Описание картины «чаепитие в мытищах, близ москвы», перов, 1862

Описание картины

Несколько веков назад, современные Василию Перову Мытищи славились вкуснейшей кристально чистой водой своих родников. Утолять жажду здесь доводилось самой Екатерине II, которой местная вода настолько пришлась по вкусу, что императрица даже издала указ о строительстве водопровода Мытищи-Москва. В целом, пить чай в Мытищах считалось хорошим тоном.

Между тем, картина В. Перова совсем не прославляет любителей подобных чаепитий. Художник не раз встречал самодовольно попивающих чай важных монахов, оборванных попрошаек и калек, которых прогоняли от усадеб служанки. Мастер в своей работе прежде всего стремился описать реальную жизнь, обличить и высмеять пороки, укоренившиеся в русском обществе XIX века.

Итогом кропотливой работы и стала картина «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы».

Перед зрителем открывается вид на тенистый уголок сада. Здесь, сидя за накрытым узорчатой скатертью столом, чинно попивает из блюдца свежий чай важный раздобревший монах.

Переливается блеском на солнце горячий самовар, красивый чайничек готов в любую минуту подарить дорогому гостю еще чашку ароматного напитка, ждут своего часа сухарики и прочие чайные кушанья.

Вокруг монаха, стремясь ему угодить, суетится девушка.

И вот, когда к столу священнослужителя подходит одноногий слепой калека-ветеран со своим босоногим мальчиком-поводырем, хозяйка небрежно отталкивает нищего, дабы тот своим видом не помешал трапезе монаха.

На полотне нашла отражение неприглядная сторона реальной жизни.

Те, кому свыше предопределено проявлять милосердие, любовь к ближнему и благожелательность, на деле оказываются черствыми, заботящимися лишь о собственном благе и удовольствии.

Сытый широколицый монах не торопится подать милостыню, а непринужденно продолжает потягивать чай, наслаждаясь отдыхом и вниманием хозяйки, также равнодушной к чужой беде и слабости.

Не спешат утешить нищего и двое других священников. Один занят разговором с пожилой женщиной, второй — попивает чай. А протянутая в просящем жесте рука калеки так и не находит поддержки и опоры.

Выполненная в серо-коричневой гамме картина, с фотографически точной прорисовкой жестов, мимики и поз персонажей, обличительным злободневным сюжетом произвела неизгладимое впечатление на мыслящих современников и сделала В. Перова известным сатириком-жанристом.

Сочинение по картине Чаепитие в Мытищах, близ Москвы — Василий Перов« Красные крыши — Камиль ПиссарроТовий с ангелом — Антон Лосенко »

Источник: https://kartiny.rus-lit.com/perov-vasilij/chaepitie-v-mytishhax-bliz-moskvy-vasilij-perov/

Сочинение по картине В.Г. Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы»

   Картина «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы» художника Василия Перова (1862).

P.S. от автора сайта в конце статьи.

Сочинение по картине В.Г. Перова

«Чаепитие в Мытищах, близ Москвы»

   Текст сочинения: https://isoch.ru/

   Картина В.Г. Перова колоритно преподносит и сюжет, и мелкие подробности, которые как детали складываются в пазл, образуя целую историю. Так на понятном для меня языке автор пытается передать то, что его волнует, чем пропитано было целое поколение.

   Рассказывая о сцене, которая изображена на полотне, хочется подчеркнуть ее многоуровневость. Так задний план рисует перед зрителем картину прекрасного дня, когда бушующая зелень с радостью приглашает путника остановиться и отдохнуть в тени.

Она в своей щедрости равна ко всем. Не выделяя одних, и не обделяя других. Природа кажется единственно справедливым источником. На ее фоне происходят события, в высшей степени неправильные.

Такой контраст делает эпизод из жизни людей еще более угнетающим.

   Дорога, которая ведет прямо в сад, что изображен на переднем плане, приводит сюда очень разных людей. К ним стоит присмотреться внимательней. Хочется отметить два человека, которые зависят от обстоятельств. Один из них – священнослужитель.

Вера людей, или вернее, их набожность ставит их в зависимость от горстки попов, которые пользуются своей властью корыстно. А, ведь принцип святой веры состоит в том, чтобы помогать другим. Они должны подавать в этом примером.

Но, судя по картине, они учили обратному свою паству.

   Вот приходит человек, он нищ и слеп. Все его существование полностью зависит от милосердия окружающих. А вот этому люди и не научены своими духовными наставниками.

Заметно, как девушка, которая только что с улыбкой подобострастия угощала чаем священника, с пренебрежением отталкивает ветерана. У того на груди заслуженные награды, он потерял ногу, защищая и родину свою, и людей, которые теперь прогоняют его.

С ним маленький босой мальчик, но и к нему нет сочувствия. В протянутую им шапку никто не кинет даже самую мелкую монету.

А что же сытый и довольный поп, который учит в своих проповедях любви? Как он показал свое отношение к этим жалким людям, нуждающимся хоть в капли человеческого тепла? Высокомерно отвернулся. Ему не нужно ничего говорить, сама его поза свидетельствует об искренности его веры.

   Где-то сзади два помощника этого попа суетятся, договариваясь о том, чтобы суметь как можно больше унести с этого только для них гостеприимного дома.

Один из них на ходу пытается угоститься чаем, другому некогда и это сделать, видно ранг его настолько низок, что ему это не положено.

Такая иерархия, когда даже внутри идет отбор на высшие ступени, и низшие звенья тех, тех говорит о равенстве перед Всевышним, свидетельствует о загнивании. Оно волной накрывает и обучаемых ими людей. Именно этот момент и тревожит живописца, поэтому он пишет такую яркую картину.

   Источник: https://isoch.ru/perov/202-vg-perova-chaepitie-v-mytischah-bliz-moskvy.html

   Р.S. от автора сайта: Мои юношеские взгляды на творчество Перова сейчас диаметрально изменились – сейчас я вижу в его творениях не провокацию, а то, что он был величайшим христианским художником.

   На своих полотнах он не «обнажил наготу матери» Церкви, а изобличил тот самый грех, который и был изначально осуждён нашей Матерью Церковью. За чистоту в своих рядах наша Православная Церковь боролась с первых веков своего существования.

Читайте также:  Орест адамович кипренский: картины (портреты), краткая биография

   Ещё важно то, что Василий Перов на своих легендарных полотнах писал не только таких безобразных «персонажей», таких вот антигероев, но писал, и писал с любовью, истинных чад нашей Православной Церкви.

Перов не был «безбожником», а вёл некое «журналистское расследование», причём и причины, и следствия этого «расследования» предопределили крушение нашей «богохранимой» Российской Империи, совершившееся в 1917 году.

   Этот «поп» с картины только штрих в этом фундаментальном «журналистском» расследовании, крик русской души о безобразиях её окружающих. Не всё то, что было в «России, которую мы потеряли» и замечательно, и хорошо, и благочестиво, далеко не всё.

   Поскольку картина написана вскоре после Крымской войны, то безногий солдат с крестами и медалями, на ней изображённый, видимо и есть ветеран той самой Крымской войны, безымянный герой обороны нашего Крыма от международной на него агрессии (агрессоры — Англия, Франция, Турция, Италия, королевство Обоих Сардиний, то есть всё НАТО XIX века, недаром Крымскую войну некоторые историки называют не иначе как Нулевой Мировой войной).

   Может быть, имело бы смысл в Епархиальных Управлениях нашей Русской Православной Церкви оборудовать коридоры и/или вестибюли, как картинную галерею, созданную из полотен русских живописцев.

Чтобы в этой картинной галереи с одной стороны на посетителей смотрели праведники нашей Церкви, а с другой стороны наши церковные антигерои, такие как этот персонаж с картины Василия Перова, но тоже в полотнах наших русских художников.

   Наш Бог нас призвал к святости, а святость, как известно отделённость от греха. То есть они (эти антигерои Перова) были среди нас, но не были нашими…

Источник: https://favorgora.ru/articles/434145

Описание картины Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы»

Картина В.Г.Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы» представляет собой редкую по жанру сатирическую живопись. Название полотна настраивает на идиллический лад. Многие, наверное, сразу же вспоминают легенду о том, как русская императрица Екатерина II по дороге в Свято-Сергиеву Лавру утолила жажду водой из мытищинских родников.

Так вода из Мытищ стала популярной, а питье чая из этой воды превратилось в некий ритуал. Тем не менее, сюжет чаепития В.Г.Перов в своей картине использует не для написания пасторальной идиллии. Совсем наоборот – полотно становится обличительным укором обществу того времени.

За небольшим, но высоким и прочным столом в саду пьет чай некий священнослужитель. То ли он проходил мимо, то ли специально зашел сюда на чай – неизвестно.

Но то, что его появление здесь случайно, подтверждает стоящий рядом со столом его открытый дорожный саквояж.

За спиной священника стоит и пьет чай тоже священнослужитель, но, судя по более скромной одежде и потому, что он не сидит со старшим по сану рядом на скамье, – это может быть монах. Но вот к столу подходят двое. Это – попрошайки: мужчина и мальчик.

Мужчина – бывший солдат, с костылем и без одной ноги. На нем – потрепанная шинель, один стоптанный и запыленный солдатский сапог. Но самое главное – на груди мужчины приколот орден героя Крымской войны. Бывшего бравого солдата, а теперь никому не нужного, всеми брошенного инвалида сопровождает мальчик.

В потрепанной одежде, босиком, с перекинутой через левое плечо котомкой он тоже производит жалкое впечатление. И если солдат протягивает просящую руку ближе к священнику, то мальчик стоит, потупив взгляд в землю, и лишь робко сжимает шапку в руках.

Социальная драма усиливается тем, что все герои картины не статичны. Тот же поп презрительно отворачивается от просящих. Девушка, прислуживающая за чаепитием, пытается оттолкнуть от стола инвалида, а ведь он стоит всего лишь на одной ноге. Монах стоит поодаль, пьет чай и делает вид, что все происходящее у стола его вообще не касается.

Лишь природа, окружающая эту неприглядную сцену, любовно выписана художником, поскольку она одинаково благосклонна ко всем людям, невзирая на их чины или заслуги.

(No Ratings Yet)

Источник: https://school-essay.ru/sochinenie-po-kartine-perova-chaepitie-v-mytishhax-bliz-moskvy-2.html

Русское чаепитие на картинах художников

Русские познакомились с чаем лишь в первой половине XVII века. Долгое время из-за своей дороговизны чай был недоступен крестьянам и даже людям среднего достатка. В дворянских усадьбах чай берегли как зеницу ока: обычно хозяйка хранила его не в кладовой, а в собственной спальне, в специальном ларце-чайнице.

Поэтому первоначально чаепитие в народе считалось одним из символов зажиточной и благополучной жизни. Только в начале XIX века чай стал доступным и начал прочно входить в русский быт: без него не обходилась ни одна встреча, ни одно семейное торжество, не заключались брачные союзы и торговые сделки. Чаепитие на Руси наполнилось своей философией.

И, конечно же, стало сюжетом многих картин.

Константин Маковский «За чаем», 1914 год

Константин Маковский был одним из самых ценимых и высокооплачиваемых художников своего времени. В пору раннего творчества заработка ради он часто писал портреты на заказ и со временем приобрел славу самого модного портретиста Петербурга. И действительно от его выразительных и красочных женских портретов сложно оторваться.

Сам Маковский вспоминал: «Лучшие красавицы наперебой позировали мне… Я зарабатывал громадные деньги, жил с царственной роскошью…» Большой интерес проявлял художник и к «красивой старине» — он коллекционировал предметы русского быта.

В его доме было собрано немало старинной домашней утвари и боярских костюмов — разноцветных сарафанов, расшитых жемчугом поручей и кружевных кокошников.

Стремление окружить себя красивыми вещами отразилось и в творчестве художника: он написал немало жанровых сцен в «русском стиле», а также портретов красавиц в старинных русских костюмах, как, например, на известной всем картине «За чаем». Интересно, что эту картину Маковский написал уже на склоне жизни — в 75 лет.

Читайте также:  Обнаженная маха, франсиско де гойя

Борис Кустодиев «Купчиха за чаем», 1918 год

Яркая и изобильная картина Кустодиева «Купчиха за чаем» была написана художником в голодный 1918 год, время разрухи и революционной смуты.

На первый взгляд картина кажется вдохновенной поэмой о красоте России и русской женщине, но на самом деле она полна тонкой иронии, которая сквозит в деталях: необъятной широте тела русской красавицы, ее большой груди, румянце на щеках, пухлых пальцах, трущемся о плечо ленивом коте, гастрономической роскоши на столе.

Богатое бездумное существование купчихи вызывает у художника беззлобную усмешку. При взгляде на героиню Кустодиева неизбежно вспоминаются лесковские купчихи, жизнь которых в богатых имениях текла тоскливо и однообразно. Например, Леди Макбет Мценского уезда: «На дворе после обеда стоял пеклый жар, и проворная муха несносно докучала…

Чувствует Катерина Львовна, что пора ей и проснуться; пора идти в сад чай пить, а встать никак не может. Наконец кухарка подошла и в дверь постучала: «Самовар, — говорит, — под яблонью глохнет». Катерина Львовна насилу прокинулась и ну кота ласкать. А кот… такой славный, серый, рослый да претолстющий-толстый…

» Купчиха была одной из любимых героинь Кустодиева, он рисовал ее множество раз. И каждый раз, любуясь своими героинями, их полнокровной жизненной силой, художник иронизировал над ними, а еще грустил — по безвозвратно уходящему прошлому.

Кузьма Петров-Водкин «За самоваром», 1926 год

На картине «За самоваром» Петров-Водкин изобразил обыденную семейную сцену за столом. Но через обыденность художник смог показать общение и единение душ двоих людей, создать сложные и внутренне богатые образы.

Благодаря начищенному до блеска самовару, каплям прозрачной воды на жестяном подносе, блестящей ложечке в стакане с чаем, легкости и чистоте, пронизывающей всю картину, невидимый душевный мир кажется реальным и вполне ощутимым.

Особое внимание художник уделил женскому лицу, подчеркнув его строгие, но в то же время гармоничные и прекрасные черты.

Василий Перов «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы», 1862 год

Со времен посещения Мытищ Екатериной II, пить чай там считалось хорошим тоном. Оказывается, в 1775 году на пути в Троице-Сергиевую Лавру императрице предложили утолить жажду в одном из многочисленных Мытищинских родников. Вода показалась Екатерине Великой необыкновенно вкусной, и она даже издала указ провести из родников водопровод до Москвы.

Картина «Чаепитие в Мытищах» была написана Перовым в 1862 году по заказу администрации города. Сюжетом картины послужили реальные сцены, которые художник часто наблюдал на различных подмосковных окраинах. Обычная на первый взгляд сцена чаепития превращается у Перова в обличительную остросоциальную картину.

Стоящий на столе самовар словно делит картину на две части, два разных мира: по одну сторону оказывается сытый и толстый поп, по другую — нищие, мальчик и старик. Впечатление социальной драмы усиливает орден героя Крымской войны на груди старика.

На прогрессивную публику того времени картина «Чаепитие в Мытищах» произвела огромное впечатление, а Василий Перов только лишний раз подтвердил данное ему современниками «звание» сатирика-жанриста, глубоко понимающего русскую жизнь.

Константин Коровин «За чайным столом», 1888 год

Лето 1888 года Константин Коровин провел в подмосковном имении своего друга, художника Василия Поленова, где написал несколько картин. Одна из известнейших — «За чайным столом».

По большому счету картина представляет собой групповой портрет собравшихся за утренним самоваром гостей и хозяев дома: Елены Поленовой (сидит спиной), Натальи Поленовой (изображена лицом к зрителю), ее сестры художницы Марии Якунчиковой и приятеля семьи Вячеслава Зиборова.

Однако лица людей мало интересуют художника, главное для него — передать общее настроение летнего утра, легкого, спокойного и гармоничного. Концепция картины перекликается с групповыми композициями Огюста Ренуара, также наполненными светом и воздухом.

На переднем плане картины можно заметить еще один столовый прибор: вот-вот к столу подсядет кто-то пятый, ему неизбежно будут рады, а беседа станет еще оживленнее.

Василий Бакшеев «Житейская проза», 1892—1893 годы

Сюжет картины «Житейская проза» прост и незамысловат — семейное чаепитие. В отличие от радостного и светлого чаепития на картине Коровина у Бакшеева обстановка за столом тревожная и гнетущая.

Несмотря на то что композиционно герои связаны между собой, каждый из них — воплощенное одиночество, тоска и безысходность.

Подчеркивается личная драма каждого именно сюжетом: чаепитие, традиционно призванное сближать людей, в этом случае только разделяет их.

Источник: https://lady.mail.ru/article/477774-russkoe-chaepitie-na-kartinah-hudozhnikov/

Перов В.Г. Чаепитие в Мытищах, близ Москвы. 1862

Сюжетом «Чаепития», так же, как и «Сельского крестного хода», послужили действительные происшествия, которые Перов наблюдал во время путешествия по окрестностям Москвы. Подобное чаепитие происходило у него на глазах, когда он ходил к Троице-Сергиевом лавре.

Он видел и самодовольно-равнодушного монаха, и робкого послушника, которых потом изобразил на своей картине. Единственно, что он присочинил – старого воина калеку с оборванным мальчиком, которых прогоняет молодая служанка.

Вы знаете, когда начинаешь пристально вглядываться в произведение искусства, будь то ОС или эта картина, иногда возникают совершенно неожиданные ассоциации. Или как там это по-научному называется, не знаю, аллюзии, наверное… впрочем, неважно.

Короче, сейчас я предлагаю вашему вниманию некоторые из этих собственных:Вот картина:

(для удобства разглядывания привожу соотв. ссылку)

Поверхностное впечатление совершенно очевидно и совпадает с простым и понятным замыслом автора. Но мы ведь (точнее, не «мы» — я, въедливое занудо) хочем поверить гармонию алгеброй.

А значит, следуя пушкинскому Сальери, должны разъять не музыку, но картину, как труп, ххх.

Сказано – сделано. И какие же составные части замысла предстанут нашему…

Читайте также:  «девушка с креветками», уильям хогарт — описание картины

тьфу, исключительно моему, извините, проницательному взору?

Сразу же насчёт взоров: представляется интересным проследить направления взглядов персонажей. С нищим Калекой всё понятно: он слеп и взгляда, как такового, у него нет. Однако куда был бы направлен его взгляд, если бы был зрячим? Понятно куда – на самовар (почему именно туда, я поясню ниже). Понятно также и то, куда смотрит Мальчик – на сахар, это очевидно. А вот с Попом уже немного сложнее.

Мне поначалу казалось, что Поп полностью прикрыл свои заплывшие глазки. Отстраняясь, тем самым, и от подачи милостыни и от реакции Служанки. Ну вроде и честь соблюсти, и капитал не потерять, ххх. То есть можно предположить, что собственная репутация ему не совсем по-барабану, даже в глазах тех, чьим мнением он может смело пренебречь в силу своего статуса.

Однако, если рассмотреть картину под увеличением, то видно, что Поп лишь слегка прикрыл глаза, продолжая исподтишка следить за происходящим. А это, понятное дело, опровергает мои человеколюбивые предположения.Остаётся только молодой Послушник (или кто он там), стыдливо уронивший глаза в блюдечко с чаем. Чего он устыдился, если, конечно, устыдился – можно только гадать.

То ли того, что неловко ему поповского поведения, то ли того, что он и сам уже недалёк от этого «батюшки».Я придерживаюсь первого предположения, поскольку именно контраст оттеняет.

Действие – на холме. Это заверено крышами домов и верстовым столбом в правом нижнем углу. То есть художник, если я правильно понимаю, подчёркивает этим, что церковь есть инстанция горняя.

Последняя надежда, обитель страждущих и заведение, приближенное к понятно кому.

А неестественным, слишком крутым, подъёмом, — развенчивает ореол этой высшей инстанции милосердия.

Ну или, по крайней мере, привносит некоторое сомнение в истинность этого заблуждения 🙂

Динамика тел подчёркивает замысел художника: слепой Ветеран, склоняясь, просит милостыню; Поп, откидываясь, самой своей позой показывает отстранённость Церкви от подобных проявлений действительности. И фигура Служанки, изображённая в противоходе обоим этим порывам. Гениально, я считаю!

Почему гениально? А вы взгляните пристальнее на фигуру Служанки, в особенности на её лицо и на её жест. Вам этот жест ничего не напоминает? Нет?.. а вот мне таки да.

Смею предположить, что это Иисус, собственной персоной!Если моя догадка верна, то тогда становится понятным и жест Служанки — он не отталкивающий, а скорее умиротворяющий, успокаивающий.

Служанка (Иисус) ясно показывает, не столько Ветерану, сколько нам, что не следует искать милосердия там, где его нет и быть не может.

А лицо Служанки (ЕГО лицо)! Взгляните – ведь оно спокойно, можно даже сказать – отрешённо, что совершенно неестественно в любой из подобных реальных ситуаций. И то, что её взор направлен не прямо на нищего, а куда-то вбок-вниз… да ведь это значит, что ЕМУ просто стыдно за своего полномочного представителя.

Посмотрите на кресты: у Попа он скривился вбок, соскользнув с роскошно одетого пуза, символизируя этим забвение евангельских заповедей ради земной суетности. У Служанки он строго по центру, я полагаю понятно, почему. А сочетание креста с красным платком только добавляет к моей догадке — вспомните, хотя бы, символику красного цвета в рублёвской «Троице».

Тут кстати придётся и то соображение, что крест на шее у Попа – составная часть церковного облачения; тогда как крест Служанки иначе, как крест нательный, трактовать невозможно. Но ведь нательный крест носится «на теле», то-есть под одеждой.

Зачем же художник выпустил его наружу, да ещё и подчеркнул это слишком толстой цепочкой, толще даже, чем у Попа? И если принять во внимание, что нательный крест есть свидетельство истинной веры, а не атрибут униформы, ггг… то дальнейшие комментарии, я полагаю, излишни.

В геометрическом центре картины – самовар, как символ сытого бытия.

Самовар принадлежит Попу, олицетворяющему здесь РПЦ, так что намёк вролне прозрачен. Мало того, он усилен и сходством самовара с поповским пузом.

Над ним (самоваром, естественно) – фигура Служанки. Символику этого, полагаю, обьяснять уже не надо.И руки, обратите внимание на руки. Просящая и отталкивающая – в их немом диалоге показан как поверхностный, так и глубинный смысл картины.Просящая обращена к самовару, понятно, почему. Отталкивающая… хотя нет, не отталкивающая, а скорее… как бы это сказать, отрезвляющая, что ли. Отрезвляющая не нищего – в этом суть замысла, а именно зрителя.Ну и конечно, нюансы сопоставлений: измождённый слепец, защитник родины, — и откормленный служитель божий; сверкающий поповский ботинок против босой ноги мальчика и рваного солдатского сапога; бутылка вина, выглядывающая из расшитого саквояжа — и заплатанная нищетская сума, в которой, разве что, несколько сухих хлебных корок.PS Несмотря на уверенность в такой интерпретации, у меня остались неотвеченными следующие вопросы:1. Что наливает Служанка из кувшина? Скорее всего молоко. Что символизирует молоко в христианской традиции? К сожалению мне так и не удалось это выяснить. Впрочем, может быть дело и не в молоке, а в самом кувшине. По европейским канонам живописи кувшин символизирует целомудрие. 2. Как определить чин Попа по его униформе? Я этого не в силах, а жаль, поскольку подозреваю, что для того времени это было довольно существенно.3. Если я правильно догадалась, то верным мне представляется и следующее соображение: лицо и жест Служанки, по замыслу художника, должны быть знакомы публике. Вероятно, не такой широкой, чтобы вызвать гнев церкви. То есть должен существовать прототип — картина, отвечающая обоим этим требованиям. Мне не удалось такую вспомнить.

А вам?

Источник: https://diana-janzen.livejournal.com/99601.html

Ссылка на основную публикацию