позднейших его работах отсутствует красочность. Среди тех, кто перебрался в Италию и работал там постоянно, был и Матиас Стомер. Великолепный красный цвет бархата на первом плане и сверкающий золотом тюрбан в глубине обеспечивают зрительную четкость в целом строгому изложению сюжета.

В 1961 году Метрополитен-музей приобрёл полотно на аукционе за рекордные 2, 3 млн долларов. Он стал своеобразным исключением среди крупных майстривГолландии 17 в, не совершенствовали свое мастерство во время путешествия в Италию, как это делали еще мастера нидерландского маньеризма в 16 веке. Барокко.

До этого на протяжении 30 лет титул самой дорогой картины принадлежал «Мадонне Альбе» Рафаэля.

.

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Аристотель перед бюстом Гомера Рембрандт Хармес ван Рейн

Источник: http://aquareller.com/wdr/201805/aristotel-s-byustom-gomera-rembrandt/

Аристотель как читатель

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653Александр Марков, зам. декана факультета истории искусства РГГУ, вед. науч. сотр. МГУ
Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653Ольга Турышева, докт. филол. наук (Екатеринбург)Зам. декана факультета истории искусства РГГУ, вед. науч. сотр. МГУ Александр Марков и докт. филол. наук Ольга Турышева (Екатеринбург).

О чем думал философ античной древности? Часто сожалеют, что невозможно напрямую спросить умерших мыслителей, что они «имели в виду». Но и наоборот, для специалистов часто безмолвие ушедших, наличие текстов — вдохновляющий зарок чистоты эксперимента: выстроенные в тексте смыслы не будут нарушены случайными ми.

Платон называл Аристотеля «читателем»: сам предпочитая устный спор, царственный потомок воспринимал пытливость путешественника как желание отойти от спора. Платон представлял «большой спорт» в философии, и для него читатель был спортсменом-любителем: жалоба на лучшего ученика не могла скрыться даже в восхищении учеником как лучшим.

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653Рембрандт. Аристотель перед бюстом Гомера. 1653. Холст, масло. 143,5×136,5 см. Метрополитен-музей (Нью-Йорк)Мы все помним полотно Рембрандта «Аристотель, рассматривающий бюст Гомера» (1653). Примечательно, что настоящее название полотна, написанного по заказу итальянского любителя наук, было утрачено к началу XIX века: Аристотеля принимали за скульптора, довольного своим трудом. При этом примерно через три десятилетия была создана книга по мотивам Аристотеля, выборка из естественно-научных трудов философа, превращенная в популярный медицинский справочник с элементами эзотерики. Эту книгу постоянно переиздавали, и в начале XIX века она выдержала несколько изданий. Аристотель на форзаце книги очень похож на рембрандтовского: в тех же богатых одеждах, в той же вальяжной позе знатока, с такой же густой бородой.

У Рембрандта Аристотель изображен как учитель Александра Македонского — золотые украшения суть дар будущего монарха полумира.

Ученик полюбил читать Гомера за то, что тот способен указать пределы обитаемого мира, и значит, погружаясь в пучину войн, можно думать о том, что ты достигаешь счастливых, а не несчастных пределов.

Из-за бюста Гомера, за занавесом, выглядывает стопа книг: они сложены штабелем, а не расставлены по полкам, готовые к тому, чтобы на новом месте будить мечту о правильно устроенном знании и правильной работе ученых.

Гомер, слепой, но тем более основательный в своих соображениях, и оказывается хранителем такого порядка, когда любое слово сказано весомо. И Аристотель, как художник или ювелир, способен это слово взвесить, взять на пробу, — но именно для того, чтобы явить любое слово будущим изделием, явить любое знание — основанием будущего государства и будущего счастья.

На гравюре в эзотерической книге Аристотель, написав книги по всем вопросам, приступил к изучению самой природы, которая и есть женское тело.

Он тоже при взгляде уже не на бюст Гомера, но на женское тело должен прочесть весь мир правильно и научить читать его еще лучше, чтобы мечты становились действительностью.

Видеть тело целиком и при этом не свести его просто к стыду обнаженного тела — это та же задача, что и не свести бюст Гомера просто к бюсту старика. Именно в женском теле, по мнению эзотерических редакторов сочинений Аристотеля, и заключено правильное устройство мира.

Аристотель едва успевает записывать тайны природы, а его костюм богатого человека должен говорить о том, что он всё смог изучить, всё постиг, всё уже собрал в виде упорядоченных знаний.

Научные инструменты стоят не на полке, а разбросаны на полу: мудрец оказывается не созерцателем, которому инструменты дают повод к созерцанию собственной природы, но деятелем, который готов созерцать только чужую природу.

Рассеянная мечта оборачивается готовностью к ответственному научному действию.

Такие ряды книг, стоящих вертикально, иногда наискосок, иногда лежа, обычны были на гравюрах с изображением медицинских кабинетов и анатомических театров. Считалось, что книги должны быть в полном порядке, как инструменты, и разложены в бытовом употреблении сбывшейся мечты, а не в идеальном мире упорядоченного знания.

Они стоят, как сейчас складываются папки в компьютере. В такой библиотеке не было лесенок и других устройств, служащих чтению: устройства нужны, если мы пишем шпаргалки из книг, если готовимся к экзамену; тогда как опытный врач уже сдал все экзамены и проникает сразу в структуру человеческого тела, чтобы узнать то же самое, что он узнавал из книг.

Книги позволяли Аристотелю воспарять воображением к будущему, тогда как человеческое тело требует вернуться к простому подражанию, к внимательному рассмотрению организма как системы сил и действий.

Сам организм оказывается «подражанием природе», а «подражание действию» — это скорость письма и некоторая даже небрежность: Аристотель облокотился на книгу, слишком увлекаясь рассмотрением природы, как увлекаются книгами юные читатели, готовясь к экзаменам, и разбрасывают их вокруг себя.

Только Аристотель готовится не к экзамену, а к жизни, в которой он и будет подражать действию самой жизни. Будущее уже невольно застает увлекшегося читателя.

Там, где у Рембрандта свет, падающий на героев, там у авторов эзотерической книги — всевидящее око науки. А в остальном всё так же: книги выглядывают из-за тяжелого занавеса, и ясность слепого Гомера отвечает ясности равнодушной Природы.

Но теперь мы лучше понимаем жесты рук Аристотеля у Рембрандта: это вовсе не приникание к уму Гомера и вовсе не гордость статусом художника, поднявшегося к высотам и заслужившего украшение на плечо.

Нет, это готовность одновременно давать и принимать.

Аристотель на гравюре одной рукой напряженно пишет, а другой показывает, что готов принять весь мир, вместить его в хватку собственного спокойствия.

Он принимает мир как общий покой и здоровье, а быстрым письмом щедро одаряет своей мудростью нуждающихся.

Так и Аристотель Рембрандта левой рукой поддерживает драгоценную цепь и тем самым показывает, что внимательно следит за всеми знамениями в своей жизни, за своим положением и за положением целого мира на золотой цепи закономерностей.

Аристотель в обоих случаях спокойно и серьезно считывает всё, что происходит, читает не просто особенности, но саму открытость для будущего хорошо изученного им мира. Но чтобы не только принимать, но и дарить, Аристотель кладет правую ладонь на бюст Гомера, показывая, что ему как философу есть что сказать Гомеру.

Читайте также:  «приам, испрашивающий у ахиллеса тело гектора», иванов — описание картины

Он ощупывает слепца и тем самым может дать ему и его читателям знание не только систематизированное и основательное, но и меткое, бьющее прямо в цель, в нервный узел. Это знание уже не просто выстроенное (ибо выстроить можно и мечту), но задевшее природу настолько, что после этого она может быть только живой, перестав быть простой равнодействующей наших представлений.

Такая природа и есть подлинная природа искусства, оживающая под любящим взглядом художника.

Аристотель не просто считывает голову Гомера или тело Природы как книгу, но записывает в памяти или на бумаге то счастье, с которым сверится мир, став здоровым. Империя Александра Македонского отошла в прошлое; отошла в прошлое и магическая медицина. Но возможность читать, не только чтобы собирать готовые знания, но и чтобы изменить само переживание уже пережитого, осталась с нами навсегда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Источник: https://trv-science.ru/2016/03/22/aristotel-kak-chitatel/

Аудиогид МЕТРОПОЛИТЕН МУЗЕЙ — Аристотель С Бюстом Гомера Рембрандта (RU) | MyWoWo Travel APP

Аристотель перед бюстом Гомера, Рембрандт, 1653

Коллекция голландской живописи семнадцатого века — это одна из «жемчужин» музея Метрополитен. Она является одной из самых ценных в мире благодаря тому, что в ней представлены целых пять произведений Вермеера и несколько волнующих шедевров Рембрандта. Это полотно выделяется своей насыщенностью и оригинальностью. Картина была выполнена в 1653 году для итальянского заказчика, аристократа Антонио Руффо из Мессины, который желал собрать коллекцию из идеализированных портретов знаменитых деятелей античности.

Сюжет, который запросил заказчик, относится к высокой классической культуре: древнегреческий философ Аристотель созерцает бюст жившего задолго до него поэта Гомера.

Вместо того, чтобы представить сцену, созданную на основе исторической реконструкции, Рембрандт предпочитает увлечь нас в сентиментальный вихрь воспоминаний, а также обратить внимание на внешний облик.

В полутени, которой под углом касается свет, усатый Аристотель одет не в греческий хитон, а в странный черно-белый костюм экзотического вида, не принадлежащий ни к одной эпохе. Костюм украшает броская золотая цепь в несколько оборотов.

Под полями бархатной шляпы проглядывает лицо, выражение которого говорит об опыте и признательности, а взгляд — растроганный и вместе с тем мужественный. Рука лежит на бюсте древнего поэта.

Как будто пробужденный этим осторожным, но эмоционально насыщенным прикосновением, мрамор начинает теплеть, обретает цвет, возвращается к жизни. В итоге сейчас мы созерцаем картину семнадцатого века с изображением философа, жившего за две тысячи лет до того, который разговаривает с поэтом, творившим еще пятьсот лет ранее. Все присутствуют здесь одновременно: Рембрандт, Аристотель, Гомер и мы с вами — нас объединяет та человеческая натура, которая является общей для всех эпох и всех поколений.

Во время написания этой картины Рембрандт начал испытывать материальные трудности, приведшие его через несколько лет к тягостной процедуре банкротства, в результате которой все его имущество было конфисковано и продано на аукционе.

С другой стороны, его стиль в этот период стал полностью свободным и неподвластным влиянию тенденций: все чаще голландский живописец рисовал не только кистью, но и при помощи пальцев.

Вот и на этом полотне хорошо заметны следы растирания и комочки краски.

Любопытный факт: вдохновившись этим шедевром, коллекционер из Мессины сразу же заказал Рембрандту еще два полотна. Однако полученные картины разочаровали его до такой степени, что он даже отправил одну из них обратно в Амстердам.

Источник: https://mywowo.net/ru/ssha/nyu-york/metropoliten-muzey/aristotel-s-byustom-gomera-rembrandta

Читать

Поль Декарг

Рембрандт

НЕ ПОНЯТЫЙ ВРЕМЕНЕМ

Художник и время… Проблема емкая и полная драматизма.

Сколько потрясений, триумфов и трагедий задействовано в ней! И как меняет время представления наши о красоте, мастерстве и гениальности! Иной раз то, что казалось когда-то верхом совершенства, сегодня трактуется как посредственность, другое же, не замеченное современниками, вдруг столетия спустя вызывает преклонение и восторг.

К примеру, что говорит читателю сегодня имя Лебрен? Думается, ничего: о нем вспоминают лишь профессионалы-искусствоведы, да и то с долей иронии. А ведь когда-то слава его гремела.

Шарль Лебрен (1619—1690) в свое время прославился не только на всю Францию, но и на всю Европу, его имя произносилось с почтением, чуть ли не с благоговением, как имя бога в искусстве.

Первый живописец «короля-солнца» Людовика XIV, президент Академии, директор фабрики гобеленов, руководитель строительства Версальского дворца, основатель Школы живописи и прочая и прочая, он определял эстетические каноны и вкусы эпохи, слово же его считалось законом.

Но прошло совсем немного времени, кануло в Лету «великое царствование», и о Лебрене перестали говорить и думать, а его эклектическая живопись и ходульные трактаты остались лишь как некий курьез в истории искусства. Между тем всего за пять лет до того как родился Лебрен, в Испании умер художник с совсем иной исторической судьбой.

Происходил он с острова Крит, для своей новой родины был иностранцем, и жители ее даже не знали его подлинного имени (длинное имя это – Доменикос Теотокопулос – казалось слишком непривычным для их слуха), а звали его просто «греком» (Эль Греко). Король отверг его живопись, а обыватели считали его чудаком. Правда, были люди, которые его ценили, у него хватало заказов, но… Но все же ценители и знатоки полагали, что он ущербен и не сумел распорядиться своим талантом. А после смерти о нем забыли на три столетия, и его имя даже не упоминалось в специальной и учебной литературе. И вдруг в начале нынешнего века у искусствоведов, художников и просто любителей живописи словно открылись глаза, и Эль Греко был признан гением, одним из тех титанов, которые трудились и создавали не для своего времени, а для Вечности.

К числу подобных мастеров, которых не поняла и не приняла их эпоха, подлинных вневременных (или всевременных) гениев принадлежит и Рембрандт, причем в этой не столь уж многочисленной плеяде он занимает одно из ведущих мест. Мысль эта прекрасно высветлена и доказана в книге, лежащей перед нами.

Ее автор – Пьер Декарг, журналист и культуролог, широко известен в мире искусства. Перу его принадлежит ряд монографий о художниках, в том числе о Хальсе, Вермеере, Анри Руссо, Гойе, Пикассо, а также общие труды – о перспективе, рисунке, петербургском Эрмитаже и другие. Книга о Рембрандте – несомненно одна из лучших его работ.

Это не научный трактат и не романизированная биография, хотя здесь есть элементы и того и другого. Это – анализ творчества Рембрандта, авторское видение его главных произведений, определение места художника среди других живописцев эпохи, и все это – на фоне жизни современной ему Голландии.

Жизнь эта была сложной и многообразной, в чем-то переломной, овеянной дыханием недавнего революционного обновления.

Она имела свою длительную предысторию, которая, по вполне понятным соображениям, не вошла в книгу, но без представления о которой трудно разобраться в тех политических и социальных коллизиях, которые оказались современными Рембрандту и так или иначе повлияли на его творчество.

Читайте также:  Музей науки и промышленности, чикаго, сша

* * *

В год рождения Рембрандта (1606) национально-освободительная революция в Нидерландах еще не закончилась: первая точка в ней будет поставлена только три года спустя, в 1609 году, когда состоится двенадцатилетнее перемирие, признающее de facto существование молодой Голландской Республики. А этому предшествовали сорок четыре года жестокой и кровавой борьбы, пришедшейся на время детства, молодости и зрелости родителей будущего художника.

Территория, известная в Средние века под именем Нидерланды («Низинные земели»), в основном соответствует нынешним Нидерландам, Бельгии, Люксембургу и части Северной Франции. К исходу XV века Нидерланды делились на 17 провинций, насчитывали около трех миллионов человек населения и имели 200 городов, 150 промышленных местечек и свыше 6 тысяч сел.

С точки зрения экономики, страна довольно четко распадалась на юго-запад, состоявший из 10 провинций, и северо-восток, насчитывавший 7 провинций. Промышленный юго-запад группировался вокруг провинций Фландрии и Брабанта. Его города славились производством сукна и шерстяных тканей еще в XIII веке.

Полтора столетия спустя здесь на смену старому цеховому ремеслу пришло новое капиталистическое производство, сложившееся вокруг Антверпена, расположенного в устье Шельды. Быстро богатея после открытия морского пути в Индию, город этот разрешил торговать у себя купцам всех наций и стал первым мировым торговым центром Европы.

Провинции севера, главными из которых были Голландия и Зеландия, имевшие свой торговый и промышленный центр – Амстердам, не отставали от юга, но отличались спецификой экономического развития. Области эти, лежавшие ниже уровня моря, издавна являлись ареной ожесточенной борьбы населения с водной стихией, для обуздания которой приходилось строить плотины и дамбы.

Труд этот, впрочем, вознаграждался сторицей: на влажных и жирных землях, отвоеванных у моря, зеленели тучные пастбища и собирались обильные урожаи, дававшие среди прочего избыток сырья, необходимого для бурно развивающегося по деревням и поселкам полотняного производства. Кроме того, голландцы были потомственными мореходами и промышляли интенсивным рыболовством.

Поэтому север всегда славился тремя продуктами, шедшими на вывоз: голландским полотном, голландским сыром и голландской сельдью. И только юго-восточная окраина Нидерландов, в основном совпадающая с Люксембургом, отставала, сохраняя много пережитков феодализма; впрочем, даже и здесь в XVI веке стало зарождаться капиталистическое производство в своей ранней (кустарной) стадии.

В целом же Нидерланды становились одним из наиболее экономически развитых уголков Европы. Но парадокс истории состоял в том, что этому богатому и развивающемуся региону довелось попасть в подчинение и порабощение к другой, самой отсталой стране Западной Европы.

Отдельные части Нидерландов, долгое время находившиеся в разрозненном состоянии, объединились впервые в XV веке, войдя в состав могущественного герцогства Бургундского, лежавшего на стыке Франции и Германской империи. Герцоги Бургундские уже мечтали об императорском венце, но распря с французскими королями их погубила.

В 1477 году последний герцог Карл Смелый погиб в борьбе с Людовиком XI; наследница же Карла, Мария, чтобы сохранить власть, вышла замуж за Максимилиана Габсбурга, который вскоре стал германским императором. Так Нидерланды унаследовал сын Карла, испанский король Филипп II (1556—1598).

К этому времени Испания уже пережила период своего расцвета и стремительно продвигалась к глубокому экономическому упадку.

Великие географические открытия конца XV – начала XVI века, прежде всего открытие Америки и морского пути в Индию, оказали огромное влияние на хозяйственную жизнь всей Европы.

Перемещение торговых путей на Атлантический океан привело к возвышению и обогащению государств, расположенных на побережье Атлантики, в первую очередь – Испании, Англии, Франции и Нидерландов. Но здесь все получилось по-разному.

Если Англия, Франция и Нидерланды в итоге превратились в экономически сильные промышленные страны, то с Испанией ничего подобного не произошло.

Беззастенчиво грабя свои заокеанские владения, она на короткое время, вспыхнув подобно фейерверку, заняла первое место в Европе – испанские моды, испанская культура, испанский язык приобрели международное значение. Но фейерверк погас быстро.

Золото и серебро Америки не оплодотворили испанскую промышленность, корабли же, идущие из Америки с грузом пряностей и других колониальных товаров, предпочитали швартоваться не в Кадиксе, а в Антверпене, где торговля приносила большие барыши. В результате уже к началу XVII века обнищавшая Испания превратилась во второстепенную державу.

Результат стал очевиден: Нидерланды, волею истории оказавшиеся в подчинении у Испании, были много богаче своей новой метрополии и не могли в принципе не стать лакомой добычей для полуфеодального государства, казна которого тощала с каждым десятилетием и которое судорожно искало источники новых доходов. Отсюда неизбежность острого конфликта между передовой нидерландской буржуазией и отсталой феодально-абсолютистской Испанией, которая собиралась жить за счет ограбления богатой страны, превратив ее в свою подлинную колонию, наподобие заокеанских земель. Конфликт этот и привел в конечном итоге к Нидерландской революции.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=6820&p=53

Аристотель с бюстом Гомера — это… Что такое Аристотель с бюстом Гомера?

«Аристотель, созерцающий бюст Гомера» (нидерл.

 Aristoteles peinzend bij een borstbeeld van Homerus) — крупное по размерам (144×137 см) полотно Рембрандта, написанное по заказу итальянского коллекционера в 1653 году.

Это типичный для творчества художника портрет, в данном случае замаскированный под исторический сюжет. Полотно играет сюжетообразующую роль в романе Дж. Хеллера «Вообрази себе картину» (1988).

История

В 1652 году Рембрандт получил заказ от сицилийского аристократа Антонио Руффо (1610/11-1678), который высоко оценил увиденные в Риме офорты Рембрандта и предложил художнику через своего агента в Амстердаме 500 флоринов за картину, изображающую философа.

Сумма была очень внушительной (в 8 раз выше средней цены картины в Италии). Рембрандт выполнил заказ, картина была отправлена морем в Мессину, Руффо остался очень доволен и впоследствии заказал Рембрандту ещё две картины, изображающие Александра Македонского (1661, утрачена) и Гомера (1663, Маурицхёйс).

Заказ из далёкой Италии является свидетельством прижизненной европейской славы Рембрандта.

Самая дорогая картина

Полотно оставалось во владении княжеского семейства Руффо до конца XVIII века. В 1810 г. аукционный дом «Кристис» выставил его на продажу под названием «Скульптор перед бюстом» вместе с парным полотном (очевидно, это был «Гомер» из Маурицхёйса). На протяжении почти всего XIX века картина висела в Эшридж-Парке — загородном имении английских графов Браунлоу.

В 1961 году Метрополитен-музей приобрёл полотно на аукционе за рекордные 2,3 млн долларов. До этого на протяжении 30 лет титул самой дорогой картины принадлежал «Мадонне Альбе» Рафаэля. Покупка «Аристотеля» вызвала большой ажиотаж в прессе. Чтобы оправдать вложения, музей организовал масштабную выставку, которая пользовалась огромным успехом[1] у американцев.

Описание

Фон картины — тёмный занавес и внушительная стопа книг в углу. В центре стоит Аристотель в шляпе с большими полями и богатом одеянии, украшенном массивной золотой цепью, на которой висит медальон.

Одну руку он держит на бюсте Гомера (бюст этот, судя по описи при банкротстве в 1656 году, находился в коллекции Рембрандта). Исследователи полагают, что на медальоне изображён Александр Македонский.

  • Поль Декарг Рембрандт. — Молодая гвардия, 2000.
  • Мелисса Рикетс Рембрандт. — Айрис-Пресс, 2006.
  • Вержбицкий А. Творчество Рембрандта.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1732350

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector