Укрощение быков, теодор жерико, 1817

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Жерико Теодор (Gericault Theodore) (1791–1824), французский живописец и график. Учился у Клода Верне (1808–1810) и Пьера Герена (1810–1813), испытал влияние Антуана Гро.

В молодости Жерико посетил Италию (1816–1817), Великобританию (1820–1822), Бельгию (1820), работал в Париже.

Сохранив присущее искусству классицизма тяготение к обобщенно-героизированным образам, художник первым во французской живописи выразил свойственное романтизму острое чувство конфликтности мира, стремление к воплощению драматических явлений современности и сильных страстей.

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Плот «Медузы», 1818-1819, Музей Лувр, Париж

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Дерби 1821 года в Эпсоме, 1821, Музей Лувр, Париж

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Офицер конных егерей императорской гвардии, 1812, Лувр

Ранние произведения Жерико, отразившие героику наполеоновских войн (“Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку”, 1812, “Раненый кирасир, покидающий поле боя”, 1814, – обе картины в Музее Лувра, Париж), выделяются эмоциональностью образов, динамичностью композиции и колорита, в котором преобладают темные, оживленные интенсивными цветовыми оттенками тона. После поездки в Италию в живописи Жерико усиливается обобщенная монументальность форм, композиция картин становится упорядоченной, колорит холстов почти монохромным (“Бег свободных лошадей в Риме”, 1817, Лувр, Париж).

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Портрет офицера, 1814, Лувр

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Сцена кораблекрушения, Лувр

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Укрощение быков, 1817, частное

Одна из центральных в творчестве французского живописца работ – картина “Плот «Медузы»” (1818–1819, Лувр, Париж) – написана на острозлободневный сюжет, в основе которого – трагедия оказавшихся в океане на плоту пассажиров погибшего фрегата «Медуза». Придавая частному событию глубокий символический и исторический смысл, Жерико раскрывает в картине сложную гамму человеческих чувств – от полного отчаяния и апатии до страстной надежды на спасение.

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Представление о художнике-романтике как о свободной, независимой, глубоко эмоциональной личности Жерико выразил в ряде портретов (“Портрет двадцатилетнего Делакруа”, 1819, Музей изящных искусств и керамики, Руан) и автопортретов.

Истинный гуманизм французского художника воплощен в объективности серии портретов душевнобольных (“Сумасшедшая”, около 1821–1823, музей изящных искусств, Лион; “Бродяга”, художественный музей, Гент и другие собрания).

Жерико выступил также как пионер литографии во Франции (серия “Большая и малая английские сюиты”, 1820–1821).

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Две почтовые лошади, 1823

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Художник в мастерской, 1820

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817

Портрет сумасшедшей, 1822

Серая в яблоках лошадь, 1820

Лошадь, терзаемая львом, 1822

Дикие лошади, 1817

Теодор Жерико был полон творческих планов, осуществить которые помешала ранняя смерть.

Страстный любитель и знаток лошадей, с поразительным мастерством изображавший их в своих произведениях, художник разбился, упав с лошади, что послужило одной из главных причин его преждевременной смерти.

Сильнее всех переживал кончину Жерико его друг – молодой Делакруа, который стал впоследствии на долгие годы главой прогрессивных романтиков.

Печь для обжига извести, 1822

Жертва крушения, 1819

Бег лошадей в Риме, 1817

Раненый кирасир, 1814

Портрет молодого человека, 1820

Портрет бродяги, 1821

Источник: http://smallbay.ru/gericault.html

Теодор Жерико

Новый адрес страницы:https://tannarh.wordpress.com/2014/10/08/теодор-жерико/

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Автопортрет (1823)

Жерико был негативным духовидцем; ибо, несмотря на то, что его искусство маниакально следовало природе, оно следовало природе, которая была магически преобразована к худшему (в его восприятии и передаче)… Его шедевр, изумительный «Плот “Медузы”», писался не с жизни, а с распада и разложения — с кусков мертвецов, поставлявшихся эму студентами-медиками, с изнуренного туловища и желтушного лица друга, страдавшего заболеванием печени. Даже волны, по которым плывет плот, даже нависающее аркой небо — трупного цвета. Словно вся вселенная целиком стала анатомическим театром…

«Лошадь, испугавшаяся молнии» в Национальной Галерее — это явление в одно замершее мгновение чуждости, зловещей и даже инфернальной инаковости, прячущейся в знакомых вещах. В Метрополитэн-Музее есть портрет ребенка.

И какого ребенка! В своей устрашающе яркой курточке милая крошка — то, что Бодлер любил называть «Сатана в бутоне», un Satan en herbe. А этюд обнаженного человека (тоже в Метрополитэне) — не что иное как проросший бутон Сатаны.

Жан Луи Андре Теодор Жерико родился в Руане 26 сентября 1791 года. Его отец был состоятельным человеком: имел собственные угодья и занимался торговлей табаком. Мать будущего художника, Луиза Карюэль, была родом из Нормандии, из семьи богатого промышленника.

В 1796 году семейство Жерико переезжает в столицу. 10 лет спустя Теодор поступает в престижный парижский Императорский лицей. У юноши две страсти: живопись и лошади.

Молодой человек отлично ездит верхом, обожает длительные конные прогулки, для которых выбирает самых норовистых лошадей.

Не считаясь с мнением отца, Жерико бросает учёбу в лицее. Он твёрдо решает стать художником, для чего поступает в мастерскую Карла Верне, модного в то время живописца, прославившегося тем, что он прекрасно изображал лошадей.

С 1810 года он решает брать уроки у Пьера Нарсиса Герена, который передаёт своим ученикам секреты мастерства великого Давида, у которого, в своё время, учился он сам.

Через какое-то время Жерико осознаёт, что принципы неоклассицизма не соответствуют его творческим устремлениям и противоречат его темпераменту.

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Портрет Делакруа (1818-19)

В 1816 году Жерико принимает участие в конкурсе молодых живописцев, главным призом которого было бесплатное обучение в Италии. Престижный «При де Ром» получает другой художник, а упрямый Жерико, уверенный в том, что самым достойным кандидатом всё равно был он, решает ехать в Италию за свои деньги.

В этом путешествии он видит прекрасную возможность расширить свой кругозор художника и получить массу новых впечатлений. В Риме художник проводит целый год. В римских соборах он восхищается работами Караваджо, а фрески Микеланджело в Сикстинской капелле вызывают у него состояние, близкое к экстазу.

Читайте также:  «нидерландские пословицы», питер брейгель старший — описание картины

После путешествия в Италию он заканчивает большую и сложную картину «Плот “Медузы”». Новизна сюжета, глубокий драматизм композиции и жизненная правда этого мастерски написанного произведения не были сразу оценены по достоинству, но вскоре оно получает признание даже со стороны приверженцев академического стиля и приносит художнику славу талантливого и смелого новатора.

Наслаждаться этой славой ему пришлось недолго: едва успев возвратиться в Париж из Англии, где главным предметом его занятий было изучение лошадей, он умирает в результате несчастного случая — падения с лошади. Преждевременная кончина помешала ему написать уже задуманную большую картину «Отступление французов из России в 1812».

Плот «Медузы» (1818-1819)

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Плот «Медузы» (1818-19)

Эта картина стала событием парижского Салона 1819 года. Художник запечатлел здесь событие, которое было еще свежо в памяти французов, — гибель фрегата «Медуза». Корабль затонул во время шторма близ островов Зеленого мыса в 1816 году. Неопытный и трусливый капитан (получивший должность по протекции) посадил судно на мель и вместе со своими приближенными спасся в шлюпках, бросив на произвол судьбы сто пятьдесят пассажиров и матросов. Спустя тринадцать дней плот с оставшимися в живых пятнадцатью матросами спасло судно «Аргус». История гибели «Медузы» получила широкую огласку. Каждый выпуск газет рисовал все новые и новые душераздирающие подробности. Жерико, обладая пылким воображением, живо представлял себе муки людей, у которых почти не осталось надежды на спасение. Для своей картины он выбрал, пожалуй, самый драматичный момент: измученные люди увидели на горизонте судно и еще не знают, заметят их с него или нет.

Жерико нашел себе новую мастерскую неподалеку от госпиталя, в которую ему приносили трупы и отсеченные части человеческих тел.

Его биограф впоследствии писал, что мастерская Жерико превратилась в своего рода морг, где он сохранял трупы до полного их разложения. Случайно встретив своего друга Лебрена, заболевшего желтухой, Жерико пришел в восторг.

Сам Лебрен потом вспоминал: «Я внушал страх, дети убегали от меня, но я был прекрасен для живописца, искавшего всюду цвет, свойственный умирающему».

В ноябре 1818 года Жерико уединился в своей мастерской, обрил голову, чтобы не было соблазна выходить на светские вечера и развлечения, и всецело отдался работе над огромным полотном (7 на 5 метров) — с утра до вечера, в течение восьми месяцев.

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Анатомические фрагменты (1818-19) Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Этюд с отрубленными головами (ок. 1819)

Композиция работы построена по принципу сдвоенной пирамиды и сама по себе может считаться шедевром. Главным символом надежды на спасение выступает фигура стоящего спиной к зрителю чернокожего матроса, отчаянно размахивающего обрывком полотна, чтобы плот заметили на проходящем мимо судне.

Фигура матроса кажется не нарисованной, а вылепленной, и в ней отчетливо заметно влияние Микеланджело, творения которого произвели большое впечатление на Жерико. Что касается драматизма, переданного мастером с помощью нагромождений и переплетений человеческих тел (живых и мертвых), то здесь очевидно влияние другого великого живописца — Рубенса.

Искусно работая с освещением, Жерико добился весьма интересного эффекта — потоки света как бы выхватывают из тьмы наиболее выразительные лица и позы людей.

«Плот “Медузы”» воспринимается не как эпизод, а как эпос; картина явно перерастает свой сюжет, она становится символом трагической борьбы человека с враждебной стихией, олицетворением безмерного страдания, героических напряжений и порыва.

Отсюда и обобщенный стиль Жерико — лаконичный, избегающий второстепенных эффектов, сосредотачивающий внимание на целом. Несмотря на богатство разноречивых эпизодов, из которых слагается композиция, все они воспринимаются не как нечто самодовлеющее, а как подчиненная целому часть.

«Плот “Медузы”» — со всем кипением человеческих страданий — вырастает как некий монолит, как некая единая изваянная группа.

Многообразие изображенных положений и переживаний не приводит к раздробленности композиции, но сведено к единству, создающему ясный, запоминающийся образ событий, причем это единство достигается не механическими приемами равновесия, как это было в школе Давида.

Жерико воспринимает действительность прежде всего объемно-пластически.

Чтобы усилить пространственный эффект сцены, он располагает диагонально переполненный людьми плот, выбирает высокую точку зрения: это дает ему возможность с наибольшей естественностью показать противоречивое многообразие происходящего, выразить весь спектр чувств — от пассивного отчаяния отца, оцепеневшего над трупом сына, до активной борьбы со стихией и недоверчивой и робкой надежды на спасение… Романтическое звучание полотна достигается благодаря цвету, а также игре светотени.

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”…»

Сумасшедшие (1822)

Серия портретов душевнобольных, написанная Жерико незадолго до смерти, сегодня считается одной из вершин французской живописи XIX века. Эти портреты художник написал для доктора Жорже, директора одной из главных парижских психиатрических лечебниц. Всего Жерико создал десять портретов. В 1828 году их разделили поровну.

Пять портретов были отосланы в Бретань некоему врачу по имени Марешаль, и с тех пор о них ничего не известно. А пять остались в Париже, у доктора Лашеза… Теперь эти портреты разбросаны по разным музеям. Каждый из них иллюстрирует определенную «мономанию» (одержимость).

Читайте также:  Портрет протодиакона, репин, 1877

Жерико написал самых разных сумасшедших — страдающих клептоманией, страстью к азартным играм и прочими психическими расстройствами…

Картины из этой серии не были предназначены для продажи. Их не предполагалось показывать широкой публике, и этим объясняется их искренность и безыскусная простота. Фон и одежду Жерико лишь намечает, сосредоточивая внимание на лице душевнобольного.

При этом художник не драматизирует болезнь, но подчеркивает ее признаки, а лишь честно констатирует то, что видит. Обстоятельства, при которых мастер получил заказ на портреты, загадочны.

Принято считать, что их заказал Жерико директор парижской психиатрической клиники, предполагавший использовать их в качестве учебных пособий.

Однако душевное состояние Жерико в последние годы жизни было весьма неустойчивым, и это дает основание предполагать, что художник сам наблюдался у доктора Жорже. Серию портретов, в таком случае, уместно рассматривать как плату за лечение или же как своеобразную форму психотерапии.

«То, что другие художники выражают только во взгляде персонажа, в картинах Жерико передано в самом методе изложения темы — от общего колорита до мельчайшего мазка», — комментирует серию «Сумасшедших» писатель Бернар Ноэль.

Жерико проникновенно и сочувственно показывает душу каждого персонажа — душу мятущуюся, не знающую покоя… «Сумасшедшие» сыграют немаловажную роль в истории живописи: их отголоски можно будет найти в работах Делакруа и Сезанна, Курбе и Мане.

Печь для обжига гипса (1822-1823)

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Печь для обжига гипса (1822-1823)

Считается, что на этой картине изображена печь для обжига извести. Однако это может быть и небольшая мастерская, которой владел сам Жерико. В конце жизни он, стремясь обрести финансовую независимость, вложил свои деньги в эту крошечную фабрику на Монмартре. Предприятие оказалось убыточным, и образовавшиеся долги художник так и не смог выплатить. Более того, именно посещение этой мастерской стало причиной смерти Жерико.

Обыкновенно он приезжал на Монмартр верхом, и в одно из своих посещений он неудачно упал с лошади. Вскоре на месте ушиба образовался нарыв.

Художник вскрыл его нестерильным ножом, и через некоторое время у него началось заражение крови, от которого он и умер.

Сам Жерико так описал один из своих приездов в мастерскую: «Я подъехал и увидел перед собою полуразвалившуюся хижину, сиротливо притулившуюся под серым небом, возле которой уныло паслись несколько распряженных лошадей».

На первый взгляд, картина лишена привлекательности. Более того, она поражает современников Жерико «откровенной банальностью» представленной сцены.

Ничто здесь не притягивает взгляд зрителя: ни распряженные лошади, ни разбитая дорога, ни деревенская печь, которая укрыта облаком белой пыли. Причем происхождение этого белого пятна не совсем понятно и совсем не правдоподобно.

Тем не менее, без этого белого облака атмосфера картины была бы совсем другой.

Укрощение быков, Теодор Жерико, 1817 Ари Шеффер. Смерть Жерико (1824)

Клубы пыли придают композиции ауру таинственности и даже какой-то сонной мечтательности.

Облако можно воспринимать по-разному, особенно если учитывать, что оно происходит совсем не из этой печи — может быть, это та самая загадочная дымка, характерная для картин мастеров стиля барокко, а, может быть, это дым кадил в храмах из полотен на религиозную тему, которыми в своем время так восхищался Жерико…

Однако, в отличие от этих произведений, в которых дым был второстепенным элементом композиции, в «Печи…» он является главным мотивом, символизирующим непостоянство и быстротечность жизни и ассоциирующимся со стихией воздуха.

Все остальное в картине как бы контрастирует по смыслу с дымом, символизируя земное, массивное и вечное.

Кроме того, облако дыма является единственным светлым пятном на полотне, которое зрительно «прорывает» монотонно темный колорит.

В то время, как вся сцена кажется неподвижно застывшей, дым придает ей динамизм и, направляясь вверх, создает мощный композиционный контрапункт. Облако дыма быстро рассеивается… «Печь для обжига гипса» — одна из последних картин художника. Вскоре после окончания работы над ней болезнь приковывает Жерико к постели, с которой он уже больше никогда не поднимется.

  • Источники:
  • Хаксли О. Рай и ад
  • Дюпети М. Теодор Жерико
  • Панфилов А. Жерико
  • Барнс Дж. История мира в 10 1/2 главах

Ионина Н.А. Сто великих картин

Под редакцией Tannarh’a, 2014 г.

Живопись2014-10-08170590

Источник: http://tannarh.narod.ru/publ/iskusstvo/zhivopis/teodor_zheriko_biografija_i_kartiny/25-1-0-326

Художник теодор жерико биография и творчество — философия

За свою недолгую жизнь (1791-1824) он сделал столько, сколько иному не удалось бы, проживи он и 90 лет.

За 15-16 лет в творчестве художника Жерико были заложены основы революционного романтизма, потеснившие царивший академический классицизм во французской живописи девятнадцатого века.

Он был свидетелем революционных событий: становления и падения империи Наполеона, Реставрации и первых проявлений демократии в 20-х годах девятнадцатого столетия. И эти потрясения, естественно, нашли свое отражение в творчестве художника Жерико.

Краткая биография художника Теодора Жерико

Биография художника Жерико  представлена немногими основными событиями. Уроженец Руана, он почти всю свою короткую жизнь провел в Париже.

Получив основы образования в Императорском лицее, в 1810-1812 годах художник берет уроки у мастера батальных сцен Берне, «исторического» художника Герена, знакомится с работами Гро.

Неустанно молодой живописец работает с натурой, изучает античность, делает копии с картин старых мастеров и пишет картины  «Офицер конных егерей» и «Раненый кирасир, покидающий поле боя».

Читайте также:  Картина "сныть-трава. парголово", шишкин, 1885

Проведя год  в Италии (1816-1817), художник Т. Жерико изучает античную живопись, знакомится с творчеством Микеланджело, Рафаэля, Энгра. В итоге, он пишет картину «Бег свободных лошадей в Риме», где страсть объединяет человека и животного, где важны  не краски, а форма и композиция.

Вернувшись в Париж, живописец ищет темы для творчества в окружающем его мире. Работая в мастерской на улице Мартир, он создает картину «Укрощение быков», пишет портреты, занимается литографией. В Англии (1820-1821) он возобновляет занятия литографией, знакомится с работами Констебля.

На родине работает над новыми картинами, однако вследствие его кончины  в 1824 году после тяжелой болезни работа остается незавершенной.

Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ….

Творчество художника Т. Жерико

Для взволнованной молодой души естественным было откликнуться на происходящие события того времени,  и художник Жерико, объединив в одном сюжете любовь к изображению лошадей и интерес к военной теме, пишет в 1812 году картину «Офицер конных егерей», символ победителя Европы.

Противопоставленная привычной салонной живописи, эта картина, пронизанная движением и темпераментом, необычной пластикой и колоритом, вызвала критику и неприятие приверженцев классического направления. Еще большее непонимание встретило полотно «Раненый кирасир, покидающий поле боя» (1814), воплотившее трагический собирательный образ тех, кого перемолола мясорубка войны и крах империи.

В своем творчестве живописец, с присущим ему максимализмом, выносит на суд истории потрясения своей эпохи.

В конце двадцатых годов 19-го века морская трагедия – кораблекрушение фрегата «Медуза» – ставит новую веху в биографии и творчестве художника Жерико. Наконец, найден исторически-трагедийный сюжет, в котором он может выразить свое отношение к происходящим событиям, и он пишет картину «Плот «Медузы».

Он работает долго, тщательно выписывая каждого из пятнадцати персонажей, их муки от жажды и голода, безнадежность положения и радость от подоспевшей помощи.

И, конечно, красной строкой в картине проходит осуждение автором человеческого эгоизма, безответственности,  и, в то же время, сострадание и сочувствие к страдающим людям. Естественно, картина, в которой критика находила параллели с бездеятельностью правительства Франции, не получила должного одобрения.

То же сочувствие и сострадание просматриваются в портретах душевнобольных, написанных в Англии (1820-1821), куда удалился разочарованный очередной неудачей.

Написанное  в 1821 году в Париже, полотно «Скачки в Эпсоме» стало этапным в биографии художника Жерико и было признано каноническим, образцом для подражания.

Одной из последних картин является «Печь для обжига извести» (1822-1823), заложившая основы реалистического направления в пейзажной живописи.

Смотреть на видео обзор картины художника Т. Жерико Гибель Медузы

Источник: https://filosofia.ru/xudozhnik-teodor-zheriko-biografiya-i-tvorchestvo/

Жерико Жан-Луи-Андре-Теодор ( 1791 — 1824 )

Классицизм со своими строгими представлениями и холодным расчетом стал вызывать сопротивление тех художников, которые хотели выразить в искусстве прежде всего свои чувства, переживания и настроения, дать волю своему воображению.

В противоположность классицизму, грезившему античностью, эти художники обратили свои взоры к средневековью, к далеким экзотическим странам, и особенно Востоку. Благодаря этому романтическому, т.е.

мечтательному, поэтическому складу чувств в живописи II четверти 19-го века сложилось направление романтизм.

Вновь расцвела полузабытая пейзажная живопись, бурный подъем переживала историческая живопись, многие художники вдохновлялись литературными сюжетами, в частности, из романтических сочинений.

Живопись романтиков отличалась возбужденным горячим колоритом, сильным контрастом цветовых пятен, преднамеренным отказом от точности и классической отточенности рисунка. Композиция часто хаотична, лишенная величавости и незыблемого спокойствия.

Почти полстолетия длилась борьба между классицистами и романтиками: Романтики упрекали классицистов в холодной рассудочности, в отсутствии движения, а классицисты укоряли романтиков, что они пишут «будто бешеной метлой». Это была борьба двух различных художественных мировоззрений.

Первым художником романтизма во Франции был Теодор Жерико. Это мастер героических монументальных полотен, который соединил в своем творчестве черты и классицизма, и романтизма, и, наконец, мощное реалистическое начало, оказавшее огромное влияние на искусство реализма середины 19-го века. Но при жизни он был оценен лишь немногими близкими друзьями.

Впервые в 1812 году Жерико заявляет о себе большим полотном «Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку». Картина имела успех, и Жерико получил за нее золотую медаль. Зато следующая большая картина — «Раненый кирасир» потерпело полную неудачу, ибо посчитала ее намеком на разгром Наполеона в России.

Всю жизнь Жерико имел страсть к лошадям, что нашло отражение в его картинах, где лошади изображались в различных сюжетах, в разных ситуациях.

В 1817 году художник уезжает в Италию, где изучает искусство античности и Возрождения, перед которым все преклонялись и которое, по признанию самого художника, даже подавляет своим величием.

Жерико внимательно изучает классицизм, однако настойчиво ищет героические образы в современности. Так, события, происшедшие с французским кораблем «Медуза» летом 1816г., дали художнику сюжет, полный драматизма.

Картину приняли сдержанно, страсти вокруг нее были чисто политические: одни видели в ней проявление художником гражданского мужества, другие — клевету на действительность.

Жерико уезжает в Англию и демонстрирует эту картину там, где она имела большой успех. По возвращении во Францию, художник писал трагические образы сумасшедших, людей с обостренной психикой.

Последние одиннадцать месяцев своей жизни Жерико уже смертельно болел: вследствии падения с лошади он был прикован к постели. Умер он в январе 1824 году.

Источник: http://cvetamira.ru/zheriko-zhan-lui-andre-teodor-1791-1824

Ссылка на основную публикацию