Портрет графа ф. в. ростопчина, о. а. кипренский, 1809

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.

Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского

До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского.

И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника.

Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю.

Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.

Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй.

В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К.

Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.

Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.

Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?

Мастерство портретиста

Эта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное».

Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру. В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С.

Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост.

Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета.

Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М.

Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А.

Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени.

Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению.

Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини.

И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом.

Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника.

С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!

Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.

Портрет Сергея Семёновича Уварова.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь.

Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры.

И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции.

Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности.

Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года.

Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности…

Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа…

Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н.

Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас».

Героями его портретов были Крылов и Жуковский, Батюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»

Картины Кипренского

Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого

Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

  • Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

  1. Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

  • Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

  1. Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

  • Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ
  • Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

  1. Неаполитанская девочка с плодами 1831
  2. Молодой садовник. 1817
  3. Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

  • Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.

Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.

  1. Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802
  2. Натурщик.
  3. Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831
  4. Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

РЕСТАВРАЦИЯ

ПОРТРЕТЫ О.А.КИПРЕНСКОГО.

КИПРЕНСКИЙ Орест Адамович

(13.03.1782, мыза Нежинская, Ораниенбаумский уезд, Санкт-Петербругская губ. – 12(24).10.1836, Рим).

Живописец, график; портретист, автор картин на исторические, мифологические и религиозные сюжеты.

Происхождение художника неизвестно.

1788 – определен в ИАХ, где учился у Г.И.Угрюмова и Г.Ф.Дуайена. Большая серебряная медаль за рисунок с натуры.

Читайте также:  «явление христа народу (явление мессии)», иванов — описание картины

1802 – две малые золотые медали за программу «Юпитер и Меркурий, посещающие под видом странников Филемона и Бавкиду» и эскиз памятника скульптору  .И.Козловскому.

1804 – первая значительная работа «Портрет А.К.Швальбе». Обнаруживает влияние живописи старых мастеров (А.ван Дейка, П.П.Рубенса, Рембранта). Но главное – уже здесь отчетливо проявились романтические тенденции, характерные для всего последующего творчества художника.

1805 –  большая золотая медаль за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле».

1808, 1802 – портреты А.Р.Томилова, любителя искусств и коллекционера. Отражают путь человеческой души от состояния ожидания и надежды до внутренней опустошённости.

1808 – портреты А.И.Корсакова, И.В.Кусова, четы А.В. и П.П.Щербатовых.

1809 – командировка в Москву от ИАХ для помощи И.П.Мартосу в работе над памятником К.Минину и Д.Пожарскому.

1808 – начало 1809 – портрет мальчика А.А.Челищева.

1809 – портреты В.А.Перовского в испанском костюме, графа Ф.В.Ростопчина и его жены Е.П.Ростопчиной; «Портрет лейб-гусарского полковника Е.В.Давыдова» (подлинный шедевр).

ок.1812 – портреты И.В.Кусова, князя И.А.Гагарина и принца Г.П.Гольштейн-Ольденбургского

1812 – возвращение в Петербург

I половина 1810-х – время расцвета таланта и славы художника. Создание виртуозных графических портретов, выполненных итальянским карандашом, иногда тронутых пастелью или акварелью.

1812 – 1813 гг. – портреты участников Отечественной войны 1812 г. М.П. и А.П.Ланских, А.Р.Томилова, Е.И.Чаплина, Д.Д.Вындомского, неизвестного военного врача.

1813 – «Калмычка Баяуста», портреты Н.В.Кочубей, В.А.Томиловой.

1815 – портреты Н.М.Муравьева, К.Н.Батюшкова, Е.С.Семеновой.

1814 – живописные портреты сенатора В.С.Хвостова и его жены Д.И.Хвостовой, А.И.Молчановой с дочерью Елизаветой

1815-1816 – портрет С.С.Уварова, министра народного просвещения, будущего президента АН. Стал едва ли не эталоном романтического изображения.

1816 – в качестве пенсионера императрицы Елизаветы Алексеевны отправлен в Италию в обществе швейцарского ювелира Ж.Ф.-А. Дюваля.

июль – сентябрь 1816жил в Женеве в доме старшего брата Дюваля Ж.Давида и в его имении Картиньи. Выполнил маслом несколько портретов членов семьи Дюваль и портрет их близкого родственника Э.Дюмона.

сентябрь 1816 – покидает Женеву и приезжает в Рим.

1817 – картина «Молодой садовник». Положила начало «итальянизированному жанру».

1819 – картины «Цыганка с веткой мирта в руке», «Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)».

1829 – «Неаполитанские мальчики-рыбаки»

ок.1817-1822 – задумано полотно «Апполон, поразивший Пифона». Работа была прервана.

1819 – 1821 – полотно «Пляска на гробнице Анакреона». Картина не сохранилась.

1820 – Автопортрет в круге. В настоящее время один из двух достоверных автопортретов художника.

февраль 1822 – возвращение в Россию через Францию и Германию.

1822 и 1823 – «Портрет Е.С.Авдуллиной». Один из шедевров художника. На его примере хорошо видно, как менялся характер живописи Кипренского. Свободные движения кисти заменили безупречно гладкая поверхность и тщательная проработка деталей.

июнь 1823 – путь в Россию через Мариенбад и Дрезден.

июль 1823 – карандашный портрет И.В.Гете, который позже перевел в гравюру П.Граведон.

август 1823 – прибытие в Петербург, где пишет ряд портретов..

1827 – «Портрет А.С.Пушкина». Решен в романтическом ключе. Отец поэта считал его лучшим изображением, а сам Пушкин высоко оценил в стихотворении, посвященном Кипренскому.

1828 – «Автопортрет» (в полосатом халате)

1827 – «Портрет К.И.Альбрехта» на фоне паркового пейзажа в его имении Котлы.

1826 – «Портрет кавалергарда Н.П.Трубецкого

1827 – портрет изысканного барина, помещика А.Ф.Шишмарева, портреты Е.С.Авдулиной, М.Е.Лобанова, И.С.Мальцева, детей графа А.Х.Бенкендорфа и др.

  • июнь 1828 – уехал в Италию.
  • 1830 – «Пейзаж, изображающий Везувий», «Сивилла Тибуртинская» и др.
  • 1831 – портрет «Читатели газет в Неаполе»

1830-1835 – жанровая сцена, представляющая М.А.Потоцкую, ее сестру С.А.Шувалову и прислугу-эфиопку.

1829 – портрет доктор Мазарони.

1833 – портрет князя Ф.А.Голицына

1833 – портрет скульптора Б.Торвальдсена

1830 – жанровая полуфигура «Ворожея со свечой», изображение неизвестного «Читающий у свечи». В обеих картинах художник решал проблему светотеневой моделировки и  передачи освещения от единственного источника.

1828 – «Сивилла Дельфийская».

Главные работы:

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

«Портрет А.К.Швальбе (Портрет отца художника)» (1804, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Дмитрий Донской на Куликовом поле» (1805, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет А.Р.Томилова» (1808, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет И.В.Кусова» (1808, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет А.И.Корсакова» (1808, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет А.А.Челищева» (1808 – начало 1809, ГТГ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет графа Ф.В.Ростопчина»( парный портрету графини Е.П.Ростопчиной, оба – 1809, ГТГ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

«Портрет графини Е.П.Ростопчиной» (парный портрету  графа Ф.В.Ростопчина, оба – 1809, ГТГ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

 «Портрет лейб-гусарского полковника Е.В.Давыдова» (1809, ГРМ)

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

«Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVII века» (1809, ГРМ)

«Портрет Н.С.Мосолова» (1811, ГТГ)

 «Портрет В.С.Хвостова» (парный портрету Д.Н.Хвостовой,  оба – 1814, ГТГ)

«Портрет Д.Н.Хвостовой» (парный портрету В.С.Хвостова, оба – 1814, ГТГ)

 «Портрет С.С.Уварова» (1815-1816, ГТГ)

 «Портрет поэта В.А.Жуковского» (1816, ГТГ)

  1.  «Молодой садовник» (1817, ГРМ)

 «Портрет князя А.М.Голицына» (ок.1819, ГТГ)

  •  «Девочка в маковом венке с гвоздикой  в руке (Мариучча)» (1819, ГТГ)
  •  «Цыганка с веткой мирта в руке» (1819, ГТГ)
  •  «Автопортрет» (1820, Галерея Уфицци, Флоренция)

 «Портрет Е.С.Авдулиной» (1822 (1823?), ГРМ)

 «Портрет О.А.Рюминой» (1826, ГРМ)

«Портрет князя Н.П.Трубецкого» (1826, ГТГ)

 «Портрет А.С.Пушкина» (1827, ГТГ)

  1. «Бедная Лиза» (1827, ГТГ)

«Портрет А.Ф.Шишмарева» (1827, ГТГ)

 «Портрет К.И.Альбрехта» (1827, ГРМ)

  •  «Автопортрет» (1828, ГТГ)

«Портрет Е.А.Телешевой» (1828, ГТГ)

 «Портрет А.Р.Томилова» (1828, ГРМ)

  1.  «Неаполитанские мальчики-рыбаки» (1829, Палаццо Реале, Неаполь)
  2.  «Ворожея со свечой» (1830, ГРМ)
  3.  «Сивилла Тибуртинская» (1830, ГТГ)

 «Портрет М.А.Потоцкой, сестры ее С.А.Шуваловой и эфиопянки» (1830-1835, КМРИ)

  • «Читатели газет в Неаполе» (1831, ГТГ).

 «Портрет скульптора Б.Торвальдсена» (1833, ГРМ).

Полный текст статьи чит. в книге: РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ. XVIII-XIX ВЕКА. Биографический словарь. Санкт-Петербург, 2008

Автор статьи: Е.Ф.Петинова, кандидат искусствоведения.

см. в сообществе «Реставрация»: АЛЬБОМ «РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ. XVIII-XIX ВЕКА. (иллюстрации)

Также, читайте на нашем сайте ПЕРЕЧЕНЬ ИМЕН

Источник: http://volrest.ucoz.ru/publ/iskusstvovedcheskie_materialy/russkie_zhivopiscy_xviii_xix_veka/portrety_o_a_kiprenskogo/14-1-0-84

Читать онлайн Орест Кипренский страница 2. Большая и бесплатная библиотека

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В 1803 году Кипренский был оставлен при Академии в качестве пенсионера. Сегодня мы назвали бы это аспирантурой. Через два года он участвовал в конкурсе на большую золотую медаль, выполнив программу «Дмитрий Донской по одержании победы над Мамаем».

В картине Дмитрий Донской на Куликовом поле изображен момент, когда изнемогающему от ран князю Дмитрию приносят весть о победе. Кипренский получил большую золотую медаль и был назначен к отправлению за границу.

Но в Европе шла война, и в январе 1807 года Академия приняла решение об отмене заграничной поездки «по нынешним обстоятельствам Европы», как сказано в определении Совета, и замене ее трехлетним пребыванием при Академии.

Этот период, то есть время пенсионерства с 1803 до отъезда в Москву в 1809 году, можно считать временем становления художника. Действительно, Кипренский добился высшей награды Академии, изучал классическую живопись в Эрмитаже. В эти же годы он сформировался и стал известным как портретист.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет Александра Александровича Челищева. 1808 — начало 1809

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Юпитер и Меркурий, посещающие в виде странников Филемона и Бавкиду. 1802

Государственный художественный музей Латвии, Рига

Шедевром в ряду ранних портретов 1808-1809 годов является Портрет Александра Челищева. В августе 1812 года четырнадцатилетний Челищев был выпущен в чине прапорщика из Пажеского корпуса в действующую армию и принял боевое крещение в знаменитом и жестоком сражении под Малоярославцем, когда город восемь раз переходил из рук в руки.

Так же, как в портрете Швальбе, здесь использована деревянная доска без грунта. Но еще смелее контраст света и тени: ярко выделено светом лицо, а в глубокой тени почти не прочитывается контур головы и плеч.

На обыгрывании контрастов строится все изображение — белый, красный и синий образуют звучный аккорд, темные глаза на ярком лице, и, наконец, самый главный контраст — любовно переданные черты совершенно детского лица и «взрослого», умного и серьезного выражения. Само лицо спокойно, но живопись в буквальном смысле живописует ситуацию внезапного озарения.

Тему портрета можно было бы определить как пробуждение в человеческом существе самосознающей личности. Собственно, внутренний мир — это универсальная для Кипренского тема, но в детском портрете она приобретает статус центральной творческой проблемы — ведь открытие внутреннего мира есть основное событие детства на пороге встречи с юностью.

Мы отчетливо ощущаем, что человек в портрете находится наедине со своими мыслями и чувствами, то есть здесь изображено мгновение, которое относится к минутам потаенным, принципиально не имеющим зрителя, это предельное воплощение интимности в портретном искусстве. Отношение модель — зритель у Кипренского таково, что оно устанавливает атмосферу доверия и дружеского участия.

Это и было главным художественным открытием Кипренского. Это была его человеческая и художественная норма. Степенью близости или удаленности от этой нормы измерялось впоследствии как собственное самочувствие художника перед моделями, так и самочувствие моделей, предстоящих взору художника.

Исследователями обращалось внимание на обстоятельство если не странное, то по крайней мере неординарное для выпускника и стипендиата исторического класса. А именно: «К исторической картине за все время пенсионерства он так и не приступил.

Кипренский как будто не хочет продвижения по академической лестнице, не ищет званий и отличий. Его не прельщает академическая карьера и связанные с нею обязанности… Кипренский не может жить в оковах должности.

Он намеренно или инстинктивно избегает всего, что грозит ему несвободой». Получив высшую награду по своей, так сказать, прямой художественной специализации — исторической живописи, он как будто исчерпал свой интерес к этой области.

Получается, что итог его пенсионерских годов — это портрет Челищева, шедевр, за который можно только благодарить Академию.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809.

Государственная Третьяковская галерея, Москва

1809-1812. Москва, Тверь. Успех

Определением Совета Академии от 27 февраля 1809 года Кипренский командировался в Москву. Единственными документальными свидетельствами о его пребывании там являются упоминания о нем в письмах графа Ф.В. Ростопчина.

Федор Васильевич Ростопчин (1763-1826) начал свою карьеру при Екатерине, при восшествии на престол Павла I стал одним из влиятельнейших вельмож. Но за месяц до гибели Павла последовала отставка, и Ростопчин поселился в Москве как частное лицо.

Совсем еще не старый человек, он вошел в круг тех отставных екатерининских вельмож, которые всем своим существованием воплощали дух своеобразной оппозиционности и независимости. Именно они придавали Москве начала XIX века своеобразную физиономию вельможнобарственного, сибаритского «фрондерства» в сочетании с чудаковатостью.

В 1810 году Александр I пожаловал Ростопчина званием обер-камергера своего двора, но тот продолжал жить в Москве. В 1812 году Ростопчин был назначен главнокомандующим Москвы и на этом посту вошел в анналы истории.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет князя Ивана Алексеевича Гагарина. 1811

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет графа Федора Васильевича Ростопчина. 1809

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Портреты Ростопчиных — это подчеркнуто домашние портреты, Ростопчин изображен без орденских знаков. Простота композиционного сочинения граничит с аскетичностью. Художник избегает картинной эффектности ради сосредоточенного созерцания.

Читайте также:  Картина «лаокоон», эль греко — описание

Парность портретов утверждается традиционным приемом композиционной зеркальности в обращенности друг другу.

Но интересно, как тонко дифференцировано художником психологическое состояние изображенных: оба они, как видно, застигнуты в момент, когда в непринужденной беседе возникает пауза, о которой говорится: «тихий ангел пролетел».

И именно этой одинаковостью момента обнаруживается индивидуальность, то, как неодинаково переживается ими это событие, как по-разному в каждом из супругов происходит это причащение к одновременно объединяющему и разъединяющему молчанию.

Екатерина Петровна Ростопчина (1775-1859) была под стать своему мужу в своеобычности характера и индивидуальности.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова. 1809

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Современники отмечали прекрасное образование Ростопчиной: она знала несколько языков, в том числе латынь и греческий. Не любила светских удовольствий; будучи с шестнадцати лет фрейлиной, она скучала и мало танцевала на придворных балах. В 1794 году вышла замуж за Ростопчина.

Для своих детей Екатерина Петровна составила краткую российскую историю и географию, и ее супруг отмечал в одном из писем, что они ясно и хорошо написаны. Но у нее была еще одна забота — религия. В Ростопчиной, воспитанной в вольтерьянский век, при ее серьезности и интересам к духовной сфере религиозное вольнодумство причудливо соединилось с религиозным мистицизмом.

Она легко стала добычей иезуитов, тайно перейдя в католическую веру. Разумеется, семейное согласие было нарушено — положение главнокомандующего первопрестольной при жене католичке было не совсем удобным. В старости Ростопчина, устраненная мужем от воспитания сына Андрея, жила затворницей в Москве или подмосковном имении Вороново.

Едва ли Кипренский мог знать обо всех этих обстоятельствах, и все же в портрете Ростопчиной художником угадана эта ее склонность к мистической экзальтации.

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Портрет Василия Денисовича Давыдова. 1809. Рисунок

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Источник: https://dom-knig.com/read_184757-2

Кипренский О.А

Портрет графа Ф. В. Ростопчина, О. А. Кипренский, 1809

Для увеличения — нажмите на изображение

Автопортрет

 Ф. Булгарин писал: «Нельзя не восхищаться трудами О.А. Кипренского, нельзя не порадоваться, что мы имеем художника такой силы, нельзя не погрустить, что он занимается одними портретами».

 Русский живописец и график, представитель романтизма, Орест Адамович Кипренский был внебрачным сыном крепостной девушки Анны Гавриловой и русского помещика-офицера Дьяконова.

Родился он 13 марта 1782 года на мызе Неженской Ораниенбаумского уезда, что близ старинной русской крепости Копорье Петербургской губернии.

Воспитывался в семье приемного отца — Адама Карповича Швальбе, крепостного немецкого происхождения. 

Фамилия Кипренский вымышленная, исследователи предполагают, что, возможно, она происходит от имени Киприады — одной из культовых имен древнегреческой богини любви и красоты Афродиты. С 1788 по 1803 годы учился сначала в Воспитательном училище при Санкт-Петербургской Академии художеств, а затем в Академии, где учился исторической живописи у Г.И. Угрюмова и Г.Ф. Дуайена, однако настоящим жанром его творчества и призванием стал портрет. В 1805 году Совет Академии художеств присваивает О.А. Кипренскому за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» Большую золотую медаль, которая давала право на пенсионерскую поездку за границу для более глубокого изучения античного наследия. Но в 1809 году Академия художеств направляет молодого О.А. Кипренского в Москву помощником к скульптору Ивану Петровичу Мартосу, где он трудился над монументом Минину и Пожарскому. Кипренский Орест Адамович попал в предгрозовую атмосферу кануна войны 1812 года, поэтому он создавал графические портреты, в которых запечатлел образы своих современников, участников Отечественной войны 1812 года. Эти люди духовно очень близки художнику. С 1816 по 1822 годы он осуществляет поездку по Италии, которая побудила у Кипренского тяготение к четкости, определенности формы, к обобщенности характеристик. В галерее его портретов есть многим хорошо известные изображения Батюшкова, Голицына, Жуковского, Ростопчиной и Хвастовой. В 1812 году О.А. Кипренский получает звание академика. Лучшим произведением О.А. Кипренского во второй половине 20-х годов является портрет поэта А.С. Пушкина, который написан Кипренским на родине в 1827 году. Поэт погружен в свои мысли, а живой взгляд пушкинских глаз выражает вдохновение и сосредоточенность. Поэт на портрете как бы прислушивается к внутреннему голосу «…минута — и стихи свободно потекут». Пушкин изображен в самый счастливый, светлый момент — момент творчества. Именно этот момент особенно понравился в портрете и самому Пушкину. Поэт выразил свое восхищение мастерством живописца в своем стихотворении, посвященном О.А. Кипренскому:

Любимец моды легкокрылый,

Хоть не британец, не француз. Ты вновь создал волшебник милый, Меня питомца чистых муз — И я смеялся над могилой, Ушел навек от смертных уз. Себя как в зеркале я вижу, Но это зеркало мне льстит Так Риму Дрездену, Парижу Известен впредь мой будет вид. В 1828 году Кипренский снова уехал в Италию, больше он не создал ничего значительного. В Риме художник женился на бывшей воспитаннице и вдохновительнице его таланта Мариучче Фалькуччи. Для женитьбы на Мариучче Кипренскому пришлось тайно перейти в католичество. Семейная жизнь, однако, не принесла ему умиротворения. В письмах соотечественников, живших в те дни рядом с ним в Италии, отразилось его состояние беспокойство, метания, сильное ностальгическое чувство по Родине, не дававшее художнику покоя. О.А. Кипренский стал собираться в путь, о чем сообщает «Обществу поощрения художников»: «…по окончании работ, начатых во Флоренции, явлюсь с восторгом в Отечество и дам ответ в том, что в Италии зря времени не терял». Он просит графа Шереметева прислать плату за купленный им портрет «Читатели газет», поскольку ему нужны деньги для «возвратного путешествия». Весь Петербург ждал Кипренского, и на страницах «Художественной газеты» в сентябре 1836 года появилось сообщение «О.А. Кипренский возвращается в Россию и в весьма скором времени прибудет в Санкт-Петербург». Осенью 1836 года Кипренский сильно простудился и заболел изнурительной горячкой, через несколько недель почти поправился, начал работать и одновременно собираться к отъезду в Россию. Вскоре болезнь к нему вернулась, Кипренский снова слег и на этот раз уже не осилил недуга. Кипренский умер 5 октября 1836 года, но не умерли его великие творения. Они на протяжении столетия экспонируются во многих художественных музеях России и за рубежом. Их репродукции выпускаются массовыми тиражами. Его наследие, утверждающее славу нашего изобразительного искусства, знают и высоко ценят миллионы людей во всем мире. Хоронили Кипренского немногие. Художник Н.Е. Ефимов в своем дневнике тогда записал: «Жаль было видеть стоящий на полу простой гроб с теплящейся свечкой у головы. Прискорбно было видеть это сиротство славного художника на чужбине». «Знаменитый Кипренский умер, – писал из Италии художник А. Иванов, – он первый вынес имя русское в известность в Европе… Кипренский не был никогда ничем отмечен, ничем никогда жалован от двора, и все это потому только, что был слишком благороден и горд, чтобы искать этого».

*   *   *

Галерея (62 изображения)

  • *   *   *
  •  Историко-биографический фильм «Лабиринты судьбы Ореста Кипренского» (Из коллекции «Тайники русского музея» видеостудии «Кварт»)
  • Год выпуска: 2006

Продолжительность: 00:26:28Формат: aviРазмер: 175 Мб

Режиссер: Г. Иванова

Орест Адамович Кипренский, блестящий живописец и рисовальщик, «любимец Петербурга», автор лучшего портрета А.С. Пушкина, который назвал его: «Волшебник милый». Фильм рассказывает о жизни и творчестве Кипренского, о его драматической судьбе. В ней много загадок, тайн, удивительных поворотов.

Скачать для ознакомления: Лабиринты судьбы Ореста Кипренского

Источник: http://gorenka.org/index.php/kiprenskij-o-a

Кипренский Орест Адамович ( 1782 — 1836 ). Романтизм

Выдающийся представитель романтизма в России. Он рос в семье дворового человека, но, как полагают, был незаконным сыном хозяина усадьбы, который определил его в Академию художеств, даровал ему «вольную» и необычную фамилию. Закончив в 1803 году Академию, он стал портретистом.

Еще во время учения в Академии Кипренский был покорен романтикой. Он искал ее всюду.

После утомительного сидения в рисовальных классах Кипренский уходил на набережную Невы, бродил по ней и читал нараспев стихи…Кипренский первым из русских живописцев завоевал европейское признание.

Ему был сделан почетный заказ на автопортрет для галереи Уффици во Флоренции, где хранятся автопортреты всех мастеров, заслуживших мировую славу.

Кипренскому хотелось быть блестящим не только в живописи, но и в повседневной жизни. Он мечтал, что слава даст ему богатство, беспечность, любовь, преклонение.

В Риме, куда он уехал совершенствоваться, Кипренскому пришлось выбирать между суровой жизнью подлинного художника и позолоченным существованием модного живописца. Кипренский выбрал последнее. В то время романтика уже уходила в прошлое, не находя опоры в повседневной жизни.

На смену ей пришла реальная жизнь, где герои были реальными. Романтика умирала. Вместе с ней умирал и Кипренский.

Многие биографы утверждают, что Кипренский в конце жизни очень пил, и закончил жизнь чуть ли не под забором. Однако есть сведения, что многие факты в биографии Кипренского являются спорными. Да, к 50 годам у него была слава, но не было денег.

Заказов не поступало. К тому же его обвинили в убийстве натурщицы, хотя он не был привлечен к уголовной ответственности, и все, кто его знал, не верили такому обвинению, по характеру Кипренский был очень мягким человеком, но слухи, пятно осталось…

В конце жизни он женился на юной итальянской девочке Мариучче, думая начать все по-новому. Но и это не помогло. Мариучча его не понимала, даже боялась, хотя и была благодарна ему за то, что не дал умереть ей с голоду.

Но и этот факт оспаривается, на самом деле Мариучча была очень привязана к художнику, он единственный действительно ее любил. Тем не менее, они очень нуждались в деньгах. У Кипренского наступила стойкая депрессия.

К тому же он сильно простыл и заболел.

В октябре 1836 года Кипренский умер от воспаления легких и погребен в церкви Сант,Андреа делле Фратте, в Риме, где на средства русских художников установлена памятная стела.

Через шесть месяцев после кончины Кипренского вдова художника, Анна-Мария (Мариучча) родила дочь. Россия назначила вдове с ребенком небольшую пенсию — 60 червонных в год. К тому же вдова продавала работы Кипренского. Нищета семье Кипренского не грозила.

Галерея работ Кипренского разнообразна. Это великолепные автопортреты, портреты детей и его современников — поэтов, писателей, государственных мужей, полководцев, любителей живописи, купцов, актеров, крестьян, моряков, декабристов, художников, масонов, скульпторов, коллекционеров, просвещенных женщин и архитекторов.

(Использовался , частично, материал из книги И.Бочарова и Ю.Глушаковой «Кипренский»)

Источник: http://cvetamira.ru/kiprenskiy-orest-adamovich-1782-1836-romantizm

Художник Орест Кипренский

?

Николай Подосокорский (philologist) wrote, 2012-08-16 08:00:00 Николай Подосокорский philologist 2012-08-16 08:00:00 Category: Оригинал взят у bolivar_s в Художник Орест Кипренский.Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.Автопортрет. 1828.Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского

До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского. И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.

Читайте также:  Музей bmw в мюнхене. адрес и фото музея бмв

Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй.

В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К.

Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.

Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.

Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?

Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений.

Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру.

В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С.

Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 

До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии.

В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок.

1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И.

Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835).

 Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 

Портрет Д. Н.

Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению. Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью.

Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини.

И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом. Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 

С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .

  1809 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.Портрет Сергея Семёновича Уварова.Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности.

Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года.

Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности…

 Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа…

 

Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н.

Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»

Картины Кипренского Автопортрет. 1820 УффициПортрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.Читатели газет в Неаполе. 1831.Портрет князя H.П.Трубецкого Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.БахрушинаПортрет мальчика. 1819.Портрет М.В.Шишмарева. 1827Портрет К.И.Альбрехта. 1827Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.Портрет И.А.Крылова. 1816.Портрет З.А.Волконской. 1829Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822Портрет художника П.В. Басина.1829.Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813Портрет В.С. Шереметева. 1825Портрет В.С. Хвостова 1814Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГПортрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814Портрет А.С.Шишкова. 1825Портрет А.Р.Томилова.Неаполитанская девочка с плодами 1831Молодой садовник. 1817Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809Конный портрет Александра I. 1820-е.Калмычка Баяуста. 1812-13.Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМВорожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМБедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802Натурщик.Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГПортрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

Источник: https://philologist.livejournal.com/2383269.html

Ссылка на основную публикацию