Портрет мамонтова, врубель, 1897

В год 175-летия со дня рождения Саввы Ивановича Мамонтова (1841–1918), выдающегося русского промышленника, художника и мецената, музей-заповедник в его усадьбе в подмосковном Абрамцеве предлагает интерактивные образовательные программы для взрослых и детей. Своего рода подарком к юбилею самому музею могла бы стать скульптура, запечатленная на портрете Мамонтова кисти художника Врубеля. Сегодня музей ищет средства на выкуп скульптуры, обнаруженной в одной из частных коллекций.

«Другие коллекционировали искусство, он же его двигал»

В октябре 2016 г. исполняется 175 лет со дня рождения С.И. Мамонтова.

Масштаб и значимость личности Мамонтова – крупного промышленника, выдающегося деятеля железнодорожного строительства, страстного любителя искусства, основателя первой в России частной оперы, владельца художественных мастерских – были понятны русскому обществу уже при жизни Саввы Ивановича. Современники считали, что Мамонтову надо поставить четыре памятника: один – в Мурманске, другой – в Архангельске, третий – в Донецке, четвертый – в Москве, на Театральной площади.

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Михаил Врубель. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова, 1897 г.

Увлеченность искусством не помешала ему развернуться в полную силу и в деловом мире. Благодаря его стараниям были построены Ярославо-Архангельская и Донецко-Мариупольская железные дороги, которые продолжают работать и сейчас.

Более 20 лет Мамонтов был безсменным председателем правления Мос¬ковско-Ярославо-Архангельской железной дороги. При этом Савва Иванович развивал отечественное производство железнодорожной отрасли полного цикла, от производства руды и выплавки чугуна до выпуска паровозов и вагонов.

Железные дороги, построенные Мамонтовым, сыграли большую роль в истории нашего отечества в период Первой и Второй мировых войн.

Савва Иванович верил в особую миссию своего дела: развитие сети железных дорог должно было способствовать не только экономическому процветанию, но и культурному подъему.

Он заказывал проекты вокзалов выдающимся архитекторам, интерьеры оформляли известные художники, даже обычные служебные постройки отличались особым стилем.

Абрамцевская керамика украшает по сей день здания Москвы – гостиницы «Метрополь», «Националь», Ярославский вокзал, Государственную Третьяковскую галерею.

К концу 1890-х гг. Мамонтову удалось создать своеобразный промышленно-транспортный комплекс: Мытищинский вагоностроительный завод, Невский судостроительный и механический завод (производивший паровозы), чугунолитейные и горнорудные предприятия в Иркутской области, лесопромышленные предприятия, домостроительные общества в Москве и Петербурге.

Его привлекали богатства Русского Севера, потенциальные возможности которого он с размахом показал в экспозиции павильона «Крайний Север» на Нижегородской ярмарке 1896 г.

Савва Иванович обладал многочисленными талантами: музыканта, певца, скульптора, художника, драматурга, актера, режиссера.

В творческое содружество, известное как Абрамцевский (или Мамонтовский) художественный кружок, входили яркие представители русского искусства этого времени: В.Д. Поленов, Е.Д. Поленова, В.М. Васнецов, А.М.

Васнецов, И.Е. Репин, И.С. Остроухов, К.А. Коровин, В.А. Серов, М.В. Нестеров и многие другие.

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Красная гостиная. Усадебный дом

Отечественное искусствоведение признает, что можно говорить о целом мамонтовском периоде русской литературно-художественной жизни, ибо Мамонтов был ее средоточием в 1880–1890-х гг. В.М. Васнецов писал, что «Бог дал ему особый талант возбуждать творчество других», в нем ощущалась «какая-то электрическая струя, зажигающая энергией окружающих».

Савва Иванович был «художником и предпринимателем в одном лице», и всем, что он делал, по словам Станиславского, «тайно руководило искусство». Такого рода деятелей Россия, пожалуй, не знала. Он не был в точном смысле слова ни меценатом, как С.Т. Морозов и Н.П. Рябушинский, ни коллекционером, как П.М. Третьяков и А.П. Бахрушин.

«Другие коллекционировали искусство, он же его двигал», – писал известный художественный критик Я.А. Тугенхольд. Мамонтов довольно приблизительно знал технику изобразительного искусства, мог ошибиться в подлинности картины, однако В.И. Суриков очень ценил мнение Саввы Ивановича и нередко ему первому показывал свои работы. И.Е.

Репин же прямо говорил: «Я люблю с ним советоваться. Он очень чуткий человек – артист и умница».

Ожившие сказки Абрамцева

В связи с приближением 175-летия со дня рождения Саввы Ивановича Мамонтова музей-заповедник «Абрамцево» совместно с Государственным историческим музеем (ГИМ) готовит масштабную выставку, которая состоится в залах ГИМ (здание бывшей Государственной Думы), при участии Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, других федеральных, региональных и московских музеев в октябре 2016-го – январе 2017 г.

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Cтудия-мастерская

В самом Абрамцеве осенью 2016 г. пройдет научно-практическая конференция, посвященная деятельности С.И. Мамонтова. Впервые делается попытка организовать съезд потомков Саввы Ивановича.

В течение всего года музей-заповедник «Абрамцево» приглашает в гости родителей и педагогов с детьми. Для малышей, детей среднего школьного возраста, подростков разработаны интерактивные образовательные программы. Их содержание подсказано литературной и художественной жизнью усадьбы XIX века.

В семье писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, владевшего усадьбой с 1843 г. (с 1870 г. хозяин усадьбы – С.И. Мамонтов), много времени уделялось чтению, рисованию, рукоделию, проводили музыкальные вечера, ставили домашние спектакли.

Дети Саввы Ивановича также росли в творческой атмосфере усадьбы рядом с художниками, артистами, музыкантами.

Интерактивные программы цикла «Ожившие сказки Абрамцева» состоят из двух частей: теоретическая часть предполагает экскурсию в один из музейных объектов (храм Спаса Нерукотворного, усадебный дом, студию-мастерскую, баню-теремок, кухню).

Творческая часть проходит в лектории и сопровождается показом слайдов, экспонатов специального фонда (которые можно потрогать), а завершается практическим выполнением творческого задания (изготовлением тряпичных кукол, росписью сувенирной матрешки, декоративной фарфоровой тарелки, работой с природными материалами – шишками, желудями и соломой и т.д.). Самые маленькие посетители усадьбы – от двух до пяти лет – рисуют пальчиковыми красками, мягким материалом, лепят, делают роспись по фарфору. Для детей от 6 до 14 лет предназначены летние школы «Ожившие сказки», «Играем в театр» и «Поговорим о книге».

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Занятия с детьми

Находка к юбилею

Примечательно, что накануне юбилея в музей-заповедник «Абрамцево» поступил на закупку ценнейший экспонат – скульптура испанца Мариано Бенльюре, когда-то принадлежавшая С.И. Мамонтову, запечатленная на известном портрете Саввы Ивановича кисти художника М.А. Врубеля.

Скульптура – уменьшенное повторение в бронзе и мраморе одного из фрагментов мавзолея блистательного испанского тенора Джулиана Гайарре (1846–1890).

Монумент, выполненный известным испанским скульптором Мариано Бенльюре, и сейчас находится на кладбище города Ронкал в провинции Наварра (Испания).

Мы можем лишь предполагать, каким образом это замечательное произведение оказалось в доме Саввы Мамонтова.

1891 г. – трагическое время для семьи Мамонтовых: летом умер 22-летний сын Андрей. Осенью Елизавета Григорьевна отправилась в Италию, чтобы заказать мрамор для надгробия. Чуть позже выехал в Италию и Савва Иванович вместе с Врубелем.

Вероятно, они и увидели эскиз в мастерской у молодого скульптора Бенльюре, обучавшегося тогда в Риме. Мариано начал работать над памятником сразу после гибели Джулиана Гайарре, которого он хорошо знал.

Не исключено, что Мамонтов слышал или даже знал певца, который много гастролировал и выступал, в том числе и в России.

Безусловно, сюжет скульптуры был созвучен настроению не только Мамонтова, но и Врубеля. После смерти Андрея, талантливого художника, Врубель писал своей сестре:

«Чудесный, много, много обещающий юноша, и я, несмотря на то что чуть не вдвое старше его, чувствую, что получил от него духовное наследство».

Читайте также:  Музей франса халса, голландия, гарлем

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Летняя школа в Абрамцево

Видимо, в эту поездку Мамонтов приобрел скульптуру Мариано Бенльюре, и она впоследствии находилась в зале его московского дома. Именно ее можно видеть на самом известном портрете Мамонтова, принадлежащем кисти Михаила Врубеля.

Скульптура является своеобразным камертоном произведения, над которым Врубель работал в 1897 г. Как и многие другие работы художника, портрет вызвал самые противоречивые отклики, однако Мамонтов его очень ценил и не выставил на аукцион после разорения. Несколько лет портрет находился в доме Мамонтова в Бутырках.

В 1906 г. Мамонтов все-таки был вынужден продать портрет М.П. Рябушинскому, а впоследствии он оказался в собрании Государственной Третьяковской галереи. Судьба скульптуры, изображенной на портрете, долгое время оставалась неизвестной, и лишь недавно она обнаружилась в одной из частных коллекций.

Благодаря счастливому стечению обстоятельств, великолепное произведение Бенльюре оказалось в родном гнезде Саввы Ивановича Мамонтова – в Абрамцеве, но пока только временно. Через какое-то время оно должно будет покинуть стены Абрамцева, если не найдется возможность приобрести его в музейную коллекцию.

В год 175-летия со дня рождения Саввы Ивановича Мамонтова сотрудники музея обращаются ко всем, неравнодушным к судьбе отечественной культуры, к друзьям Абрамцева, с просьбой оказать посильную помощь, чтобы приобрести работу Мариано Бенльюре для пополнения коллекции музея-заповедника «Абрамцево». Мы будем глубоко признательны и благодарны за любую оказанную помощь.

Елена Митрофанова, заместитель директора музея-заповедника «Абрамцево» по научной работе

Летние школы абрамцева

«Ожившие сказки» (от 6 до 10 лет)

«Аленький цветочек». Мастерим цветы из бумаги.
«Морская царевна, Садко и другие». Роспись фарфоровой игрушки.
«Золотой петушок». Изразец из пластилина.
«Весенняя сказка». Декупаж.
«Сказки Елены Поленовой». Роспись магнита.
«Загадочный лес». Театрализованная программа. Творческое задание – работа с природным материалом.

«История одной картины». Работа в экспозиции музея.

Источник: http://pokrov.pro/na-yubilej-v-abramcevo/

Портрет Саввы Мамонтова

Живопись русских художников Картина Михаила Врубеля «Портрет Саввы Мамонтова». Холст, масло.

У Врубеля сравнительно немного портретов, хотя он был зорким физиономистом, не хуже, например, Серова; портретное сходство давалось ему шутя, и он с замечательной остротой выражал индивидуальное.

Но есть в его портретах особая черта – склонность приподнимать тех, кого он пишет, над обыденностью, приобщать к миру своих титанов или сказочных героев. Портретный жанр как летопись нравов, типов и характеров был Врубелю чужд.

Он избегал писать портреты по заказу, тем более лиц, которые его не интересовали.

«Делового человека» – Савву Ивановича Мамонтова – Врубель написал иначе. Если сравнивать портрет Арцыбушева и портрет Саввы Мамонтова (оба написаны в 1897 году), то для начала можно отметить большое различие психологических типов.

Пользуясь терминами современной психологии, можно сказать, что Арцыбушев принадлежит к «интровертному» типу, замкнутому на себе, склонному к самоуглублению, обращенному более внутрь, чем вовне. Мамонтов – ярко выраженный «экстравертный» тип, весь развернутый наружу, заряженный энергией действия.

Но дело не только в противоположности характеров и темпераментов.

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Неукротимый, властный характер Мамонтова подсказал Врубелю иное стилевое решение портрета, снова обратив его мысль к русским богатырям. Портрет Арцыбушева написан сдержанно, неброско, это, если угодно, настоящий «чеховский» портрет; портрет Мамонтова гиперболичен, исполнен экспрессии. О нем хорошо говорит Н. М.

Тарабукин: «Мамонтову тесно в кресле, в комнате, в Москве. Кажется, ему нужны те же необъятные просторы, что и Микуле Селяниновичу, те же стихийные ветры, что треплют гривы лошадей гиганта Вольги и его соратников. Мамонтов Врубеля – это тот же русский богатырь Микула, только одетый во фрак и лакированные штиблеты».

Индивидуальное возведено в монументальный, героизированный план, а вместе с тем остается вполне индивидуальным и конкретным – вот в чем замечательная особенность портрета Мамонтова, достойного стоять рядом с портретами кисти Веласкеса. Пылкий нрав Саввы Мамонтова выражен царственно, не буднично.

Фрак и лакированные штиблеты нисколько не снижают образ, так же как вся – совершенно достоверная– обстановка кабинета: мебель красного дерева, красный ковер, ворсистый бархат сиденья кресла.

Все эти аксессуары не менее благородны и великолепны, чем окружение какого-нибудь венецианского дожа или испанского гранда.

Но те обычно восседают спокойно, а русский «колосс во фраке», ухватившись одной рукой за ручку кресла, нетерпеливо сжав в кулак другую, как будто делает усилие, чтобы не вскочить – вот только белая манишка, как плита, пригвождает его к плоскости картины и удерживает на месте.

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Этим изумительным портретом сам художник по справедливости гордился. После того как он долго не видел его и снова увидел в доме Мамонтова в 1904 году, он писал жене: «Портрет С. И. действительно как экспрессия, посадка, сила языка и вкусность аксессуаров прямо очаровали меня.

В высшей степени смелая и красивая техника и не мазня, а все, что сделано, более чем правдиво – красочно и звучно… Сегодня я вижу, что Цорну далеко до моего портрета [шведский художник Цорн также делал портрет С. И.

Мамонтова] , а у Серова нет твердости техники: он берет верный тон, верный рисунок; но ни в том, ни в другом нет натиска, восторга».

Перейти к следующей работе мастера ►

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/vrubel_portret_mamontova.html

Портрет Саввы Мамонтова

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Картина Михаила Врубеля «Портрет Саввы Мамонтова» была написана в 1897 году (не окончена). При ее написании использовались холст и масло. В настоящее время данная картина находится в Москве в Третьяковской Галерее.

Савва Иванович Мамонтов или, как его еще называли, московский «Лоренцо Медичи» был промышленником, строителем Северной железной дороги, хозяином знаменитого Абрамцева, а также оперного театра, где пел сам Федор Шаляпин. Познакомился Врубель с Мамонтовым через посредство Серова. Уже через 2 месяца после знакомства художник поселился в доме Мамонтова и стал своим человеком в его семье.

Что мы видим на данной картине? На ней изображен сидящий в глубоком кресле Савва Мамонтов, подогнувший под себя одну ногу. С одной стороны, нам кажется, что он сидит прочно и удобно, но вместе с тем Мамонтов будто в порыве. Обратите внимание не его левую руку, которая упирается в подлокотник. Создается такое ощущение, что он хочет встать.

Властный и неукротимый характер Саввы Мамонтова подсказал Михаилу Врубелю стилевое решение портрета, таким образом, обратил его мысль к русским богатырям. Вообще, портрет Саввы Мамонтова исполнен экспрессии. Тарабукин Н.М. говорит, что Мамонтов в исполнении Врубеля – это тот же русский богатырь Микула, но только одетый во фрак и штиблеты.

Читайте также:  Радости бала, антуана ватто

В чем особенность данного портрета? Несмотря на то, что индивидуальное возведено в героизированный план, портрет остается вполне индивидуальным и конкретным. Вообще, все изображено великолепно.

Наряд Мамонтова, так же как и вся обстановка в кабинете, а именно: мебель, сделанная из красного дерева, ворсистый бархат сиденья кресла, красный ковер не менее благородны, чем окружение какого-либо венецианского дожа.

Вообще, «Портрет Саввы Мамонтова» — это вершина врубелевской концепции данного жанра. На портрете сочетаются представительность и парадность, но в то же время присутствует и некая драматичность. Обратите внимание на смещенные краски и формы, на черные тени, бегущие по стенам, и на траурный характер скульптуры за спиной Саввы Мамонтова.

Создавая все портреты, Михаил Врубель погружал модель в свои собственные образы и идеи. Но не все модели годились для этого. После нескольких сеансов позирования художник признался, что ему надоел портрет Мамонтова, так он и не был закончен. Но этим великолепным и изумительным портретом Врубель по справедливости гордился.

Обсудить на форуме

Источник: https://art-on-web.ru/vrubel_mihail/pictures/1898

Портрет Саввы Ивановича Мамонтова

Портрет Мамонтова, Врубель, 1897

Осенью 1889 года Врубель поехал в Казань навестить заболевшего отца и на обратном пути остановился в Москве — всего на несколько дней, как он предполагал. Но Москва его затянула, закружила и навсегда оторвала от Киева. Ближайшим поводом было знакомство, через посредство В.

Серова, с московским «Лоренцо Медичи» — Саввой Ивановичем Мамонтовым.
Имя богатого промышленника, строителя Северной железной дороги Мамонтова от истории русского искусства так же неотделимо, как имя купца Третьякова.

Мамонтов — покровитель художников и сам художник-любитель, хозяин знаменитого Абрамцева (бывшего имения Аксаковых), владелец и организатор не менее знаменитого оперного театра, где пел Федор Шаляпин. Даровитый самородок, человек кипучей энергии и размаха, Мамонтов обладал чутьем на таланты и умел их привлекать.

Перейдя в его руки, Абрамцево стало центром притяжения лучших художественных сил Москвы. На искусство Мамонтов не жалел средств и в конце концов разорился. По характеру он был и приветлив и деспотичен, и обаятелен и крут.

На первых порах Мамонтов совершенно пленил Врубеля своей широкой натурой в соединении с даровитостью, а Мамонтов, видимо, сразу оценил по достоинству талант Врубеля: уже через два месяца после первого знакомства Врубель поселился в его гостеприимном доме и стал своим человеком у него в семье.

В 1897 году Врубель пишет Портрет Саввы Ивановича Мамонтова. Мамонтов удобно и прочно сидит в глубоком кресле, подогнув под себя одну ногу, и вместе с тем он весь в порыве, в динамике, левая рука упирается в подлокотник, словно Мамонтов хочет встать… Неукротимый, властный характер Мамонтова подсказал Врубелю стилевое решение портрета, обратив его мысль к русским богатырям.

Портрет Мамонтова гиперболичен, исполнен экспрессии. О нем хорошо говорит Н.М. Тарабукин: «Мамонтову тесно в кресле, в комнате, в Москве. Кажется, ему нужны те же необъятные просторы, что и Микуле Селяниновичу, те же стихийные ветры, что треплют гривы лошадей гиганта Вольги и его соратников.

Мамонтов Врубеля — это тот же русский богатырь Микула, только одетый во фрак и лакированные штиблеты».

Индивидуальное возведено в монументальный, героизированный план, а вместе с тем остается вполне индивидуальным и конкретным — вот в чем замечательная особенность портрета Мамонтова, достойного стоять рядом с портретами кисти Веласкеса. Пылкий нрав Саввы Мамонтова выражен царственно, не буднично.

Фрак и лакированные штиблеты нисколько не снижают образ, так же как вся — совершенно достоверная — обстановка кабинета: мебель красного дерева, красный ковер, ворсистый бархат сиденья кресла. Все эти аксессуары не менее благородны и великолепны, чем окружение какого-нибудь венецианского дожа или испанского гранда.

Но те обычно восседают спокойно, а русский «колосс во фраке», ухватившись одной рукой за ручку кресла, нетерпеливо сжав в кулак другую, как будто делает усилие, чтобы не вскочить — вот только белая манишка, как плита, пригвождает его к плоскости картины и удерживает на месте.

«Портрет Саввы Ивановича Мамонтова» является вершиной и совершенным выражением врубелевской концепции этого жанра. На материале портрета словно апробируется демоническая тема титанического величия и трагизма духа.

В облике и окружении московского Медичи есть черты представительности и даже парадности — в величавой импозантности позы, смягченной артистической небрежностью, в щегольском костюме, сверкающих лаком туфлях, в блеске красного дерева и благородстве узоров ковра. Но трагическая смятенность кисти художника ломает парадную схему портрета.

Краски и формы смещены, контрасты света и тона сгущены и драматизированы. По стенам бегут черные тени, ярко вспыхивает пластрон манишки, оживает и обнаруживает свой траурный характер скульптура за спиной Мамонтова. Величественная фигура человека судорожно приподнимается в кресле. Лицо искажает конвульсия.

Этот экспрессивно-драматический эффект во многом обусловлен соединением в портрете законченных, смело и красиво написанных деталей и едва подмалеванных мест. Пластрон манишки — это незакрашенный грунтованный холст. Голова словно высечена немногими крупными плоскостями. Ударом кисти намечен глаз.

Врубель, кажется, воплощает в портрете таинственное знание о близком трагическом переломе в жизни модели. Дело в том, что Мамонтова, этого баловня судьбы, наделенного многочисленными талантами, богатством, властью, вскоре постигнет непоправимое несчастье: позор, арест, разорение, после чего он уже не в силах будет оправиться. Его покинут друзья, даже таланты, которые он открыл и выпестовал.

Создавая портреты, Врубель погружал модель в мир своих собственных идей и образов. Далеко не всякая модель для этого годилась. Если она в мир Врубеля «не входила», ему трудно было пересиливать себя. Работая над портретом С.И. Мамонтова Врубель, который сам вызывался его писать, после нескольких сеансов позирования с обезоруживающей откровенностью признался: «Надоел мне ваш портрет»,— и портрет так и не был закончен.

Этим изумительным портретом сам художник по справедливости гордился. После того как он долго не видел его и снова увидел в доме Мамонтова в 1904 году, он писал жене: «Портрет С.И. действительно как экспрессия, посадка, сила языка и вкусность аксессуаров прямо очаровали меня.

В высшей степени смелая и красивая техника и не мазня, а все, что сделано, более чем правдиво — красочно и звучно… Сегодня я вижу, что Цорну далеко до моего портрета [шведский художник Цорн также делал портрет С.И.

Мамонтова] , а у Серова нет твердости техники: он берет верный тон, верный рисунок; но ни в том, ни в другом нет натиска (Aufschwung), восторга».

Вы еще не знаете что такое чакра аджна? В этой ситуации неплохо бы почитать статьи, которые представлены по адресу http://lybomudr.ru

Источник: http://k-a-r-t-i-n-a.ru/portret-savvyi-ivanovicha-mamontova/

Савва великолепный

 

Лия Певзнер

Савва Великолепный – так назвал Савву Ивановича Мамонтова его современник художник Михаил Нестеров. Эта остроумная и образная аналогия с Лоренцо Великолепным сразу же определяет масштаб личности человека, столь много сделавшего для русского искусства.

Читайте также:  Кораблекрушение, уильям тёрнер - описание картины

Сын откупщика, Савва Мамонтов, по мнению отца, должен был продолжить его дело. Отец отправлял его по торговым делам в разные города России, а однажды послал в Италию посмотреть, «как Европа торгует». Но юношу больше заинтересовало искусство Италии, чем ее торговые дела.

В Миланской филармонии он занимается постановкой голоса (кстати, его незаурядные музыкальные способности и прекрасный голос обнаружил композитор Петр Булахов). Его даже приглашают в «Ла Скала» петь баритонально-басовые партии в «Норме» и «Лукреции Барджиа».

По возвращении Саввы Мамонтова в Россию отец вводит его в Общество Троицкой «Северной» железной дороги, где молодой Мамонтов также сумел проявить свои незаурядные способности: он строит Донецкую дорогу и проводит железнодорожную линию Москва–Архангельск. Но этот род деятельности не мог полностью удовлетворить его творческую натуру.

Он становится меценатом, организует творческое объединение художников в своем имении Абрамцево, там же создает оперный театр, дает деньги на журнал «Мир искусства». Мало кто знает, что именно С.Мамонтова основатель Музея изящных искусств профессор И.Цветаев пригласил быть членом-учредителем по устройству музея.

«Савва Мамонтов не был в специальном смысле художник, – писал В.Поленов, – а была в нем какая-то электрическая струя, зажигающая энергию окружающих. Бог дал ему талант возбуждать творчество других…»

В конце 1889 г. Константин Коровин привел к Мамонтовым Михаила Александровича Врубеля – художника, которого в то время многие не понимали и не признавали.

Мамонтов тоже не сразу понял «Демона сидящего», над которым тогда работал художник, но сразу же разглядел талант. «Перебирайтесь в мой кабинет, – предложил он Врубелю, – и за работу».

Благодаря этому художник, у которого не было средств на квартиру, сумел закончить картину.

У Мамонтова было удивительное чутье на талант. Так, на 16-й Всероссийской промышленной, торговой и художественной выставке в Нижнем Новгороде 1896 г. он хотел поместить два панно Врубеля – «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович». Но возникло препятствие: критика и академики смеялись над «декадентской мазней».

Академическая комиссия забраковала работы Врубеля. Художник оскорбился и уехал. Тогда Мамонтов приобрел оба панно и выставил их в построенном на свои средства за оградой выставки павильоне с дерзко-вызывающим названием «Выставка декоративных панно художника М.А.

 Врубеля, за-бракованных жюри Императорской Академии художеств». Разразился второй скандал – последние пять слов приказали убрать. Публика валом валила в павильон и продолжала смеяться. Среди зрителей панно был и Федор Шаляпин. В его воспоминаниях есть рассказ об этом посещении.

«Вот, Феденька, – указывал на них Мамонтов, – вот эта вещь замечательная. Это искусство хорошего порядка». А я смотрел и думал: «Чудак наш меценат. Чего тут хорошего?» – «Вы еще мальчик – потом поймете. Мало вы видели»… И я стал посещать и Салон (основной зал, где выставлялись академические и передвижнические работы.

– Л.П.), и павильон Врубеля чаще. Вскоре я заметил, что… исключенный Врубель нравился все больше».

Яркую, гордую личность Мамонтова Врубель запечатлел в парадном портрете в 1897 г. «Савва Великолепный» создан после описанного «всероссийского художественного скандала». Сейчас этот поистине монументальный портрет находится в Третьяковской галерее.

Портретный образ есть результат взаимодействия портретиста и модели. Авторское в портрете выражается особенно сильно, если модель близка художнику – эстетически и человечески. Стремление выразить главную «идею» личности и преобразить облик кон-кретного человека в соответствии с представлениями художника об этой идее было характерно для начала модерна – рубежа XIX–XX вв.

Парадный портрет Мамонтова воплощает идеал Врубеля: могучая творческая личность безграничных творческих сил, но личность трагическая в невозможности их реализовать.

Облик Саввы Мамонтова в портрете Врубеля концентрирует в себе эту главную идею его личности, о которой писал и Станиславский в «Воспоминаниях»: «Он становился львом, когда ему нужно было защищать искусство от грубого насилия профана…»

«Рубежные» художники искали изобразительный язык, адекватный новому художественному мироощущению. В портретном образе искусства модерна рубежа XIX–XX вв. приметы среды теряют свою социальную окраску; «главная идея личности» модели, особенно если она близка идеалу художника, отсвечивает в ярко-интенсивной степени.

Врубель видел Мамонтова в разных его «превращениях» в реальной жизни, его разные «лики». Но житейский облик в портрете не изображен. В нем Савва Великолепный – борец, деятель. Именно эти свойства доведены здесь до степени почти символа и до той грани, за которой был бы уже гротеск. Кисть художника касается холста стремительно.

Он словно бы не писал, а лепил, высекал формы фигуры и антуража, динамично варьируя плотность красочного слоя. Живописная фактура лишена «плотского». Не дописаны, а прочерком намечены пальцы правой руки – в них не выражена их телесность, а передано внутреннее состояние героя. Они его некий графический знак. Вещи не воспринимаются как предметы быта.

Фактура костюма приглушена, белая манишка смотрится не как ткань, она похожа на выгнутый щит, как будто приподнятый изнутри бешеной энергией. Над этим щитом – голова властного человека с горящим взором, выражающим экстатическое напряжение всех духовных сил.

Грозная внутренняя энергия обуревающих его чувств раскрыта самой динамичной живописной фактурой – художник словно рассекает, вскрывает внешнюю форму резкими мазками. Винтовой разворот фигуры в пространстве создает впечатление, что она находится в «переходном» наступательном движении – вверх и вперед.

В таком же напряженном ритме салонная статуэтка «Плакальщица» (привезенная Мамонтовым из Италии) трансформирована в барочно-тревожную – приемом контраста белого постамента четких геометрических линий и темной фигуры в динамичной борьбе светотени. Лежащая на кресле золотистая драпировка «развеществлена» – это не ткань, а некое нематериальное мерцание… И весь антураж вокруг Мамонтова – это не реальная среда, а эмоциональная атмосфера.

Врубель был новатором – он искал новый художественный язык, он ломал традицию жизнеподобного, фигуративного языка искусства. Ему недостаточно того, что видит глаз, – поверхности и внешней формы вещи.

Он изобретает свой способ пластического проникновения в глубину натуры, в ее сущность.

И плоскость холста, и краски он организует структурно, выявляя скрытую «конструкцию натуры» – так, как он, художник, ее понимает.

В 1904 г. Врубель, рассматривая в кабинете С.Мамонтова на хуторе в Бутырках свои былые, как он сам выражался, «вдохновения», сказал об этой работе: «Портрет Саввы Ивановича действительно как экспрессия; посадка, сила лепки – все, что сделано – красиво и звучно, более чем правдиво». Портретный образ Мамонтова крупнее и шире, чем изображение конкретного человека, – это образ драмы эпохи.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200302303

Ссылка на основную публикацию