«вступление крестоносцев в константинополь», эжен делакруа — описание картины

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Фердинан Виктор Эжен Делакруа (1798-1863) считается одним из наиболее выдающихся художников французского романтизма. Для его картин характерен драматизм, они наполнены неистовым движением и часто достигают гигантского размера, производя неизгладимое впечатление. Использование Делакруа световых эффектов оказало большое влияние на будущие поколения художников-импрессионистов.Он был очень плодовитым художником: известно около 9 140 произведений, включающих картины, пастели, акварели и рисунки.

1. Ладья Данте

«Ладья Данте» это первая работа Делакруа, выставленная на всеобщее обозрение на Парижском салоне (престижнейшая художественная выставка Франции).

Мы видим сцену ада из «Божественной комедии», Данте вместе с римским поэтом Вергилием пересекает реку Стикс, где души проклятых корчатся в муках.

Важно отметить, что эта картина порвала с неоклассическими традициями, положив начало романтизму, и снискав самому Делакруа славу основоположника этого движения: все в ней было новшеством для своего времени — эмоционально окрашенные лица, говорящие позы мучеников добавляют драмы в полотно.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

2. Свобода, ведущая народ

На картине «Свобода, ведущая народ» свобода выражена как личность женщины, ведущей людей на баррикады во время парижского восстания 1830 года. Это — самая известная и узнаваемая картина Делакруа.

Ее создание сопровождалось шумихой: хотя государство и выкупило полотно, на публику оно было выставлено только 16 лет спустя, после революции 1848 года, когда новоизбранный Наполеон III разрешил выставить картину.

Есть версия, что Делакруа, изобразил на картине себя в образе человека слева в цилиндре.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

3. Греция на руинах Миссолонги

«Греция на руинах Миссолонги» — вторая картина Делакруа в поддержку греков в войне за независимость от Османской империи 1821-1832гг.

Многие художники по всей Европе выступили в поддержку греков в этой войне. На картине мы видим трагический эпизод 1825 года, когда греки предпочли разрушить свой город, но не сдаться.

Греция символически изображена как женщина, одетая в традиционный костюм.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

4. Смерть Сарданапала

«Смерть Сарданапала» — шедевр Делакруа, вдохновленный стихотворением Байрона.

На нем изображен побежденный последний ассирийский царь Сарданапал, который приказывает убить и уничтожить все, что ему дорого: его наложниц, слуг, животных и сокровища, прежде чем убить его самого.

Выдающимися особенностями являются огромный размер произведения, драматические цвета, жестокие движения и игра света, которая направляет внимание зрителей.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

5. Поединок гяура с пашой

«Поединок гяура с пашой» продолжает восточную тему.

Это еще одна картина, вдохновленная Байроном — рассказ о злополучном романе между гяуром Османской империи и рабыней Лейлой, принадлежащей турецкому паше.

За ее эту связь Лейла выброшена в море, а ее возлюбленный мстит за смерть, убивая пашу. Мы видим мастерство Делакруа в изображении сцен ближнего боя, где люди и животные тесно переплетены.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

6. Вступление крестоносцев в Константинополь

Делакруа, как и другие художники 19-го века, также интересовался большими историческими событиями.

Вступление крестоносцев в Константинополь изображает печально известный Четвертый крестовый поход, во время которого, крестоносцы во главе с венецианским дожем Дандоло отказались от своей цели вернуть Иерусалим и вместо этого разгромили христианский Константинополь, современный Стамбул. На картине победители входят в город, жители которого просят пощады. На переднем плане резня, которая контрастирует с ярко-голубыми водами и небом на заднем плане.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

7. Сирота на кладбище

Долгое время «Сирота на кладбище» считалась эскизом или подготовительной работой к «резне в Хиосе» — второй работе Делакруа, посвященной борьбе Греции за независимость, — но на самом деле она сама по себе достаточно интересна. Глядя на картину, мы видим печаль и страх на лице и во всей позе девушки. Делакруа использовал холодные, тусклые цвета, усиливающие чувство горя, резко выделяя девушку на более размытом фоне неба и кладбища.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

8. Изгнание Гелиодора из храма

«Изгнание Гелиодора из храма» — одна из знаменитых фресок Делакруа, написанная для церкви Сен-Сюльпис в Париже. Это библейский миф из Второй книги Маккавеев. Гелиодор, министр сирийского царя, был послан, чтобы забрать сокровища из Иерусалимского храма.

Яркие цвета и контраст света и тени являются данью Делакруа венецианским художникам, таким как Веронезе и Тинторетто. Делакруа уравновешивает драму и хаос событий, помещая их в сдержанные архитектурные рамки.

Многие из первых зрителей были шокированы этой драматической композицией и лихорадочной сценой.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

9. Шильонский узник

Картина «Шильонский узник» обращается к знаменитой поэме Байрона, которая посвящена женевскому политическому деятелю 16-го века, который был заключен в замке Шильон на Женевском озере.

Картина намеренно темная и мрачная, отражающая атмосферу тюремной камеры.

Заключенный тянется, натягивая цепь, в попытке добраться до второй фигуры, скрывающейся в тени, фигуры его умирающего брата, который остается вне досягаемости.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

10. Молодой тигр, играющий со своей матерью

Если вы устали от крови и ужасов в шедеврах Делакруа, пусть «Молодой тигр, играющий со своей матерью», внесет некоторое разнообразие.

Картина написана в начале карьеры художника, когда он много рисовал животных.

Некоторые утверждают, что Делакруа использовал свою кошку в качестве модели для этих картин, хотя есть также свидетельства того, что он наблюдал тигров, играющих в парижском зоопарке.

Источник: https://maxpark.com/community/5920/content/6832417

Делакруа ЭженКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Делакруа Эжен (Delacroix Eugene, 1798–1863), французский живописец и график. В 1816–1822 годах учился в Париже в мастерской классициста Пьера Нарсиса Герена, где сблизился с Теодором Жерико; изучал в Лувре живопись старых мастеров (особенно Питера Пауля Рубенса), увлекался современной английской живописью, в первую очередь работами пейзажиста Джона Констебла. Молодой художник в 1825 году посетил Великобританию, в 1831–1832 Алжир, Марокко, Испанию, Бельгию. Уже в ранний период творчества ощущение сопричастности великим, изменяющим лицо мира историческим событиям породило гражданский пафос и драматический накал произведений Делакруа, сделало его в дальнейшем ярчайшим выразителем и главой романтизма во французском изобразительном искусстве.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Данте и Вергилий (Ладья Данте), 1822, Лувр, Париж

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Смерть Сарданапала, 1827-1828, Лувр

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Греция на руинах Миссолунги, 1826, Музей искусств, Бордо

Полна эмоционального напряжения и мрачного трагизма картина художника “Данте и Вергилий” (“Ладья Данте”, 1822, Лувр, Париж), духом активного протеста против жестокости и насилия, глубокого сочувствия к бедствиям греческого народа пронизана “Резня на Хиосе” (1823–1824, Лувр, Париж).

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Свобода, ведущая народ, 1830, Музей Лувр

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Женщины Алжира в своих покоях, 1834, Лувр

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Медея, 1862, Музей изящных искусств, Лилль

Художник Эжен Делакруа предпочитал сюжеты, исполненные драматизма и внутренней напряженности (“Казнь дожа Марино Фальеро”, 1826, собрание Уоллес, Лондон; “Смерть Сарданапала”, 1827, Лувр, Париж).

Французский живописец нередко черпал мотивы в произведениях Уильяма Шекспира, Иоганна Вольфганга Гёте, Джорджа Байрона, Вальтера Скотта, обращался к событиям Великой французской революции, другим эпизодам национальной истории (“Битва при Пуатье”, 1830, Музей Лувр, Париж).

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Органический синтез героической действительности и символики, прекрасной романтической мечты о свободе достигнут художником в картине “Свобода, ведущая народ”, 1830, Лувр, Париж), изображающей реальных участников революции 1830 года рядом с аллегорической фигурой Свободы.

После путешествия в Северную Африку Делакруа по многочисленным наброскам и зарисовкам с натуры исполнил ряд картин, отмеченных не только романтической красочностью и интересом к восточной экзотике, но и воссозданием своеобразия национального быта, нравов и характеров (“Алжирские женщины”, 1833–1834, Лувр; “Арабские комедианты”, 1848, Музей изящных искусств, Тур; “Львиная охота в Марокко”, 1854, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Резня на Хиосе, 1824

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Луи Орлеанский хвастает любовницей, 1825-1826

Женщина с попугаем, 1827

Сирота на кладбище, 1824

Поединок гяура с пашой, 1826

Фанатики Танжера, 1837-1838

Французский живописец работал также в области психологического портрета (“Фредерик Шопен”, 1838, Лувр, Париж) и монументальной живописи (росписи Бурбонского дворца в Париже, 1833–1847; зала Мира в Парижской ратуше, около 1851–1853, не сохранились).

Высокие декоративные качества, свободный полет фантазии, живописный размах, но вместе с тем и черты несколько преувеличенной, театрализованной патетики присущи картинам Делакруа на исторические, мифологические, религиозные темы (“Взятие крестоносцами Константинополя”, 1840-1841, Лувр, Париж; “Битва святого Георгия с драконом”, около 1854, Музей изящных искусств, Гренобль).

Портрет Фредерика Шопена, 1838

Горацио на кладбище, 1828

Портрет Жорж Санд, 1839

Схватка арабских скакунов, 1860

Вступление крестоносцев в Константинополь, 1840

Нагая женщина на диване, 1826

Страстное, взволнованное искусство Делакруа потребовало новых выразительных средств: цвет в его картинах приобретает активную эмоциональную выразительность, подчеркнутую богатством рефлексов, контрасты дополнительных тонов словно воспламеняют красочный слой, созданный темпераментным движением кисти. Живописной фактуре, предвосхищающей открытия импрессионизма, созвучны свободная, пронизанная динамическими ритмами композиция, энергичный и экспрессивный рисунок.

Источник: http://smallbay.ru/delacroix.html

Вступление крестоносцев в Константинополь

Многими мифами о Византии мы обязаны XVIII веку. Именно тогда, стараниями французских просветителей, возникло представление о полной интриг, деспотичной, но при этом изнеженной и слабой империи. XIX век добавил к этому колониальный ориентализм и пафос освободительной борьбы греков против Османской империи.

Яркое проявление европейского мифа о Византии — это картина Эжена Делакруа «Вступление крестоносцев в Константинополь.

PhD, научный сотрудник Майнцского университета Роман Шляхтин разбирает эту картину в нашей рубрике «Художественное занудство» и объясняет, какими источниками мог пользоваться художник, откуда в христианском Константинополе мусульманские мечети и почему крестоносцы на картине скорее выезжают города, чем въезжают в него. 

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Эжен Делакруа известен в первую очередь как создатель «Свободы, ведущей народ на баррикады». Однако его творчество не ограничивается изображением обнажённой революции. Художник романтической школы, Делакруа вырос в эпоху Наполеоновских войн и достиг расцвета в 30-е годы XIX века.

В России это время Пушкина и «Евгения Онегина», в Европе – эпоха Греции и её борьбы за независимость против турок, в которой погиб главный романтик своего времени Лорд Байрон. Знаменитая «Резня на Хиосе» принадлежит кисти Делакруа.

В 1830-х годах родина Делакруа, Франция, после долгой борьбы оккупировала Алжир, куда устремились французские дипломаты, чиновники и художники.

В Алжире и Танжере Делакруа рисовал с натуры, и именно эти работы задали те стандарты восприятия Востока – экзотического, изнеженного и отсталого – которые мы с вами используем до сих пор. Эти стандарты задает в том числе и картина «Взятие крестоносцами Константинополя», написанная в 1840 году. 

В центре внимания художника – захват и разграбление участниками Четвертого крестового похода столицы Византийской империи, которое произошло в апреле 1204 года. Собранные в Венеции крестоносцы вместо Палестины отправились под стены Константинополя, осадили его и после затяжных боёв взяли город.

Это было непросто: на суше Константинополь защищали двойные стены высотой до 12 метров, а с моря столицу Восточной Римской империи ограждала стена высотой от 7 до 10 метров. Венецианские лоцманы нашли в заливе Золотой Рог место, где к морской стене можно было подвести глубоко сидящие в воде корабли с высокими мачтами.

Читайте также:  «смерть прокриды», пьеро ди козимо — описание картины

Сидящие на мачтах арбалетчики и лучники оказались выше уровня стен, которые были рассчитаны на защиту от невысоких арабских гребных судов. Венецианцы и генуэзцы расстреляли защитников стен и позволили рыцарям захватить одну из башен. Вскоре нападавшие взломали ворота в морской стене.

Это стало началом страшного погрома, который затмил все будущие злодеяния Османов. Крестоносцы грабили тысячелетнее наследие Восточной Римской Империи, не щадя ни церквей, ни могил, ни женщин. В священный для христиан день Чистого Четверга они разграбили Святую Софию, вынеся из храма всё, что можно было унести.

Не попавшие в плен жители города смогли его покинуть. Среди тех, кто ушел живым, был и византийский писатель Никита Хониат, оставивший подробное описание произошедших событий.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

На полотне мы видим рыцарей, которые входят в побежденный Константинополь. В центре картины пожилой человек загораживает от рыцарей девушку с покрытой головой, к которой льнет ребенок. Слева виден еще один человек в тюрбане – он пытается прорваться к кавалькаде, но его отгоняет стражник.

Что происходит, понять сложно, однако возможный ключ к пониманию содержится в рассказе Никиты Хониата о падении Константинополя.

В «Истории» скромный Хониат рассказывает, как во время бегства из Константинополя крестоносный воин похитил дочь одного из его друзей, и он, бросив дела и семью, устремился за ней и после долгих просьб смог убедить вожаков крестоносцев пощадить девушку и вернуть родителям.

Мы не можем точно утверждать, что Делакруа создал полотно после чтения Хониата, однако предполагать, что он был знаком с переводом или пересказом, можно: слишком уж много совпадений.

При этом, собственно, к историческим деталям Делакруа небрежен. С одной стороны, рыцари одеты в короны и снабжены знамёнами. Однако разобрать конкретные символы на знамёнах нельзя, а цвета плащей не имеют ничего общего с гербовыми цветами реальных участников похода – Жоффруа де Виллардуэна и Бонифация Монферратского.

Их рыцари не производят впечатление суровых воинов, это знатные буржуа, нарядившиеся для карнавала по случаю праздника. Такие карнавалы были популярны во Франции в 1830-х годах при дворе покровителя Делакруа короля Луи-Филиппа.

Увлекался ими и «жандарм Европы» Николай Первый, изображение которого в «рыцарских» доспехах можно увидеть в музеях Петербурга. То же самое касается и античного портика, который смотрит на нас из левой части картины.

Это не реальное отображение греческих или римских руин, которые Делакруа видел в Алжире, а скорее общий образ мифической Греции, классического наследия, которое олицетворяет Византия. При этом обратите внимание, что ни одного упоминания византийского православия на картине нет.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

На заднем плане мы видим разоряемый Константинополь. Перед работой Делакруа скорее всего изучил карту города, обратив особое внимание на рельеф.

Он знал, что центр Константинополя связывала с окраинами широкая улица, которая называлась Мезе (по ней сейчас ходит турецкий трамвай), и также знал, что главные ворота города, Адрианопольские, расположены на холме, с которого открывается панорама.

Именно на этот холм и всходят крестоносцы. Однако даже дотошная работа с картами не освобождает от неточностей.

Если бы Делакруа был на месте, то знал бы, что холм Адрианопольских ворот не позволяет видеть центральную часть города, а главное – чтобы попасть в город с этого холма, надо не подняться на него (как делают крестоносцы на картине), а спуститься. Таким образом, на своей картине Делакруа изобразил скорее «выступление» крестоносцев из города, нежели «взятие».

Пейзажные элементы полотна также говорят о предварительной работе с изобразительными источниками. При подготовке картины Делакруа вероятно пользовался доступными ему видами Константинополя. На картине художника достаточно точно изображен восточный берег пролива Босфор с двумя горами – Картал и Айдос.

А вот с северным берегом Золотого Рога – районом современной улицы Истикляль – у Делакруа вышла промашка. На картине нет высокой Галатской башни, которая доминирует над Галатой, нет на ней и многочисленных церквей Константинополя, которые могли стоять там в византийское время.

Вместо этого на фэнтезийных холмах можно разглядеть мечети, которые Делакруа много и подробно рисовал в Танжере и Алжире и которыми решил заполнить перспективу.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Стоит ли нам обвинять художника 19 века в неточности? И да, и нет. С одной стороны, Делакруа, в отличие от многих современников, провёл подготовительную работу по топографии, смотрел изображения стен Константинополя и вообще постарался изобразить Город физически достоверно.

С другой стороны, он не стал увлекаться историзмом и показал драму падения Восточной Римской Империи без лишних деталей.

Увековечив героических крестоносцев и слабых греков, которых на картине представляют старики, женщины и пленники, Делакруа внёс свой вклад в формирование стереотипного образа Византии как изнеженной и слабой империи, которая пала под натиском храбрых крестоносцев. С этим стереотипом византинисты сражаются до сих пор. 

Хотите быть в курсе всего? Подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку!Только лучшие материалы и новости журнала

Источник: http://proshloe.com/vstuplenie-krestonosczev-v-konstantinopol.html

Взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году

Информационная война против Православия началась много веков назад«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Несмотря на отсутствие прессы и телевидения, активная фаза инфовойны началась сразу же после взятия Константинополя крестоносцами в 1204 году

Несмотря на множество трагических дат в мировой истории, один день – 13 апреля 1204 года — стоит особняком. Именно в тот день участники Четвертого Крестового похода штурмом взяли Константинополь, и последствия этого события во многом оказались роковыми для всего мира.

Более того, их последствия мир будет ощущать ещё долгое время, а может быть, и всегда. Как бы странно это ни звучало.

События 13 апреля 1204 года в Западной Европе, да и вообще в мире давно позабыты.

Мало кто знает, что случилось в тот день, какие события предшествовали этой трагедии, и уж тем более никто не может представить масштаб её последствий.

Хотя этот день, без преувеличения, изменил ход мировой истории.

Взятие крупнейшего христианского города мира крестоносной и – что совершенно не укладывается в рамках сознания – христианской армией шокировало всех. Начиная от римского Папы Иннокентия III и до мусульманского мира.

Крестоносцы, изначальной целью которых был Иерусалим и отвоевание Гроба Господня, вместо этого не просто взяли Константинополь, но разграбили и сожгли большую часть города, осквернили церкви, включая храм св. Софии, заставили население города бросить дома и имущество и бежать из города, спасая свои жизни.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картиныВзятие Константинополя крестоносцами в 1204 году. Миниатюра. 15 в. Национальная библиотека, ПарижЕсли в годы расцвета в Константинополе проживало более полумиллиона жителей, то к 1261 году, когда византийцы выгнали латинских оккупантов и вернули себе столицу, в ней едва было 50 000 горожан.Четвертый Крестовый поход нанес смертельную рану не только Византии, его последствия не раз аукнутся и самой Западной Европе. Ведь Византия перестала существовать как вековая преграда на пути исламской экспансии на Запад, и понадобилось всего полтораста лет, чтобы в Европе возникло первое мусульманское государство – Османская империя.

Фактически крестоносцы выступили на стороне мусульман, расчистив им путь на Запад, результатом которого стало порабощение и многовековое османское иго в Болгарии, Сербии, Греции. А завоевание в мае 1453 года Константинополя султаном Мехметом II было лишь финальным актом растянувшейся почти на 250 лет византийской трагедии.

Отголоски тех драматических событий не утихают до сих пор. И хотя в 2004 году римский папа Иоанн Павел II от имени католической церкви извинился за разграбление Константинополя и массовые убийства его жителей участниками Четвертого Крестового похода, это мало что меняет.

Православной столицы Византии – Константинополя — давно нет, а есть турецкий Стамбул. Христианской Восточной Римской империи нет, а есть мусульманская непредсказуемая Турция. И сколько ни извиняйся, прошлого не вернуть и преступление мирового масштаба преступлением от этого быть не перестанет.

Понятно, что подобное преступление надо было как-то оправдать и попытаться выставить в положительном виде всю ту крестоносную сволочь, кто грабил, насиловал и убивал своих братьев по вере в 1204 году.

Поэтому, начиная с XIII века и по сей день, Византию старательно обливают помоями и мажут грязью, представляя мерзкой и косной недостраной, которой правили садисты, сумасшедшие, евнухи, патологические убийцы и интриганы.

Из чего делается вполне определенный вывод – эта недострана просто по определению не имела права на существование. Как это принято на Западе, во всех бедах империи… обвинена сама Византия.

А единственный светлый момент в её истории, на фоне беспросветного мрака, это появление под станами Константинополя в 1203 году просвещенных европейских рыцарей, которые принесли жителям империи свет истиной веры взамен «дремучего» ортодоксального православия.«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картиныЯкопо Тинторетто. Взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году

В общем-то, ничего нового в этом нет. Хорошо известный старый европейский шулерский трюк – обвинить жертву во всем том нехорошем, что с ней приключилось.

Этим трюком Запад пользуется регулярно, в связи с чем можно вспомнить и недавнюю нашу историю, когда Российскую империю, а потом и СССР также обвиняли в том, что это были недостраны, которые спасли бы просвещенные европейцы в 1812 и 1941 году, да вот незадача – всё закончилась совсем не так, как ожидали евроинтеграторы.

Но лучше дать слово паре профессиональных западных «экспертов» от истории: «О, эта Византийская империя! Всеобщий вердикт истории таков, что она представляет собой наиболее совершенную в своем основании культуру, принявшую со временем самую презренную из форм, которую когда-либо принимала цивилизация. Не было другой такой продолжительно существовавшей цивилизации, суть которой столь точно отражалась бы эпитетом «посредственная». История Византии – это монотонная цепь интриг священников, евнухов, женщин, череда заговоров и отравлений». (У. Леки, 1869).

Вторит ему и другой британский критикан Восточной Римской империи Э. Гиббон, считавшей Византию откровенно неполноценной, варварской страной с «избыточной» религиозностью, а византийцев – трусливой и подлой нацией. Ещё бы немного, и этот ученый муж договорился бы до теории расового превосходства, что чуть позже озвучил другой «просвещенный европеец» австрийского происхождения.

Не отстают от англичан и французские гиганты мысли – Вольтер и Монтескье. Первый обозвал Византию «ужасной и отвратительной», а второй пришел к глубокомысленному выводу, что «в Византии не было ничего, кроме тупого поклонения иконам».

Читайте также:  Сегодня исполняется 100 лет гмии им. а.с. пушкина » музеи мира и картины известных художников

Таким образом, мы видим вот какую картину маслом: Византия – это непонятное, заслуживающее исключительно презрения недоразумение, просуществовавшим больше 1000 лет. В этой стране было плохо всё: управление, правители, население и, конечно же, «неправильная» православная вера.

При этом многие «эксперты» и «гиганты мысли» забывают, что именно свод византийских законов императора Юстиниана I (останки которого крестоносцы выкинули из саркофага в 1204 году, предварительно избавив от богато украшенного погребального савана), стал основой для создания современной юриспруденции в Западной Европе. В той же Англии и Франции.

Можно долго рассуждать о византийском образовании, науках, литературе, искусстве, выдающихся философах и пр. Но лучше всего византийских варваров охарактеризует одна маленькая деталь – именно недоразвитая, косная Византия научила Европу пользоваться вилкой, которая до неё предпочитала есть немытыми руками в элегантном европейско-первобытном стиле.

Удивляют – и это мягко сказано – европейские «мыслители» полным отсутствием толерантности, когда с высот своей просвещенности презрительно называют византийцев чуть ли не дикарями.

Как известно, население Византии всегда было многонациональным, но там никогда национальной проблемы не было.

«Нет ни эллина, нет ни иудея» — этой заповеди апостола Павла в Византии придерживались всегда. И когда англо-французские гиганты мысли с необычайной легкостью оскорбляют византийцев, то оскорбляют сразу с десяток-другой народов. Начиная от греков и заканчивая славянами, армянами, сирийцами, грузинами и тд.

Впрочем, похоже, что и в наши дни они их равными себе не считают.

Что касается православной веры и «тупого поклонения иконам», то тут даже комментировать ничего не стоит, потому что от оценок западных «экспертов» за версту несет дремучим идиотизмом.

Они сознательно представляют Православие, как какую-то извращенную религию, от которой римская церковь вполне разумно дистанцировалась в 1054 году.

Но дело в том, что и после 1054 года, когда якобы произошел раскол христианской церкви, ещё очень долгое время никто не подозревал о том, что раскол случился.

А вот когда он точно случился, так это после 1204 года, когда между восточными и западными христианами разверзлась непреодолимая до сих пор пропасть.

Причиной чему были зверства и грабежи крестоносцев в Константинополе, а не богословские споры римских и константинопольских священников. Да, у них были разногласия, но все же они всегда считали друг друга братьями по вере. Спасибо крестоносцам – теперь братья относятся друг к другу в лучшем случае с настороженностью.

Благодарить за это также стоит таких «экспертов», как Гиббон, говорящих про «избыточную» религиозность Византии. Судя по его негативному тону, это нечто нехорошее, заслуживающее осуждения и порицания.

Видимо, в порыве борьбы с «избыточной» религиозностью византийцев крестоносцы вдохновенно грабили константинопольские церкви и монастыри в 1204 году, попутно насилуя монахинь и убивая священнослужителей.«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картиныВступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 года. Гравюра Г. Доре«Они уничтожали святые образа и бросали святые реликвии мучеников в такие места, которые мне стыдно назвать, разбрасывая повсюду тела и проливая кровь Христову», — пишет византийский историк Никита Хониат о бесчинствах крестоносцев во взятом Константинополе.

«Что касается осквернения ими великого собора (церкви св. Софии – прим. автора), то они разрушили главный престол и поделили между собой все ценные предметы, находившиеся там. Обычная шлюха была усажена на патриарший трон, чтобы выкрикивать оттуда оскорбления в адрес Христа; и она пела непотребные песни и непристойно танцевала в священном месте».

Как мы видим, задолго до так называемого панк-молебна «Пусси Райот» другой великий православный храм – церковь св. Софии — так же пережил демонстрацию европейских «общечеловеческих ценностей» – непристойные танцы и непотребные песни. Почитав про «художества» европейского крестоносного сброда, становится понятным, откуда у многих явлений и событий современности растут ноги.

Стоит ли удивляться, что после таких выходок западных «братьев по вере» последний византийский адмирал Лука Нотарас произнес незадолго до гибели Византии в 1453 году знаменитую фразу: «Лучше турецкий тюрбан, чем папская тиара»?

Так велика была ненависть византийцев к западным «братьям», что и через 250 лет после разграбления Константинополя вместо них они предпочитали видеть мусульман-турок. Тем не менее, западные «эксперты» продолжали и будут продолжать твердить одно и то же: косная, вероломная и духовно неразвитая Византия сполна заслужила всё то, что с ней произошло. Сама виновата и точка.

В этой связи стоит отметить западную позицию и по отношению к России как к крупнейшей православной стране в мире. Нам по наследству от духовной праматери Византии досталась и вся нелюбовь Запада. Как и Византия, Россия продолжает оставаться для Запада «неправильной» страной с непонятным и малосимпатичным народом и, разумеется, такой же непонятной религией.

За что нас бесконечно критикуют и пытаются учить жизни «просвещенные общечеловеки». Считающие, что они стоят на более высокой ступеньке цивилизационного развития и просто по определению обязаны открывать глаза на западные ценности русским недоразвитым православным варварам. Как когда-то они это пытались делать в отношении византийцев.

В этой связи нам очень важно не забывать уроки истории. Тем более такие уроки.

http://www.km.ru/science-tech/2017/11/16/istoriya-drevnego-mira/814409-informatsionnaya-voina-protiv-pravoslaviya-nac

Источник: https://taen-1.livejournal.com/181739.html

Эжен Делакруа: картины, биография

Эжен Делакруа (Delacroix) (26.4.1798, Сен-Морис, близ Парижа, — 13.8.1863, Париж), — известный французский живописец и график.

Наделённый страстным темпераментом и мощной творческой фантазией, Делакруа с первых шагов решительно вступил на путь романтизма и вскоре стал главой романтической школы, ярчайшим выразителем её прогрессивных тенденций.

Холодной и условной, оторванной от жизни официальной академической живописи Делакруа противопоставил взволнованное и напряжённое искусство, проникнутое гуманистическим пафосом, духом активного действия и борьбы. Новизной, красноречивостью и одухотворённостью отличались и живописные приёмы Делакруа: динамичная композиция, экспрессивный мазок, насыщенный колорит со звучными контрастами светотени и цвета.

Творчество Делакруа принадлежит к вершинам мировой живописи 19 века благодаря его героическому свободолюбивому духу, драматическому ощущению противоречий жизни, смелости мысли, чувства и воображения, страстности живописного языка. Делакруа придал цвету активную эмоционально-образную выразительность; в числе первых он применил принцип разложения цвета, систему дополнительных тонов, цветных теней и рефлексов, отчасти предвосхитив открытия импрессионистов.

Биография художника Делакруа

«Вы говорите — глава школы? Скажите лучше — глава мятежа!» — это восклицание, вырвавшееся у одного из зрителей перед картинами Делакруа, облетело весь Париж. И в нем была, конечно, своя доля истины, хотя знаменитый уже к тому времени живописец был все-таки прежде всего главой художественной школы — школы романтизма.

Пред­ставителей этого течения в европейском искусстве первой половины прошлого столетия называли детьми Великой Французской революции. Но за эпохой революционного подъема последовала реставрация королевской власти, и «романтики» были скорее разочарованными молодыми людьми, которым претили «добродетели» буржуазно-ограниченного существования.

В искусстве «романтики» требо­вали неограниченной свободы, борясь с официальным ака­демическим классицизмом. Они пытались говорить в лите­ратуре, музыке, живописи на живом языке человеческих страстей. Их увлекали смелость контрастов, сила мятежных характеров, эмоциональная насыщенность образов.

Гюго, Санд, Шопен, Берлиоз, Жерико, Рюд, Делакруа — блестя­щее созвездие имен единомышленников в искусстве.

Художник Эжен Делакруа — сын выдвинувшегося в го­ды революции политического деятеля Шарля Делакруа — имел, о чем со страхом писали критики, «совершенно рево­люционное происхождение». Он был широко образован. По­сещал Школу изящных искусств в Париже (1816—1822), затем занимался в студии П. Герена, был знаком с Жерико, хорошо знал и ценил старых мастеров.

В 1822 году в Салоне впервые появилась картина Дела­круа «Данте и Вергилий», изображавшая сцену из «Боже­ственной комедии» Данте. Драматизм в передаче человечес­ких страданий, мощная пластика обнаженных тел застави­ли критиков заговорить о «смелости Микельанджело».

Следующим крупным произведением молодого художни­ка было полотно «Резня в Хиосе» (1824).

На нем разверну­лось повествование о жутком, кровавом событии — подав­лении гурками восстания в Греции, происшедшем «на гла­зах у просвещенной Европы» за два года до появления кар­тины Делакруа.

К волнующей его теме борьбы за независи­мость художник вернется еще раз, написав в 1827 году ♦ Грецию на развалинах Миссолунги». А свободная широкая живопись с яркими пятнами сочных, горячих красок на долгие годы останется его индивидуальной манерой.

В 1830 году Париж покрылся баррикадами, ненавистные народу Бурбоны были вышвырнуты из страны. Возбужден­ный, счастливый художник стал свидетелем революционных битв.

И тогда родилась его «Свобода на баррикадах» (1831) — неувядаемый шедевр, прозванный «марсельезой французской живописи».

Восставших парижан, готовых на все в своей непоколебимой решимости, ведет в бой сама Свобода в образе прекрасной женщины с винтовкой и трех­цветным знаменем республики в руках.

«Вступление крестоносцев в Константинополь», Эжен Делакруа — описание картины

Героизм народа, запечатленный Делакруа, оказался, в сущности, напрасным. К власти пришло правительство «ко­роля банкиров» Луи-Филиппа, реакция восторжествовала. Делакруа не находит больше на родине тем для своих про­изведений. Он отправляется путешествовать.

Испания, Марокко, Алжир — необычная жизнь, новые краски природы. По впечатлениям поездки художник пи­шет «Алжирских женщин» (1834), «Охоту на львов в Ма­рокко» (1854), «Арабских комедиантов» (1848).

Кисти Делакруа принадлежит большое число полотен на исторические темы («Смерть Сарданапала», 1827; «Казнь дожа Марино Фальеро», 1826; «Битва при Пуатье», 1830; «Битва при Тайбуре», 1837; «Вступление крестоносцев в Константинополь», 1841).

Они отличались убедительностью трактовки событий, показываемых обычно в момент наи­высшего трагического напряжения. Ряд портретов современ­ников и среди них не завершенный, но прекрасный портрет Фредерика Шопена оставил нам художник.

В последние го­ды жизни он отдал много сил монументальным росписям. Бурбонский дворец, Люксембургский дворец, старая Па­рижская ратуша, Лувр и другие здания французской сто­лицы хранят на своих стенах следы его кисти.

Богатая фантазия, декоративная красочность, восхваление стихий­ной мощи и величавой красоты, наконец, сам размах, мас­штабы огромных плоскостей стен и плафонов были подстать неукротимому таланту художника.

Между тем, официальные круги никогда не забывали его бунтарские полотна. Кандидатуру Делакруа в Академия? проваливали шесть раз. Всемирно известного мастера не до­пускали к преподаванию. Старый, больной человек, он го­ворил накануне смерти: «Если я вылечусь, я создам уди­вительные вещи: я чувствую, как кипят во мне мысли».

Галерея картин Делакруа

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/929-delacroix.html

Делакруа Эжен ( 1798 — 1863 )

Делакруа работает почти во всех жанрах живописи. Его картины беспокойны, живописны, они выражают сильные страсти. Развевающиеся флаги, летящие конские гривы, стремительно несущиеся по небу тучи или клубы дыма, раздувающиеся на ветру одежды создают впечатление бурного движения.

Свой подлинный стиль Делакруа нашел благодаря путешествию в Северную Африку. Увиденный там красочный жизненный уклад, яркое солнце, сильные контрасты света и тени, непривычные лица и одежды — все это было запечатлено в его картинах. Он писал арабских всадников на горячих скакунах, охоту на львов, женщин в гаремах, писал революционные сюжеты.

Читайте также:  Персей и андромеда, джорджо вазари - описание картины

Во всех своих работах он свободно обращался с краской, смело использовал чистые цвета, особенно любил рядом с пылающе-красным ярко-зеленый.

Делакруа — сын бывшего члена революционного Конвента, видного политического деятеля времен Директории.

Делакруа вырос в атмосфере художественных и политических салонов, девятнадцати лет оказался в мастерской художника классицизма Герена. На его творчество оказали влияние художник Гро, а более всего — Жерико.

Всю жизнь для Делакруа кумирами были Гойя и Рубенс. Несомненно, что его первые работы «Ладья Данте» и «Резня на Хиосе» написаны под влиянием Жерико.

Испытывая духовное влияние таких великих классиков, как Шекспир, Байрон, Данте, Сервантес, Гете, Делакруа берет сюжет из великого творения гениального итальянца -«Ладья Данте». это полотно вызвало огонь критики и восторг Жерико и Гро. А Мане и Сезанн впоследствии копировали это раннее произведение Делакруа.

Делакруа отвергал данное ему звание романтика. Романтизм, как новое эстетическое направление, как оппозиция классицизму имел очень расплывчатые определения. Его обвиняли в небрежности рисунка и композиции, в отсутствии стиля и вкуса, в подражании грубой и случайной натуре и т.п. Четкую грань между классицизмом и романтизмом провести трудно.

Однако не смотря на различие, их роднило между собой отношение к действительности, общность миросозерцания, мировосприятия, ненависть к мещанам, к тусклой повседневности, стремление вырваться из нее; мечтательность и вместе с тем неопределенность этих мечтаний, хрупкость внутреннего мира, яркий индивидуализм, ощущение одиночества.

Шарль Бодлер сказал что романтизм — это прежде всего эмоциональный строй.

И тем не менее, романтизм стал мощным художественным движением, а Делакруа — его вождем, верным романтизму до конца своих дней. Подлинным вождем романтизма он становится, когда написал полотно «Резня на Хиосе». Картина вызвала взрыв негодования зрителей с одной стороны и взрыв восторга с другой. Так, в буре восторгов и негодований и складывался этот новый стиль во главе с великим Делакруа.

Когда Жерико выехал в Англию, вслед за ним уехал туда и Делакруа. Здесь под влиянием богатой английской литературы, английского театра, портретной и пейзажной живописи, он пишет картины на литературные сюжеты. В 1827 году он выставляет свое новое большое полотно «Смерть Сарданапала», навеянное трагедией Байрона. Картина снова подверглась оглушительной критике, была освистана.

Следующий этап творчества художника связан с июльскими событиями1830г. Он воплощает июльскую революцию 1830 года в аллегорическом образе «Свободы на баррикадах».

В 1831-32 годах Делакруа едет в Марокко и Алжир. Экзотические страны обогатили палитру художника, он пишет много картин на марроканскую тему. Эта тема еще долго будет вдохновлять Делакруа.

В конце жизни он пишет картины и на литературные, и на исторические сюжеты. Пишет натюрморты, пейзажи. В поздние годы вполнил несколько декоративных работ (купол библиотеки Люксембургского дворца и галереи Аполлона в Лувре).

В 1863 году Делакруа умирает.

Источник: http://cvetamira.ru/delakrua-ezhen-1798-1863

Вступление крестоносцев в Константинополь

Интернет-магазин BigArtShop представляет большой каталог картин художника Эжена Делакруа.  Вы можете выбрать и купить  понравившиеся репродукции картин  Эжена Делакруа на натуральном  холсте.

Эжен Делакруа родился в пригороде Парижа в семье известного политического деятеля Шарля Делакруа. Но отцовство часто приписывают Шарлю Талейрану, министру иностранных дел при Наполеоне, а то и самого Наполеону, считая Эжена незаконнорожденным.

Интересны факты биографии из раннего детства, подтверждающие феерический характер мальчика.

Неоднократно его приходилось спасать от верной смерти: он чуть не «повесился», нечаянно обмотав вокруг шеи мешок из-под овса, которым кормили лошадей, чуть не утонул во время купания, чуть не отравился, потому что проглотил краску-медянку… Во время учебы в лицее Людовика Великого отмечались его способности в живописи и словесности.

Свою дальнейшую судьбу он определил самостоятельно: его отец умер, когда мальчику было 7 лет, матери не стало, когда ему было 16. Эжен сделал выбор, поступив в мастерскую Пьера Нарсиса Герена, через два года стал учеником Школы изящных искусств, где преподавал Герен.

Большое влияние на формирование Эжена как художника оказал молодой живописец Теодор Жерико, который созданием картины «Плот Медузы» положил начало французскому романтизму. Делакруа как раз позировал своему другу и наблюдал, как рождалась композиция, ломающая привычные представления о живописи.

 Позже Делакруа вспоминал, что увидев законченную картину, он «в восторге бросился бежать, как сумасшедший, и не мог остановиться до самого дома». Делакруа заявил о себе в 1824 году картиной «Резня на Хиосе», принесший ему настоящий успех.

 В 1832 году художника включили в состав официальной дипломатической миссии, направленной с визитом в Марокко. Впечатления от поездки сильно повлияли на все его дальнейшее творчество, став неисчерпаемым источником вдохновения. По возвращении во Францию последовали официальные заказы. Первой монументальной работой такого рода стали росписи, выполненные в Бурбонском дворце. После этого Делакруа работал над украшением Люксембургского дворца и росписью потолков в Лувре. Двенадцать лет он посвятил созданию фресок для церкви Сен-Сюльпис. 

В 1850-е годы его признание стало неоспоримым. В 1851 году художника избрали в городской совет Парижа, в 1855 году наградили орденом Почетного легиона. В том же году была организована персональная выставка Делакруа — в рамках Всемирной парижской выставки.

Текстура холста, качественные краски и широкоформатная печать позволяют нашим репродукциям  Эжена Делакруа не уступать оригиналу. Холст будет натянут на специальный подрамник, после чего картина может быть оправлена  в выбранный Вами багет.

Источник: https://bigartshop.ru/painters/delakrua-ezhen/entry-crusaders-constantinople

Виктор Анисимов: За час до удара Батыя. Как жила Латинская империя франков-крестоносцев?

декабрь 1242

Сержанты барона Франсуа Прованского заметили первыми. Пыльный смерч катился к границе Константинополя по фракийской равнине. Волна пота десятка тысяч взмыленных коней ударила в ноздри. Далекий холм задрожал, покрываясь лавиной бурых всадников. Страшное случилось. Тартары пришли..

Пепел Рима

Страшное случилось… Император Балдуин II стоял на балконе обветшалого дворца и не знал что делать. Тысячелетний Константинополь издевательски смотрел на него сожженными глазницами окон. Восточный Рим склонился перед франками 38 лет назад. И они никак не могли удержать его.

Как удержать копченый злобой воздух…

В 1204 году 4-й крестовый поход вместо арабов обрушился на последнюю цивилизацию Запада – Византийскую империю. Подстрекаемые алчной Венецией франки-крестоносцы взяли штурмом вечный город. 400 000-й Константинополь двадцать тысяч крестоносцев опустошали месяц.

Вступление крестоносцев в Константинополь (Эжен Делакруа, увеличь)

С IV века императоры Рима и базилевсы Византии собирали и берегли здесь бесценное. Теперь памятники классического искусства и святыни апостольских времен погибли или рассеялись по европейским сундукам. Треть города стала руинами, а завершил погром огромный пожар, уничтоживший центральную часть Константинополя.

Когда в XV веке столицу возьмут турки, им не достанется и 20% того величия, что украли и уничтожили братья-христиане…

На пепле Византии франки и венецианцы выберут из 3-х вождей крестового похода императором Балдуина, графа Фландрии. Так возникнет Латинская империя, называемая в летописях Романия. Украденную византийскую землю Малой Азии и Греции поделят венецианские дожи и франкские бароны.

Возникнут вассальные королевства, герцогства и княжества. Каждый франкский рыцарь получит рыцарский лен — свой кусок земли…

  • Латинская империя и вассалы на пике могущества (фиол/син) , враги-соседи
  • Скот

К покоренным грекам уважения нет, они просто скот. Армия, привилегии и власть только у латинян. Горе греков, поругание их святынь, унижение просвещённого народа отзывается болью по всему православному Востоку. Ненависть поднимает терпимое ко всему православие.

Карающим мечом станет Болгарское царство. В битве при Адрианополе царь Калоян уничтожит 300 рыцарей, а Балдуин сгниет в его темнице. В Малой Азии византийцы создадут Никейскую империю. Туда ринутся греки, жаждущие мести. Никейцы атакуют латинян на восточном берегу.

Смерть лучшего императора Генриха в 1216 году станет большим несчастьем для Латинской империи. За свое короткое правление он вернул захваченное. В боях выбил мир у болгар и никейцев. Это короткий латинский рассвет. А потом опять все катится к черту.

Битва никейской армии (слева) и латинян (справа, виден герб империи на щите)

Новый император, кузен короля Франции Петр Куртенэ. Он с помпой коронуется в Риме и во главе отборного французского войска в 160 рыцарей и 5500 сержантов поплывет в Константинополь. Но Венеция уговорит его завернуть в свою албанскую колонию Дурацц, захваченную деспотом Эпира.

Император Петр погибнет со всей армией на горном перевале, так и не добравшись до трона…

Что есть

Гибель кузена и лучших рыцарей разобьет мечты короля Филиппа Августа о новой Франции на византийской земле. Военной мощи на Востоке больше нет. И хотя вдова Иоланта в Константинополе родит Балдуина II, безнадежность захватит латинские сердца.

Латинская империя к 1240 (черным), захваты и удары православных врагов

Империя пытается удержать, что есть. Но довольно быстро Латинская империя съежится до одной провинции Константинополя. Никейцы отберут Малую Азию. Болгары и сепаратисты Грецию. Нет земель, нет крестьян, нет денег. Все что остается – просить помощи у своих покровителей.

И продавать последние бесценные сокровища Рима. Нужда в Константинополе дошла до того, что император продал терновый венец Иисуса Христа…

Балдуин II

С 1236 года молодой Балдуин II в Европе в поисках денег и войск. Папа Григорий выпустит буллу, призывающую рыцарей давших крестоносный обет, служить в Константинополе за отпущение грехов. Самый богатый монарх, французский король Людовик Святой щедро снабдит императора восточных франков деньгами и рыцарями.

Рыцари Франции — главная опора латинского трона в Константинополе…

Но Балдуин домой не хочет. Зачем ему нищая империя? В Европе он купается в восхитительном нимбе императора крестоносцев. 4 года от двора к двору Балдуин II гуляет на пирах, охотится с Людовиком. Раздает благословения и обещает земли которых у него нет.

Тем временем в Константинополе плавят в монету медные крыши уцелевших церквей и дворцов. Ломают на дрова потолки и полы римских усадеб. Голодные шайки под городом грабят всех без разбора. Вот до чего довели восточную столицу Рима алчные католики.

В 1240 году Балдуин II возвращается в Константинополь с огромной армией. 700 рыцарей Франции/Испании/Италии, 30 000 конницы и пехоты. Как справиться уставшим монголам Бату-хана с такой мощью?

https://zen.yandex.ru/media/ru…

Источник: https://cont.ws/post/1398252

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector