Метафизический интерьер с печеньем, де кирико, 1968

Вслед за ностальгическим проектом «Оттепель» Третьяковская галерея готовит новый выставочный хит. В России впервые открывается ретроспектива Джорджо де Кирико — родоначальника метафизической живописи. 

Загадочный мир, созданный де Кирико, традиционно привлекает зрителя. На протяжении всей жизни художник обращался к традициям Античности, классическому старому искусству, был увлечен философией Ницше. Кроме того, де Кирико был большим поклонником театрального искусства — зрители московской выставки смогут впервые увидеть костюмы, выполненные им для балета Сергея Дягилева «Бал» 1929 года. 

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968«Орфей – уставший трубадур». 1970. Фонд Джорджо и Изы де Кирико, Рим.

Театральность — едва ли не главная отличительная черта искусства де Кирико.

Безвоздушные пейзажи, в которых, кажется, время застыло навечно, полуденный зной, пустынные улицы с обломками древних памятников и античных масок — его живопись часто называют «иллюстрациями снов» — настолько тонко и порой иронично он «работает» с подсознанием. Позже этот «прием» будет заимствован сюрреалистами и станет основным в их творчестве. 

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968«Внутренняя метафизика с головой Меркурия». 1969. Фонд Джорджо и Изы де Кирико, Рим

Выставку итальянского авангардиста готовили полтора года. Основным партнером Третьяковки выступил фонд наследников итальянского авангардиста — Джорджо и Изы де Кирико. Зрители увидят более 100 произведений живописи, графики и скульптуры, привезенных из Швейцарии, Франции и Великобритании. 

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968«Автопортрет в черном свитере». 1957. Фонд Джорджо и Изы де Кирико, Рим.

При жизни де Кирико был известен как крайне самовлюбленный человек, без стеснения называющий себя лучшим художником ХХ века.

По словам кураторов, его обращение к традициям Тициана, Рембрандта и Рубенса свидетельствует о том, насколько велико было его желание поставить себя в один ряд с великими мастерами прошлого.

Эгоцентризм де Кирико нашел отражение и в экспозиции — представлено несколько автопортретов художника, выполненных в различных манерах. 

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968«Площадь Италии (Памятник поэту)». 1969. Фонд Джорджо и Изы де Кирико, Рим.

Выставка проходит с 20 апреля до 23 июля 2017 года в залах Третьяковской галереи на Крымском валу. 

Источник: https://www.interior.ru/design/art/1437-metafizicheskie-prozreniya-dzhordzho-de-kiriko-v-tretyakovke.html

В стамбуле открыта «загадка мира» джорджо де кирико

Музей Пера в Стамбуле представляет масштабную выставку одного из самых выдающихся художников XX века Джорджо де Кирико. Экспозиция под названием «Загадка мира» включает 70 картин, две литографические серии и 10 скульптур знакового итальянского мастера, изобретателя метафизической живописи.

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968

Показ проливает свет на уникального художника, чья свобода и бесконечный поиск изменили искусство XX века.Эту выставку называют «идеальным возвращением» Кирико в Турцию. Дело в том, что Стамбул является городом, где семья художника жила многие годы.
Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968

Там родился его отец, железнодорожный инженер Эваристо де Кирико (по другим данным, в Неаполе), а дед Джорджио Мария (в честь него и назвали живописца) служил драгоманом или дипломатическим переводчиком при Блистательной Порте.

Слева: Джорджо де Кирико, «Автопортрет» (1935)

В период своего обучения в Академии изобразительных искусств в Мюнхене между 1906-м и 1909 годами де Кирико оказался под влиянием таких философов как Ницше, Шопенгауэр и Отто Вейнингер, а также художников Арнольда Бёклина и Макса Клингера. В 1910 во Флоренции он изобрёл метафизическую живопись, и его теоретические труды и картины раннего периода впоследствии стали мощным источником вдохновения для сюрреалистов.Де Кирико отличался от других великих художников своего времени. Его стиль был одновременно универсален и ярок, а основными темами работ стали воспоминания, мечты и загадки мира. Этот стилеобразующий одарённый живописец оказал огромное влияние на таких мастеров, как Магритт и Дали.Выставка прослеживает почти 70 лет творческой карьеры де Кирико от рассвета метафизической живописи через иконографические темы 1920-х — 1930-х годов до пышного окончания неометафизического искусства в 1968 — 1976 годах. Экспозиция объединяет поразительные изобретения и повторяющиеся инновации, которые, если смотреть на них в целом, приводят на ум идею Ницше о «вечном возвращении».Экспозиция включает одну из самых ранних картин художника (1909 год) и представляет широкий выбор работ от 1920-х годов вплоть до окончания творческого периода де Кирико в середине 1970-х годов.

Джорджо де Кирико — одна из самых необычных фигур XX столетия, которое характеризуется последовательной сменой авангардных движений. В течение этого периода, когда во главу угла ставилась форма и способ выражения, а не тема, де Кирико, в отличие от своих современников, создал уникальную метафизическую вселенную, где работал над множеством идей.

Слева: Джорджо де Кирико, «Песнь любви» (1914)

За свою 70-летнюю карьеру де Кирико проделал путь от герметических картин и образов, ассоциирующихся с пафосом античности, до произведений родственных великой классической живописи, полных яркого натурализма, иронии и игривости.
Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968

В возрасте 80-ти лет, во время последнего неометафизического периода, он вновь обратился к наиболее знаковым темам, таким как «Итальянская пьяцца», «Манекен» и «Метафизический интерьер», по-новому интерпретируя их в ярких цветах и спокойной атмосфере — в отличие от тяжёлых и тревожных прочтений ранних лет.

Выставка «Загадка мира» в Музее Пера в Стамбуле продлится до 1 мая.По материалам artdaily.com. Главная иллюстрация — Джорджо де Кирико, фрагмент картины «Медитация Меркурия» (1973)

Источник: https://arthive.com/news/1632~V_Stambule_otkryta_Zagadka_mira_Dzhordzho_de_Kiriko

Джорджо де Кирико. Метафизические прозрения

Государственная Третьяковская галерея представляет первую в России выставку Джорджо де Кирико.

Совместный проект Третьяковской галереи и Фонда Джорджо и Изы де Кирико (Fondazione Giorgio e Isa de Chirico) представил на суд зрителей более 100 экспонатов, среди которых произведения живописи, графики, скульптуры и театральные костюмы.

Перед зрителем проходят все грани творчества мастера: ранние произведения, созданные под влиянием швейцарского художника-символиста Арнольда Бёклина, классическая «метафизическая» и неометафизическая живопись, интерпретации античных и мифологических сюжетов, множество автопортретов и вариации на темы старых мастеров.

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968 Автопортрет в черном свитере. 1957. Фонд Джорджо и Изы де Кирико. Рим. 

Джорджо де Кирико (1888−1978) — итальянский живописец, скульптор, сценограф, поэт, один из крупнейших мастеров ХХ столетия, предтеча сюрреализма, основатель движения «Метафизическая живопись». Несмотря на то, что его имя хорошо известно во всем мире, в России он почти не выставлялся.

Впервые четыре работы были показаны в Москве в 1929 году, в 1930-х экспонировались его рисунки и офорты. Де Кирико оказал огромное влияние не только на европейскую, но и на русскую культуру.

Читайте также:  Портрет сони книпс, густав климт

В первую очередь, на Казимира Малевича, который трансформировал в своих поздних работах некоторые приемы и мотивы знаменитого итальянца.

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968Фрагмент экспозиции. Евгений Алексеев, Государственная Третьяковская галерея.

В дизайне экспозиции, созданном архитекторами Сергеем Чобаном и Агнией Стерлиговой, используются пластические мотивы работ де Кирико – колоннады, фрагменты архитектурных сооружений. Графика, требующая особого освещения, экспонируется в четырех павильонах, воспроизводящих архитектурные мотивы из произведений мастера.

 Вообще, архитектура – важная часть творчества де Кирико. Она выстраивает пространство композиции, вносит дополнительный смысл и символику.

Ее элементы присутствуют не только в живописи и графике, но и в театральных костюмах, созданных для антрепризы Сергея Дягилева к балетным постановкам «Бал» (1929), «Пульчинелла» (1931), «Протей» (1938).

Метафизический интерьер с печеньем, де Кирико, 1968Археологи. 1986. Фонд Джорджо и Изы де Кирико. Рим. 

Выставка проходит в рамках Открытого Фестиваля Искусств «Черешневый лес» при поддержке компании Bosco di Ciliegi.

 Произведения для проекта предоставили 7 музейных и частных собраний, среди которых Национальная галерея нового и современного искусства в Риме, Музей нового и современного искусства Тренто и Роверето, Центр Жоржа Помпиду в Париже, Музей Виктории и Альберта в Лондоне, ГМИИ им. А.С. Пушкина, а также Фонд Джорджо и Изы де Кирико в Риме, частная коллекция в Швейцарии.

Проект открыт до 23 июля 2017 года. 

Подробности на сайте ГТГ:

 https://www.tretyakovgallery.ru/ru/calendar/exhibitions/exhibitions7454/

Изображения предоставлены пресс-службой Государственной Третьяковской галереи.

Первое фото: Орфей – уставший трубадур. 1970. Фонд Джорджо и Изы де Кирико. Рим.

Источник: http://sergey-kuznetsov.com/ru/news/dzhordzho-de-kiriko-metafizicheskie-prozrenija

Музей Карло Билотти, Рим, Италия

Музей Карло Билотти – музей современного искусства в Риме. Основанный в «Оранжерее» виллы Боргезе и дома, картины, скульптуры и акварели коллекции, подаренные предпринимателем и коллекционером Карло Билотти итальянско-американским, в который вошли работы Джорджио Де Кирико, картины Джино Северини, Энди Уорхола и Ларри Риверса и скульптура Джакомо Манзу.

Музей является частью системы «Musei in Comune» и проекта «Parco dei Musei» Виллы Боргезе.

история
Работы de Chirico демонстрируют самые известные темы, созданные художником со второй половины двадцатых годов до семидесятых.

Темы, такие как археологи, лошади на берегу реки, мебель в долине или комнате, рыцари или древние воины, возникли из счастливого периода творчества и международного признания, следуя годам первого метафизического периода.

В дополнение к перечисленным выше темам, которые появляются в музее в таких мастерских произведениях, как «Загадочные археологи 1926 года» и «Мебель в комнате 1927 года», другие особенно заметные картины, представленные на выставке, включают тонкую «Назад обнаженной женщины» (около 1930 года) , с которым де Кирико, под влиянием Ренуара, вернулся к жанру женского обнаженного, метафизического интерьера с печеньем и тайной и меланхолией улицы. Эти последние два являются репликами, выполненными художником в шестидесятые годы, из его шедевров первого метафизического периода. В своих работах из «Пятидесятых», «Автопортрет с головой Минервы», в которой де Чирико носит платье венецианского живописца и историческую регату в Венеции, вдохновленную Каналетто, художник заявляет о необходимости восстановить итальянскую живописную традицию.

Здание уже присутствовало в этом районе до вмешательства семнадцатого века кардиналом Сципионе Боргезе. Манилли, в 1650 году, описывает оранжевый как двухэтажное здание башни, закрытые лоджии, квадратный двор, окрашенный в красочные и красочные картины и рисунки, и фонтан посреди двора.

Позже, помимо изменения кардинала Боргезе, в здании было много изменений. Эти изменения нарушили дворец, что почти невозможно признать его первоначальный облик. В конце восемнадцатого века он был расширен и украшен волей Маркантонио IV Боргезе в сочетании с расположением смежного «сада озера».

Здание использовалось для фестивалей и мировых событий и было известно как «Казино для водных игр» для фонтанов и нимф в стиле барокко.

С 1776 года различные художники, в том числе Кристофоро Унтерпергер и Джузеппе Кадес, освежили внутренние стены, и несколько картин были добавлены. Впоследствии был построен цитрусовый плантатор.

В 1849 году здание было разрушено во время битвы при Римской Республике; литография, расположенная рядом с разрушением здания, показывает, что были только скудные остатки комнат, украшенных фресками.

Затем он был перестроен с немного иной формой и без украшения, чтобы приспособить цитрусовые деревья зимой, функцию, которая заработала его текущее название.

В 1903 году, когда Вилла Боргезе вошла во владение Рима, она служила офисом и жилыми помещениями; до 1982 года он был резидентом религиозного института и офисов муниципалитета. Здание было наконец восстановлено, а внешность была окрашена в красный цвет, чтобы создать музей, посвященный Карло Билотти.

Pietro Canonica
Пьетро Каноника родился в Монкальери в 1869 году.

Он посещал Академию Альбертины в Турине, в Италии, которая недавно добилась единства и занимается сложной задачей по построению личности итальянцев.

В этой среде, переплетающейся с моральной и гражданской приверженностью, формируется эстетический смысл Пьетро Каноника, внимательный и энтузиазм хранителя итальянской художественной традиции.

Участвует в самых важных национальных и международных выставках: Париже, Венеции, Лондоне, Берлине, Риме, Брюсселе, Петербурге. Академик Сан-Лука и многочисленные итальянские и зарубежные академии, в 1929 году он был назначен академиком Италии и в 1950 году сенатором на всю жизнь.

Он подтверждается в кругах высокой аристократии и называется во всех судах Европы, где они конкурируют за организацию праздничных работ, но прежде всего бюсты, пульсирующие и резкие портреты, выполненные с редким техническим опытом и большой защитой в моделировании.

Из Букингемского дворца во двор царей бесчисленное количество аристократических лиц, которые видят их наиболее секретный интерьер, выраженный в мраморе.
Первая мировая война стерла этот мир, который был точкой отсчета как для художника, так и для его главного клиента, и он посвятил себя прежде всего великим монументальным и праздничным композициям.

Читайте также:  Миланский (кафедральный) собор, милан

На многих итальянских площадях память о солдатах, погибших в великой войне, удостоена работы Пьетро Каноника.

В 1922 году художник поселился в Риме и получил от муниципалитета использование «Фортеццуола» в великолепной обстановке Пьяцца ди Сиена, где художник живет и работает до своей смерти в 1959 году.

Коллекции:
Наиболее значительным ядром является 18 работ Джорджио Де Чирико, одна из которых – скульптура Гектор и Андромеда, размещенная снаружи. Среди картин – работы с типичными темами мастера в период после первой метафизической живописи («археологов», «лошадей на берегу моря», «мебели в долине» или «в комнате» «рыцарей» или «рыцарей», древние воины “).

Постоянная коллекция музея Карло Билотти состоит из подарка 23 работ, подаренных предпринимателем Карло Билотти в Рим, включая картины, рисунки и скульптуры. Самая согласованная и центральная группа состоит из 18 работ Джорджио де Кирико (Volos 1888-Rome 1978), из которых 17 показаны в этой комнате, а одна, скульптура Гектора и Андромахи, установлена ​​за пределами Музея.

В сборнике также представлены портреты Тины и Лизы Билотти Энди Уорхола, 1981 год Карло с Ларри Риверсом с Дюбуффе на заднем плане, 1994 год, Карло и Мина Роллоллы, Тина Билотти, 1968 год. Завершение оригинального ядра коллекции Summer, 1951, Джино Северини и Кардинал, 1965, Джакомо Манзу.

В эту первую группу были добавлены в последние годы работы Consagra, Dynys, Greenfield-Sanders и Pucci.

Другие работы: портреты Тины и Лизы Билотти, 1981 год, Энди Уорхола (Питтсбург, 1928 – Нью-Йорк 1987) и Карло с Дюбуффе на заднем плане, 1994 год, Ларри Риверсом (Нью-Йорк 1923-2002), картиной «Лето» , 1951, Джино Северини (Cortona 1883 – Paris 1966) и, наконец, крупный кардинал в бронзе от Джакомо Манзё (Бергамо 1908 – Рома, 1991), выставленный снаружи.

Неофутуристическая работа Северини, Лето (1951), свидетельствует под другим углом к ​​разнообразным нитям коллекции Билотти.

Печальная женщина, контуры которой теряются в почти абстрактной геометрической структуре, являются частью серии работ, посвященных теме человеческой деятельности, поскольку она связана с сезонами, которые художник впоследствии переработал для Дворца Конгресса в еврозоне в Риме.

Работы Джорджио Де Чирико
Таинственные археологи (Маничини, День и ночь, 1926)
Мебель в номере (1927)
Археологи (1927 г.)
Лошади на берегу моря (1927-1928)
Рыцарь с двумя древними персонажами у моря (1929 г.)
Блондинка с плечами (около 1930)
Одинокий археолог (около 1937 г.)
Орест и Пиладе, скульптура из терракоты (1940) VI / VI издание 1965 года)
Лошадь (акварель, ок. 1950 г.

)
Автопортрет с головой Минервы (пятидесятых)
Исторические регаты в Венеции (50-е годы)
Воин, держащий уздечку (около 1953 года)
Древний рыцарь (акварель, около 1960 года)
Метафизический интерьер с печеньем (конец шестидесятых годов, копия того же автора).

Тайна и меланхолия на улице, фэнциулла с кругом (акварель, семидесятые, реплики того же автора)
Археолог, скульптура (1972, издание IV / VII 1988 г.)

  • Одинокий Орфей (1973)
  • За пределами музея находятся скульптура Этторе и Андромака (две копии 2006 года от оригинала 1966 года).
  • Работы других художников

Джино Северини, L’estate, 1951: картина является частью серии, посвященной теме человеческой деятельности в течение сезонов, позже переработанной для представлений Палаццо деи Конгрессов EUR в Риме.
Энди Уорхол, мать и дочь: Тина и Лиза Билотти, 1981 год.
Ларри Риверс, Карло с Дюбуффе на заднем плане, 1994.

Еще снаружи, есть бронзовая скульптура «Grande cardinale» от Giacomo Manzù (издание восьми экземпляров 2004 года от оригинального актера 1965 года)

Источник: https://www.hisour.com/ru/museo-carlo-bilotti-rome-italy-39211/

Третьяковская галерея открыла выставку Джорджо де Кирико

«Метафизический интерьер с головой Меркурия» состоит из любимых тем и сюжетов

М. Стулов / Ведомости

Выставка «Джорджо де Кирико. Метафизические прозрения» невелика: сотня произведений художника, прожившего 90 лет и работавшего до старости, – не много.

Но поскольку де Кирико всю жизнь повторялся – в сюжетах, персонажах, приемах, то и по собранной из семи музейных и частных коллекций выставке можно составить о нем отчетливое представление.

И не только о достоинствах, но и о странностях творческого пути художника, оставшегося в истории мирового искусства.

Де Кирико кажется хорошо известным, настолько широко тиражированы его узнаваемые картины: пустынные площади вымершего города; натюрморты из странного набора предметов; манекены с лицами без черт, ведущие себя как люди.

Однако в российских музеях есть только две работы де Кирико, в Москву его картины привозили в 20-х гг.

, так что представление об этом художнике, причисленном массовым зрителем к сюрреалистам, показ в Третьяковке может и изменить.

Свою метафизическую живопись, воспроизводящую не реальность, а чувства, ею вызванные, – печаль, тревогу, тайну, сверхъестественную суть вещей, де Кирико придумал за десятилетие до провозглашения сюрреализма, еще в 10-х гг.

Самые прославленные картины этого периода – «Ностальгия по бесконечности» и «Песнь любви» находятся в недоступном для российского музейного партнерства нью-йоркском Музее современного искусства (MoMA).

Но на московской выставке их дублируют написанные позже изображения напряженно пустынных площадей и натюрморты, загадочно соединяющие бюст Аполлона с резиновыми перчатками, башню – с железными артишоками.

Выставка строится не в хронологической последовательности, а тематически, рассказывая о разных направлениях его художественного поиска. И это естественно, поскольку так и работал де Кирико – ни с чем из своих находок не расставаясь.

Читайте также:  Портрет хуана матеоса, диего веласкес — описание

На протяжении жизни, например, вступая в диалог со старыми мастерами. И если в юности он был под влиянием Арнольда Беклина, то в зрелые годы подражал всем великим. На выставке можно увидеть его «Битву. Подражание Рубенсу» и «Спящую девушку.

Подражание Ватто», и они легко разочаруют поклонников метафизики и сюрреализма.

Откуда привезли

В основе выставки работы из Фонда Джорджо и Изы де Кирико. К ним добавлены вещи из музеев и частных собраний. В том числе Давида Нахмада, именно он, как утверждает директор Третьяковки Зельфира Трегулова, владеет «Супрематической композицией» Казимира Малевича, проданной на Sotheby’s за $60 млн.

Итальянец, родившийся и взрослевший в Греции, вторую половину жизни живший в Риме, де Кирико не мог не обратиться к мифу, и Улисс, Орфей, Гектор с Андромахой, и головы античных статуй – герои его полотен, принимающие иногда странное обличье безглазых и безносых манекенов. Единственный жанр, где де Кирико не удавалось нагнетать странность и тайну, это автопортреты и портреты матери. Он писал их регулярно, и на выставке можно увидеть несколько.

Де Кирико оказал видимое влияние на многих художников ХХ в., в том числе на русских.

Этому влиянию посвящена статья в каталоге куратора выставки Татьяны Горячевой, автора одной из лучших книг о Казимире Малевиче.

Основатель супрематизма и его ученики что-то у де Кирико позаимствовали и найденное переработали, заметно его влияние и на Александра Дейнеку. Хотелось бы, конечно, увидеть развитие этой темы и на выставке.

Де Кирико, судя по ней, очень странный художник. Он мог писать сухо, словно раскрашивать рисунки, а мог очень фактурно, вызывающе живописно. Он делал грубые скульптуры и артистичные театральные костюмы. А самой впечатляющей его работой вдруг оказались неоакадемические и диковатые «Римлянки», как раз из собрания Пушкинского музея.

До 23 июля

Источник: https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/04/21/686778-tretyakovskaya-galereya-vistavku

Метафизический интерьер (с большим заводом)

Елена МЕДКОВА

ДЖОРДЖО ДЕ КИРИКО МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ИНТЕРЬЕР (С БОЛЬШИМ ЗАВОДОМ) 1916. Государственная галерея, Штутгарт

Метафизический интерьер (с большим заводом)» относится к жанру весьма специфических натюрмортов Кирико, в которых предметы вторгаются в городскую среду, а пространство города опредмечивается и входит в интерьерную среду натюрморта.

Первая модификация очень ярко представлена в картине «Метафизический треугольник и перчатка», примером второго варианта как раз является «Метафизический интерьер (с большим заводом)».

Если исходить из тематики натюрморта, то это типичный пример академического натюрморта с предметами и атрибутами искусства («Натюрморт с атрибутами искусства», Ж.Б.Шардена; «Подрамник, папка и гипсовый барельеф» А.Мордвинова).

На нем в интерьере мастерской изображены мольберт, картины, визиры, треугольники и иные измерительные приборы для построения перспективы, гипсовая модель шестигранника).

В чем же метафизичность этого интерьера? Оказывается, в особых свойствах самого пространства. Оно у Кирико одновременно является внутренним и внешним, объемным и плоскостным, предельно материальным и так же предельно иллюзорным.

Четко выстроенная перспектива массивной тумбы-подставки нейтрализуется накладывающейся на объем иллюзией плоскостного соотношения белой рейки и красно-черного карандаша, плотностью тени от шестигранника. Карандаш вроде бы лежит на тумбе и в то же время парит в пространстве.

Вопрос, что видеть – объем или плоскость, решается, как в «магических» картинках-обманках (стереограммах), настройкой глаза.

Глубина угла интерьера выворачивается наизнанку выпуклым объемом изображения красного здания с аркадами на висящей на стене картине.

Возникает странный антагонистический параллелизм между одинаково окрашенными плоскостями: оранжевая стена интерьера образует углубление, а параллельная ей красная стена здания – объем.

Разбросанные повсюду красные и черные пятна одновременно и строят пространство, и складываются в геометрический плоскостной узор.

При этом черные пятна теней существуют сразу в двух пространствах – во внутреннем пространстве интерьера и во внешнем пространстве пейзажей: нарисованное здание отбрасывает реальную тень в интерьер, а реальный шестигранник – в иллюзорное пространство картины с заводом, тень в левом углу плавно перетекает из картины с заводом в интерьер, и рама ей не помеха.

Метафизический треугольник и перчатка. 1958. Фонд Джорджо и Изы де Кирико, Рим

Изображенный углом объем заводского комплекса вообще выдвигается за плоскость не только собственного пространства изображенной в картине картины, но и за плоскость натюрморта в целом. Среди пространственного хаоса интерьера именно заводской корпус выглядит наиболее упорядоченно – квадрат центрируется вертикалью трубы, и все здания ранжируются по этой жесткой сетке.

Что же, собственно, происходит на этом полотне?

В.Дьяконов определяет Кирико как «прохожего-философа, снимающего слои с города в поисках первоздания… За наносными слоями повседневной культуры и конъюнктуры обнаруживаются ясные черты первоначала всех городов — древнеримского полиса».

Если углубиться далее в историю, то можно вспомнить, что основание города для римлян отождествлялось с творением мира из хаоса.

Установление вертикали, по чьей тени определялось местоположение стен и ворот, ориентированных на четыре стороны света, было первым актом созидания нового городского космоса.

Таким образом, завод с его четкими квадратными очертаниями и вертикалью трубы становится новым вариантом архетипической матрицы космоса, образом нового организованного космоса современной урбанистической культуры. Демиургом, несомненно, выступает художник.

Вопрос об оценке качеств нового космоса является открытым. Главное, что новая целостность достигнута на новых основаниях, но по старым матрицам культуры. Свойства завода-космоса у Кирико еще не развернуты в полной мере, хотя его казарменный вид может угнетать, и выглядит новый порядок куда как менее изысканно, чем ренессансный космос старинных итальянских городов.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200902107

Ссылка на основную публикацию