Портрет дамы, рогир ван дер вейден, около 1460

30.06.2008

Публикации

Первые навыки художественного ремесла Рогир ван дер Вейден получил, судя по всему, у своего отца, резчика по дереву. С 1427 года учился в своем родном городе Турне у Робера Кампена.

В 1432 году был принят в гильдию живописцев Турне, позднее, с 1435 года, работал в Брюсселе, где завел большую мастерскую, выполнял самые разнообразные заказы и имел много учеников. В 1450 году предпринял путешествие в Италию.

Итальянские мастера высоко оценили творчество Рогира, что подтверждается тем фактом, что для обучения к нему в Брюссель был послан живописец из Италии.

Рогир ван дер Вейден — художник следующего после Яна ван Эйка поколения. И хотя творчество старшего современника, несомненно, было известно Рогиру, в своих ранних произведениях он весьма отличен от него и своим эмоциональным строем, и пространственным решением картин.

Многие из алтарных композиций художника изображают драматические эпизоды Священного Писания, в них преобладает трагическое восприятие жизни. Не свойствен его ранним работам и особый интерес к пространственной глубине картины.

В них отчетливее видна связь со скульптурным пониманием пластических задач, что самым прямым образом сказывается на более частом обращении к монохромно-гризайльной живописной технике, имитирующей резьбу, а также на особенностях построения картинного пространства.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Снятие с креста. Ок. 1435

Рогир ван дер Вейден не датировал свои произведения, приблизительное время их создания определяется стилистическим анализом. Самой ранней из известных картин считается «Снятие с креста» (ок. 1435, Мадрид, Прадо) — центральная часть не сохранившегося полностью триптиха.

Действие развертывается в ограниченном золотым фоном неглубоком пространстве переднего плана, уподобляясь барельефу. Художник стремится подчеркнуть страстную взволнованность лиц, окружающих безжизненное тело Христа. Богоматерь бессильно опускается без чувств, ее бросается поддержать Иоанн.

Мария Магдалина сломлена горем, что почти буквально выражает ее согбенная фигура и сжатые в отчаянии руки. Более сдержанны в своем горе величественные старцы, поддерживающие Спасителя.

Среди ярких, чувственно осязаемых цветовых пятен одежд свидетелей события, обнаженное тело Христа с бессильно повисшими руками и головой излучает неземной свет, приковывая к себе внимание зрителя. Манеру Рогира отличает здесь любовь к четкой выразительной контурной линии, играющей равноценную с колоритом роль.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Страшный суд. Ок. 1450

Своеобразной альтернативой восторженному прославлению мира в Гентском алтаре Яна ван Эйка воспринимается трагизм монументального полиптиха Рогира «Страшный суд» (ок. 1450, Бон, Бургундия, Капелла госпиталя).

Поверхность земли здесь не цветущий сад, а голая безжизненная равнина, лишенная какой-либо растительности.

Обнаженные люди, вызванные из земли трубными звуками Страшного Суда, в страхе и трепете ждут решения своей участи.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Мария Магдалина. Правая часть «Триптиха семейства Брак». 1450-е

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Триптих семейства Брак. Центральная часть. 1450-е

Значительно меняется живописная манера и эмоциональный тонус произведений мастера после посещения им Италии. В его религиозных композициях возрастает пространственность, усиливается значение пейзажного фона. Художник чаще обращается к лирическим мотивам и образам Евангелия.

Показательна в этом отношении правая створка небольшого «Триптиха семейства Брак» (1450-е, Париж, Лувр). На ней изображена полуфигура Марии Магдалины, сидящей на первом плане в спокойной позе. За ней расстилается широкий, уходящий далеко вглубь пейзаж с холмами и скалами, полями и перелесками.

Ясности и чистоте женского облика соответствует тишина и спокойствие природы.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Поклонение волхвов. Центральная часть «Алтаря Святой Коломбы». Ок. 1460

Одним из любимых сюжетов Священного Писания становится у Рогира в 1450-е годы поклонение младенцу Христу. В «Алтаре Бладелена» (Мидделбургский алтарь; Берлин, Государственные музеи) коленопреклоненные Мария и Иосиф и заказчик картины Питер Бладелен умиленно взирают на обнаженное тельце Младенца.

В центральной части большого триптиха, известного под названием «Алтарь Святой Коломбы» (ок. 1460, Мюнхен, Старая пинакотека), показано Поклонение волхвов. Сцена не обладает пространственной глубиной, хотя на дальнем плане заботливо изображен городской пейзаж.

Все внимание художника обращено на несущих дары волхвов, одетых в роскошные, современные художнику одежды. Особенно эффектен крайний справа, в котором видят портретные черты Карла Смелого, герцога Бургундии. Его почти скульптурно вылепленная голова резко выделяется на фоне каменной стены.

Любовь к красоте и выразительности контурной линии, завершенной пластике жеста, свойственная Рогиру еще в ранних работах, сохраняется и здесь.

Религиозные композиции Рогира пользовались большим успехом. Об этом говорит множество исполненных в XV веке копий и повторений с его работ, дошедших до нашего времени. Такова находящаяся в петербургской Эрмитаже картина «Святой Лука, рисующий Мадонну».

Помимо этого, известны еще три экземпляра этой композиции в музеях Бостона, Мюнхена и Брюгге. Предполагают, что в образе Святого Луки Рогир изобразил самого себя.

Интересно также, что пейзаж и фигуры заднего плана очень близки тому, что мы видели в картине Яна ван Эйка Мадонна канцлера Ролена.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Портрет Франческо д’Эсте. Ок. 1460

Рогир ван дер Вейден известен и как портретист. Но если в портретах его старшего современника ван Эйка мы видели главным образом представителей бюргерского общества, то портретные работы Рогира ближе вкусам аристократии и чаще всего запечатлевают людей этого сословия.

Таковы, например, Портрет Франческо д’Эсте (ок. 1460, Нью-Йорк, Музей Метрополитен), Портрет рыцаря ордена Золотого руна (ок. 1460, Брюссель, Королевские музеи изящных искусств), безымянные женские портреты.

В их художественной концепции определенно сказывается желание выявить духовный и физический аристократизм личности. Показателен портрет Франческо д’Эсте. Новое для нидерландского портретного искусства — светлый фон, на котором особенно четко рисуются голова и плечи молодого человека.

Шапка темных волос подчеркивает его силуэт, заостряет внимание на своеобразии худощавого горбоносого лица. Тонкие длинные пальцы изящным жестом держат кольцо и молоток — по-видимому, атрибут власти. Темную одежду оттеняет золотая цепь на шее и золотистая же кайма на воротнике и рукавах.

Взор портретируемого направлен мимо зрителя, но это не просто погруженность в себя, как было у Эйка, а надменное желание стоять над окружающим миром.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Женский портрет

В женских портретах Рогира появляется новое для нидерландской портретной живописи стремление подчеркнуть изысканную красоту и изящество модели. Таковы близкие по решению портреты из Национальных галерей Лондона и Вашингтона.

Созданные приблизительно в одно и то же время, в середине XV века (о чем свидетельствует сходство головных уборов), они являют нам несколько идеализированные облики молодых придворных красавиц.

Тонко разработанная цветовая гамма, в которой большую роль играют различные оттенки белого, оживленные пятном красного, изумительное мастерство в передаче фактуры тканей, нежной, словно светящейся кожи лица, блеска золотых пряжек и перстней, делают эти произведения шедевром живописного творчества.

Лилия Алешина

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=501

Книга: Национальная галерея искусства Вашингтон

необычные световые соотношения в атмосфере, которые он запечатлевал на своих полотнах. Сюжеты картин, не связанные с каким-либо происшествием, удивительным природным явлением или стихийным бедствием, волновали живописца в меньшей степени.

Так и в этом полотне почти неразличимые моряки занимаются погрузкой угля на корабли при странном, мерцающем огне факелов.

Основное здесь — полупрозрачная атмосфера, в которой Тернер постепенно растворяет пейзаж, небо в легких облаках, кажущееся ясным, залитое загадочным светом луны, и блестящую ровную гладь воды, оттеняемую ярким заревом огня.

Эта картина — одно из самых гармоничных произведений Тернера в отличие от более поздних работ 1840-х, когда художник почти пришел к бесформенным сочетаниям красочных пятен, чем вызвал полное недоумение публики и резкие нападки критиков — подобная живопись казалась в то время чем-то невиданным. Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Джозеф Мэллорд Уильям Тернер (1775–1851) Вид Венеции. Догана и церковь Санта-Мария делла Салюте 1843. Холст, масло. 62×93

Особенное место в творчестве Уильяма Тернера занимала венецианская тема. Мастер трижды побывал в этом прекрасном городе, и воспоминания о чудесных, почти сказочных видах, старинных палаццо и величественных церквях подпитывали его фантазию в течение многих лет. Поездка в Италию повлияла на палитру, сделав живопись художника более светлой, яркой и воздушной.

Тернер неоднократно писал здание Доганы (морской таможни) и расположившуюся рядом с ним церковь Санта-Мария делла Салюте, но старался не повторяться и менял ракурс композиции.

Здесь знаменитый венецианский вид растворяется в легкой, полупрозрачной дымке, кажется, что перед зрителем вдруг возникает город-призрак с неясными, нечеткими контурами, но при этом абсолютно узнаваемый.

В этом пейзаже реальность переплетается с романтическими образами, конкретный мотив становится неким красочным видением, живописной фантазией-впечатлением.

Подлинное признание пришло к Тернеру уже после его кончины. В крупнейших европейских и американских собраниях работы художника достаточно редки, так как основные произведения он завещал британской нации, и теперь они экспонируются в галерее Тейт в Лондоне.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Джон Констебль (1776–1837) Уйвенго-парк 1816. Холст, масло. 56,1×101,2

Творчество Констебля во многом определило развитие английского реалистического пейзажа. Художник одним из первых обратился к природе простой сельской местности, заинтересовался пленэром и работой с натуры. Его картины очень поэтичны — Констебль искренне восхищался деревенской жизнью.

«Уйвенго-парк» — английский пейзажный парк двухвековой давности — для художника своеобразный «рай земной». Полотно было заказано семьей генерала Рибоу, они же попросили написать парк целиком. Желание хозяев запечатлеть как можно больше объясняет необычную для Констебля панорамность.

Он написал типичный английский полдень, сквозь облака пробивается яркое солнце — передача световоздушной среды всегда привлекала мастера.

Констебль показал бесконечное разнообразие природы и восхитительную красоту мерцающего, искрящегося света, падающего на траву, листья и водоем и усиливающего интенсивность звучания красочных переливов.

Искусство Голландии, Фландрии и Нидерландов

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Питер Пауль Рубенс. Даниил во рву львином. Около 1614–1616

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Рогир ван дер Вейден (1400–1464) Портрет дамы. Около 1460. Дерево, масло. 34×25,5

Крупнейший мастер нидерландского Возрождения, Рогир ван дер Вейден был выдающимся художником-портретистом, ярким подтверждением чему является «Портрет дамы», столь же прекрасный, сколь и загадочный.

Вейден изобразил по пояс молодую женщину в трехчетвертном повороте на темном фоне, благодаря которому ничто не отвлекает от созерцания светлого лица модели с выщипанными по моде того времени бровями. Лицо модели изящно освещено, но на ее коже не видно контрастов цвета. Высокий лоб, украшенный прозрачным головным убором, кажется куполовидным.

Типичная черта искусства Ван дер Вейдена — осторожная детализация булавок, фиксирующих вуаль. Черное платье затянуто красным шелковым поясом чуть ниже груди. Женщина погружена в себя, ее глаза опущены, а сложенные руки и крепко сжатые тонкие пальцы говорят о закрытости от окружающего мира.

Психологическая характеристика модели указывает на созерцательную, даже аскетичную натуру, но полные губы выдают и другую — чувственную и страстную, что наводит на мысль о нерешенном конфликте в ее индивидуальности.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Ганс Мемлинг (1433/1435-1494) Портрет мужчины со стрелой. Около 1470–1475. Дерево, масло. 31,3×25,1

Творчество Ганса Мемлинга, ведущего нидерландского живописца, представлено в Национальной галерее достаточно полно — с этим собранием могут сравниться только коллекции бельгийских музеев.

В области портретного жанра Мемлинг достиг выдающихся успехов и во многом способствовал развитию нидерландского искусства, подготовив его расцвет в XVI веке.

Художник писал различных людей: бюргеров, купцов из итальянской колонии города Брюгге, приезжих англичан.

Он изображал их в виде дарителей, органично включая в религиозную композицию, либо создавал индивидуальные произведения, подобные «Портрету мужчины со стрелой».

Данную работу отличают точность характеристики и большая жизненная правда. Доброжелательность, спокойное отношение к портретируемому сделали Мемлинга одним из самых популярных мастеров своего времени. Он не пытается приукрасить, польстить своему герою, а с особенным чувством показывает достоинство и привлекательные черты в его облике и характере.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, около 1460

Иероним Босх (около 1450–1516) Смерть и скупой (Смерть скряги). Около 1485–1490. Дерево, масло. 93×31

Произведения Босха всегда загадочны, наполнены многочисленными символами, меняющимися в зависимости от контекста, и знаками, значение которых сейчас безвозвратно утеряно.

На длинной, вытянутой по вертикали картине изображена притча об алчности. Действие происходит

Источник: https://litvek.com/br/348067?p=3

«Портрет дамы» ван дер Вейдена

?

Category: Рогир ван дер Вейден. «Портрет дамы». Ок. 1460, Вашингтон, Национальная галерея искусств.

Вуаль, которую, как правило, носили, чтобы скрыть чувственность плоти, здесь благодаря своей модной прозрачности, создает прямо противоположный эффект.  Левое ухо, возможно, нарисовано слишком высоко (парралельно глазам, а не носу) — чтобы придать плавность нижней линии правой стороны вуали.

С произведением Рогира ван дер Вейдена ранняя нидерландская портретная живопись ступила на следующую ступень своего развития. Считается, что Рогир был отдан учеником в мастерскую Робера Кампена в Турне, в 1432 году вступив как мастер в Гильдию художников.

Читайте также:  Краеведческий музей, украина, полтава

Он получил должность официального живописца города Брюсселя в 1436 году. Его работы для города включали картины на тему справедливости для судебной палаты в мэрии.

Помимо казенных заказов, его нанимали  делать большое число портретов, обычно выдающихся патронов бургундского двора (герцог Филипп Добрый, его сын герцог Карл Смелый, Филипп де Круа, «Великий бастард Бургундский», Франческо д'Эсте, Николя Ролен и т.п.).

 

Рогир ван дер Вейден. «Лука Евангелист, пишущий Мадонну». Предполагают, что в образе апостола художник изобразил себя. Картина явно придумана под впечатлением от «Мадонны канцлера Ролена» ван Эйка, о которой мы говорили в пятницу.Если Ян ван Эйк воспроизводил текстуру кожи модели в микроскопических деталях, на манер номиналистической философии своего времени ища метод ухватить уникальные, неповторимые черты каждого изображенного, какими бы грубыми или уродливыми они ни выходили, то Рогир подчеркивает социальный статус своих моделей, в особенности через портретирование рук и лица. Ранг подчеркивается, в первую очередь (как и в случае с ван Эйком), с помощью роскошных одежд и геральдических или символических атрибутов.

Но Рогир портреты стилизует – он, например, внимателен, к резко контрастным контурам губ и носа, он акцентирует гибкость конечностей – так идеализирует натурщиков, придавая им большую утонченность. В то время, как ван Эйк показывает природу «сырую», какой она есть, Рогир улучшает физическую реальность, цивилизуя и рафинируя Природу и человеческую форму с помощью своей кисти.

Женский портрет (Берлин) предположительно изображает жену художникаЕго поясной трехчетвертной «Портрет дамы»  (Вашингтон) служит к иллюстрации этого утверждения. Ее узкое лицо и большой, тщательно подогнанный головной убор, прикрывающий уши и брови, изображен на нейтрально-темном, двумерном фоне. Ее волосы, плотно зачесанные назад на высокий лоб, и удерживаемые черной канвой ее орнаментального боннета, оттягивают уголки ее глаз наверх, на свет. Вуаль, которую как правило носили, чтобы скрыть чувственность плоти, здесь благодаря своей модной прозрачности, создает противоположный эффект.

В отличие от мужских моделей Рогира, женщины на его портретах опускают взгляды вниз в знак целомудрия и скромности. Единственное исключение из этого правила – его ранний женский портрет 1435 года (Берлин, илл. с. 40), предположительно изображающий жену художника.

Как и в большинстве поясных портретов Рогира, особенное внимание уделяется изысканной деликатности кистей рук модели. Модно скроенные рукава ее нарядного платья прикрывают руки, оставляя на виду лишь тонкую хрупкость ее пальцев, чьи точеные формы и переплетение имеют сходство с изысканной кованой золотой пряжкой на красном ремне позади.

Источник: Norbert Schneider. The Art of the Portrait: Masterpieces of European Portrait-painting, 1420—1670. Taschen 2002. P. 40-41.

Перевод: shakko

См. также http://ru.wikipedia.org/wiki/Портрет_дамы_(ван_дер_Вейден)

Источник: https://shakko-kitsune.livejournal.com/561303.html

Читать

Кристина Ляхова, Галина Дятлева

Мастера портрета

История портретной живописи

Портрет (от франц. portrait) – это жанр изобразительного искусства, а также произведения этого жанра, показывающие внешний облик конкретного человека. Портрет передает индивидуальные особенности, неповторимые черты, присущие только одной модели (моделью называют человека, позирующего мастеру при работе над художественным произведением).

Но внешнее сходство – не единственное и, пожалуй, не самое главное свойство, присущее портрету. Настоящий портретист не ограничивается воспроизведением внешних черт своей модели, он стремится передать свойства ее характера, раскрыть ее внутренний, духовный мир. Очень важно также показать социальное положение портретируемого, создать типический образ представителя определенной эпохи.

Как жанр, портрет появился несколько тысячелетий назад в античном искусстве.

Среди фресок знаменитого Кносского дворца, найденных археологами при раскопках на острове Крит, есть целый ряд живописных женских изображений, относящихся к XVI веку до н. э.

Хотя исследователи назвали эти образы «придворными дамами», нам неведомо, кого пытались показать критские мастера – богинь, жриц или знатных дам, одетых в нарядные платья.

Наибольшую известность получил портрет молодой женщины, названный учеными «Парижанка». Мы видим перед собой профильное (по традициям искусства того времени) изображение молодой женщины, весьма кокетливой и не пренебрегавшей косметикой, о чем свидетельствуют ее глаза, обведенные темным контуром, и ярко накрашенные губы.

Художники, создававшие фресковые портреты своих современников, не углублялись в характеристику моделей, да и внешнее сходство в этих изображениях весьма относительно.

В Древней Греции и Древнем Риме станковой живописи не существовало, поэтому искусство портрета выразилось главным образом в скульптуре. Античные мастера создавали пластические образы поэтов, философов, военачальников и политиков. Этим произведениям свойственна идеализация, и в то же время среди них встречаются и очень точные по своей психологической характеристике образы.

«Парижанка». Фреска из Кносского дворца, XVI век до н. э.

Большой интерес представляют живописные портреты, созданные в Египте в I–IV веках н. э. По месту находки (гробницы Хавары севернее Каира и некрополи Фаюмского оазиса, при Птолемеях именовавшегося Арсиноей) их называют фаюмскими.

Эти изображения выполняли ритуально-магические функции. Появились они в эпоху эллинизма, когда Древний Египет был захвачен римлянами.

Эти портретные образы, выполненные на деревянных досках или на холсте, помещались вместе с мумией в гробницу усопшего.

«Портрет молодого римлянина», начало III века н. э.

На фаюмских портретах мы видим египтян, сирийцев, нубийцев, иудеев, греков и римлян, живших в Египте в I–IV веках н. э. Из Древнего Рима в Египет пришел обычай хранить в доме написанные на деревянных дощечках портреты хозяев, а также скульптурные маски умерших родственников.

Фаюмские портреты создавались в технике темперы или энкаустики, что особенно характерно для более ранних изображений. Энкаустика – это живопись красками, где главным связующим звеном был воск.

Художники использовали расплавленные восковые краски (на многих дощечках с портретными изображениями сохранились следы стекания таких красок). Подобная техника требовала особых приемов.

На области щек, подбородка и носа краска накладывалась плотными слоями, а остальные части лица и волосы писались более жидкой краской. Мастера использовали для портретов тонкие дощечки из сикоморы (тутовой смоковницы) и ливанского кедра.

Среди самых известных портретов, исполненных в технике экаустики, – «Мужской портрет» (вторая половина I века н. э.) и «Портрет пожилого мужчины» (конец I века н. э.), являющиеся прижизненными изображениями. В этих произведениях поражает умелая светотеневая моделировка и использование цветового рефлекса.

Вероятно, неизвестные нам мастера, написавшие портреты, прошли эллинистическую школу живописи. В такой же манере исполнены и две другие картины – «Портрет нубийца» и прекрасное женское изображение, т. н. «Госпожа Алина» (II век н. э.). Последний портрет выполнен на холсте с помощью кисти и жидкой темперы.

В период Средневековья, когда искусство было подчинено церкви, в живописи создавались в основном религиозные образы. Но и в это время некоторые художники писали психологически точные портреты.

Широкое распространение получили изображения донаторов (дарителей, заказчиков), которых показывали чаще всего в профиль, обращенных к Богу, Мадонне или святому. Образы донаторов обладали несомненным внешним сходством с оригиналами, но не выходили за рамки иконописных канонов, играя в композиции второстепенную роль.

Профильные изображения, идущие от иконы, сохраняли главенствующие позиции даже тогда, когда портрет начал приобретать самостоятельное значение.

Дж. Беллини. «Портрет донатора». Фрагмент

Расцвет портретного жанра начался в эпоху Возрождения, когда главной ценностью мира стала активная и целеустремленная личность, способная изменить этот мир и идти наперекор обстоятельствам.

В XV веке художники начали создавать самостоятельные портреты, на которых показывали модели на фоне панорамных величественных пейзажей. Таков «Портрет мальчика» кисти Б. Пинтуриккьо.

Тем не менее наличие в портретах фрагментов природы не создает целостности, единства человека и окружающего его мира, портретируемый как будто бы заслоняет собой природный ландшафт. Лишь в портретах XVI столетия возникает гармония, своеобразный микрокосм.

К портретной живописи обращались многие знаменитые мастера Возрождения, в том числе Боттичелли, Рафаэль, Леонардо да Винчи. Величайшим произведением мирового искусства стал знаменитый шедевр Леонардо – портрет «Мона Лиза» («Джоконда», ок. 1503), в котором многие портретисты последующих поколений видели образец для подражания.

Огромную роль в развитии европейского портретного жанра сыграл Тициан, создавший целую галерею образов своих современников: поэтов, ученых, церковнослужителей, правителей. В этих произведениях великий итальянский мастер выступил как тонкий психолог и прекрасный знаток человеческой души.

В период Ренессанса многие художники, создававшие алтарные и мифологические композиции, обращались к портретному жанру.

Глубоким проникновением во внутренний мир модели отличаются психологические портреты нидерландского живописца Яна ван Эйка («Тимофей», 1432; «Человек в красном тюрбане», 1433).

Признанным мастером портретного жанра был немецкий художник Альбрехт Дюрер, автопортреты которого до сих пор восхищают зрителей и служат примером для художников.

Б. Пинтуриккьо. «Портрет мальчика». Картинная галерея, Дрезден

В эпоху Возрождения в европейской живописи появились разнообразные формы портрета. Большой популярностью в то время пользовался погрудный портрет, хотя появлялись и поясные, поколенные изображения и портреты в полный рост.

Знатные супружеские пары заказывали парные портреты, в которых модели изображались на разных холстах, но обе композиции объединял общий замысел, колорит, пейзажный фон.

Яркий пример парных портретов – изображения герцога и герцогини Урбинских (Федериго да Монтефельтро и Баттисты Сфорца, 1465), созданные итальянским живописцем Пьеро делла Франческа.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=178556&p=5

Рогир ван дер Вейден – биография и картины художника в жанре Северное Возрождение – Art Challenge

Рогир ван дер Вейден (1399/1400, Турне — 18 июня 1464, Брюссель) — нидерландский живописец, наряду с Яном ван Эйком считается одним из основоположников и наиболее влиятельных мастеров ранненидерландской живописи. Творчество ван дер Вейдена сфокусировано на постижении индивидуальности человеческой личности во всей её глубине.

Сохранив спиритуализм предшествующей традиции, ван дер Вейден наполнил старые изобразительные схемы ренессансной концепцией активной человеческой личности, дополнил их глубоким психологизмом и эмоциональной интенсивностью.

В конце жизни, по словам БСЭ, «отказывается от универсализма художественного мировосприятия ван Эйка и концентрирует всё внимание на внутреннем мире человека».

Будущий классик Северного Возрождения родился в 1399 или в 1400 в Турне (герцогство Бургундия) в семье ножовщика (фр. maitre-coutelier) по имени Анри. Достоверных сведений о детстве и юности будущего мастера практически не сохранилось.

Период творческого становления Рогира (к которому, видимо, принадлежит луврское «Благовещение») также плохо освещён источниками. Существует гипотеза, что именно Рогир в молодости создал произведения, приписываемые т. н.

Флемальскому мастеру (более вероятный кандидат на их авторство — его наставник Робер Кампен).

Ученик настолько усвоил кампеновское стремление насытить библейские сцены реалистичными подробностями домашнего быта, что различить их работы начала 1430-х практически невозможно (оба художника не подписывали свои произведения).

Первые три года в полной мере самостоятельного творчества Рогира (с 1432 по 1435 гг.) никак не задокументированы. Возможно, художник провёл их в Брюгге с ван Эйком (с которым, вероятно, и прежде пересекался в Турне). Во всяком случае, одна из наиболее известных композиций Рогира, «Евангелист Лука, рисующий Мадонну», проникнута очевидным влиянием старшего современника.

Известно, что к 1435 г. художник вместе с семьей переехал в Брюссель, бывший тогда одним из крупнейших европейских городов и одной из важнейших резиденций могущественного Герцога Бургундского.

Бургундия того времени представляла собой условную «третью силу» в Западной Европе по отношению к Франции, ведущей изнурительную Столетнюю войну, и Священной Римской империи.

Формально будучи вассалами французского короля, бургундские герцоги к началу XIV века сосредоточили под своей властью обширные территории, в настоящее время относящиеся к Нидерландам, Бельгии, Люксембургу и северо-восточной Франции, и реально претендовали на создание обособленного самобытного государства. Именно на этот своеобразный в истории нижних земель, ныне политико-территориально разделенных между странами Бенилюкса, период приходится жизнь и расцвет творчества ван дер Вейдена.

В связи с переездом в важнейший город герцогства, Брюссель, основным языком общения в котором был нидерландский, Мастер Роже де ля Пастюр переводит своё имя с французского на нидерландский и становится Рогиром ван дер Вейденом. В марте 1436 Рогир получает почетный титул «художника города Брюсселя» (флам. stadsschilder). В Брюсселе художник проживет до конца своих дней в 1464 году.

К началу брюссельского периода принадлежит грандиозное по эмоциональному воздействию на зрителя «Снятие с креста».

О снятии с креста Иисуса (в связи с положением во гроб) упоминают все евангелисты, однако ни одна из книг Священного Писания не свидетельствует о том, что в снятии участвовали Богородица, жены-мироносицы, Иоанн Богослов, обыкновенно изображаемые в произведениях на эту тему.Идейный центр композиции — мертвый Христос и Дева Мария, упавшая в обморок. Ван дер Вейден нарушает каноны, придавая телу Девы необычное, однако, чрезвычайно эмоционально насыщенное положение, как бы рифмующееся с положением тела её Сына. Этот смелый и необычный ход как бы символизирует идею преданности Богоматери Богочеловеку. Положение рук Христа и его матери (новых Адама и Евы) направляет взгляд зрителя на череп Адама, иллюстрируя тем самым идею и сущность искупительной жертвы, принесенной Господом во имя падшего человечества.

Читайте также:  Комплекс музеев естествознания в барселоне, испания

Другим дошедшим до нас шедевром Мастера является Алтарь Девы Марии, так называемый Алтарь Мирафлорес, экспонирующийся в Берлинской картинной галерее.

Считается, что эта работа была исполнена в 1445 году по заказу кастильского короля Хуана II, который, в свою очередь, передал работу в дар монастырю Мирафлорес, что неподалеку от Бургоса.

Трехстворчатый алтарь рассказывает нам о трех значительнейших эпизодах из жизни Богоматери, связанных с её Сыном: умилении Богородицы, оплакивании Христа и явлении воскресшего Сына Человеческого Деве Марии.

Отличие Рогира от грубоватого кампеновского реализма и утончённости ванэйковского проторенессанса наиболее наглядно в полиптихе «Страшный суд». Он был написан в 1443—1454 гг. по заказу канцлера Николя Ролена для алтаря капеллы госпиталя, основанного последним в бургундском городе Бон.

Примечательно, что эта работа до нашего времени находится в том самом здании, для которого её когда-то и выполнял Рогир, в городе Бон, что в окрестностях Дижона.

На центральной панели — Христос во Славе, прямо под его изображением — архангел Михаил, взвешивающий на своих весах души умерших. Справа от Христа преклонила колени Богородица, заступница рода человеческого, смиренно просящая Сына простить людям их грехи.

И Христос, и святые, окружающие его, восседают на огненных облаках, под которыми лежит выжженная земля. Свинцовые небеса озарены сполохами адского пламени. Туда, в ад, горестно следуют, нераскаявшиеся грешники. В противоположную сторону направляются спасшиеся.

У ворот Небесного Иерусалима их встречает ангел. По размаху замысла и мастерству исполнения «Страшный Суд» — это свой собственный Гентский алтарь Рогира.

В юбилейный 1450 г. Рогир ван дер Вейден совершил поездку в Италию и побывал в Риме, Ферраре и Флоренции. Он был тепло встречен итальянскими гуманистами (известен похвальный отзыв о нём Николая Кузанского), но сам интересовался преимущественно художниками-консерваторами вроде фра Анжелико и Джентиле да Фабриано.

С этой поездкой в истории искусства принято связывать первое знакомство итальянцев с техникой живописи маслом, которую в совершенстве освоил Рогир.

По заказу итальянских династий Медичи и д'Эсте фламандец выполнил «Мадонну» из Уффици и известный портрет Франческо д’Эсте (1460, Метрополитен-музей, Нью-Йорк).

Итальянские впечатления преломились в алтарных композициях («Алтарь Иоанна Крестителя», триптихи «Семь таинств» и «Поклонение волхвов»), выполненных им по возвращении во Фландрию.

Портретам кисти Рогира присущи некоторые общие черты, что в значительной степени обусловлено тем, что почти все они изображают представителей высшей знати Бургундии, на облик и манеру держаться которых наложили отпечаток общая среда, воспитание и традиции. Художник детально прорисовывает руки моделей (особенно пальцы), облагораживает и удлиняет черты их лиц.

К числу наиболее известных дошедших до нас портретов бургундской знати, атрибутируемых Мастеру, относятся изображения Филиппа Доброго (после 1450, Музей изящных искусств (Дижон)), его сыновей, Карла Смелого (Берлинская картинная галерея) и Антуана Бургундского, бастарда (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)), Филиппа I де Круа (1460, Королевский музей изящных искусств (Антверпен)), Лорана Фруамона (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)).

Рогир ван дер Вейден (1399/1400, Турне — 18 июня 1464, Брюссель) — нидерландский живописец, наряду с Яном ван Эйком считается одним из основоположников и наиболее влиятельных мастеров ранненидерландской живописи. Творчество ван дер Вейдена сфокусировано на постижении индивидуальности человеческой личности во всей её глубине.

Сохранив спиритуализм предшествующей традиции, ван дер Вейден наполнил старые изобразительные схемы ренессансной концепцией активной человеческой личности, дополнил их глубоким психологизмом и эмоциональной интенсивностью.

В конце жизни, по словам БСЭ, «отказывается от универсализма художественного мировосприятия ван Эйка и концентрирует всё внимание на внутреннем мире человека».

Будущий классик Северного Возрождения родился в 1399 или в 1400 в Турне (герцогство Бургундия) в семье ножовщика (фр. maitre-coutelier) по имени Анри. Достоверных сведений о детстве и юности будущего мастера практически не сохранилось.

Период творческого становления Рогира (к которому, видимо, принадлежит луврское «Благовещение») также плохо освещён источниками. Существует гипотеза, что именно Рогир в молодости создал произведения, приписываемые т. н.

Флемальскому мастеру (более вероятный кандидат на их авторство — его наставник Робер Кампен).

Ученик настолько усвоил кампеновское стремление насытить библейские сцены реалистичными подробностями домашнего быта, что различить их работы начала 1430-х практически невозможно (оба художника не подписывали свои произведения).

Первые три года в полной мере самостоятельного творчества Рогира (с 1432 по 1435 гг.) никак не задокументированы. Возможно, художник провёл их в Брюгге с ван Эйком (с которым, вероятно, и прежде пересекался в Турне). Во всяком случае, одна из наиболее известных композиций Рогира, «Евангелист Лука, рисующий Мадонну», проникнута очевидным влиянием старшего современника.

Известно, что к 1435 г. художник вместе с семьей переехал в Брюссель, бывший тогда одним из крупнейших европейских городов и одной из важнейших резиденций могущественного Герцога Бургундского.

Бургундия того времени представляла собой условную «третью силу» в Западной Европе по отношению к Франции, ведущей изнурительную Столетнюю войну, и Священной Римской империи.

Формально будучи вассалами французского короля, бургундские герцоги к началу XIV века сосредоточили под своей властью обширные территории, в настоящее время относящиеся к Нидерландам, Бельгии, Люксембургу и северо-восточной Франции, и реально претендовали на создание обособленного самобытного государства. Именно на этот своеобразный в истории нижних земель, ныне политико-территориально разделенных между странами Бенилюкса, период приходится жизнь и расцвет творчества ван дер Вейдена.

В связи с переездом в важнейший город герцогства, Брюссель, основным языком общения в котором был нидерландский, Мастер Роже де ля Пастюр переводит своё имя с французского на нидерландский и становится Рогиром ван дер Вейденом. В марте 1436 Рогир получает почетный титул «художника города Брюсселя» (флам. stadsschilder). В Брюсселе художник проживет до конца своих дней в 1464 году.

К началу брюссельского периода принадлежит грандиозное по эмоциональному воздействию на зрителя «Снятие с креста».

О снятии с креста Иисуса (в связи с положением во гроб) упоминают все евангелисты, однако ни одна из книг Священного Писания не свидетельствует о том, что в снятии участвовали Богородица, жены-мироносицы, Иоанн Богослов, обыкновенно изображаемые в произведениях на эту тему.Идейный центр композиции — мертвый Христос и Дева Мария, упавшая в обморок. Ван дер Вейден нарушает каноны, придавая телу Девы необычное, однако, чрезвычайно эмоционально насыщенное положение, как бы рифмующееся с положением тела её Сына. Этот смелый и необычный ход как бы символизирует идею преданности Богоматери Богочеловеку. Положение рук Христа и его матери (новых Адама и Евы) направляет взгляд зрителя на череп Адама, иллюстрируя тем самым идею и сущность искупительной жертвы, принесенной Господом во имя падшего человечества.

Другим дошедшим до нас шедевром Мастера является Алтарь Девы Марии, так называемый Алтарь Мирафлорес, экспонирующийся в Берлинской картинной галерее.

Считается, что эта работа была исполнена в 1445 году по заказу кастильского короля Хуана II, который, в свою очередь, передал работу в дар монастырю Мирафлорес, что неподалеку от Бургоса.

Трехстворчатый алтарь рассказывает нам о трех значительнейших эпизодах из жизни Богоматери, связанных с её Сыном: умилении Богородицы, оплакивании Христа и явлении воскресшего Сына Человеческого Деве Марии.

Отличие Рогира от грубоватого кампеновского реализма и утончённости ванэйковского проторенессанса наиболее наглядно в полиптихе «Страшный суд». Он был написан в 1443—1454 гг. по заказу канцлера Николя Ролена для алтаря капеллы госпиталя, основанного последним в бургундском городе Бон.

Примечательно, что эта работа до нашего времени находится в том самом здании, для которого её когда-то и выполнял Рогир, в городе Бон, что в окрестностях Дижона.

На центральной панели — Христос во Славе, прямо под его изображением — архангел Михаил, взвешивающий на своих весах души умерших. Справа от Христа преклонила колени Богородица, заступница рода человеческого, смиренно просящая Сына простить людям их грехи.

И Христос, и святые, окружающие его, восседают на огненных облаках, под которыми лежит выжженная земля. Свинцовые небеса озарены сполохами адского пламени. Туда, в ад, горестно следуют, нераскаявшиеся грешники. В противоположную сторону направляются спасшиеся.

У ворот Небесного Иерусалима их встречает ангел. По размаху замысла и мастерству исполнения «Страшный Суд» — это свой собственный Гентский алтарь Рогира.

В юбилейный 1450 г. Рогир ван дер Вейден совершил поездку в Италию и побывал в Риме, Ферраре и Флоренции. Он был тепло встречен итальянскими гуманистами (известен похвальный отзыв о нём Николая Кузанского), но сам интересовался преимущественно художниками-консерваторами вроде фра Анжелико и Джентиле да Фабриано.

С этой поездкой в истории искусства принято связывать первое знакомство итальянцев с техникой живописи маслом, которую в совершенстве освоил Рогир.

По заказу итальянских династий Медичи и д'Эсте фламандец выполнил «Мадонну» из Уффици и известный портрет Франческо д’Эсте (1460, Метрополитен-музей, Нью-Йорк).

Итальянские впечатления преломились в алтарных композициях («Алтарь Иоанна Крестителя», триптихи «Семь таинств» и «Поклонение волхвов»), выполненных им по возвращении во Фландрию.

Портретам кисти Рогира присущи некоторые общие черты, что в значительной степени обусловлено тем, что почти все они изображают представителей высшей знати Бургундии, на облик и манеру держаться которых наложили отпечаток общая среда, воспитание и традиции. Художник детально прорисовывает руки моделей (особенно пальцы), облагораживает и удлиняет черты их лиц.

К числу наиболее известных дошедших до нас портретов бургундской знати, атрибутируемых Мастеру, относятся изображения Филиппа Доброго (после 1450, Музей изящных искусств (Дижон)), его сыновей, Карла Смелого (Берлинская картинная галерея) и Антуана Бургундского, бастарда (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)), Филиппа I де Круа (1460, Королевский музей изящных искусств (Антверпен)), Лорана Фруамона (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)).

Источник: http://artchallenge.ru/gallery/ru/90.html

Рогир ван дер Вейден — фламандский живописец

?

Автор — sunsan. Это цитата этого сообщенияРогир ван дер Вейден — фламандский живописец

Рогир ван дер Вейден (Роже де ля Пастюр) — фигура знаменитая и загадочная. В нидерландском искусстве XV века Рогир ван дер Вейден (ок.1400 — 1464) считается вторым по значению художником после Ван Эйка. При жизни он был очень известен, имел большую мастерскую, полную учеников и последователей. Его работами восхищались и его современники, и люди других поколений. Забвение большинства нидерландских мастеров XV века, длившееся века, не затронуло имя этого мастера.

Портрет Рогира ван дер Вейдена, гравюра, 1570

продолжение сообщения«>Несмотря на то, что он был одним из самых заметных художников во фламандской живописи XV века, о его жизни мы знаем очень мало.

До нас не дошло ни одной подписанной им картины, а те его работы, которые упоминаются в документах, описаны настолько приблизительно, что их невозможно идентифицировать.

Таким образом, приписывая мастеру ту или иную картину, искусствоведы вынуждены руководствоваться исключительно косвенными признаками.

Лишь о нескольких работах Рогира ван дер Вейдена — в частности, о «Снятии со креста», хранящемся ныне в мадридском музее Прадо, — говорится в современных ему письменных источниках достаточно подробно и точно. Эта, одна из самых знаменитых его картин, выполнена Рогиром около 1438 г. по заказу гильдии стрелков г. Лувена. Алтарный образ «Снятие со креста», является признанным шедевром мировой живописи.

Снятие с креста, раньше 1443, Музей Прадо, Мадрид

Алтарный образ был выполнен по заказу гильдии стрелков г. Лувена. Боковые створки триптиха не сохранились. Вот некоторые персонажи картины. Крайняя слева — Мария, жена Клеопы, одного из учеников Иисуса. Рядом с ней стоит апостол Иоанн, которому Иисус перед распятием поручил заботу о своей матери. Крайняя справа — Мария Магдалина.

Рядом с ней стоит Миро, последователь Христа (держит в руке сосуд с маслом). Иосиф Аримафейский поддерживает Христа под руки; этот человек добился разрешения снять тело Христово с креста и затем положил его в гроб, приготовленный им для себя. Ноги Христа поддерживает Никодим, тайный ученик Иисуса.

Читайте также:  «портрет мальчика челищева», орест адамович кипренский — описание

Горизонтальный формат и удлиненные фигуры, буквально втиснутые в уплощенное пространство картины, сообщают ей сходство с раскрашенным готическим рельефом.

В живописи Ван дер Вейдена чувствуется отход от радостного восприятия мира Ван Эйка, ее главный акцент — воссоздание мира эмоций, духовных переживаний, которые передаются с помощью чрезвычайно экспрессивных движений, поз, мимики и жестов.

Художник словно отрешается от богатства мира, его не интересует предметное окружение человека, более того — он вводит в свои картины традиционный для уже уходящего средневекового искусства абстрактный золотой фон.

Не прибавляет оптимизма историкам искусства и то обстоятельство, что во время Второй мировой войны погибли почти все архивы, где можно было бы отыскать что-то, касающееся жизни мастера.

Чтобы воссоздать хоть сколько-нибудь полную и непротиворечивую картину творческого пути Рогира ван дер Вейдена, искусствоведам приходится по крупицам собирать разрозненные и скудные сведения о нем. Полагают, что художник родился приблизительно в 1399 году во франкоязычном городе Турне, расположенном на территории современной Бельгии.

Его отцом был преуспевающий торговец скобяными изделиями Анри де ля Пастюр («де ля Пастюр» является французским эквивалентом фламандского «ван дер Вейден» и переводится как «Луговой»). Далее следы живописца теряются — вплоть до 5 марта 1427 года.

Именно этим числом датирован документ, свидетельствующий о том, что «некто Роже де ля Пастюр поступил учеником к мастеру Роберу Кампену». Факт ученичества Рогира у Робера Кампена (ок. 1378—1444) не вызывает у исследователей сомнений. Удивляет одно — в 1427 году Рогир был уже довольно взрослым человеком.

В 27—28 лет современные ему художники уже открывали собственные мастерские, а Рогир только-только приступает к учебе.Вполне возможно, что ученичество у Кампена было для художнмка своеобразным «фиктивным браком».

Исследователи предполагают, что к 1427 году Рогир был уже вполне сложившимся живописцем, а к Кампену он «фиктивно поступил» лишь ради получения официального статуса мастера. Что и произошло в 1432 году. К этому времени художник уже успел жениться на дочери зажиточного сапожника и обзавестись сыном (о нем известно, что он стал монахом и умер в 1473 году).

Впоследствии у Рогира ван дер Вейдена и его жены родилось еще по меньшей мере трое детей, один из которых, Питер (ок. 1437— после 1514), пошел по стопам отца.Получив звание мастера, Рогир очень быстро добился успеха. В апреле 1435 года он уже перевез свою семью в Брюссель, бывший тогда столицей герцогства Брабантского и официальной резиденцией герцогов Бургундских. А уже в мае следующего года его называют главным городским живописцем.Примерно в это время Брюссель доверяет художнику серьезный заказ. Рогир должен был написать для городской ратуши четыре панели на тему правосудия. На протяжении двухсот пятидесяти лет они считались лучшими произведениями мастера. Но в 1695 году эти панели были практически разрушены во время осады Брюсселя маршалом де Вильруа. Теперь мы можем составить понятие о них только по копиям, сохранившимся в виде гобеленов. Первую из четырех панелей для брюссельской ратуши Рогир закончил в 1439 году, а работа над остальными растянулась почти на все 1440-е годы. Более всего поражал зрителей, съезжавшихся со всей Европы, чтобы увидеть эти панели, «живой» автопортрет Рогира, вписанный им в композицию одной из них. Некоторые говорили даже, будто в нем есть что-то инфернальное, ведь взгляд живописца непостижимым образом следовал за зрителем повсюду.

Как я уже упоминал, 'Снятие с креста' — единственное произведение, о котором доподлино известно, что оно принадлежит Рогиру ван дер Вейдену.

Вокруг этой работы современные искусствоведы сгруппировали несколько сходных по стилю портретов и картин на религиозные сюжеты, которые, по их мнению, тоже могли быть выполнены Рогиром ван дер Вейденом.

Благодаря такой `реконструкции` творческого наследия перед нами предстает художник величайшей утонченности, способный передать самое глубокое чувство и мельчайшие нюансы в портретах. К сожалению, невозможно привести перечень работ Рогира ван дер Вейдена, с которым согласились бы все ученые.

Среди приписываемых ему произведений: 'Св. Лука, рисующий Мадонну' (С.-Петербург, Эрмитаж), полиптих 'Страшный Суд' (Бон (Бургундия), капелла Госпиталя, 1446-1451), Алтарь Бладелена (Берлин — Далем), Молодая женщина в белом головном уборе (Берлин — Далем) и Филипп де Круа (Антверпен, Музей изящных искусств).

Архангел Михаил. Деталь центральной панели Алтаря Страшного суда. 1443-1446. Hotel Dieu at Beaune Страшный суд. Полиптих . 1446—52. Фрагмент, Музей Отель Дье, Бон, Франция Страшный суд. Полиптих . 1446—52, Фрагмент, Музей Отель Дье, Бон

Выполненный по заказу канцлера Николаса Ролена, алтарь предназначался для капеллы госпиталя, основанного канцлером в бургундском городке Боне. Центральная часть алтаря посвящена теме Страшного суда. Это суровое и величественное предупреждение грешному человечеству о грядущем беспощадном, но справедливом расчете с каждым. Надо всем высится фигура Судии-Христа.

Он восседает на радуге, как на престоле. Белая лилия и огненный меч, исходящие из Его уст, символизируют, соответственно, Божественное милосердие и правосудие. Низкое, тяжелое небо словно готово обрушиться на землю — безрадостную, всхолмленную, без единой травинки, переполненную могилами.

Повинуясь голосу труб архангелов, земля отдает своих мертвецов: ее поверхность набухает, лопается, как скорлупа, и выпускает на свет обнаженные, хрупкие, беспомощные фигурки воскресших. Всем им придется взойти на огромные весы, которые держит в руке архангел Михаил. Весы определят их посмертную судьбу: либо вечное блаженство, либо вечные муки.

Слева возвышаются райские врата, к которым ангел подводит группу праведников; справа разверзлась пылающая пропасть преисподней, куда падают грешники.

Страшный суд. Полиптих в открытом виде

А вот как он выглядит в закрытом виде.

Некоторые исследователи выделяют группу произведений, относящихся к раннему периоду творчества Рогира ван дер Вейдена (Алтарь Мероде из музея Метрополитен и др.). Однако большинство ученых считают, что они принадлежат Мастеру из Флемаля.

Рогир создал большое количество алтарных композиций: одиночные алтари, алтарные диптихи, триптихи и полиптихи для монастырей, церквей и соборов как в родных Нидерландах, так и за рубежом.Говоря об этом периоде в творчестве художника, невозможно не упомянуть о его знаменитой работе — «Святом Луке, рисующем Мадонну» (1435—40).

Композицию последней картины, кстати, Рогир в точности «снял» с одной из работ Яна ван Эйка, старшего своего современника.

Евангелист Лука, рисующий мадонну , Эрмитаж

Согласно греческой легенде, евангелист Лука был первым, кто написал портрет Девы Марии. Именно поэтому св. Лука считался покровителем художников. На картине Рогира ван дер Вейдена действие происходит в открытой лоджии. Мария, сидящая у подножия трона, кормит грудью младенца Христа.

Трон символизирует ее будущую роль Царицы Небесной. Украшающие трон скульптурные фигурки Адама и Евы — напоминание о первородном грехе, искупленном Иисусом Христом. Напротив Марии коленопреклоненный Лука запечатлевает ее образ. За спиной св.

Луки, в просвете приоткрытой двери, виднеются бык и книга — традиционные атрибуты евангелиста.

В 1440-е гг. Рогир создает алтарные триптихи «Благовещение» (центральная часть) и «Распятие» (центральная часть).

Благовещение. Триптих , Около 1440, Центральная часть,Лувр В центральной части триптиха изображена сцена Благовещения. На левой створке триптиха изображен заказчик, на правой — встреча Марии и Елизаветы Посещение Марии, ок. 1440 — 144 'Триптих распятия, левая створка_ Мария Магдалина, правая створка_ св. Вероника'

Творческим успехам сопутствовал успех материальный. Уже вскоре после переезда в Брюссель у мастера появляются счета — и немалые — в банках Турне и Брюсселя. В 1443 году он приобретает два больших дома в одном из самых фешенебельных районов города.

К этому времени слава Рогира далеко шагнула за пределы его родной Фландрии и достигла даже испанского королевского двора. В 1445 году Иоанн (Хуан) Иоанн II Кастильский преподносит запрестольный образ, написанный Рогиром, монастырю Мирафлорес.

Известны слова, сказанные монархом о художнике: «Великий фламандец».Именно с середины 1440-х годов начинает меняться «состав клиентуры» Рогира ван дер Вейдена. Если раньше среди его заказчиков преобладали богатые бюргеры, то теперь к мастеру все чаще обращаются представители аристократии.

Впрочем, чьим бы то ни было придворным художником Рогир так и не стал, желая, вероятно, сохранить свою независимость.

В 1450-е гг. Рогир создает свои лучшие алтарные композиции: триптих «Алтарь Бладелина» (центральная часть); триптих «Алтарь Св. Колумбы»; триптих «Алтарь Св. Иоанна Крестителя»; триптих «Семь таинств».

Алтарь Бладелина. Триптих . Около 1452—55, Центральная часть, Рождество, Картинная галерея, Берлин-Далем

Композиция, известная также под названием «Миддельбургский алтарь», была заказана неким Питером Бладелином, основателем города Миддельбурга.

Алтарь Св. Иоанна Крестителя. Триптих . 1455—60 , Картинная галерея, Берин-Далем

В центральной части триптиха изображена сцена крещения Христа в водах Иордана. Левая часть живописует сцену наречения Иоанна Крестителя. В правой части изображена сцена усекновения головы Иоанна Крестителя.

Во время празднования дня рождения иудейского царя Ирода Саломея, дочь Иродиады, жены брата Ирода Филиппа, плясала перед собранием и угодила Ироду, и тот пообещал выполнить любое ее желание.

Саломея же, наученная своей матерью, потребовала у Ирода голову Иоанна Крестителя на блюде.

Алтарь Св. Колумбы. Триптих . Около 1455, Старая пинакотека, Мюнхен

Колумба Композиция была исполнена для алтаря церкви Св. Колумбы в Кёльне. В центральной части триптиха изображена сцена поклонения волхвов. На левой створке изображена сцена благовещения. На правой створке изображена сцена принесения младенца Иисуса во храм.

Поклонение волхвов в данном случае замещает собою сцену Рождества Иисуса Христа и является как бы синонимом главного рождественского сюжета. Доказательством этого служит присутствие в Поклонении волхвов рождественских яслей, вола и осла.

Художник исходил из представления, что поклонение волхвов предшествовало представлению Господа в храме (или — на языке того времени — очищению блаженной Девы Марии).

Заказчик алтаря не известен и изображен у левого края картины с четками. Волх, крайний правый, изображенный в богатой одежде — это Карл Смелый, герцог Бургундии, сын Филиппа Доброго.

Семь таинств. Триптих . Около 1460 , Королевский музей изящных искусств, Антверпен

Композиция содержит серию сцен, изображающих совершение христианских таинств, в интерьере величественной церкви. Триптих был заказан советником Филиппа Доброго епископом Турне Жаном Шевро, который, собственно, изображен в образе священнослужителя, совершающего таинство конфирмации, на левой створке триптиха.

Левая часть .

Композиция содержит серию сцен, изображающих совершение христианских таинств, в интерьере величественной церкви. Триптих был заказан советником Филиппа Доброго епископом Турне Жаном Шевро, который, собственно, изображен в образе священнослужителя, совершающего таинство конфирмации, на левой створке триптиха.

На левой створке изображены таинства (слева направо): Крещение, Конфирмация (обряд приема в церковную общину подростков, достигших определенного возраста), Исповедь. Правая часть. Композиция содержит серию сцен, изображающих совершение христианских таинств, в интерьере величественной церкви.

Триптих был заказан советником Филиппа Доброго епископом Турне Жаном Шевро, который, собственно, изображен в образе священнослужителя, совершающего таинство конфирмации, на левой створке триптиха.

На правой створке изображены таинства (слева направо): Рукоположение (обряд возведения в священный сан: дьякона, священника и епископа), Венчание и Последнее помазание.В архивах Брюсселя сохранилась запись о том, что в 1450 году Рогир ван дер Вейден уезжал из города. Некоторые историки искусства считают, что художник отлучился из Брюсселя в связи с поездкой в Рим. Но об этой поездке не говорит никто, кроме итальянского гуманиста Бартоломео Фацио (ум. 1457), упомянувшего о ней в своем сочинении «О знаменитых людях».

Впрочем, эта книга всегда считалась серьезным, заслуживающим доверия источником. Добавим еще, что Рогир был очень набожен (известно, что он не один раз жертвовал монастырям и церквям крупные суммы, а в 1462 году даже стал членом братства Святого Креста), и потому сомневаться в его «паломничестве» в Рим у нас нет оснований.

Книга Фацио ценна не только известием о посещении живописцем Рима. Она свидетельствует еще и о том, что в 1450-х годах слава Рогира ван дер Вейдена достигла Италии. До нас дошло шесть работ, написанных мастером для итальянских заказчиков, включая «Мадонну Медичи» (ок. 1460).

Мадонна семейства Медичи, ок.1460

Источник: https://ledi-oks.livejournal.com/799456.html

Ссылка на основную публикацию