Портрет элеоноры гонзага делла ровере, тициан

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Внимателное изучение Портретов XVI века приводит к выводу — изображение людей с определёнными драгоценными камнями и их сочетание — это не только украшение и признак богатства, это ещё и указание на помолвку, брак или вдовство. Кольца с рубином и изумрудом очень частое украшение на портретах, оказывается, они имели смысловую символическую нагрузку и о многом могут нам рассказать.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Рафаэль, 1505-06, Донна Гравида

Изумруд — обещание

Натуральная История Плиния свидетельствует о давних верованиях людей в то, что камни имеют влияние на здоровье. В средние века появились убеждения, что драгоценные камни могут влиять на судьбы людей, и в Эпоху Возрождения эти две тенденции объединили — драгоценные камни стали и талисманами, и лечебными средствами.

Насыщенный зелёный цвет изумрудов ещё с античных времён ассоциировали с морской водой, и даже считали, что камень сам способен окрашивать воду.

В эпоху Возрождения у астрологов изумруд символизировал любовь — Венеру, а в медицине помогал противостоять непристойностям и распущенности, и те, кто обладал изумрудом, был целомудренным.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Донна Гравида, фрагмент, два кольца — с изумрудом и с рубином говорят о замужней женщине

По традиции, зелёный цвет — цвет Веры, и яркость изумрудов символизировала энергию и веру святых проповедников. Именно из-за таких символических значений камня его связывали с верой, целомудрием и, одновременно, с любовью, и изумруд стал символом помолвки и брачного обещания.

Рубин — брачный союз.

Рубин — камень достаточно редкий, насыщенного красного цвета всегда ассоциировался с огнём. Плиний подчёркивал его несгораемость и использование в качестве личных печатей.

Камень способен расплавлять воск на оттиске, не прибегая к дополнительному пламени свечи.

Древние верили, что от Солнца рубин получил энергию, и он способен передавать человеку радость жизни, жизнеспособность и увеличивать плодовитость.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Портрет Марсилио Казотто и его жены Фаустины, Лоренцо Лотто, 1523 год

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Портрет Дамы с единорогом, Рафаэль

Таким образом, выбор драгоценного камня для украшений не был случайным. Изумруды и рубины часто встречаются на портретах мужчин и женщин высокого ранга, у придворных и религиозных прелатов. Камни на их украшениях были посланиями для тех, кто видел портрет.

Дама с единорогом Рафаэля

Украшение- золотой кулон с изумрудом, большим рубином и жемчужиной.

В античные времена единорога связывали с культом поклонения богине-матери, в средние века его ассоциировали с непорочной Девой Марией. Единорога могла поймать только девственница, и его рог был символом очищения и достатка в семейном союзе.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Кулон дамы с единорогом, фрагмент

На картине Рафаэля в кулоне на груди Дамы рубин символизирует процветание в браке и плодовитость, а изумруд — целомудренность, как и жемчуг — символ непорочности.

Не случайно, в Венцианской республике законы с XV века запрещали носить жемчуг незамужним девушкам, и в городских Уложениях Вероны XV века мы также встречаем такие ограничения для «нечестных женщин»-проституток.

Им запрещалось носить шелковые платья (чтобы не принимать их за знатных дам) и жемчужные украшения (жемчуг — атрибут чистоты и непорочности).

Кольцо с рубином — у замужних и женатых

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Портрет Аньоло Дони, Рафаэль, 1504

На многих Портретах эпохи Возрождения персонажи изображены с двумя кольцами одновременно — с рубином и с изумрудом. Там где было возможно, изучили семейное положение изображенных и пришли к выводу, что два кольца говорят о семейном положении — браке после обручения.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Кольца у мужа — Аньоло Дони

В 1504 году Рафаэль написал Портреты семейной пары Аньоло Дони и Маддалены Строцци сразу после свадьбы. Оба персонажа — и муж, и жена демонстрируют нам свои руки с двумя кольцами.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Кольца жены Дони — Маддалены Строцци на портрете работы Рафаэля

На безымянном пальце жены Маддалены кольцо с рубином, на безымянном — с изумрудом. У её мужа мы видим те же камни, но кольца на других пальцах: на указательном пальце левой руки — золотое кольцо с изумрудом, помолвка, обещание верности, а на мизинце — рубин, символ брака.

Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере, Тициан

Портрет Маддалены Строцци — жены Аньоло Дони, Рафаэль

На многих портретах кольцо с изумрудом надето первым при обручении, чаще всего на указательном пальце, а затем, подтверждая брак, следующий за помолвкой, надевали кольцо с рубином на безымянный палец или мизинец.

Фрагмент картины Рафаэля Дама в зеленом или Немая

Историки делают выводы о семейном положении неизвестных нам лиц на портретах, изучая драгоценности. Два Портрета Работы Рафаэля Дама Гравида (то есть Беременная) и Дама в зелёном (или Немая), где изображены женщины с одинаковыми кольцами, говорящие нам об их семейном положении — замужестве (кольцо с рубином), последовавшем за помолвкой (кольцо с изумрудом).

Портрет супругов, Лоренцо Лотто, коллекция Эрмитажа

Интересен Портрет супругов работы Лоренцо Лотто, который написан художником в Бергамо. Теперь мы его видим в Коллекции Эрмитажа.

И муж, и жена изображены с двумя кольцами, одно и изумрудом, одно с рубином, что значит брак после официальной помолвки.

Но этот семейный Портрет написан сразу после смерти жены, поэтому художник нам об этом сообщает на картине, хотя брачное кольцо с рубином ещё надето у недавнего вдовца.

Кольцо с рубином на пальце мужа, указывающем на белку

Он оплакивает потерю жены— слеза на лице, а в руке он держит листок с надписью на латыни (Мужчина — никогда).

Рядом с листком на столе спит белочка, и смысл послания становится ясным — Мужчина никогда не может заснуть и остраниться от боли и испытаний, как это делают некоторые животные, впадая в зимнюю спячку в преддверьи суровой зимы.

О смерти жены на этой картине нам говорят и другие признаки, читайте статью Символы смерти на картинах эпохи Возрождения.

Портрет Фебо из Брешии, Лоренцо Лотто, 1543 год

В 1543 году Лоренцо Лотто пишет Портреты супругов — Фебо из Брешии и Лауры из Пола.

Мужчина представлен в интимной, неторжественной обстановке на нейтральном фоне.

Он одет в мантию, с меховой подкладкой, что свидетельствует о высоком социальном положении в обществе. На его пальцах кольца с изумрудом (на мизинце правой руки) и с рубином (на указательном пальце левой руки) — символы брака.

Женщина украшающая себя, Франция, 16 век — Портрет верной жены

Те же символы помолвки и брака были распространены и на территории Франции, не только в Италии. Пример тому, Портрет неизвестного французского художника конца XVI века Женщина, украшающая себя.

На картине изображена обнаженная женщина перед зеркалом, отсутствие одежды подчеркивает красоту тела, преподнося её нам, как языческую богиню. На левой руке — два кольца — с рубином на безымянном пальце, с изумрудом — на указательном.

Эмблемы верности и любви к своему мужу.

Портрет Элеоноры Гонзага, Тициан,1537 год

Портерт Элеоноры Гонзага делла Ровере, Герцогини Урбино, жены Герцога Франческо Мария делла Ровере написан Тицианом в 1537 году.

Читайте также:  Голубятник, перов, 1874

И на этом изображении на руке Герцогини два кольца , но они расположены не так, как на большинстве Портретов. На мизинце — изумруд, на указательном — рубин.

Известно, что муж Франческо Марии умер 20 октября в Пезаро в год написания картины. Но когда Элеонора позировала художнику, она ещё не была вдовой и носила оба кольца.

Иногда при помолвке и не дарили кольцо с изумрудом, но на свадебном ритуале кольцо с рубином было обязательным в Эпоху Возрождения.

Рука Элеоноры Гонзага с двумя кольцами

Часто на время брачной церемонии все другие украшения снимали, в том числе и кольцо с изумрудом, чтобы подчеркнуть важность брачного обета и кольца с рубином. Картина Лоренцо Лотто 1523 года тому доказательство.

Марсилио Кассотти и его жена Фаустина представлены в то время, когда молодой муж уже с рубиновым кольуом на мизинце надевает жене обручальное кольцо на безымянный палец. Камень закрыт руками мужчины, но, несомненно.

Это рубин — символ брачного союза.

Портрет Марии Австрийской с сыном Фердинандо 2 Медичи, 1623, Юстут Сустерманс

Умер муж — снимай кольцо с рубином

Нередко вдовы и вдовцы на Портертах изображены только с изумрудными кольцами — в знак памяти об умершем супруге. В 1623 году придворный художник Медичи Юстут Сустерманс написал Портрет Марии Маддалены Австрийской с сыном Фердинандо II Медичи.

Великая Герцогиня Флоренции, жена Козимо II Медичи изображена со строгим отсутствующим выражением лица, в нарядном темном платье с длинными разрезанными рукавами по моде того времени. На шее тройное ожерелье из жемчуга, а на пальцах — единственное кольцо с изумрудом, напоминающее о верности памяти мужа, умершего в 1621 году.

Кольцо с изумрудом на пальце Изабеллы ДЭсте — вдовы

В 1608 году Рубенс вернулся из Рима в Антиверпен и привез с собой копию Портрета Изабеллы д Эсте, написанного Тицианом в 1534-36 годах. Изабелла одета в богатое платье, украшенное драгоценными камнями, с ожерельем из жемчуга и кольцом с изумрудом — память о муже Франческо II Медичи, умершем 1519 году.

Таким образом, изумруды носили невесты и вдовы.

Двойной Портрет, работа Софонизбы Ангвиссолы

Двойной Портрет работы Софонизбы Ангвиссолы, где художница представляет нам пожилую женщину и девочку-подростка. Судя по дорогой одежде девочки, семья совсем не бедная, а женщина одета в простое чёрное платье с покрывалом на голове. Выражение лица — суровое, на безымянном пальце правой руки — кольцо с изумрудом — единственное украшение.

Кольцо вдовы с изумрудом на Двойном Портрете, фрагмент, работа Ангвиссола

Перед нами, без сомнения, вдова, хотя имени и судьбы этой женщины мы не знаем.

Изумруды и рубины у Римских пап, Кардиналов и святых

Папа Джулио 2, Рафаэль, 1512, Галерея Уффици

Драгоценные камни — изумруд и рубин — постоянно встречаются и на Портретах религиозных деятелей Эпохи Возрождения.

Показателен Портрет Папы Джулио II работы Рафаэля 1512 года.

Художник пишет не торжественный официальный портрет, здесь изображен Папа Римский — отстранённый, сосредоточенный на своем внутреннем мире. Настоящий психологический портрет человека с насыщенной духовной жизнью.

Присутствуют на Портрете Папы Джулио II украшения — четыре кольца и неизменная личная печать — символ власти.

Кольца на руке Папы Джулио 2

Два кольца с изумрудами — свидетельствуют о Вере и вечности духа, а два рубиновых кольца напоминают о крови мучеников за христианскую веру. В то же время можно утверждать, что эти кольца у Папы Римского, как и в миру для супругов, символ неразрывной связи с Богом, верности церкви и союза с Господом.

Кольца Папы Джулио2 на фреске в Ватикане

На фресках Рафаэля в Станце Элиодора в Ватикане Папа Джулио II изображен в момент молитвы на Мессе в Больсене, когда произошло чудо и появилась кровь Христа. На пальцах Папы Римского хорошо видны два перстня — с рубином и с изумрудом и кольцо с личной печатью на безымянном пальце.

Кольца у святого Августина, Пьеро делла Франческо

Эти же драгоценные камни- рубины и изумруды  изобразил художник Пьеро делла Франческа у Святого Августина.

Господь Отец у Ван Эйка в тиаре с рубинами и изумрудами

  • Ван Эйк на тиаре Господа Отца изображает три ряда драгоценностей — три короны украшены изумрудами и рубинами.
  • Читайте статьи о символах в живописи — что хотели сказать нам художники, помещая на картины разные предметы, как прятали свои имена, загадывая нам загадки.
  • Имя художника — ребус на картине
  • Сколько зарабатывали художники?  
  • Портрет больного или Свадьбы не будет
  • Загадочная возлюбленная Рафаэля
  • Тициан и его возлюбленная Виоланта
  • Портрет в бункере Гитлера
  • Картина-загадка Рафаэль или Лигоцци?

Источник: http://www.veronavisita.it/?p=11225

Тициан

Тициан и его время

Творчество Тициана — это целая эпоха в истории мировой живописи, отразившая величайший взлет венецианской художественной школы и предвосхитившая ее закат. Окруженный славой и почетом, Тициан прожил долгую и счастливую жизнь.

В отличие от трех своих великих современников — Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля, — он был женат и имел детей. Суровый климат Доломитовых Альп, где Тициан родился, наложил свой отпечаток на его облик и характер.

Это был высокий статный горец с гордой осанкой и орлиным профилем — именно таким художник изображал себя на ранних картинах. Но и в преклонном возрасте он не выглядел согбенным старцем, как это видно на последнем автопортрете.

Творец пережил многих современников, друзей и недругов, включая своего первого биографа Джорджо Вазари, который отметил: «Более, чем кто-либо из равных ему, Тициан пользовался отменным здоровьем и был удачлив; он ничего не получил от неба, кроме счастья и благополучия».[1]

Его творческая жизнь неразрывно связана с Венецией, которая по сравнению с другими центрами культуры Возрождения оказалась позднее вовлеченной в процесс формирования новых художественных принципов искусства.

Тому было немало причин исторического, экономического и географического характера.

Неоспоримо одно — в отличие от Флоренции или даже соседней Падуи, родины древнеримского историка Тита Ливия, Венеция в те годы не заглядывала слишком глубоко в античное прошлое, которое казалось ей слишком далеким, а черпала впечатления из того, что было ей ближе исторически и духовно.

Этот сказочный город, построенный на сваях в морской лагуне, где мраморное кружево дворцовых фасадов и мостов отражается в тихих водах каналов, притягивал к себе литераторов, ученых-гуманистов, художников, музыкантов да и просто ценителей прекрасного.

Здесь побывал Данте, которого заинтересовала работа корабелов Арсенала. Затем появился Петрарка. Ему правительство Венеции подарило дворец Молин на набережной Скьявони в обмен на обещание оставить после кончины свои книги в дар городу.

Вскоре к нему присоединился Боккаччо, однако договоренность о передаче книг не была ими соблюдена.

По своему великолепию, пышности праздничных шествий, карнавалов и водяных феерий, щедрому покровительству властей искусству и художественным ремеслам Венеция не знала себе равных в Европе. В начале XVI века она как магнит притягивала к себе творческих людей, особенно литераторов и художников.

Кто только из известных живописцев не побывал здесь! Сюда наведывались Дюрер и Гольбейн, Микеланджело и Леонардо да Винчи, у которого, кстати, в лагунном городе родилась смелая идея создания подводной лодки для отражения опасных атак турецкого флота.

Не исключено, что Тициан мог повстречаться с Леонардо, который, как считает Вазари, оказал на него сильное влияние своим «сфумато».

Читайте также:  Картина "пан", михаил врубель, 1899

О самом многонаселенном городе Европы той поры можно судить по великолепной гравюре Якопо де Барбари «Перспективный вид Венеции», которая была издана нюрнбергским купцом Антонием Кольбом в 1500 году (Венеция, музей Коррер). Неудивительно, что именно в Венеции развернул свою бурную деятельность гуманист Альдо Мануцио.

Он первым в Италии издал в карманном формате почти всех итальянских, латинских и греческих классиков, напечатанных курсивом — четким убористым шрифтом. Изящно оформленные книги в честь издателя получили название aldini.

Вскоре город с его 113 типографиями, выпускавшими в год до сотни названий новых книг, становится центром мирового книгопечатания и книготорговли. За какие-то полтора десятилетия книга перестает быть редкостью и органично входит в жизнь любого образованного человека.

Тот же Мануцио основал Новую академию (по примеру известной Платоновской академии во Флоренции), вокруг которой объединялись интеллектуальные круги венецианского общества с их возросшим интересом к вопросам философии, истории, эстетики и теории искусства.

Прошло еще немного времени, и Венеция стала центром свободного слова и антифеодальной публицистики, особенно после того, как в одном из дворцов Большого канала обосновался известный литератор Аретино.

Там же начался выпуск первого печатного листка «Гадзеттино». Своим названием он обязан мелкой разменной монете с изображением сороки (ит. gazza) — именно такой была его продажная цена.

До сих пор этот печатный орган выходит в Венеции под тем же названием, от которого произошло слово «газета».

Что же касается несколько запоздалого утверждения в венецианской живописи ренессансных настроений и взглядов, о чем было сказано выше, то причин тому немало. Это прежде всего живучесть византийских традиций и широкое распространение позднего готического стиля.

Однако уже к середине XV века под влиянием работавших в Венеции флорентийских мастеров Мазолино да Паникале, Андреа дель Кастаньо, Паоло Уччелло и особенно сицилийца Антонелло да Мессина занимается заря нового дня в истории венецианского искусства.

За короткое время оно наверстает упущенное и совершит стремительный взлет к величайшим художественным вершинам.

Постепенно складывался особый, неповторимый характер венецианской живописи, отличающий ее от остальных художественных школ. Прежде всего, это живопись открытая, импульсивная, постоянно контактирующая с миром и человеком.

Возможно, долгие годы аскетической отрешенности от мирских интересов сделали особенно неудержимым ее стремление к ясности, свету и простору.

Со временем вырабатывается общий для венецианской школы живописи язык изобразительных средств, в котором преобладает тяготение к сочному жизнерадостному колориту, что так импонировало мироощущению процветающей Венецианской республики, быту, нравам и настроению самих венецианцев.

Их увлечение яркими зрелищами, многолюдными процессиями, дорогим убранством жилищ, коврами, изысканными тканями, пирами, богатыми украшениями из жемчуга и драгоценных камней, златоволосыми красавицами, восточными нарядами, чернокожими пажами, экзотическими животными и птицами — все это нашло отражение на картинах венецианских мастеров.

Как известно, флорентийская школа живописи основывалась главным образом на рисунке и выразительной пластике. Не случайно именно во Флоренции по инициативе Вазари в 1563 году была образована первая в мире Академия рисунка.

А вот для венецианской живописи основой являлись цвет, градация светотеневых переходов, богатство живописных решений и их гармония. Для флорентийского искусства идеалом красоты были изваяния Давида.

Венецианская живопись выразила свой идеал красоты в образах возлежащих Венер — в Венеции всегда было сильнее женское начало.

Когда Тициан делал первые шаги в искусстве, в Милане творил Леонардо да Винчи, обуреваемый страстными исканиями истины, а в Риме работал Рафаэль, который, как пишет Вазари, проявил себя во фресковой живописи столь ярко, что «природа осталась побежденной его красками». Во Флоренции Микеланджело уже изваял своего героического Давида, который стал символом всей эпохи Возрождения, а памятный день 8 сентября 1504 года, когда статуя была водружена на площади Синьории, стал для города знаменательной вехой отсчета важнейших событий.

В те достопамятные годы Италия, по выражению М. М. Бахтина, была страной сконденсированного исторического времени. Действительно, человек тогда оказывался не только свидетелем, но и участником целой серии событий и катаклизмов.

Настоящее стремительно становилось достоянием истории, события развивались столь бурно, что для осмысления нового, способности не растеряться и устоять перед ним редко у кого доставало времени, сил и дерзаний.

Нужны были подлинные титаны духа и мысли, какими стали многие мастера эпохи Возрождения, и среди них конечно же Тициан.

Его творчество приходится на переживаемый Венецией пик могущества, наивысшего расцвета ее славы, блеска и роскоши, когда она вписала незабываемые страницы в историю. Это годы между победой венецианцев в битве при Кадоре (1508) против вторгшихся при поддержке Ватикана и Франции полчищ германского императора Максимилиана и потоплением турецкой эскадры в сражении при Лепанто (1571).

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=162273&page=94

Читать онлайн Портреты Тициана страница 9. Большая и бесплатная библиотека

Человек на автопортрете из берлинского музея мог быть великим портретистом. Для художника портретов в первую очередь нужен талант, умение создать живыми красками точный внешний образ человека на холсте. Таким несомненным талантом Тициан был наделен от природы.

Но в неразрывном единстве с этим талантом превосходному портретисту важно иметь богатый собственный внутренний мир, основанный на знаниях и огромном жизненном опыте общения с людьми, чтобы в красках не только передать внешнее сходство портретируемого, но и запечатлеть на холсте особенности внутреннего духовного облика модели. Тициан, что подтверждает его автопортрет, обладая необычайной живописной одаренностью, был также проницательным человеком, которому мера его таланта предназначила стать величайшим портретистом во всем мировом искусстве.

Второй, более поздний Автопортрет (Прадо, Мадрид) Тициан написал подчеркнуто строго, в профиль, отчеканив свой образ, как на медали, монете или античной камее. Здесь он специально изобразил себя с кистью в руке, подчеркнув свое призвание живописца, так как в старости его враги стали поговаривать, что ему изменяет зрение, руки его ослабли и он уже не может удержать кисти в руках.

https://www.youtube.com/watch?v=-oGi9KqfWYc

Здесь уместно привести свидетельство Марко Боскини в книге Богатые сокровища венецианской живописи (1674) о методе работы Тициана. – «…Тициан покрывал свои холсты красочной массой, как бы служившей ложем или фундаментом для того, что он хотел в дальнейшем выразить.

Я сам видел такие энергично сделанные подмалёвки, исполненные густо насыщенной кистью в чистом красном тоне, который призван был наметить полутон, либо белилами. Той же кистью, окуная ее то в красную, то в черную, то в желтую краску, он вырабатывал рельеф освещенных частей.

Читайте также:  Музей истории города барселоны, испания

С этим же великим умением, при помощи всего лишь четырех мазков, вызывал он из небытия обещание прекрасной фигуры… Заложив эти драгоценные основы, он поворачивал свои картины лицом к стене и порой оставлял их в таком положении месяцами, не удостоив их даже взглядом; когда он брал их снова в работу, он разглядывал их с суровым вниманием, точно это были его злейшие враги, дабы увидеть в них какие-либо недостатки. И по мере того, как он открывал черты, не соответствовавшие его тонкому замыслу, он принимался действовать, подобно доброму хирургу, без всякой жалости удаляющему опухоли, вырезывающему мясо, вправляющему руки и ноги. Работая таким образом, он корректировал фигуры, доводя их до той высшей гармонии, которая способна была выразить красоту природы и искусства… Последние ретуши он наводил ударниками пальцев, сглаживая переходы от ярчайших бликов к полутонам и втирая один тон в другой. Иногда тем же пальцем он наносил густую тень в какой-либо угол, чтобы усилить это место, либо же лессировал красным тоном, точно каплями крови, в целях оживления живописной поверхности. Именно так доводил он до полного совершенства свои фигуры».

Кроме автопортретов Тициана, существует его портрет, написанный Паоло Веронезе. Он сделал этот портрет затейливо, с юмором и блистательно, по-карнавальному, поместив Тициана в качестве музыканта в центре огромной картины Брак в Кане, находящейся ныне в Лувре.

Тициан изображен в компании других знаменитых венецианских живописцев – Тинторетто, Якопо Бассано, играющего на флейте, и самого Паоло Веронезе, одетого в роскошное белое одеяние и музицирующего на виоле да гамба.

Изобразив живописцев в облике музыкантов, Веронезе не только подчеркнул любовь к музыке, широко бытовавшую в Венеции, но, предоставив художникам определенные музыкальные инструменты, он как бы подчеркнул их значение и место в общем оркестре великолепной венецианской живописи XVI века.

Например, Якопо Бассано, прославившийся картинами из крестьянской жизни, играет на флейте. Сам Паоло Веронезе играет на виоле да гамба, которую иногда изображали в руках Аполлона.

А Тициану он предоставил подобие огромного контрабаса, который вместе с величественной фигурой знаменитого живописца, сосредоточенно играющего на своем монументальном инструменте, одновременно подчеркивал и его центральное положение среди современников-живописцев, и его несколько тяжеловесное и подавляющее присутствие в кругу венецианских художников.

Но Паоло Веронезе все это написал на огромной многофигурной картине, так что среди более ста персонажей луврского Брака в Кане изображения и характеристики Тициана и других художников растворяются в общем праздничном, свободном и веселом событии.

Гуманист Присчианезе, описывая ужин в доме Тициана, восхищенно писал о том, «как по воде заскользили бесчисленные гондолы, наполненные прекрасными женщинами». Невозможно представить себе Венецию без прекрасных женщин, так же, как невозможно описать творчество Тициана без портретов прекрасных женщин. Их образы составляют сердцевину, некий магический центр всего его творчества.

Художники и историки искусства иногда говорят: «тициановская женщина».

И они сразу понимают друг друга, потому что в своих картинах Тициан создал собственный образ женской красоты, вдохновляясь прежде всего античными скульптурами – обнаженными богинями с округлыми формами тела, со спокойным выражением лица, с прямой греческой линией носа и пышными, рассыпающимися по плечам или собранными в пучок на затылке золотыми волосами. В Венеции женщины красили волосы именно в этот цвет. И неслучайно Тициан своих безымянных красавиц называл Венерами. Портреты и картины Тициана с образом Венеры желали получить многие заказчики, и он писал их практически всю свою долгую жизнь.

Среди его работ много знаменитых женских образов: Vanitas (Суета сует, Старая пинакотека, Мюнхен), Дама с зеркалом (Лувр, Париж), Тарквиний и Лукреция, Портрет молодой женщины (Виоланте), Молодая женщина в черном платье (все – Музей истории искусства, Вена), Флора (Галерея Уффици, Флоренция), Любовь земная и любовь небесная (Галерея Боргезе, Рим), Венера Урбанская (Галерея Уффици, Флоренция), Портрет девушки в мехах (Музей истории искусства, Вена), Портрет молодой девушки (Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург).

Остановимся на Флоре, хотя это название появилось на гравюре с картины, сделанной через столетие, и, возможно, не соответствовало замыслу художника.

Но если название достаточно условно, то само произведение Тициана представляет совершенный образец его идеала женской красоты.

Композиция уравновешена во всех частях: на нейтральном фоне представлена женщина с чуть повернутой в сторону склоненной головой, идеальным греческим скульптурным лицом, пышным телом, напоминающим облик греческих Афродит или Нику скульптора Пеония, у которой на одном плече туника завязана, а другое плечо и грудь обнажены, и ткань спадает ровным и прелестным водопадом многочисленных тонких складок. Так же, с одной обнаженной грудью, греки лепили фигуры амазонок. Поэтому связь портрета Тициана с образами античной скульптуры очевидна.

Одной рукой прекрасная женщина поддерживает ниспадающую одежду, и эта рука с длинными тонкими пальцами тщательно выписана художником. В другой руке она держит цветы, мягким движением протягивая их невидимому нам персонажу, на которого она направила свой взгляд.

Золотые тончайшие пряди волос нежно и легко рассыпались по обнаженной шее и открытому плечу, создавая необычайное ощущение тишины и спокойствия.

Трудно представить себе образ более красивый, совершенный и чувственный, чем эта удивительная женская фигура, вдохновленная античным идеалом красоты и так проникновенно написанная Тицианом.

Помимо воображаемых портретных композиций, Тициан создал много парадных женских портретов: Портрет Лауры Дианти (частное собрание, Крейцлинген-Торгау), Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере (Галерея Уффици, Флоренция), Портрет Изабеллы д'Эсте (Музей истории искусства, Вена), Lа Bella (Красавица, Галерея Палатина, палаццо Питти, Флоренция), Портрет девушки (Лавиния, Национальная галерея Каподимонте, Неаполь), Императрица Изабелла Португальская (Прадо, Мадрид), Дома с блюдом фруктов (Картинная галерея, Берлин), Портрет дамы в белом (Картинная галерея старых мастеров, Дрезден), Саломея с головой Иоанна Крестителя (Прадо, Мадрид).

Начнем с портрета Элеоноры Гонзага делла Ровере, парного к портрету ее мужа.

Фон портрета, как и на портрете императрицы Изабеллы Португальской и некоторых других парадных портретах, состоит из двух частей: на большей, нейтральной, написана модель, чей поворот головы направлен в ту сторону, где фон прорезан окном с далеким перспективным пейзажем.

Среди деталей, составляющих окружение Элеоноры Гонзага, – часто встречающаяся у Тициана фигурка собачки, символ верности, и красивые настольные часы – знак богатства, родовитости, особого утонченного вкуса.

Сама герцогиня в дорогом платье, украшенном маленькими золотыми бантиками по всему полю ткани, свободно разместилась в изящном кресле. Дорогие украшения, кольца, золотая изящная цепочка, жемчужные серьги – все говорит о ее знатности и высоком положении в обществе.

Лицо Элеоноры написано чрезвычайно тщательно, и, судя по спокойному, даже несколько равнодушному взгляду, сжатому рту с тонкими губами, всему ее выразительному, но по-человечески непривлекательному облику, художник точно передал, не польстив, ее облик и характер.

Источник: https://dom-knig.com/read_180310-9

Ссылка на основную публикацию