Мальчик со шпагой, эдуард мане, 1861

  • искусство франции
  • импрессионизм

В лодке.1874 г.

Холст, масло.

Размеры:97,2-130,2 см.

В коллекциях с 1929г. Коллекция Х.О.Хэвемейера, завещание Луизы Хэвемейер.

Инв.№29.100.115

Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

Картина написана летом 1874г. в Аржантёе, небольшом курортном городке, расположенном к северо-востоку от Парижа на берегу Сены и избранном столичными жителями, любящими проводить приятные часы на воде. Именно здесь, где и импрессионисты предпочитали заниматься живописью на пленэре, Мане работал рядом с Ренуаром и Моне.

Встреча с этими художниками во многом определила выбор светлого яркого колорита полотна и типично импрессионистской темы — развлечения средней парижской буржуазии. Изображенный мужчина — шурин художника Рудольф Ленхофф; личность женщины не установлена.

Сцена рассматривается с очень высокой точки, что превращает воду в своеобразную голубую стену, напоминающую лишенный глубины сценический задник, вертикально вырастающий за фигурами. Подобная техника прослеживается и в японских гравюрах, большой интерес к которым всегда выказывал, как и многие импрессионисты, Эдуард Мане.

На этом полотне французский художник отходит от темного колорита, почерпнутого в испанской живописи, обращаясь к более яркому цветовому решению, основанному на белых, синих и коричневых тонах.

  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

Молодой человек в испанском костюме.1863 г.

  1. Подписана и датирована.
  2. Холст, масло.
  3. Размеры:188-124,8 см.
  4. По завещанию в 1929 г.

Инв.№29.100.54

  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861 Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861
  • Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

Мальчик со шпагой. 1861г.

Холст, масло.

Размеры:131,1-93,4 см.

В коллекциях с 1889 г., дар Эрвина Дейвиса.

Инв.№89.21.2

На полотне предположительно изображен Леон Кулла-Ленхофф, сын Мане и Сюзанны Ленхофф, голландки по происхождению, преподавательницы фортепьяно, с которой художник познакомился в 1849 г. и женился на ней спустя четырнадцать лет. Мальчик, которому на картине около десяти лет, одет в костюм пажа испанского королевского двора.

Его фигура выделяется на темном фоне, освещенная прямым ярким светом, который лишает изображение мягких глубоких теней. Живописному языку Мане свойственно плоскостное и смелое использование цвета — очевидная дань уважения произведениям Веласкеса, которые французский живописец своеобразно переосмыслил.

У художника, побывавшего в Испании лишь в 1865 г., была коллекция костюмов, в которые он облачал модели, создавая серию фантазийных композиций. Мане не скрывал надуманной природы этих работ, даже, кажется, акцентировал их некоторую отстраненность от реальности, как и на этом полотне: мальчик подчеркнуто трудно удерживает шпагу.

Этот изобразительный язык, обращенный к золотому веку испанского искусства, был высоко оценен критикой, исключительно благосклонной к картине, экспонировавшейся пять раз в течении шести лет после того, как работа над ней была завершена. Картины Мане «Мальчик со шпагой» и «Женщина с попугаем» стали первыми работами франц.

художника, поступившими в общедоступную американскую коллекцию.

    Источник: http://eguarwr.ru/index/metropolitan_museum_of_art_edouard_manet/0-4764

    Рамзан Саматов: Мальчик со шпагой, или

    Одна из любимейших книг моего детства-это книга Владислава Крапивина «Мальчик со шпагой», опубликованная в 1974 году во всесоюзном журнале «Пионер»  Позднее название повести стало названием трилогии — куда вошли «Всадники со станции Роса» и «Флаг-капитаны», а сама центральная повесть стала называться «Звёздный час Серёжи Каховского». 

    Переиначивая известную фразу можно сказать, что если бы не было такого детского писателя как Крапивин, то его стоило бы придумать! Во многом, благодаря Крапивинским книгам создавался образ мышления мальчишек того времени! И во многом, «крапивинские мальчишки «, став уже взрослыми, соизмеряли свои поступки с поступками героев книг трилогии «Мальчик со шпагой». Я не в курсе, а знают ли нынешние дети о существовании такой книги, читали ли они «Мальчика со шпагой»?!  По моему мнению, эту книгу стоило бы ввести в школьный программу! Хотя бы для внеклассного чтения…

    Благодаря проекту Брифли ( сайт, где выкладывается краткое содержание произведений). Благодаря этому сайту, я за выходные заново перечитал «Мальчика со шпагой». И Вас, уважаемые читатели, хочу побудить к этому!;)) Перечитайте книгу — не пожалеете! И предложите своим детям, внукам…

    СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / В. П. КРАПИВИН /

    Мальчик со шпагой

    • 1974
    • Краткое содержание романа
    • Читается за 13 минут
    • оригинал — 9 ч

    Часть первая. Всадники на станции «Роса»

    Тем летом одиннадцатилетний Серёжа Каховский впервые попал в пионерский лагерь. Через некоторое время у правдолюбивого мальчика вышел конфликт с директором лагеря, Серёжа самовольно покинул его территорию и явился на станцию «Роса», чтобы уехать домой на поезде.

    Дожидаясь поезда, мальчик подружился с «ничейным» псом, назвал его Ноком и решил забрать домой. Тем временем в лагере хватились Серёжу и прислали за ним физрука. Когда уговоры не помогли, физрук решил действовать силой и схватил Серёжу за локоть. Пёс ощетинился, зарычал на физрука, и тот поспешно ушёл.

    Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

    За этим наблюдал только что появившийся на станции высокий человек, похожий на Дон Кихота. Незнакомец оказался журналистом Алексеем Борисовичем Ивановым, который проверял пришедшую в редакцию клеветническую анонимку на местного председателя колхоза.

    Серёжа не сумел бы объяснить словами, но чувствовал доброту большого незнакомого человека. Это была сдержанная доброта, и в ней ощущались уверенность и твёрдость.

    Серёжа рассказал Алексею Борисовичу о своём конфликте с директором пионерлагеря.

    Сначала мальчику понравилось в лагере, и он доверил ребятам свою тайну — сказку о приснившихся ему однажды всадниках, красных кавалеристах, которые всегда придут на помощь в трудную минуту, стоит только их позвать.

    В лагере было трое ребят, отдыхавших здесь уже не первое лето. Они выполняли личные поручения директора, который называл ребят «мои мушкетёры» и позволял им больше, чем остальным.

    Однажды Серёжа не подчинился «мушкетёрам», и те начали издеваться над сказкой о всадниках. В травлю включились практически все дети в лагере. Мальчик написал письмо отцу, попросился домой. Письмо перехватил директор и прочёл его на общей линейке. Серёжа заявил, что читать чужие письма — подлость, и ушёл из лагеря.

    Серёжа показал Алексею Борисовичу своё письмо, которое ему вернул физрук, и журналиста заинтересовала необычная бумага, на которой оно было написано — такие листы из старых конторских книг были только в лагере.

    Мальчик рассказал журналисту, что его мама была геологом и умерла, простудившись в очередной экспедиции. Её фотографию Серёжа всегда носил с собой. Сейчас он жил с отцом, мачехой и младшей сестрёнкой.

    Тут на станцию явился сам директор, в котором Алексей Борисович узнал чиновника, чьи афёры когда-то разоблачил.

    Журналист обвинил директора в том, что он оклеветал хорошего человека, ведь анонимка на председателя колхоза была написана на бумаге из старой конторской книги, а подпись начиналась на ту же букву, что и фамилия директора. Затем Алексей Борисович заявил, что сам отвезёт мальчика домой.

    У детей тоже есть чувство собственного достоинства, которое никому не позволено оскорблять, да ещё публично. И каждый человек имеет право порвать отношения с тем, кто его оскорбил…

    Строгая проводница не пустила Нока в поезд без намордника. Узнав, что поездов сегодня больше не будет, журналист с мальчиком отправились к реке, где нашли попутный катер.

    Серёжа обнаружил, что забыл на станции куртку, в кармане которой лежала фотография матери, и решил вернуться за вещами, оставив Нока на катере.

    Когда мальчик убежал, журналист заметил вдалеке «газик» директора. А Серёжу на станции поджидали «мушкетёры», которым директор приказал вернуть мальчика в лагерь силой. В этот момент Серёжа пожалел, что его всадников на самом деле не существует, но тут к станции стремительно подскакала пятёрка кавалеристов, и их командир приказал отпустить мальчика.

    Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

    Кавалеристы оказались студентами, работающими летом в колхозе. Алексей Борисович догадался, что Серёжа попал в беду, и отправил их на помощь. Серёжа посчитал это чудом. Журналист сказал, что далеко не с каждым случаются такие чудеса, и предложил мальчику самому стать всадником — начать помогать людям.

    Часть вторая. Звёздный час Серёжи Каховского

    Добравшись до дома, Серёжа узнал от Наташи, своей соседки по коммуналке, что его семье выделили отдельную квартиру, а в городе открылся новый клуб для ребят — «Эспада».

    Директор уже сообщил отцу Серёжи про подвиги сына, но все были так рады, что мальчик, которого увезли со станции какие-то всадники, нашёлся, что ругать его не стали и разрешили оставить Нока.

    Осенью одиннадцатилетний Серёжа вступил в клуб «Эспада», руководил которым Олег Московкин, студент-заочник и фехтовальщик первого разряда. Он учил ребят не только фехтованию, но и честности, смелости.

    У клуба был строгий устав и своя форма с нашивками. Очень быстро Сергей стал лучшим фехтовальщиком и капитаном клуба.

    Он не забыл данного журналисту обещания защищать тех, кто в этом нуждается, и всегда выступал против несправедливости.

    Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861

    В сентябре в клуб «Эспада» пришёл одиннадцатилетний Митя Кольцов. Его мама надеялась, что здесь её робкий и замкнутый сын станет смелее и найдёт друзей. Мальчик оказался способным и вскоре нагнал остальных ребят.

    Если у человека талант, он может вспыхнуть моментально.

    В это же время Серёжа крепко подружился с одноклассником Генкой по кличке Кузнечик.

    В конце октября в клубе состоялись соревнования на титул чемпиона «Эспады» 1973 года. В финал вышли Серёжа и Митя. Серёжа был сильнее, но уступил титул Мите, решив, что этому хрупкому мальчику очень важно стать чемпионом. На этом турнире Кузнечик познакомился с Наташей и влюбился в неё.

    Сразу после соревнований на Митю и ещё троих эспадовцев напали четверо хулиганов, начали вымогать деньги, а потом потребовали отдать пояса с гербом клуба. Из четверых ребят отпор хулиганам дал только Митя, и его избили.

    Умелые фехтовальщики не сумели дать отпор хулиганам — это был позор для клуба. Олег объявил общий сбор, на котором велел провинившимся отнять у хулиганов форменные ремни.

    Источник: https://cont.ws/post/545568

    Стихи о Эдуарде Мане

    Мальчик со шпагой, Эдуард Мане, 1861«Девушка в платье с загнутыми уголками воротничка» Эдуарда Мане

    Пред нами женщина. Ей лет не больше двадцати.
    Взгляд откровенный широко раскрытых глаз.
    Прическа скромная невьющихся волос. Почти

    Высокий лоб прикрыт чуть прядью, напоказ.

    • Cовсем не выделяется дуга её бровей.
      Но зелень видится её округлых глаз
      Рот небольшой и мало привлекателен скорей,
    • А губки мило сжаты тоже напоказ.

    Как парижанка тех времен, за модою следит
    Она.В нарядном платье, где воротничок
    С углами, что так загнуты — Новинка, просто хит.

    Одежду украшает этот пустячок.

    Она поклонница Мане и творчества его.
    Он с нею очень мил. Ей с ним совсем легко.
    Заказан ею лишь портрет и больше… ни-че-го.

    1. Всё это познаешь, взглянув на полотно.
    2. Ханин Борис
    3. *****

    «Эдуард Мане» Эдуарда Мане

    • Тряпичник будто к нам идёт,
      Старик, уставший и забытый,
      Под грузом тягот и забот,
    • Согнулся он, с судьбою квиты.
    • С мешком он и клюкой своей
      Всё вдаль идёт, как прежде было,
      Почти забытый средь людей,
    • Но в этом есть святая сила.
    • Пусть беден он, не в этом суть,
      Одежда грязна, ну и что же.
      Он продолжает вечный путь,
    • Иначе быть совсем не может.

    Тряпичник, где былые дни?
    Они умчались белой птицей.
    Но нам так дороги они,

    1. От них нельзя освободиться.
    2. В том есть судьбы святая суть,
      Он вдаль идёт, назло утратам,
      Не в силах он с пути свернуть,
    3. Что избран был тобой когда-то.
    4. Тебе, поверь мне, не дано,
      Всё изменить в судьбе так скоро.
      Судьбы и жизни полотно
    5. Теряет вновь свои узоры.
    6. И ты опять идёшь вперёд,
      Порой, не говоря ни слова,
      Не знаешь ты, что завтра ждёт,
    7. Но ты идёшь тропою снова.
    8. Ахременко Дмитрий
    9. *****
    Читайте также:  Пергамский музей (пергамон), берлин, германия

    «Портрет мадам Эжени Мане» Эдуарда Мане

    Открытый взгляд, чуть острый нос,
    Слегка поджаты губы.
    Пряди уложенных волос.

    • Вид волевой натуры.
    • Пред нами Эжени Мане —
      Мамаша Эдуарда.
      Здесь много благородства в ней,
    • Как в жизни — это правда.

    Её он в кресло поместил.
    Во всём одета черном.
    Вуалью голову прикрыл

    1. Она в молчанье скорбном.
    2. Недавно умер муж её
      И траур по супругу
      Сопровождает бытиё.
    3. Его видать повсюду.
    4. Но на коленях две руки
      Всё ж с этим не смирились.
      В них много жизни, нет тоски,
    5. С работою сроднились.
    6. В дипломатической семье
      Ей Бог велел родиться.
      И Карл триннадцатый был ей
    7. Крестным отцом. Гордиться
    8. Она могла б всю свою жизнь
      Таким «большим наследством».
      Но чем могла все заслужить,
    9. Лишь пребывая в детстве?

    Но такова её судьба.
    И за юриста вышла
    Замуж. Ребенка родила:

    • Весь мир о нём услышал.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Портрет Евы» Эдуарда Мане

    1. Пробудившись, она предавалась грёзам
      С непонятным самой предвкушением счастья…
      Утро солнечно и морозно.

    2. Тонкий лучик коснулся ее запястья,
    3. Пробежал по белоснежной руке,
      Оставив нетронутым след поцелуя.
      Букетик фиалок в простом горшке,
    4. Терпкий запах тревожит.

      И так волнует…

    Любимый… Он уже встал
    И колдует у окна над мольбертом.
    Он болен. Он совсем не стар –

    Но едва ль доживет до лета.

    Единственный… От слез туманится взор.
    Он когда-то мечтал о признаньи, о славе…
    Но в удел получил лишь забвенье, позор.

    Господи, лишь бы Ты его мне оставил…

    Как он смотрит… Он полон огня.
    Сколько во взгляде нежности, ласки…
    Господи, пощади его и меня!

    В его жизни есть только я. И краски…

    В это утро он счастлив вдвойне.
    Никогда он не был так близок к небу.
    И, отвергнутый всеми, художник Мане

    • Взмахом кисти дарит Вечности Еву…
    • scorpio
    • *****

    «Антонин Пруст» Эдуарда Мане

    1. Ты просто журналист от Бога,
      Но только труден жизни путь.
      Пусть нелегка судьбы дорога,
    2. Но не жалеешь ты ничуть.
    3. Ты не умеешь по-другому,
      Над властью назначая суд,
      Тебе всё это так знакомо,
    4. Но снова люди не поймут.

    5. Ты шёл вперёд, назло утратам,
      Клеймя врагов своим пером,
      Но ты хранил всё то что свято,
    6. Всё то, чем в жизни мы живём.
    7. Твой враг повержен был, а значит,
      Не зря в газетах ты писал,
      И ты живёшь, души не пряча,
    8. Не возводя на пьедестал.

    9. Но время поменялось скоро,
      Теперь ты к власти приближён,
      И ты глядишь орлиным взором,
    10. Как будто жизнь всего лишь сон.
    11. Но вот ты пред судом, но снова
      Ты невиновен признан был,
      Но в мире нет пути иного,
    12. Найти его не хватит сил.

    13. Ты отошёл от дел мгновенно,
      Дожил ты до преклонных лет,
      Но схватку с Миром и Вселенной
    14. Решил обычный пистолет.
    15. Ахременко Дмитрий
    16. *****

    «Мальчик со шпагой» Эдуарда Мане

    Мальчишке, может, где-то десять лет.
    Стоит, с трудом удерживая шпагу.
    В костюм пАжа королевского одет,

    В напряге, демонстрируя отвагу.

    Не только весом шпага тяжела.
    На ней висит и груз воспоминаний
    О схватках жарких. Еще жива молва

    • О войнах и о море испытаний,
    • Которые пришлось тем пережить,
      Владел кто виртуозно этой шпагой,
      Стремясь, и своею честью дорожить,
    • И защитить дома свои отвагой.
    • Бывала на клинке у шпаги кровь,
      Когда тела другие поражала
      В сраженьях за славных женщин, их любовь.
    • Она исход сражений всех решала.

    Большая честь держать ее в руках,
    Не уронить ее в обоих смыслах —
    Задача мальчика. Мал еще пока.

    Но образ замечательно написан.

    Таланту дань Веласкесу видна.
    Его уже Мане переосмыслил.
    Все — таки привязанность к нему сильна.

    1. К его поклонникам себя причислил.
    2. Ханин Борис
    3. *****

    «Женщины с веерами» Эдуарда Мане

    • С улыбкой милой и простой
      Ты ждёшь в который раз кого-то,
      Ты хочешь вновь найти покой,
    • Забыв про все свои заботы.
    • Но только снова не поймут
      Души прекрасные стремленья,
      Лишь только несколько минут
    • Для счастья есть порой весенней.
    • Потом забудут, как всегда,
      Не вспомнив ласковое имя,
      Но ты сияешь как звезда,
    • Уже Любимая другими.
    • Ты знаешь, нашей жизни путь
      Никто за нас пройти не сможет,
      Но счастья хочется чуть-чуть,
    • А может, стать чуть-чуть моложе.
    • Но ты опять идёшь на суд,
      Надеясь на Любовь земную,
      Но только снова не поймут,
    • Тебя, в который раз целуя.
    • А ты надеешься вот-вот
      Любовь, как снежная лавина,
      Вдруг на тебя одну сойдёт
    • И душу сделает невинной.
    • Но только просто не дано
      Любить тебя, от бед спасая,
      Горчит ушедших дней вино,
    • Давно закрыты двери Рая.
    • Ахременко Дмитрий
    • *****

    «Художник» Эдуарда Мане

    Какой-то даже странный облик
    У Марселена Дебутена,
    Что на картине. Он художник

    И друг Мане. Но перемена

    В судьбе его так изменила.
    Он, получив в наследство замок,
    Всё ж разорился. Знаменитость

    В миг растворилась. Он стал жалок.

    Нашел прибежище в Париже,
    Где за гроши писал картины.
    Здесь он с Мане и стали ближе.

    Здесь подружилися мужчины.

    Пред нами образ человека
    В поношенной короткой куртке.
    И в шляпе старой, что из фетра.

    В руках его табак для трубки.

    Под шляпой виден волос пышный.
    Лицо же в бороде небрежной.
    Вид затрапезный, некудышный.

    Глаза в печали неизбежной,

    И тяжесть век, взгляд опустелый.
    Видны черты аристократа
    Через платок на шее белый.

    Следы духовного заката

    Видны в лице его печальном.
    Образованьем и культурой
    Лицо светилось изначально.

    1. Он был известною фигурой.
    2. Уже давно всё изменилось
      Его натруженные руки
      Картины пишут лишь за «милость».
    3. Живёт, как нищий. Все потуги

    Уйти от нищеты — бесплодны.
    Бывает, словно пес бродячий
    Кто рядом с ним, и он голодным.

    • В картине образ многозначен.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Голова собаки» Эдуарда Мане

    Прелестное создание природы.
    Чуть виден глаз, лишь чётко виден нос.
    Комочек шерсти. Но, какой породы?

    Не задаю ненужный здесь вопрос.

    Созданье вызывает лишь улыбку,
    Желание погладить, приласкать.
    Ещё ему понравится. Попытку

    Такую нужно также предпринять.

    Оно на нас глядит сквозь щёлки в шерсти,
    Пытаясь всё получше рассмотреть.
    Свой обостряя нюх и слух. Поверьте,

    1. Не просто человека лицезреть.
    2. Глядит оно довольно осторожно,
      Понять пытаясь друг пред ней иль враг
      Без этого общаться невозможно,
    3. Не сделаешь друг к другу первый шаг.

    Ты первый всё ж протягиваешь руку,
    Даешь её понюхать, облизнуть.
    Как свою душу раскрываешь другу.

    • Здесь главное — созданье не спугнуть.
    • А дальше начинается общенье:
      Взгляд преданный, хвост ходит ходуном
      Испытывают двое восхищенье.
    • Но лишь один виляет здесь хвостом.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Пучок спаржи» Эдуарда Мане

    1. Лежит пучок спаржи на зелени яркой,
      Обвязанный тонкой бечёвкой.
      Полезным и вкусным он будет подарком
    2. И станет закускою легкой.
    3. Всего 800 заработанных франков
      Получит из рук мецената
      Художник. Заказчику денег не жалко:
    4. И 1000 франков в оплату

    За холст получает нежданно художник
    Такое случилось однажды.
    Мане человек был весьма осторожный.

    • И всё ж несмотря на соблазны,
    • Он холст написал с одинокою спаржей,
      Лежащей на мраморной полке.
      Картину отправил он в виде демарша,
    • Как знак погошения долга.
    • При том написал он в записке к картине,
      Отправленной им меценату,
      Чтоб этот росток был прибавлен отныне
    • К пучку спаржи за переплату.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Флейтист» Эдуарда Мане

    Звучит мелодия для флейты:
    По инструменту суетятся пальцы,
    Вовнутрь вдувают губы ветры

    И звук рождает нежный — сеть канальцев.

    А музыкант собою молод.
    Ребёнок, в общем, лет ему тринадцать.
    Его лицо рождает повод

    От нежных чувств к нему поулыбаться.

    Он непосредственен и важен,
    По-детски неуклюж и откровенен.
    В мундир двухцветный он наряжен.

    1. В своей готовности играть — уверен.
    2. Штаны с лампасом мешковаты,
      Мундир его пока готов на вырост.
      Носки из ткани грубоватой,
    3. Чтоб избежали его ноги сырость.

    Прост, гармоничен цвет костюма.
    Фигура выглядит довольно просто.
    В японском стиле был задуман

    Портрет, где с флетою стоит подросток.

    И силуэт фигуры броский
    В картине. Фона нет — он испарился.
    Туманом окружен подросток

    • И в нем внезапно как бы проявился.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Мадам Мане за пианино» Эдуарда Мане

    1. Сюзанна родом из Голландии,
      Была хорошей пианисткой.
      Они с Мане давно «поладили»,
    2. Скравая это всё от близких.
    3. Прослывший в обществе угодником
      Парижских дам, женился вскоре
      Он, музыки не став поклонником,
    4. В чём и признался в разговоре.

    5. Сюзанна, скоро ставшей матерью,
      Поправилась по Божьей воле,
      Уменьшив внешнюю симпатию,
    6. Чем муж был очень недоволен.
    7. Не будь общественного мнения,
      Мане давно бы с ней развёлся,
      Но он лишился б уважения.
    8. Во мненье общества упёрся.

    9. Он приукрасил без сомнения
      В своей картине вид Сюзанны.
      В холсте не видно располнения
    10. И это кажется нестранным.
    11. Он отличался равнодушием
      К игре жены на фортепьяно.
      Мане картина, в этом случае,
    12. Одна, где за игрой Сюзанна.

    13. Ханин Борис
    14. *****

    «Музыка в Тюильри» Эдуарда Мане

    Парк Тюильри. Неподалеку от дворца,
    Где круг придворных роскошью блистает.
    А в парке — место сбора светского лица.

    • Куда оно посплетничать «слетает».
    • Парижский свет сюда стремится, как в салон,
      На стульях можно где расположиться,
      Иль дефилируя, болтать о том, о сём
    • И в модные одежды нарядиться.

    В цилиндрах черных здесь гуляют господа.
    Видны со штрипками их панталоны.
    И в длинных модных платьях дамы здесь всегда,

    1. Встречаясь, мило раздают поклоны.
    2. От группы к группе дружно все переходя,
      Рождают сплетни о друзьях, знакомых.
      Активно обсуждают все событья дня:
    3. От всех новейших — до совсем не новых.
    4. Здесь обсуждают Вагнера в Париж приезд,
      И от веснушек крем здесь обсуждают,
      Модели кофточек — новинку здешних мест,
    5. И кринолин для платьев здесь ругают.
    6. Сверкает модных туалетов красота.
      Здесь видишь переливы света, тени:
      Цилиндров черных, шляпок женских пестрота
    7. И зелени бульвара в день весенний.
    8. Но наступают в парке модные часы,
      Когда для публики дают концерты.
      И поглощает музыка шум суеты
    9. В обмен на редкие аплодисменты.
    10. Ханин Борис
    11. *****

    «Испанский гитарист» Эдуарда Мане

    Струна под пальцами его
    Поёт и стонет, душу бередит,
    Она волнует самого,

    Других — притягивает, как магнит.

    И он поёт, а вместе с ней
    Испытывает сердце на разрыв.
    Он увлечен игрой. Важней

    • Всего в гитаре — звуков перелив.
    • Тревожит струны гитарист,
      Скользит по грифу чуткая рука
      И извлекает звук. Он чист,
    • Как звук воды, что издаёт река.
    • Порою слышим, как поёт,
      Бренча струною, сельский музыкант,
      О том, как он любовь найдёт.
    • И понимаешь, в чём его талант.
    • У гитарреро голова
      Под розовым фуляром, а над ним
      И шляпа черная видна.
    • Как над святошей, только черный нимб.

    Он в куртку и штаны одет.
    И альпоргаты на его ногах.
    Испанец этот средних лет,

    С гитарой звонкой, с песней на устах

    Раскован. Cтруны не спеша
    Перебирает твёрдою рукой.
    Но приглядитесь: он — левша.

    1. Не замечаешь это за игрой.
    2. Ханин Борис
    3. *****

    «Сливы» Эдуарда Мане

    Как будто кем-то сорванные сливы
    Оставлены на синей плоскости стола.
    Они свежи, пикантны и красивы.

    • Всё лучшее плодам природа отдала.
    • Они ещё покрыты тем налётом,
      Что характерен для созревшего плода.
      Их хвостики из одного «помёта»,
    • Что слива-матушка на свет произвела.
    • Дега подарена была картина
      Художником Мане, как долгой дружбы знак.
      Подарок этот вроде бы невинный,
    • Но меж двумя друзьями вскоре стал разлад
    • Из-за Мане, подаренной картины
      Ему, написанной художником Дега.
      Портрет жены Мане уполовинил
    • И вызвал этим у Дега упрёков град.

    Придя домой, Дега в миг отсылает
    Мане подаренный недавно натюрморт.
    Друзья помирятся. Но кто же знает,

    1. Что с натюрмортом тем потом произойдёт.
    2. А в ярости Мане продал картину.
      Когда всё улеглось к нему пришел Дега,
      Забыв про все обиды, их причину,
    3. И попросил вернуть ту вещь, что дорога,

    Как память о нетленной, крепкой дружбе.
    Но дело сделано, картина продана.
    Уж у других она теперь на службе

    • У искусства и будет век тому верна.
    • Ханин Борис
    • *****

    «Казнь Максимилиана» Эдуарда Мане

    Раздался залп и пули засвистели
    В пороховом дыму стрелявших ружей.
    Летя к одной единственой лишь цели,

    Чтобы убить. Нет назначенья хуже.

    Одни — уже поражены фигуры,
    Другие — своей пули ждут недвижно.
    Нет драматичней этой процедуры.

    1. Ни криков, даже стонов здесь не слышно.
    2. Трагичность этой сцены возрастает,
      Когда глядишь на группу любопытных,
      Что безразлично, молча наблюдает
    3. Из-за стены за смертной казнью скрытно.
    4. Расстрел идёт здесь Максимилиана
      Главы у мексиканского престола.
      Республиканцы бились с ним упрямо
    5. И, победив, расправились с ним скоро.
    6. БольшАя часть пространства на картине
      Отведена солдатам в час расстрела.
      В самбреро император, в середине
    7. Своих приверженцев его и дела.
    8. За обречённой группой нет пространства,
      То словно признак загнанности в угол,
      В спасении нет никакого шанса.
    9. И не предвидится здесь даже чудо.
    10. Уж после смерти мэтра — Эдуарда,
      Сюзанны сын — жены Мане, разрезал
      Картину на четыре части. Правда,
    11. Эдгар Дега уговорил повесу
    12. Продать ему все части от картины.
      Их бережно хранил до самой смерти,
      Как память о художнике любимом
    13. И верном друге, что он в жизни встретил.
    14. Ханин Борис

    Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stixi-o-eduarde-mane/

    Читать

    Анри Перрюшо

    Эдуард Мане

    Вместо предисловия

    После Ван-Гога, Сезанна и Тулуз-Лотрека героем четвертой биографии в серии «Искусство и судьба» я выбрал Эдуарда Мане, художника, создавшего «Олимпию» и явившегося средоточием той художественной эпохи, историю которой я вознамерился рассказать. Он ее стержень, ее движущая сила. «До Мане», «после Мане» — такие выражения полны глубочайшего смысла.

    С его именем заканчивается один период и начинается другой. Мане действительно был «отцом» современной живописи, тем, от кого исходил определяющий импульс, повлекший за собой все остальное.

    В истории искусства удалось бы насчитать совсем немного революций, подобных той, какую совершил он, — революции основополагающей, чреватой целым рядом серьезнейших последствий.

    Однако этот революционер не мечтал ни о чем ином, кроме официальных почестей.

    Буржуа, завсегдатай бульвара, человек тонкого ума, денди, привыкший проводить время в кафе Тортони, приятель дам полусвета — таким был живописец, опрокинувший основы искусства своего времени.

    Он домогался славы, но славы, связанной с успехами в официальном Салоне. Считалось, что он искал скандальной известности; на самом деле скандалы причиняли ему много горя и страданий. Если что-то и занимало его помыслы, то это жажда наград и медалей.

    Подобное противоречие, где весьма парадоксально отражается в человеке простейшая, введенная в моду романтизмом антитеза между буржуа и художником, не преминуло стать поводом для кривотолков. Образ Мане крайне упрощали.

    При жизни благодаря скандалам, сопутствующим его имени, мастера изображали эдаким представителем богемы, жаждущим популярности самого дурного толка; впоследствии в нем видели просто буржуа, раздавленного непосильной для него судьбой.

    Такое категоричное суждение слишком примитивно. Шумиха, сопутствовавшая созданию репутации художника, обусловила те нарочитые преувеличения, которые характеризовали, разумеется, лишь поверхностные стороны его жизни.

    Но жизнь видимая отнюдь не является подлинной жизнью человека: она всего лишь какая-то ее часть, причем, как правило, не самая значительная. Жизнь Мане далеко не так ясна и очевидна, как о ней думали.

    Чем больше я изучал ее, тем более сложными и емкими оказывались ее неожиданные глубины, возникало что-то ранее совершенно неведомое, то, о чем не упоминалось и что на самом деле весьма существенно.

    Нервный, легковозбудимый, снедаемый скрытым беспощадным недугом, погубившим так много великих художников и писателей прошлого века, Мане был человеком, одержимым творчеством.

    «Революционер вопреки самому себе»? Да, конечно, но в той только мере, в какой человек наперекор собственному желанию осознает себя самого или скорее принимает на себя то, что ему предназначено.

    Мане хотел бы для себя успехов Кабанеля, но он не мог писать так, как Кабанель. Он противился своей судьбе, но судьбу эту он нес в себе.

    Именно ее, эту судьбу, я и попытался здесь разгадать. В конце книги можно найти библиографические указания, источники, на которые я опирался при описании этой жизни, где, как и в других моих работах биографического плана, всячески старался избежать того, что походило бы на роман.

    Стремясь как можно ближе узнать этого человека, я максимально умножил поиски материалов. О Мане писали много; равно много писали и о его современниках. Я заставил себя прочесть все.

    Труд довольно неблагодарный, зато плодотворный: я собрал жатву среди абсолютно забытых материалов той эпохи.

    С другой стороны, необычайно плодотворной оказалась и моя погоня за неопубликованными документами. Этим я во многом обязан любезной помощи многих лиц.

    Вот почему я не могу не выразить своей бесконечной признательности г-ну Жану Адемару, помощнику хранителя Кабинета эстампов Национальной библиотеки, предоставившему в мое распоряжение важные досье, в том числе неопубликованные документы самого разного характера; все это мне очень помогло в работе.

    Профессор Анри Мондор тоже с удивительной щедростью передал мне многочисленные неопубликованные документы, связанные с Малларме и Мери Лоран, ряд писем Мане к этой последней, а кроме того, еще несколько писем, адресованных Бертой Моризо Стефану Малларме.

    Параллельно с этим мсье и мадам Жан Раймонд Герар-Гонсалес, сын и невестка Эвы Гонсалес, передали в мое распоряжение принадлежащие им документы — главным образом переписку Мане с Эвой Гонсалес, Эммануэлем Гонсалесом и Анри Гераром и записную книжку молодого художника; они снабдили меня также бесценными сведениями об Эммануэле Гонсалесе и Феликсе Бракмоне. Мадам Женевьева Э. Оливье-Труазье и мадам Аннет Труазье де Диаз, дочь и внучка Эмиля Оливье, любезно разрешили мне ознакомиться с рукописным «Дневником» политического деятеля; текст этот представил исключительный интерес в связи с путешествием, совершенным Мане в Италию в 1853 году. Мадам Женевьева Э. Оливье-Труазье была так любезна, что пожелала записать специально для меня рассказ о венецианском приключении Мане, неоднократно слышанный от своего отца. Г-н Луи Руар любезно ответил на все мои порой весьма нескромные вопросы, касающиеся Мане, Берты Моризо и их близких. Я должен также поблагодарить г-на Жана Денизе, начальника Архивной службы и библиотек Морского министерства, он охотно содействовал розыску документов, имевших отношение к кандидатам в Мореходную школу, среди которых в те годы был юный Мане; г-на Мишеля Робида, уточнившего некоторые сведения относительно Изабеллы Лемоннье, его бабки; г-на Франсиса Журдена, передавшего мне письмо Клода Моне по поводу «Олимпии».

    Я приношу всем свою глубочайшую благодарность.

    А. П.

    Часть первая. В лоне семьи (1832-1853)

    I. Часы Бернадотта

    Только сын девы Марии может быть и оставаться хорошим учеником.

    Роже Пейрефитт. Дружба особого рода (Слова папаши Лозона, преподавателя математики).

    Итак, мы в Париже 1840 года. Каждый день, в один и тот же час, мужчина, одетый в наглухо застегнутый сюртук с ленточкой Почетного легиона в петлице, проделывает неизменный путь от нижней части улицы Птиз-Огюстэн1 на левом берегу Сены до дома номер 22 по улице Нев-Люксембург2 на правом берегу, где находятся бюро Министерства юстиции.

    Жители набережных и хозяева лавок, расположенных в аркадах улицы Риволи, могли бы при его появлении проверять часы, как делали это жители Кенигсберга при виде Эммануила Канта.

    Привычки философа были столь же незыблемы, что и привычки этого человека с серьезным лицом, грустными глазами, с черным галстуком, завязанным бантом, на котором покоится густая, уже седеющая борода; он движется не без торжественной надменности, всегда одинаково ровной походкой.

    Ничто не отвлекает его внимания. Ничто и никогда не заставляет его замедлить или ускорить шаг, хоть как-то отклониться от заданного пути. Мужчина этот — начальник кабинета хранителя печатей, г-н Огюст Мане. Образцовый чиновник, он быстро поднялся по ступеням административной иерархии.

    В возрасте тридцати трех лет, еще до падения Карла X, он уже был начальником отделения в Министерстве юстиции. Июльская монархия тоже ему благоволила.

    Родившемуся в конце прошедшего века — 14 фрюктидора IV года3 — Огюсту Мане сейчас сорок четыре года. Однако благодаря серьезности, осанке, высокой должности ему можно дать куда больше, как, впрочем, и многим его современникам. Ведь понятия возраста относительны.

    В своих колебаниях они подчиняются чему-то такому, что связано с модой. В 40-е годы прошлого столетия те, кто едва распрощался с отрочеством, держали себя как зрелые люди. В театральном репертуаре тридцатилетних называли «старыми развратниками»4. Борода не зря отличает буржуа от лакея; она ведь еще и признак респектабельности.

    Г-н Мане должен был очень рано казаться «мужчиной в возрасте».

    Источник: https://www.litmir.me/br/?b=21767&p=23

    Читать онлайн Эдуард Мане страница 76. Большая и бесплатная библиотека

    Эта картина Рубенса утеряна, но существует гравюра Ворстермана. На это «заимствование» впервые обратил внимание Charles Sterling («Manet et Rubens» в «L'Amour de l'Art», октябрь 1932 года). «Испуганная нимфа» принадлежит музею Буэнос-Айреса.

    78

    Fernand Desnoyers. Le Salon des refuses.

    79

    Firmin Maillard. Les Derniers Bohemes.

    80

    И напрасно.

    81

    Статья Дюранти, которую цитирует в «Истории импрессионизма» Джон Ревалд.

    82

    Papelito – самокрутка (испан.).

    83

    Шляпа с загнутыми полями (испан.).

    84

    Народная испанская обувь, сплетенная из пеньковой веревки.

    85

    Remember – помни (англ.). Перевод В. Н. Прокофьева.

    86

    Перевод В. С. Давиденковой.

    87

    Кафе Тортони находилось на углу Итальянского бульвара (№ 22) и улицы Тэбу. Кафе было снесено в 1894 году.

    88

    Этот дом больше не существует. Он находился там, где скрещиваются сейчас авеню Виллье и улица Фортуни, занимающая часть бывшей улицы Гюйо.

    89

    Сейчас в музее Сен-Луи (США).

    90

    Дом Гупиля будет год от года расширяться.

    В начале своего жизненного пути там на протяжении нескольких лет (с 1869-го по 1876 год) служил Ван-Гон; он работал в основанных фирмой филиалах – в Гааге и Лондоне, а затем в главном доме, в Париже.

    Его брат Тео был управляющим галереи на бульваре Монмартр; на этой должности его сменит Морис Жуайан, друг Тулуз-Лотрека. Именно Гупиль в мае 1898 года устроит в Лондоне большую выставку Лотрека (см. «Жизнь Ван-Гога» и «Жизнь Тулуз-Лотрека»).

    91

    «Мальчик со шпагой» находится сейчас в нью-йоркском Метрополитен-музее.

    92

    Pepiniere – саженец, лесные посадки (франц.).

    93

    Высота «Старого музыканта» – 1 метр 88 сантиметров, ширина – 2 метра 48 сантиметров.

    94

    Сейчас в вашингтонской Национальной галерее.

    95

    Номер от 2 апреля 1862 года.

    96

    Имеется в виду Сент-Бёв. Прим. перев.

    97

    Сейчас в Музее изящных искусств в Бостоне.

    98

    «Портрет Викторины» – в Музее изящных искусств в Бостоне. «Портрет мадам Брюне» – в частном собрании в Нью-Йорке.

    99

    Передано Антоненом Прустом.

    100

    Сейчас в музее Будапешта.

    101

    Nu – обнаженная (франц.).

    102

    Следует подчеркнуть, что сам Рафаэль, изображая эти три фигуры, вдохновлялся рельефом с античного саркофага.

    103

    Bailarin – танцовщик (испан.).

    104

    Сейчас в Вашингтонской галерее Филлипса.

    105

    Basquina – черная юбка (испан.).

    106

    В 1911 году этот портрет вошел в собрание Лувра вместе с другими произведениями, завещанными Камондо.

    107

    Перевод А. Анекштейн.

    108

    При издании сборника «Книга обломков» (1866) потребовалось «примечание издателя», написанное самим Бодлером: «К Музе г-на Шарля Бодлера настолько принято относиться с подозрением, что нашлись критики, которые углядели какой-то непристойный смысл в словах „сокровище с розово-черным…“. Мы же считаем, что поэт просто-напросто хотел сказать, что красота сумрачная и шаловливая наводит на мысль и о „розовом“ и о „черном“ одновременно».

    109

    Необходимо отметить, что статья эта («Художники и аквафортисты») является единственной, где Бодлер писал о своем друге. Имя Мане упоминается в творчестве поэта только дважды: в предисловии к «Веревке» и в цитированной статье из «Revue anecdotique».

    110

    Обе работы находятся в Нью-Йорке, в Метрополитен-музее.

    111

    Эти слова принадлежат Гамбетте, в то время молодому адвокату, который недавно (в 1861 году) стал секретарем метра Жюля де Жуи.

    112

    Среди прочих там были листы, воспроизводящие «Гитарреро», «Любителя абсента», «Молодую женщину в костюме эспада», девочку из «Старого музыканта» и два офорта с произведений Веласкеса.

    113

    «Le Courrier artistique», номер от 1 марта 1863 года.

    114

    Подсчитано, что между 1860 и 1862 годами Мане выполнил около тридцати работ; восемнадцать из них сделаны в 1862 году.

    115

    Битюм, или асфальт, – краска, употребляемая в масляной живописи. Под воздействием света цвет битюма из коричневого превращается в черно-коричневый.

    116

    В 1867 году он ее уничтожит, оставив только три фрагмента: «Пьющий воду», «Цыган» и «Цыганка».

    117

    Castagnary в журнале «L'Artiste» от 1 августа 1863года.

    118

    В силу самого факта (латин.).

    119

    Речь идет, вероятна, об «Испанском балете».

    120

    Имеются в виду скорее всего «Испанские цыгане» («Gitanos»).

    121

    Ernest Chesneau в журнале «L'Artiste», 1 мая 1863 года.

    122

    Theodore Pelloquete «L'Exposition, journal du Salon de 1863», 21 мая 1868 года.

    123

    «Le Salon de 1863», 20 мая 1863 года.

    124

    Zacharie Astruc, там же.

    125

    Robert Reу, указ. соч.

    126

    Jacques-Emile Blanche, указ. соч.

    127

    Один из них, Эрнест Шено, критик из «Constitutionnel», публикуя в 1884 году книгу «L'Art et les artistes modernes en France et en Angleterre», добавит по поводу Мане, которого он подверг резким нападкам, следующие строки: «Может показаться маловероятным, что г-н Мане позаимствовал одну из своих композиций у Рафаэля.

    Увы! Тем не менее это так. Пусть попробуют сравнить композицию „Завтрака на траве“ с группой из „Суда Париса“. Мане, разумеется, не предавал свое признание широкой огласке. Во всяком случае, об этом заимствовании вскоре говорить вообще перестанут, а затем просто забудут.

    На него обратит внимание только спустя почти полвека, в 1908 году, немецкий критик Густав Паули.

    128

    Jacque-Emile Blanche, указ. соч.

    129

    Сейчас первый вариант «Завтрака» находится в лондонской галерее Тейт. Сам «Завтрак» в числе остальных работ, составлявших коллекцию Моро-Нелатона, был подарен Лувру.

    130

    Paul Mantz, статья, цитированная Д. Ревалдом в «Истории импрессионизма».

    131

    Adolphe Jullien. Fantin-Latour, sa Vie, ses Amities. Paris, 1909.

    132

    Название картины появится позднее. Все-таки уточним, что речь идет об «Олимпии».

    133

    «Со времен кранаховских Венер образ обнаженного тела никогда еще не был столь обнажен», – проницательно пишет Роберт Рей, превосходно передавший в этих словах то крайне смущающее и как бы пагубное впечатление, которое «Олимпия» долгое время производила на публику.

    134

    Неопубликованные заметки Леона Коэлла (Национальная библиотека, Кабинет эстампов).

    135

    Помимо «Завтрака на траве» и «Олимпии», в 1863 году было создано всего два или три произведения, одно из которых – портрет мадам Мане-матери.

    136

    Сейчас эту картину (в настоящее время она хранится в Национальной галерее Лондона) не считают произведением Веласкеса.

    137

    Этот дом, в прошлом особняк кардинала Феша, больше не существует. Он был расположен на углу Шоссе-д'Антэн.

    138

    Эта весьма правдоподобная гипотеза принадлежит Кристиану Зервосу.

    139

    «Ангелы у гробницы Христа» находятся сейчас в нью-йоркском Метрополитен-музее.

    Источник: https://dom-knig.com/read_335085-76

    Эдуард Мане – биография и картины художника в жанре Реализм, Импрессионизм – Art Challenge

    Мане Эдуар (Manet Eduard), французский живописец. Учился в парижской Школе изящных искусств у Т.Кутюра (1850-1856). Эдуар Мане работал преимущественно в Париже, посетил Бразилию (1848-1850), Германию, Испанию (1865), Великобританию (конец 1860-х годов), Голландию (1872).

    Значительное влияние на становление Мане как художника оказало творчество Джорджоне, Тициана, Хальса, Веласкеса, Гойи, Делакруа.

    В работах конца 1850-х — начала 1860-х годов, составивших галерею остро переданных человеческих типов и характеров, Мане сочетал жизненную достоверность образа с романтизацией внешнего облика модели (“Лола из Валенсии”, 1862, Музей дОрсэ, Париж).

    Используя и переосмысляя сюжеты и мотивы живописи старых мастеров, Мане стремился наполнить их актуальным содержанием, полемически, иногда эпатирующим образом внести в известные классические композиции изображение современного человека (“Завтрак на траве”, “Олимпия” — оба 1863, Музей дОрсэ).

    В 1860-е годы Эдуар Мане обращался к темам современной истории (“Казнь императора Максимилиана”, 1867, Кунстхалле, Мангейм), но проникновенное внимание Мане к современности проявлялось прежде всего в сценах, словно бы выхваченных из будничного течения жизни, полных лирической одухотворенности и внутренней значимости (“Завтрак в мастерской”, Новая галерея, Мюнхен; “Балкон”, Музей дОрсэ, Париж — оба 1868), а также в близких к ним по художественной установке портретах (портрет Эмиля Золя, 1868, Музей дОрсэ, портрет Берты Моризо, 1872). Своим творчеством Эдуар Мане предвосхитил возникновение, а затем стал и одним из основоположников импрессионизма. В конце 1860-х годов Мане сблизился с Эдгаром Дега, Клодом Моне, Огюстом Ренуаром, перешел от глухих и плотных тонов, напряженного колорита с преобладанием темных цветов к светлой и свободной пленэрной живописи (“В лодке”, 1874, Метрополитен-музей; “В кабачке папаши Латюиль”, 1879).

    Многим произведениям Мане свойственны импрессионистические живописная свобода и фрагментарность композиции, светонасыщенная красочная вибрирующая гамма (“Аржантёй”, Музей изящных искусств, Турне).

    В то же время Мане сохраняет ясность рисунка, серые и черные тона в колорите, отдает предпочтение не пейзажу, а бытовому сюжету с выраженной социально-психологической подосновой (столкновение мечты и реальности, призрачность счастья в сверкающем и праздничном мире — в одной из последних картин Мане “Бар в Фоли-Бержер”, 1881-1882, Институт Кортолда, Лондон). В 1870-1880-е годы Мане много работал в области портрета, расширяя возможности этого жанра и превращая его в своего рода исследование внутреннего мира современника (портрет С.Малларме, 1876, Музей дОрсэ, Париж), писал пейзажи и натюрморты (“Букет сирени”, 1883, Картинная галерея, Берлин-Далем), выступал как рисовальщик, мастер офорта и литографии. Творчество Мане обновило традиции французской живописи XIX века и во многом определило дальнейшее развитие мирового изобразительного искусства.

    Мане Эдуар (Manet Eduard), французский живописец. Учился в парижской Школе изящных искусств у Т.Кутюра (1850-1856). Эдуар Мане работал преимущественно в Париже, посетил Бразилию (1848-1850), Германию, Испанию (1865), Великобританию (конец 1860-х годов), Голландию (1872).

    Значительное влияние на становление Мане как художника оказало творчество Джорджоне, Тициана, Хальса, Веласкеса, Гойи, Делакруа.

    В работах конца 1850-х — начала 1860-х годов, составивших галерею остро переданных человеческих типов и характеров, Мане сочетал жизненную достоверность образа с романтизацией внешнего облика модели (“Лола из Валенсии”, 1862, Музей дОрсэ, Париж).

    Используя и переосмысляя сюжеты и мотивы живописи старых мастеров, Мане стремился наполнить их актуальным содержанием, полемически, иногда эпатирующим образом внести в известные классические композиции изображение современного человека (“Завтрак на траве”, “Олимпия” — оба 1863, Музей дОрсэ).

    В 1860-е годы Эдуар Мане обращался к темам современной истории (“Казнь императора Максимилиана”, 1867, Кунстхалле, Мангейм), но проникновенное внимание Мане к современности проявлялось прежде всего в сценах, словно бы выхваченных из будничного течения жизни, полных лирической одухотворенности и внутренней значимости (“Завтрак в мастерской”, Новая галерея, Мюнхен; “Балкон”, Музей дОрсэ, Париж — оба 1868), а также в близких к ним по художественной установке портретах (портрет Эмиля Золя, 1868, Музей дОрсэ, портрет Берты Моризо, 1872). Своим творчеством Эдуар Мане предвосхитил возникновение, а затем стал и одним из основоположников импрессионизма. В конце 1860-х годов Мане сблизился с Эдгаром Дега, Клодом Моне, Огюстом Ренуаром, перешел от глухих и плотных тонов, напряженного колорита с преобладанием темных цветов к светлой и свободной пленэрной живописи (“В лодке”, 1874, Метрополитен-музей; “В кабачке папаши Латюиль”, 1879).

    Многим произведениям Мане свойственны импрессионистические живописная свобода и фрагментарность композиции, светонасыщенная красочная вибрирующая гамма (“Аржантёй”, Музей изящных искусств, Турне).

    В то же время Мане сохраняет ясность рисунка, серые и черные тона в колорите, отдает предпочтение не пейзажу, а бытовому сюжету с выраженной социально-психологической подосновой (столкновение мечты и реальности, призрачность счастья в сверкающем и праздничном мире — в одной из последних картин Мане “Бар в Фоли-Бержер”, 1881-1882, Институт Кортолда, Лондон). В 1870-1880-е годы Мане много работал в области портрета, расширяя возможности этого жанра и превращая его в своего рода исследование внутреннего мира современника (портрет С.Малларме, 1876, Музей дОрсэ, Париж), писал пейзажи и натюрморты (“Букет сирени”, 1883, Картинная галерея, Берлин-Далем), выступал как рисовальщик, мастер офорта и литографии. Творчество Мане обновило традиции французской живописи XIX века и во многом определило дальнейшее развитие мирового изобразительного искусства.

    Источник: http://artchallenge.ru/gallery/ru/17.html

    Ссылка на основную публикацию