Портрет молодой девушки (магдалены лютер), лукас кранах старший

Лукас Кранах Старший и его сын, Лукас Кранах Младший — художники Ренессанса, одного из самых блестящих периодов немецкого искусства. В Германии 2015 год был объявлен годом Кранахов, а в 2017-том мир отмечал 500-летие Реформации — у нас имеются веские причины вспомнить о немецких мастерах.
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

4 октября отмечаем дни рождения великих Кранахов: оба родились в четвертый день второго месяца осени, а у Младшего к тому же в 2015-том — 500-летний юбилей!
Художник родился в городке Кронах в Верхней Франконии, отсюда и его славное, известное всему миру имя. После недолгого обучения у своего отца-художника он отправился в Баварию, и затем — в Австрию. В Вене он сблизился с кругом гуманистов. Одна из ранних его работ — диптих «Куспиниан», основателя общества гуманистов — доктора, профессора университета, — и его супруги.
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

В 1505 году Саксонский курфюрст Фридрих Мудрый пригласил художника в Виттенберг.
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Курфюрст намеревался превратить этот провинциальный город в крупный культурный центр. Он основал университет, пригласил опытных преподавателей. Кранаха пригласил как придворного живописца. О высоком почитании его таланта говорит тот факт, что художнику назначают годовое жалование в сто гульденов, в то время как его предшественник получал всего сорок.

В Виттенберге художник прожил почти 50 лет. Он верно служил трем курфюрстам в качестве придворного живописца, советника и даже камердинера, и стал «самым долголетним художником Ренессанса». Кранах открыл в городе мастерскую, владел аптекой, книжной лавкой, типографией и был наиболее богатым и влиятельным бюргером Виттенберга. Дважды его избирали бургомистром.Кроме придворных заказов, Кранах выполнял и городские — считают, что «Алтарь Святой Екатерины» был выполнен по заказу виттенбергских профессоров. Святая Екатерина — покровительница ученых. На центральной створке алтаря, как установили историки, — портреты преподавателей университета.
Кранах постоянно был загружен работой и не мог лично выполнять все заказы, поэтому многие произведения выполнялись другими художниками в его мастерской. Ее производительностью были поражены даже современники: при Кранахе Старшем было выполнено около 5 000 картин!
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

В 1508 году Саксонский курфюрст пожаловал Кранаху герб в виде крылатого змея с короной на голове и рубиновым кольцом. Этим знаком художник стал подписывать собственные работы и работы, выполненные в его мастерской, как говорят искусствоведы «нивелируя этим самым свое творчество».

В 1506—1509 годы Кранах создает большинство своих гравюр. Некоторые из них по тонкости рисунка и выразительности образов соперничают с лучшими работами Дюрера, — к таковым относят гравюру «Святой Георгий». Именно в гравюре Кранах впервые обращается к античным сюжетам и начинает изображать обнаженную натуру.
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший
В живописи Кранах работает в различных жанрах. Для саксонских церквей он делает большие алтари. Создает свой тип Мадонны, который повторял во многих своих картинах и который подхватили его последователи. Для высокопоставленных заказчиков Кранах пишет «кабинетные картины» маленького формата.Виттенберг был университетским городом. Преподаватели-гуманисты насаждали интерес к античности, а двор, желавший слыть просвещенным, превратил увлечение классической литературой, историей и мифологией в моду. Кранах откликнулся на эту моду и написал множество картин на мифологические сюжеты.На одной из картин с обнаженным «греховным» телом художник написал: «Всеми силами гони купидоново сладострастие. Иначе твоей ослепленной душой овладеет Венера». Возможно, это уже первые морали, которые художник вскоре будет «проповедовать» в своих картинах во времена Реформаторства.
В эту атмосферу расцвета искусств врывается Реформация. Кранах знакомится с Мартином Лютером и становится его близким другом (а еще шафером на его свадьбе и позже крестным отцом его детей). Художник присоединяется к новому учению и направляет свой талант на службу реформатора церкви.Событие, послужившее толчком к перевороту сознания творца, было обнародование 95 тезисов Мартина Лютера: они были вывешены в 1517 году на дверях церкви в Виттенберге. В них он подверг сомнению папскую власть и утвердил веру в то, что между Богом и человеком не нужны посредники, тем более такие, как католическая церковь, погрязшая в грехах корыстолюбия и разврата. В 1520 году Папа Лев Х отлучил его от Церкви, но Лютер публично сжег папскую буллу. Так начался раскол церкви.Кранах написал множество портретов Лютера, чем немало поспособствовал в распространении протестантизма. Самым любимым образом в народе стал такой романтический герой, изображенный на гравюре Кранаха, как юнкер Йорк. Некоторое время Лютер скрывался в замке Вартбург. Он одевался в светскую одежду, отрастил волосы и бороду и начал называться Йорком. В это время Лютер впервые сделал перевод Библии на немецкий язык, а его друг-художник создал к ней иллюстрации.
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший
Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший
Кранах разработал концепцию изображения религиозных сюжетов в духе новой веры. Они проповедовали оправдание и прощение грехов человека через веру, а не через индульгенции, как предлагала католическая церковь.Еще одна грань таланта Кранаха — дар портретиста. На картинах предстают изящные дамы в изысканных костюмах — будто героини древнегреческих мифов на новый лад, а мужчины — доблестные, мудрые и храбрые вельможи.

Готовясь к самому яркому событию в этом году в Германии — 500-летнему юбилею Лукаса Кранаха Младшего, искусствоведы несколько лет изучали его творчество и с изумлением для себя обнаружили в нем… великого мастера! Ранее его скромно называли лучшим учеником Лукаса Кранаха Старшего, зато сейчас немцы заявляют о новом (то есть заново открытом) гении.Лукас Кранах Младший учился у своего отца и мастерскую унаследовал еще при его жизни. Благодаря своей предприимчивости и работоспособности, мастерская по-прежнему процветала и была одной из самых успешных в Европе. Кранах-сын, также, как и отец, был мэром Виттенберга.

Кранах Младший, как и Старший, писал алтари, портреты, аллегорические и мифологические сцены…

Пожалуй, получалось у него порой не хуже, чем у знаменитого Старшего: взгляните на работы потомка!Открытием в творчестве младшего из династии художников стала серия графических работ. Портреты ранее приписывались его отцу, и только последние исследование доказали авторство Лукаса-сына.

К открытию проекта «Кранах 2015» в этом году вышли сразу две крупных монографии о младшем из художников.

«Лукас Кранах Младший и реформация образа» («Lucas Cranach der Jüngere und die Reformation der Bilder», Elke Werner, Anne Eusterschulte, Gunnar Heidenreich) — результат международной конференции.

Участники «открыли новые перспективы изучения его творчества, как художника, бизнесмена и политика».

Вторая книга — «Лукас Кранах Младший — биография» Стефан Рейна («Lucas Cranach der Jüngere — Eine biografische Annäherung» Stefan Rhein) — стала первой монографией о жизни этого замечательного художника.

Источник: https://artchive.ru/publications/938~Dva_Lukasa_Dva_Kranakha_khudozhniki_na_sluzhbe_u_Saksonskikh_kurfjurstov_i_Reformatsii

Портреты мартина лютера лукас кранах старший

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Среди целого ряда немецких живописцев выделяется Кранах Старший, настоящее имя которого — Лукас Зундер. Этот поразительно энергичный человек был придворным художником князя Фридриха Мудрого, его награждали деньгами, орденами и почестями — «за благородство», талант и честность, за верную и преданную службу.

Это был первый и лучший саксонский живописец, достойный соперник Альбрехта Дюрера, которому почти равнялся в таланте, творческой плодовитости и славе. Он никому не подражал, кроме природы, однако же был под некоторым влиянием протестантского воззрения.

Картины Лукаса Кранаха Старшего то величественны, то нежны и грациозны. К сожалению, их сохранилось мало, но и оставшиеся поражают зрителя первозданной свежестью красок.

На всех своих картинах и гравюрах мастер помещал свою монограмму — маленького красного крылатого дракона.

Творчество Кранаха Старшего не открывает новой страницы в немецком искусстве и не ставит проблем. Это счастливый по своей легкости характер, который и в дни неповторимых исторических сдвигов оставался спокойным и уверенным.

А время его жизни действительно было бурное, так как совпало с периодом ожесточенной идеологической борьбы в Германии. Лозунгом этой борьбы стал протест против католический церкви. Не было ни одной общественной прослойки, которая оставалась бы в стороне.

Княжеская знать боролась за абсолютную власть, городская буржуазия — за самостоятельность и господствующее положение, крестьяне — за мало-мальски сносные условия существования.

Судьба Кранаха неразрывно связана с жизнью небольшого саксонского городка Виттенберга. В годы Реформации Виттенберг ненадолго стал национальным идеологическим центром Германии. Именно здесь развернулась деятельность доктора богословия Мартина Лютера, в 1517 году всколыхнувшего всю Германию своими «95 тезисами», обличавшими торгашеский дух католической церкви.

Еще в 1476 году некий Ганс Бейгем, прозванный Иванушкой-свистуном, вдруг заговорил о новом царстве Господнем, в котором «не будет ни князей, ни папы, никаких господ и повинностей, где все будут братья». Епископ Вюрцбургский велел схватить его и сжечь, и волнения стихли.

Читайте также:  Мадонна с младенцем и ангелами (мадонна ручеллаи), дуччо ди буонинсенья, 1285

А потом образованный богослов Лютер сказал, что «время молчания прошло и время говорить настало».

И это было своевременно, так как уже давно крестьянский башмак с развевающимися подвязками — в противовес рыцарскому сапогу — утвердился на знамени восставших за свои права крестьян.

Кранах Старший был лично знаком почти со всеми выдающимися людьми своего времени и писал портреты некоторых из них. Он был другом Мартина Лютера и одним из первых принял его исповедание.

Лукас Кранах подружился с ним во время пребывания Лютера в Виттенберге и до конца жизни оставался одним из самых близких ему людей. Кранах Старший иллюстрировал книги Мартина Лютера — «Страсти Христа и Антихриста», его катехизис, перевод Библии, выполнил ряд гравюр и т. д.

«Страсти Христа и Антихриста» было тем самым политическим произведением Лютера, в котором жизнь и страдания Спасителя так зло противопоставлены роскошной жизни и надменности Его наместника на земле.

Христос обмывает ноги своим ученикам, а римский папа требует, чтобы императоры целовали ему туфлю. Христос изгоняет торгующих из храма — папа отправляет своих посланцев во все концы света торговать «божественной благодатью».

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

В начале XVI века лозунги Лютера звучали как пламенный призыв к борьбе. В первый этап Реформации как будто падают все преграды, все дозволено, все средства оправданы волей нового протестантского бога, который позволяет человеку бороться за свою свободу.

Но в самую решительную минуту с небывалой силой сказывается компромиссный характер нового учения. Ужас перед стихийным крестьянским движением заставил немецкую буржуазию соединиться с княжеской властью для совместной борьбы.

В период наибольшего напряжения крестьянской войны тот же самый Мартин Лютер, вспыльчивый и самовлюбленный, в памфлете «Против разбойных и грабительских шаек крестьян» призывал: «Их нужно бить, душить и колоть, тайно и открыто так же, как убивают бешеную собаку. Поэтому, господа, спасайтесь.

Колите, бейте, давите их, кто как может, и если кого постигнет при этом смерть, то благо ему. Ибо более блаженной смерти быть не может».

Оставим сейчас в стороне политическую суть движения Реформации и остановимся на портретах кисти Кранаха, которые считаются одной из самых приятных сторон творчества художника. Хотя немецкий драматург, теоретик искусства и литературный критик Лессинг писал, что Кранах «не может вложить в голову портрета больше, чем сколько имеется в его собственной голове.

А способностью читать в душах великих людей почтенных Кранах, по-видимому, не отличался». Немецкий профессор Рихард Мутер тоже считал, что портреты Кранаха вызывают сожаление, что рядом с великими людьми не оказались Дюрер или Гольбейн. Когда художник имеет дело с простыми бюргерами или крепкими мужицкими фигурами, у него бывают удачные приемы.

Но его Лютер и Меланхтон?! Разве его лютеровские портреты не возбуждают только мысль о том докторе Лютере, о котором поют студенты в погребках? Кранах не является истолкователем духовного величия, он рисует великих людей в местном колорите Виттенберга, а не в их вечном значении.

Он рисует Лютера, заведовавшего в Виттенберге церковным приходом, а не пылкого Лютера, удары которого расшатали всю Европу».

Так вот случается с великими произведениями. Прошло несколько веков, и теперь портреты Мартина Лютера и его сподвижника Меланхтона, написанные Лукасом Кранахом, считаются единственными и лучшими портретами этих людей.

Художник изобразил их с палицами, пробивающими брешь в Ватикане.

Он не гонится за чуждым ему художественным претворением действительности, не тянется за итальянским искусством, а просто и искренне воспроизводит то, что видит.

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Первые портреты Лютера, относящиеся к 1520—1521 годам, были написаны художником по просьбе гуманистов, сочувствовавших новому реформатору.

Это такие произведения, как «Портрет Лютера в монашеской рясе», «Портрет Лютера в образе юнкера Йорга», «Портрет Лютера на фоне ниши».

Особенно выразителен портрет 1521 года, на котором Лютер изображен в профиль, и самый профиль его лица экспрессивной линией выдается на темном фоне.

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Кранах обратился в нем к мало привычной для себя технике резцовой гравюры на меди. Выражение непоколебимой уверенности, целеустремленности и какая-то особая одухотворенность обращают на себя внимание в некрасивом, грубоватом лице молодого доктора богословия.

Дополняя резец иглой, художник создает исключительное по живописности произведение. Кранах использует мягкую густую штриховку фона и теней для контраста бледному пятну лица и одежды, почти лишенной складок.

Этот портрет стоит особняком в творчестве Кранаха, так как, по мнению исследователей, живописностью эффекта и выразительностью художник словно предвосхищает офорты Рембрандта.

Большой известностью пользуется и ксилография «Портрет Лютера в образе юнкера Йорга».

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

История ее такова. Как известно, после Вормского рейхстага Мартин Лютер какое-то время вынужден был прятаться в крепости Вартбург. Он одевался в светскую одежду, отрастил волосы и бороду и в довершение всего принял имя Йорг.

Зимой 1521—1522 годов он тайно провел несколько дней в Виттенберге, вот тогда Лукас Кранах Старший и нарисовал этот портрет, который впоследствии разошелся по Германии в бесчисленных гравюрах. Считается, что это наиболее одухотворенное изображение реформатора. Образ Лютера мужествен, но лишен брутальности более ранних его изображений.

В нем есть нечто романтически-взволнованное — и в умном, как бы вопрошающем взгляде, и в порывистом повороте головы.

Источник: https://historylib.org/historybooks/Nadezhda—Ionina_100-velikikh-kartin/18

Блоги / Искандер Кузеев: Семья Кранахов: долгожданное воссоединение после встречи на Эльбе

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Выставок Кранахов в России никогда не было. Ни Лукаса Кранаха -старшего ни младшего. Так что только что открывшаяся московская выставка в Пушкинском («Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом») стала событием.

На открытие выставки приехал посол Германии в России Рюдигер фон Фрич. Приехали гости из Тюрингии — обербургомистр города Гота Кнут Кройх (вспомнил.

чему учили в гэдээровской школе и заговорил по-русски) и директор музея в замке Фриденштайн в окрестностях Готы (откуда прибыла значительная часть выставки) Мартин Эберле.

Присутствовали и обе директрисы: Ирина Антонова, которая давным-давно начинала переговоры об организации такой выставки в Москве, и нынешний директор музея Марина Лошак.

Открывавшая торжественный вечер Марина Лошак пригласила на сцену хор, исполнивший a’capello кантату Баха, который был современником Кранаха.

Встреча на Эльбе и ее продолжение 1946 года

В кулуарах вернисажа многие выступавшие говорили о разделении коллекции произведений Кранаха, начавшегося в далеком 1946 году.

Как мы знаем из старого фильма «Встреча на Эльбе», именно вдоль этой реки проходила линии разделения советских войск и войск союзников в конце Второй мировой войны. Вдоль Эльбы и ее притока Эгера.

Так что левобережье Карлсбада (Карловых Вар) первоначально тоже входило в американскую оккупационную зону.

В 1946 году американцы отдали левобережье Саксонии, всю Верхнюю Саксонию (Заксен-Анхальт). Бранденбург и Тюрингию » в обмен на игрушку четырехзонного Берлина, свою же Ахиллесову пяту в будущем» (как писал Солженицын). И начиналась проблема перемещенных ценностей.

Еще как-то можно было понять вывоз «на реставрацию» сокровищ разрушенной американцами Дрезденской галереи, но коллекция замка Фриденштайн (самое крупное собрание произведений Кранахов), она же совершенно не пострадало во время войны.

Что касается графики, то ее наши музеи (Пушкинский, Эрмитаж) разыскивали и выкупали уже у частных владельцев.

Графические листы Кранахов, как и многих других немецких мастеров, разошлись по рукам: их вывезла «страна Лимония, сплошная Чемодания», как пел Высоцкий.

Шесть вагонов маршала Жукова, контейнеры генералов, офицерские чемоданы, солдатские рюкзачки и непременные шесть часов на запястьях, как в известных мемуарах Рабичева («Война всё спишет»)… Потом коллекцию собирали по крупицам.

Читайте также:  Венера, завязывающая глаза амуру, тициан вечеллио

На открывшуюся выставку в Пушкинском музее произведения Кранахов приехали из той же Готы, из музеев Берлина, Будапешта, Праги, Мадрида (немецкий музей Тиссен-Борнемисса), из Санкт-Петербурга (Эрмитаж), из частных московских коллекций и даже из Нижнего Новгорода.

В Эрмитаже, помню, коллекция Кранахов размещалась в маленьком проходном зальчике второго этажа. Не всякий посетитель заметит. А в Нижнем? Я и не помню, где! Все, кто побывал в Нижегородском музее на Верхне-Волжской набережной, вспомнят «Русскую Венеру» Кустодиева, распахнутую на всю анфиладу второго этажа, а «Лукрецию» Кранаха даже и не заметят.

А тут — огромная коллекция работ Кранахов, впервые собравшаяся в одном месте после встречи на Эльбе!

Лукас Кранах и Мартин Лютер

Выставка будет продолжаться до 15 мая. Как водится, начнется паломничество снобов, экскурсантов на автобусах, понаехавших из далекого Замкадья. Но какие бы очереди ни выстраивались вдоль Волхонки, заворачивая в Колымажный переулок, коллекцию должен посмотреть каждый русский интеллигент.

Со школы живопись Возрождения у нас ассоциируется прежде всего, с живописью итальянской. Особняком стоят «малые голландцы».

Живописи Германии как бы не существовало вовсе. Как и музыки, впрочем. Германия представлялась страной педантов, страной Штольца, которому в России противостоял мечтательный лентяй Обломов.

Мало кто знает, что в Германии сейчас 350 оперных театров, а в соседней Франции — всего 35.

Не так давно об этом говорил в своем цикле «О пении, об опере, о славе» на радио «Эхо Москвы» крупнейший знаток немецкой музыкальной школы Алексей Парин.

Кранахов не знал практически никто. О творчестве Кранахов в двадцатых годах пытался говорить скульптор Меер Айзеншталдт.

Выставка с его проектом грандиозного монумента с аллюзиями к античным корням Немецкого Возрождения (1929) недавно была представлена в МУАРе его внучками, сестрами Арендт ( Maria Arendt, Наташа Арендт). Макет, как я уже сказал, 1929 года.

И неизвестно, как сложилась бы судьба скульптора, если бы он создавал эту работу после 1933 года, когда античные аллюзии стали официальной искусствоведческой идеологией Третьего Рейха.

Лукас Кранах был, впрочем, не только художником эпохи Возрождения, современником Баха, но и современником Мартина Лютера, апологетом его Реформации.

Реформация и ее отражение в русском менталитете

А что у нас в народе знают о Реформации, о европейском протестантизме? Ну, знают анекдоты из католического пансиона. — Кем ты хочешь стать, дитя моё? — спрашивает настоятельница католического пансиона. — Про… про… про,.. — заикаясь, начинает отвечать послушница. — Кем?! Кем?!! — строго переспрашивает настоятельница. — Проституткой, матушка!

— Ну, слава тебе. Господи! Я уж думала, протестанткой.

Что еще у нас в народе знают об эпохе Реформации? Для нас она как «черный ящик» у кибернетиков, как кобыла у Козьмы Пруткова («щёлкни в нос — махнет хвостом»). Знаем, что на входе. Видим, что на выходе.

На входе — мрачное Средневековье с кострами Инквизиции, круговорот грехов в природе («согрешил? — покайся!»), ускоренный покупкой индульгенций (прощением грехов a priori) и возможностью вымаливать прощение у конкурирующего сонма святых угодников.

Помните, как было в известном мультфильме «Ограбление по…»? — Куда путь держишь, Антонио? — Иду грабить банк!

— Да поможет тебе Святой Януарий!

Всё это на входе. А что на выходе?

На выходе — возвышение современной европейской цивилизации, где «человек есть мера всех вещей» (Лютер), где надо не только молиться во славу Господа, как у католиков, где «человек должен трудиться во славу Господа» (тоже — цитата из Лютера).

В протестантских церквах (у Кальвина, у Цвингли, у Лютера) отсутствует институт покаяния. Человек общается с высшими силами без посредника, в конце жизни отвечает за свои грехи непосредственно перед Богом.

Отсюда — высокий нравственный императив во всех сферах бытия. Отсюда — все достижения Европейского Севера, куда теперь (вплоть до норвежских фиордов Скандинавии) устремляются беженцы с Ближнего Востока.

Даже не знакомые с тонкостями доктрины Лютера и его девяноста пяти тезисов знают, что лишь в протестантских странах Европы отсутствуют не только турникеты в автобусе, но и турникеты в электричках, в метро. Все оплачивают проезд. Все платят налоги (ни в одной из протестантских стран нет ни одного километра платных дорог!).

Михаэль Кольхаас и Мартин Лютер

Впрочем, платные дороги — особая история. Когда взбалмошный землевладелец фон Тронке вздумал поставить шлагбаум на своей земле и брать плату за проезд, это возмутило простого конноторговца Михаэля Кольхааса, откармливавшего коней на заливных лугах Хафеля под Берлином и каждый год путешествовавшего с ними на ярмарку в Лейпциг.

Кольхаас заложил имущество в банке, устроил грандиозный судебный процесс, дошедший до тогдашнего «Страсбурга», Верховного трибунала Священной Римской империи. За него вступился Мартин Лютер, ставший к тому времени духовным лидером эпохи.

За него вступился простой народ, назревал народный бунт, который в советской историографии именуется «крестьянскими войнами эпохи Реформации». О Михаэле Кольхаасе советская историография не знает. Знают лишь те, кто читал небольшую одноименную новеллу фон Кляйста, написанную двести лет спустя.

Ну, может, вспомнят и те, кому удалось посмотреть мой фильм (в соавторстве с Антоном Васильевым) на ту же тему — «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды» (на федеральных каналах не демонстрировался, есть краткая газетная версия, типа, синопсис сценария).

А в Германии Михаэля Кольхааса хорошо помнят. Мост на дороге из Берлина в Бабельсберг (там жил не только Штирлиц, но и Кольхаас), так и называется «Кольхассенбрюкке». Стоит на одном из заливов Хафеля, рядом с более известным «мостом шпионов» Глиенекербюкке.

И не только помнят Кольхааса в Германии. Дело его живет и побеждает. Как я уже говорил, ни в Германии, ни в других протестантских странах Европы с тех пор нет ни одного километра платных дорог.

Доктрина Лютера в полотнах Кранаха

Что еще на выходе «черного ящика» Реформации? Ну, как же, телевизионная реклама! — Сделано в Швеции — сделано с умом!

— Качество Германии, natürlich!

Скажешь «сделано в Португалии — сделано с умом!», — засмеют. А заикнешься о качестве Сицилии, сразу вспомнят горы трупов, закатанные сицилийской мафией в асфальт или в бетон.

— Будешь сверлить стену, картину вешать, наткнешься на торчащий из стены палец или просверлишь череп! — кажется, комиссар Катанья так говорил в финале одного из фильмов о сицилийской мафии.

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

Лукасс Кранах-старший. Портрет Мартина Лютера (Википедия).

Идеология Лютера, когда человек напрямую приближен к Богу, проявляется во всех полотнах Кранаха на библейские и античные сюжеты. На них — узнаваемые современниками художника саксонские крестьяне, тюрингские бюргеры, герои рыцарских турниров в Тюрингии. Стоит лишь взглянуть на полотно «Христос и грешница», как зритель окунается в детали саксонской жизни эпохи Лукаса Кранаха!

Смотришь на диптих, посвященный истории Юдифь и Олоферна, на них — те же немецкие крестьяне. Поодаль — Вартбург в окрестностях Айзенаха.

Нет, не гэдээровский пластиковый автомобиль «Вартбург», собиравшийся на заводе в Айзенахе. На картинах диптиха — замок «Вартбург», а у его подножия — раскинувшийся вокруг собора тот самый Айзенах.

На другой картине диптиха об Олоферне и Юдифь — рыцарский турнир в Тюрингии.

Почему в России ничего не знают о Лютере? Потому что с точки зрения православия все церковные доктрины Запада — ересь. Даже великий философ Лев Гумилёв писал предельно кратко: «А латиняне — враги!» (цитата из книги «От Руси к России», глава «В союзе с Ордой»).

И мало кто помнит, что на Москву-столицу наведывался эмиссар Лютера Феодосий Косой, доехавший до Московии из далекого Виттенберга, где проповедовал Мартин Лютер, где писал его портрет Лукас Кранах.

Эпоха Лютера — это и эпоха Иоанна Грозного, который чуть ли не на кол посадил «еретика» из Виттенберга, бежавшего потом в Литву, как и первый диссидент князь Курбский, как и второй диссидент, первопечатник Иван Федоров.

Литвой в ту пору называли обширные пространства Великого княжества Литовского, простиравшегося практически от моря до моря. Князь Курбский осел в замке под Ровно, Иван Фёдоров обосновался во Львове. И там же, на Украине, где находят пристанище нынешние диссиденты Московии, нашел себе обитель и опальный богослов Феодосий Косой.

Выставка на Волхонке говорит нам о том, что эпоха Немецкого Возрождения не менее величественна и грандиозна, чем Возрождение в Италии. Что нам Караваджо, на которого недавно тоже выстраивались очереди? Так, один из многих!

  • А Лукас Кранах с его школой — основоположник, заложивший краеугольный камень в эстетическую концепцию Реформации, перевернувшей представление о месте человека в этом мире, давшей толчок мировому прогрессу.
  • И сейчас, когда Россия — во мгле, самое время — задуматься о том, что проповедовал Мартин Лютер, что воспевал Лукас Кранах.
  • (оригинал)

Источник: https://echo.msk.ru/blog/kuzeev/1724724-echo/

Портреты мартина лютера лукас кранах старший

Портрет молодой девушки (Магдалены Лютер), Лукас Кранах Старший

     Среди целого ряда немецких живописцев выделяется Кранах Старший, настоящее имя которого — Лукас Зундер. Этот поразительно энергичный человек был придворным художником князя Фридриха Мудрого, его награждали деньгами, орденами и почестями — «за благородство», талант и честность, за верную и преданную службу.

Читайте также:  Творчество джованни беллини, картины и биография

     Это был первый и лучший саксонский живописец, достойный соперник Альбрехта Дюрера, которому почти равнялся в таланте, творческой плодовитости и славе. Он никому не подражал, кроме природы, однако же был под некоторым влиянием протестантского воззрения.

Картины Лукаса Кранаха Старшего то величественны, то нежны и грациозны. К сожалению, их сохранилось мало, но и оставшиеся поражают зрителя первозданной свежестью красок.

На всех своих картинах и гравюрах мастер помещал свою монограмму — маленького красного крылатого дракона.

     Творчество Кранаха Старшего не открывает новой страницы в немецком искусстве и не ставит проблем. Это счастливый по своей легкости характер, который и в дни неповторимых исторических сдвигов оставался спокойным и уверенным.

А время его жизни действительно было бурное, так как совпало с периодом ожесточенной идеологической борьбы в Германии. Лозунгом этой борьбы стал протест против католический церкви. Не было ни одной общественной прослойки, которая оставалась бы в стороне.

Княжеская знать боролась за абсолютную власть, городская буржуазия — за самостоятельность и господствующее положение, крестьяне — за мало-мальски сносные условия существования.

     Судьба Кранаха неразрывно связана с жизнью небольшого саксонского городка Виттенберга. В годы Реформации Виттенберг ненадолго стал национальным идеологическим центром Германии. Именно здесь развернулась деятельность доктора богословия Мартина Лютера, в 1517 году всколыхнувшего всю Германию своими «95 тезисами», обличавшими торгашеский дух католической церкви.

     Еще в 1476 году некий Ганс Бейгем, прозванный Иванушкой-свистуном, вдруг заговорил о новом царстве Господнем, в котором «не будет ни князей, ни папы, никаких господ и повинностей, где все будут братья». Епископ Вюрцбургский велел схватить его и сжечь, и волнения стихли.

А потом образованный богослов Лютер сказал, что «время молчания прошло и время говорить настало». И это было своевременно, так как уже давно крестьянский башмак с развевающимися подвязками — в противовес рыцарскому сапогу — утвердился на знамени восставших за свои права крестьян.

     Кранах Старший был лично знаком почти со всеми выдающимися людьми своего времени и писал портреты некоторых из них. Он был другом Мартина Лютера и одним из первых принял его исповедание.

Лукас Кранах подружился с ним во время пребывания Лютера в Виттенберге и до конца жизни оставался одним из самых близких ему людей. Кранах Старший иллюстрировал книги Мартина Лютера — «Страсти Христа и Антихриста», его катехизис, перевод Библии, выполнил ряд гравюр и т. д.

«Страсти Христа и Антихриста» было тем самым политическим произведением Лютера, в котором жизнь и страдания Спасителя так зло противопоставлены роскошной жизни и надменности Его наместника на земле. Христос обмывает ноги своим ученикам, а римский папа требует, чтобы императоры целовали ему туфлю.

Христос изгоняет торгующих из храма — папа отправляет своих посланцев во все концы света торговать «божественной благодатью».

     В начале XVI века лозунги Лютера звучали как пламенный призыв к борьбе. В первый этап Реформации как будто падают все преграды, все дозволено, все средства оправданы волей нового протестантского бога, который позволяет человеку бороться за свою свободу.

Но в самую решительную минуту с небывалой силой сказывается компромиссный характер нового учения. Ужас перед стихийным крестьянским движением заставил немецкую буржуазию соединиться с княжеской властью для совместной борьбы.

В период наибольшего напряжения крестьянской войны тот же самый Мартин Лютер, вспыльчивый и самовлюбленный, в памфлете «Против разбойных и грабительских шаек крестьян» призывал: «Их нужно бить, душить и колоть, тайно и открыто так же, как убивают бешеную собаку. Поэтому, господа, спасайтесь.

Колите, бейте, давите их, кто как может, и если кого постигнет при этом смерть, то благо ему. Ибо более блаженной смерти быть не может».

     Оставим сейчас в стороне политическую суть движения Реформации и остановимся на портретах кисти Кранаха, которые считаются одной из самых приятных сторон творчества художника. Хотя немецкий драматург, теоретик искусства и литературный критик Лессинг писал, что Кранах «не может вложить в голову портрета больше, чем сколько имеется в его собственной голове.

А способностью читать в душах великих людей почтенных Кранах, по-видимому, не отличался». Немецкий профессор Рихард Мутер тоже считал, что портреты Кранаха вызывают сожаление, что рядом с великими людьми не оказались Дюрер или Гольбейн. Когда художник имеет дело с простыми бюргерами или крепкими мужицкими фигурами, у него бывают удачные приемы.

Но его Лютер и Меланхтон?! Разве его лютеровские портреты не возбуждают только мысль о том докторе Лютере, о котором поют студенты в погребках? Кранах не является истолкователем духовного величия, он рисует великих людей в местном колорите Виттенберга, а не в их вечном значении.

Он рисует Лютера, заведовавшего в Виттенберге церковным приходом, а не пылкого Лютера, удары которого расшатали всю Европу».

     Так вот случается с великими произведениями. Прошло несколько веков, и теперь портреты Мартина Лютера и его сподвижника Меланхтона, написанные Лукасом Кранахом, считаются единственными и лучшими портретами этих людей.

Художник изобразил их с палицами, пробивающими брешь в Ватикане. Он не гонится за чуждым ему художественным претворением действительности, не тянется за итальянским искусством, а просто и искренне воспроизводит то, что видит.

     Первые портреты Лютера, относящиеся к 1520—1521 годам, были написаны художником по просьбе гуманистов, сочувствовавших новому реформатору. Это такие произведения, как «Портрет Лютера в монашеской рясе», «Портрет Лютера в образе юнкера Йорга», «Портрет Лютера на фоне ниши».

Особенно выразителен портрет 1521 года, на котором Лютер изображен в профиль, и самый профиль его лица экспрессивной линией выдается на темном фоне. Кранах обратился в нем к мало привычной для себя технике резцовой гравюры на меди.

Выражение непоколебимой уверенности, целеустремленности и какая-то особая одухотворенность обращают на себя внимание в некрасивом, грубоватом лице молодого доктора богословия. Дополняя резец иглой, художник создает исключительное по живописности произведение.

Кранах использует мягкую густую штриховку фона и теней для контраста бледному пятну лица и одежды, почти лишенной складок. Этот портрет стоит особняком в творчестве Кранаха, так как, по мнению исследователей, живописностью эффекта и выразительностью художник словно предвосхищает офорты Рембрандта.

     Большой известностью пользуется и ксилография «Портрет Лютера в образе юнкера Йорга». История ее такова. Как известно, после Вормского рейхстага Мартин Лютер какое-то время вынужден был прятаться в крепости Вартбург. Он одевался в светскую одежду, отрастил волосы и бороду и в довершение всего принял имя Йорг.

Зимой 1521—1522 годов он тайно провел несколько дней в Виттенберге, вот тогда Лукас Кранах Старший и нарисовал этот портрет, который впоследствии разошелся по Германии в бесчисленных гравюрах. Считается, что это наиболее одухотворенное изображение реформатора. Образ Лютера мужествен, но лишен брутальности более ранних его изображений.

В нем есть нечто романтически-взволнованное — и в умном, как бы вопрошающем взгляде, и в порывистом повороте головы.

Источник: https://elenakonovalova.ucoz.net/publ/100_velikikh_kartin/portrety_martina_ljutera_lukas_kranakh_starshij/8-1-0-48

Ссылка на основную публикацию