Крестный ход в курской губернии, репин

Крестный ход в Курской губернии, Репин

Описание картины:

Крестный ход в Курской губернии — Илья Ефимович Репин. 1880-1883. Холст, масло. 175×280

   Выдающийся портретист, мастер исторического и бытового жанров, И. Е. Репин представил масштабное полотно «Крестный ход в Курской губернии» — произведение, далеко выходящее за рамки бытового жанра, — на Одиннадцатой передвижной выставке.
   Из глубины прямо на зрителя движется разнородный людской поток и словно врывается в реальное пространство. Впереди процессии идут певчие и несут огромную, украшенную цветными лентами сень от иконы с позолоченным куполом, в которой мерцает пламя свечей. За ними — толпа церковников и мещан, во главе которых над пустым киотом из-под чудотворной иконы со смиренным благоговением склонились две женщины. Далее виден рыжий священник с кадилом, а на некотором расстоянии местная богатая барыня с выражением высокомерия на лице несет саму чудотворную икону. Рядом шествует остальная городская знать: военный в мундире, купец с золотой цепью на животе и высокое духовенство.   А с двух сторон эта благородная публика оцеплена конными полицейскими и сотскими с бляхами на груди. Они охраняют процессию от простого народа, той голодной и нищей толпы, которая с искренней верой ждет милости и чуда от «явленной иконы». Вперед всех прорвался молодой убогий горбун на костыле, с выражением духовной отрешенности он устремлен вперед, но ему преграждают путь палкой.

   Картина произвела на современников небывалое впечатление. Консервативно настроенные слои общества тут же подняли вокруг нее агрессивную полемику. В реакционной печати работу ругали за несправедливое обличение и ядовитый сарказм. Но все друзья художника, передовая молодежь, студенты, интеллигенция и образованные разночинцы приняли ее с восторгом.

Картины Репина

Крестный ход в Курской губернии, Репин Портрет Константина Петровича Победоносцева

Крестный ход в Курской губернии, Репин Портрет матери

Крестный ход в Курской губернии, Репин Заседание Государственного совета

Крестный ход в Курской губернии, Репин Бурлаки на Волге

Крестный ход в Курской губернии, Репин На дерновой скамье

Крестный ход в Курской губернии, Репин Мужичок из робких

Крестный ход в Курской губернии, Репин Не ждали

Крестный ход в Курской губернии, Репин Портрет Третьякова

Крестный ход в Курской губернии, Репин Запорожцы пишут письмо турецкому султану

Портрет Мусоргского

Портрет Льва Толстого

Иван Грозный убивает сына

Портрет Сурикова

Портрет Андреева

Портрет Протодиакона

Белорус

Актриса Пелагея Стрепетова

Дуэль

Лучший друг человека

По следу

Осенний букет

Абрамцево

Букет цветов

Портрет

Тайная вечеря

Арест пропагандиста

Яблоки и листья

Садко

Читающая девушка

Проводы новобранца

Славянские композиторы

Николай Мирликийский

Воскрешение дочери Иаира

Иов и его друзья

Отказ от исповеди

Какой простор

Приготовление к экзамену

Украинская хата

Дуэль Онегина и Ленского

Источник: https://muzei-mira.com/kartini_russkih_hudojnikov/285-krestnyy-hod-v-kurskoy-gubernii-ilya-efimovich-repin.html

Репин И.Е. «Крестный ход в Курской губернии». Описание картины

Крестный ход в Курской губернии, Репин

1880-83 г. Масло, холст. 175 x 280 см Трьетьяковская галерея, Москва, Россия.

 Описание картины Репина И.Е. «Крестный ход в Курской губернии»

Сюжетом картины Ильи Репина «Крестный ход в Курской губернии» стал крестный ход – перемещение чудодейственной иконы из одного храма в другой, сопровождающийся процессией. Однако художника интересует не священное действо, а процессия, характеры, образы.

В центре толпы важно выступают сельские богачи, по краям плетутся сирые, убогие, бедные. Их старательно оттесняют жандармы, восседающие на конях.

Внимание привлекает также рыжеволосый священник. Одной рукой он лениво размахивает кадилом, а другой – поправляет сальные волосы. Икону несет помещица, образ которой наполнен высокомерием и отвращением к народу. Рядом семенит купец, словно ограждающий ее от простых людей.

Симпатию вызывают фигуры двух прихожанок. Женщины с достоинством и смирением несут киот из-под иконы. Они веруют истово, искренне.

Расовую разобщенность не смогла примирить даже вера, обделенным на земле, судя по всему, не приходится ждать иной участи и в небесном царстве.

Чувство тоски, отчаяния вызывает молодой калека на костылях, тщетно пытающийся прорваться к чудодейственной иконе. Но чудо не происходит – его толкает и теснит деревенский староста. В глазах калеки вера, порыв, надежда на исцеление. Однако исцеление и защита – для богатых. Бедным же остается терпеть и смириться.

Атмосферу реальности происходящего подчеркивает пейзаж: очень натуральный и какой-то пыльный, размытый.

Произведение вызвало неоднозначную реакцию публики. Прогрессивная часть общества оценила гениальность замысла и мастерство выполнения. Однако нашлись и те, кто обвинил Репина в издевательстве над верой, осмеянии христианских ценностей.

Лучшие картины Репина И.Е.

Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин
Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин Крестный ход в Курской губернии, Репин
Крестный ход в Курской губернии, Репин

Источник: http://www.hudojnik-peredvijnik.ru/repin/repin-i-e-krestnyj-xod/

Репин. Крестный ход в Курской губернии: что на самом деле изображено на картине

  • Традиционно считается, что картина изображает крестный ход, сопровождающий чудотворную Курскую Коренную икону Божией Матери, переносимую ежегодно, в 9–ю пятницу по Пасхе, из Знаменского собора в Курске и Курскую Коренную пустынь, где икона пребывала до 12–го (24–го) сентября, после чего возвращалась в Курск.
  • Крестный ход в Курской губернии, Репин
  • Крестный ход в Курской губернии (1880–1883) — одна из самых знаменитых картин Ильи Репина.
  • Крестный ход собирал во второй половине XIX века от 30 до 60 тысяч участников и был в числе наиболее популярных религиозных шествий в России.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

Художник критично отнесся к изображаемому шествию. «Чистая» публика, охраняемая конной стражей от «серой» представляет собой некоторого рода фрик–шоу, одно лицо нелепей другого.

Охрана свирепствует. Чем проще персонажи картины, тем они симпатичнее Репину. Мужики, несущие икону, выглядят уже достойно. Горбун, отгоняемый от иконы, вызывает сочувствие.

В общем, перед нами полотно, сочетающее великолепие живописной техники и традиционное передвижнически–народническое отношение к изображаемому: очевидно, что автор в бога не особенно верует (во всяком случае, не считает нужным таскаться огромной толпой за иконами), а социальное расслоение его расстраивает.

Картина — не фотография.

Мы знаем церемониал крестных ходов с Коренной иконой, утвержденный еще в 1830–е годы, и это позволяет нам понять, что художник достаточно вольно обошелся с тем, что он видел. Из шествия изъяты все его элементы и участники, которые казались Репину вредными для композиции.

  1. Например, в реальном крестном ходе участвовало множество кавалеристов Казанского драгунского полка.
  2. Но, видимо, Репин считал нужным подчеркнуть роль полиции, а армия казалась ему несоответствующей направлению картины — и вот драгуны исчезли.
  3. Вслед за драгунами исчезли и иные неуместные объекты — например, значки ремесленных цехов Курска.
  4. В то же время, несомый на носилках золотой артефакт в центре картины не упомянут в церемониале и я не могу найти ему объяснения.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

Во всяком случае, его не следует принимать за Коренную икону — во всех крестных ходах главную святыню традиционно (и в наше время тоже) несут впереди, перед ней носятся только кресты, хоругви и церковные фонари.

Кстати, объект на носилках справа на переднем плане — это тоже не Коренная икона.

Это большой фонарь с зажженными свечами, особо устроенный для этой церемонии. Его несли сразу же за иконой, которая, следовательно, не попала в картину.

Духовенство поразбежалось.

Курск и Коренную пустынь разделяет 29 километров.

Путь этот, запросто проходимый любым крестьянином за день, казался непосильным для неприученного к физической нагрузке духовенства. Курский архиерей не сопровождал икону даже до городской черты Курска.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

У городской черты отчаливало и курское духовенство. Для дальнейшего сопровождения иконы путь разбивался на четыре отрезка, на каждом из которых икону сопровождало сельское духовенство: благочинный, шесть священников и четыре диакона. И только у самого монастыря крестный ход встречала его братия с архимандритом.

Репин, не придерживаясь фотографической точности, еще более усилил эту ноту: на картине мы видим всего лишь двух священников, двух иеромонахов и диакона.

В сравнении с несметной толпой простого народа духовенство почти что отсутствует. При этом, по–видимому, четыре священника на являются официальными участниками, они идут в толпе.

В общем, из одиннадцати духовных лиц, назначенных сопровождать икону, десять куда–то слиняли, оставив дьякона отдуваться за всех.

Репин попал в самую точку: духовенство, а в особенности ученое, академическое, мало одобряло религиозный стиль простого народа, связанный с почитанием артефактов.

Архиереи, начиная с елизаветинской эпохи, относились к мощам, иконам, крестным ходам, лобызанию святынь и пр.

с позиций, напоминающих англиканскую Низкую церковь: нам самим это не интересно и кажется ненужным, но если кто–то верит, то мы мешаться не будем.

Кстати сказать, и сам крестный ход был запрещен курским епископом с 1767 по 1791 год: архиерею было неприятно, что духовенство курского собора и братия Коренной пустыни собачатся между собой по поводу разделения доходов, получаемых от святыни.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

  • Расчистив полотно от духовных лиц, Репин говорит зрителю: перед вами вера простого народа и правящего класса, которые при этом не могут объединиться в вере и преодолеть социальные барьеры, но не вера духовенства.
  • Бояре, мужики и полиция прилежно тащатся по жаре за святыней, волоча за собой свои привычные конфликты, духовенство же тем временем куда–то слилось.
  • Очень мало полиции.

Полиция на картине — отличная иллюстрация принципа «правда жизни не есть правда искусства». Картина кажется переполненной полицейскими, которые кого–то бьют, стращают и не пускают.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

  1. На самом же деле на всю огромную толпу приходится четыре чина полиции: становой пристав, его помощник и два урядника (это нижние чины).
  2. Все остальные конные люди с бляхами — это выборные должностные лица сельских обществ, сельские старосты либо сотские.
  3. И не мудрено: по нормативам той эпохи на 2500 человек сельского населения приходился лишь один штатный чин полиции.
  4. Всех остальные — нечто вроде дружинников, которых привлекли к охране порядка принудительно — от выбора в сельские старосты и сотские нельзя было отказаться, а сотским часто даже и не платили, а вот распоряжения полиции (например, явится для охраны церковной процессии) они были обязаны выполнять.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

  • В нашу эпоху после появления на улице старичка с написанным от руки плакатиком «миру–мир» в течение трех минут появляется автобус с омоном и десять сотрудников центра «Э» в штатском.
  • Не так была устроена старая Россия: толпа в тридцать тысяч человек спокойно шла через полуезда в сопровождении четырех полицейских.
  • Не зная будущего, современники (и явно Репин в их числе) наивно считали Россию страной, переполненной полицейскими, что и отразилось на нашем полотне в полной мере.
  • Крестный ход в Курской губернии, Репин

Заметим, что икону было от чего охранять. В 1898 году двинутый на всю голову юноша Анатолий Уфимцев устроил в Знаменском соборе взрыв с целью уничтожить икону.

Государь император не продемонстрировал рвения в защите чувств верующих от кощунников, ожидаемого от властей сегодня: учитывая, что идиот устроил взрыв ночью, чтобы не пострадали люди, царь повелел прекратить уголовное преследование и просто сослал его на пять лет в Акмолинск.

Источник: https://obiskusstve.com/1223973228147640685/repin-krestnyj-hod-v-kurskoj-gubernii-chto-na-samom-dele-izobrazheno-na-kartine/

Картина И. Е. Репина «Крестный ход в Курской губернии» :

Картина Репина «Крестный ход в Курской губернии» была задумана художником в середине 1870-х годов. В это время мастер жил в родном Чугуеве. Начало работы относится к 1880 году, окончание – к 1883 году.

Читайте также:  Картина «синдики», рембрандт — описание

Предварительные эскизы

Уже в 1878 году Репин работает над эскизами к картине «Крестный ход в Курской губернии» в Москве, в монастырях в округе. Под Звенигородом он встречает горбуна.

Крестный ход в Курской губернии, Репин Сначала он пишет только голову, затем по пояс и наконец в полный рост. В Курской губернии в Коренной пустыни, в Чернигове, под Киевом – везде побывал художник, чтобы проникнуться атмосферой крестного хода, чтобы потом перенести его на полотно.

Освещение в прессе

Когда картина «Крестный ход в Курской губернии» была выставлена на 11-й выставке передвижников, то она вызвала резкие негативные отзывы в прессе. Писалось, что это очень пристрастное изображение русской жизни.

Крестный ход в Курской губернии, Репин Художник увидел лишь урядников с плетьми, гоняющих народ. Он специально подобрал жирную барыню, которая несет чудотворную икону, потому что она – самая почетная личность в городе. В то же время прогрессивные критики писали, что это только изображение внешней обрядности, а искренней веры на картине нет. Все это были точные и верные замечания, даже у противников полотна. Именно с этими мыслями был написан «Крестный ход в Курской губернии». Картина актуальна и сегодня. Она вызывает резкие отзывы приверженцев православия и некоторых политизированных журналистов.

Описание картины

Крестный ход в Курской губернии, Репин

В жаркий летний день по пыльной дороге движется многолюдная процессия к тому месту, где явилась к ним чудотворная икона. С одной стороны, это нищее забитое угнетенное простонародье, а с другой – власть предержащие. Урядники на конях не бездействуют. Один из них в белом мундире прямо в середине толпы народа хлещет по ней нагайкой, другой пока еще только угрожает, но в любой момент пустит ее в ход.

Местных аристократов, в особенности барыню с надменной безобразной физиономией, несущую икону, охраняет деревенский староста, который размахивает палкой, чтобы никто не мог приблизиться к ней. За ней идут представители духовенства в синих камилавках, оживленно беседуя на отвлеченные темы. Этот момент Репин видел сам и был горячо возмущен.

Чуть позади нее – плотный молодой мужчина, одетый в светло-серый костюм. Это, видимо, ее сын. Рядом с барыней в бантах слева шествует в штатском разбогатевший купец с окладистой бородой. Чуть позади – отставной офицер, видимо, влиятельный помещик. Чуть впереди двигается разморенный от жары, краснолицый и красноносый дьякон в золотых ризах с кадилом. Это – центральная часть шествия.

Крестный ход в Курской губернии медленно продвигается мимо холма, где некогда рос лес, от которого остались только пеньки. Он безобразно вырублен. Над всей картиной поднята клубами пыль от сотен сапог неисчислимого количества людей, двигающихся за иконой.

Композиционное построение

Крестный ход в Курской губернии идет по диагонали. Он медленно наплывает на зрителя от левого края горизонта к правой стороне картины. Толпа художником делится на две части. В левой стороне изображены странники и юродивые, среди которых больше всего выделяется горбатый калека на костылях. Именно его отгоняют палкой от центра шествия.

Типы лиц на картине

Рядом с калекой – две убогие нищенки с давно потерявшими цвет платками, которые глубоко надвинуты на загорелые и грязные лица. Выражение их лиц совершенно безнадежно: никакая икона не повернет их жизнь к лучшему.

Крестный ход в Курской губернии, Репин У одной из них костыли. Чуть дальше – мещаночка в нарядном белом с синими узорами платке. На ее лице – радостное оживление: не каждый день случается праздник, где можно показать себя во всей красе.

Не менее интересна правая часть. Две женщины, сгибаясь не от тяжести, а от благолепия, несут пустой киот от иконы. За ними идут два чисто одетых 8-10-летних мальчика, приобщаясь к православным торжествам. За их поведением наблюдает отец в белой манишке и с белым галстуком и дед, который строго поднял палец, требуя от детей тишины.

Самыми первыми изображены осознающие торжественность и важность своего дела мужики и крестьяне, несущие изукрашенный лентами выносной фонарь. Они чисто и нарядно одеты, их волосы, как и у многих других, напомажены маслом. У кого-то есть сапоги, кто-то обут в новые лапти.

Репин писал не портреты, а определенные психологические типы людей. Поэтому интересно наблюдать, как он разворачивает на картине фигуры. Вот мальчик оборачивается и глядит на полицейского, а дальше полицейский наклоняется, разговаривая с кем-то в толпе.

Над всей неисчислимой процессией, конца которой не видно, жарко печет солнце и клубится пыль. Марево закрывает конец шествия и развевающиеся хоругви. Небо застыло в полной истоме. Все цвета на картине создают особую симфонию, сочную, но не декоративную. Каждый мазок необходим, чтобы определить место всякого предмета.

Репин всей душой отвергал чистое искусство. Для него было главным отобразить действительность, которую он видел рядом с собой. Когда писал Репин «Крестный ход в Курской губернии», им прежде всего двигала идея, что содержание определяет форму произведения. Так был создан один из самых реалистичных портретов России.

Источник: https://www.syl.ru/article/292512/kartina-i-e-repina-krestnyiy-hod-v-kurskoy-gubernii

Крестный ход в Курской губернии

Живопись русских художников Картина Ильи Ефимовича Репина «Крестный ход в Курской губернии», холст, масло, 178 ? 285,4 см. Крупное произведение «Крестный ход в Курской губернии» художник начал еще в Москве.

Замысел произведения возник в 1877 году в Чугуеве, где Репину довелось наблюдать красочную процессию сельского крестного хода, но окончательно оформился значительно позже, после поездки в Курскую губернию, в знаменитую Коренную Пустынь, славившуюся своими многолюдными и торжественными крестными ходами. Работа над картиной длилась несколько лет и была завершена только в 1883 году.

Репин изобразил в картине несение «чудотворной» иконы к тому месту, где, по преданию, в свое время якобы свершилось ее чудесное явление верующим. В жаркий полдень по широкой пыльной дороге на фоне холмов с пеньками от хищнически вырубленного леса торжественно и чинно движется многолюдная процессия.

Репин с замечательной конкретностью сумел передать всю атмосферу происходящего: томящий зной, иссушивший все вокруг; клубы пыли, поднятые движением неисчислимой массы людей; ослепительный блеск солнечных лучей, как бы концентрирующихся в сверкающей на солнце золотой ризе дьякона и отражающихся в радужном переливе красок позолоченного, разукрашенного цветами и лентами выносного фонаря; мерный рокот толпы, одержимой сознанием серьезности совершаемого дела и вместе с тем занятой своими суетными страстями и помыслами. Все это создает впечатление подлинности изображенного, позволяет буквально ощутить колыхание людского моря в мареве пыльного накаленного воздуха.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

Но Репин не ограничился этой внешней фиксацией события.

Изображая толпу, он создал целую галерею ярких образов представителей различных сословий и классов пореформенной России, вскрыл существо их социальных отношений, царящее в обществе неравенство, показал обездоленность и бесправие народа и наряду с этим дал почувствовать, что народ живет интенсивной внутренней жизнью, стремится найти правду на земле, мечтает о лучшей доле. В центре толпы, бесцеремонно прижав к себе икону, величественно плывет толстая разряженная в пух и прах помещица, с чванливым высокомерием взирающая на окружающую чернь. При ней надменный и грубый сельский староста, дубинкой и окриками оберегающий барыню от напора толпы. Вслед за ними, прямо как на параде, марширует важный и тупой отставной военный. А чуть в стороне хозяйской поступью вышагивает циничный, хитрый и прижимистый кулак-подрядчик с красной лоснящейся физиономией. Все эти «хозяева жизни» окружены сзади полукольцом заискивающего перед ними и занятого своим разговором духовенства, которому и дела нет до «чудотворной». Шествие с иконой открывает рыжеволосый дородный дьякон в великолепной золотой ризе, щеголевато помахивающий кадилом и кокетливо откидывающий со лба разметавшиеся кудри.

Крестный ход в Курской губернии, Репин

Крамской считал этот сюжет «золотоносной жилой». И это действительно было так, в особенности по отношению к Репину, который по своему дарованию был художником большой темы – мелкие, случайные эпизоды и события, маловыразительные типы и характеры никогда не привлекали его, не могли вдохновить на создание картин.

Художником больших задач и далеко простирающихся горизонтов назвал Репина Стасов. Развивая традиции Перова-обличителя, Репин трактует эти образы в острогротесковом плане и в то же время очень самостоятельно, по-репински увлекаясь яркой характерностью своих персонажей, словно выхваченных из гущи жизни.

Он сделал немало эскизов и набросков и завершил грандиозное полотно уже в Петербурге, представив его на Одиннадцатой передвижной выставке.

Картина действительно произвела на современников небывалое впечатление. Консервативно настроенные слои общества тут же подняли вокруг нее агрессивную полемику. В реакционной печати работу ругали за несправедливое обличение и ядовитый сарказм.

Но все друзья художника, передовая молодежь, студенты, интеллигенция и образованные разночинцы приняли ее с восторгом. Все последние работы Репина вызывали у его друзей восторженные отзывы.

Прогрессивно настроенная интеллигенция превозносила художника до небес.

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/repin_krestny_hod.html

Илья Ефимович Репин Крестный ход в Курской губернии: Описание произведения

«Крестный ход в Курской губернии» называли энциклопедией русской жизни. Репин не помещался в рамках бытописания, и в данной картине эта его особенность, пожалуй, выражена более, чем где-либо еще. Кажется, вся Россия как она есть шагает здесь под иконами.

Повод для написания картины был вполне реальный – Курская губерния славилась своими пышными крестными ходами, и Репин специально приезжал туда, чтобы делать эскизы. Но получилось, как нередко у него бывало, куда больше, чем было запланировано. Чуковский в воспоминаниях о художнике назвал эту картину стереоскопической.

Она кажется даже не картиной, а кадром из фильма, причем вовсе не остановленным, кадром в движении. Из глубины картины на нас движется разноголосый людской поток.

Персонажи сбиты в толпу, но при этом, если навести фокус зрения на каждого из них, мы обнаружим, что эта толпа, слившаяся, казалось бы, в единую массу, состоит из очень разных индивидуализированных персонажей, каждый из которых являет собой определенный типаж – это Чуковский и назвал стереоэффектом.

Людской поток движется по раскаленной дороге, поднимая пыль. Впереди мы видим певчих, которые несут украшенную лентами будку с позолоченным куполом, в ней зажжены свечи. За певчими – простолюдин, сильно выгнувшийся вперед, словно заранее спасаясь от удара кнутом – ему удалось подобраться поближе к «чуду».

Две богомолки несут иконы, а затем – и кулаки, чиновники, и мещане, и крестьяне, и полицейские – целый калейдоскоп. По центру процессии шествует высшее сословие. Видны купцы и их дети с книжками, за ними толстый рыжий священник в парадной рясе. Он размахивает кадилом и явно доволен происходящим.

За ним обращает на себя внимание барыня, разряженная в пух и прах и с выражением притворного благочестия на лице. Подле нее – целый ряд представителей знати.

Читайте также:  «fall plowing», грант вуд — описание картины

«Высших» от «низших» отделяют конные урядники, справа один из них замахнулся чтобы полоснуть нагайкой кого-то, подобравшегося слишком близко к господам.

Слева – толпа нищих, именно они истово ждут милости и чуда от икон, именно им «к чуду» близко не подобраться. В сгорбившихся фигурах богомолок (низшие слои художник тоже отнюдь не идеализирует) – тупая покорность, сочетание обреченности и наивной веры в чудо. Вперед вырвался горбун – этот персонаж был очень интересен для художника, сохранилось множество эскизов и набросков его (1, 2, 3). Причем первоначально лицо его выражало муку, в окончательном же варианте остались неудержимость, истовая вера в чудо, устремленность.

Эпическое полотно Репина сравнивали с произведениями Толстого – только им двоим удавалось выразить так полно, живо и детально то, что именуется скучными словами «народные типажи». Кстати, Репин и Толстой были дружны, Репин со второй женой часто гостил в Ясной Поляне.

Пейзаж здесь тоже не случаен. Процессия движется мимо свежесрубленных пней, и это тоже элемент обличительного направления картины. Репин вспоминал: «Эксплуататоры края вырубили мои любимые леса».

Обращает на себя внимание искусный колорит картины – пышущая жаром дорога, яркое, безоблачное небо, золоченые образа, купол, риза священника, пестрое людское море.

Крестный ход – не новшество в русской живописи. Из предшествующих работе Репина вспоминается «Сельский крестный ход на Пасху» Василия Перова.

Но до такого всеобъемлющего масштаба «Ход» Перова не дотягивает, он более конкретен и менее всеохватен.

Картина была показана на 11-й передвижной выставке и вызвала множество споров.

Прогрессивно настроенная общественность пришла в восторг, реакционная критика упрекала художника в том, что он слишком увлекся обличением.

Павел Третьяков полотно купил, однако ж посетовал художнику на то, что на ней ни одного приятного лица! Широко известен ответ Репина: «Посмотрите на любую толпу и скажите: много ли в ней приятных лиц?»

Алена Эсаулова

Источник: https://artchive.ru/ilyarepin/works/25908~Krestnyj_khod_v_Kurskoj_gubernii

Крестный ход в Курской губернии — это… Что такое Крестный ход в Курской губернии?

«Кре́стный ход в Ку́рской губе́рнии» — картина русского художника Ильи Репина (1844—1930), написанная в 1880—1883 годах. Картина является частью собрания Государственной Третьяковской галереи. Размер картины — 175 × 280 см[1] (по другим данным, 178 × 285,4 см[2]).

Содержание

  • 1 История
  • 2 Описание
  • 3 Отзывы
  • 4 См. также
  • 5 Примечания
  • 6 Ссылки

История

Сюжет картины родился в середине 1870-х годов, когда Репин находился в своём родном городе Чугуеве, расположенном в Харьковской губернии[3]. Работа над картиной была начата в 1880 году в Москве, а окончена в 1883 году в Санкт-Петербурге. Картина была представлена на 11-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников») весной 1883 года[4].

Во время работы над картиной Репин ездил в Коренную пустынь под Курском, которая была знаменита своими крестными ходами. Кроме этого, он посетил Киев, а также Чернигов, где он наблюдал крестный ход из Троицкого монастыря[3].

Описание

Из глубины картины на зрителя движется людской поток. Впереди (в правой части картины) идут певчие и несут украшенную пёстрыми лентами будку, которая представляет из себя гигантский фонарь с позолоченным куполом и мерцающими свечами внутри него.

За ними две женщины несут икону, а далее следуют церковники и мещане, военные и купцы.

По краям процессия оцеплена конными полицейскими, которые охраняют идущих от толпы простолюдинов, впереди которых находится молодой горбун-инвалид, которому палкой преграждают путь к священной иконе[4].

Отзывы

Художественный критик Андрей Сомов писал о картине «Крестный ход в Курской губернии»[5], что она представляет собой «полный беспощадный реализм» и

… все это залито солнцем и движется в воздухе. Что ни лицо, то живой тип, целиком выхваченный из народа; что ни фигура, то — характерная. Но не ищите в этих лицах и фигурах глубокого религиозного настроения; его нет, вместо него — одна суетня, одно пристрастие к обрядности. Написана картина как нельзя лучше: колоритно, сочно, свежо, широко.

Художник и искусствовед Игорь Грабарь в своей монографии о Репине писал[6]:

«Крестный ход в Курской губернии» — наиболее зрелое и удавшееся произведение Репина из всех, созданных им до того. Недаром он так долго работал над ним. Каждое действующее лицо картины здесь высмотрено в жизни, остро характеризовано и типизировано: не только на первом плане, но и там, вдали, где уже поднявшаяся уличная пыль стирает четкость контуров, форм и экспрессии, — и там эта толпа не нивелирована, как задние планы всех картин, изображающих толпу, и там она живет, дышит, движется, действует. Об отдельных персонажах — главных и второстепенных — можно говорить часами, ибо чем больше в них всматриваешься, тем более изумляешься их разнообразию, неходульности и меткости, с какой художник их выхватил из жизни.

См. также

  • Крестный ход
  • Коренная пустынь

Примечания

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1813610

О чём рассказывает картина «крестный ход в курской губернии»

≡  15 Декабрь 2017

Как же можно сказать, что эта картина есть непристрастное изображение русской жизни, когда она в главных своих фигурах есть только лишь одно обличение, притом несправедливое, сильно преувеличенное…

Можно ли допустить, чтобы верховой урядник мог забраться в самую тесноту толпы и не в городе, а среди большой дороги и со всего взмаху бить народ плетью по головам, тем более в то время, когда тут же, вблизи него и духовенство, и представители полицейской власти, и почетные лица города…

Вот, мол, смотрите, какие они папуасы, говорит автор, какое их благочестие: бедный, несчастный народ бьют нагайкой, икону охраняют палкой, и никто из этих папуасов не чувствует, до какой степени он груб и дик, допуская подобное зверское самоуправство. Вот, по–моему, точка зрения художника.

Дальше две женщины несут пустой киот от образа, и несут с такой бережливостью и благоговением, точно киот есть такая же святыня, как и образ.

В этом изображении проглядывает та же мысль художника: вот, мол, какое у глупых женщин благоговение к пустому ящику, какое невежественное понятие о святыне в наш просвещенный век…

Засим, не говоря уже о выборе типа, лица и фигуры барыни, несущей самый образ, выборе, сделанном тоже с явным намерением дополнить «идею»: такая, мол, надменная безобразная рожа, видимо, почетная личность в городе, пользуется высокой честью нести в своих руках святыню…

Нет, эта картина не беспристрастное изображение русской жизни, а только изобличение взглядов художника на эту жизнь.

Да, и на наш взгляд художник критично отнесся к изображаемому шествию. «Чистая» публика, охраняемая конной стражей от «серой», представляет собой некоторого рода фрик–шоу, одно лицо нелепей другого. Охрана свирепствует. Чем проще персонажи картины, тем они симпатичнее Репину. Мужики, несущие икону, выглядят уже достойно.

Горбун, отгоняемый от иконы, вызывает сочувствие.

В общем, перед нами полотно, сочетающее великолепие живописной техники и традиционное передвижнически–народническое отношение к изображаемому: очевидно, что автор в бога не особенно верует (во всяком случае, не считает нужным таскаться огромной толпой за иконами), а социальное расслоение его расстраивает.

Но мы, как всегда, поведем наш рассказ не о том, что видно и очевидно, а о том, что сложнее заметить нетренированным взглядом.

1. Картина — не фотография. Мы знаем церемониал крестных ходов с Коренной иконой, утвержденный еще в 1830–е годы, и это позволяет нам понять, что художник достаточно вольно обошелся с тем, что он видел.

Из шествия изъяты все его элементы и участники, которые казались Репину вредными для композиции. Например, в реальном крестном ходе участвовало множество кавалеристов Казанского драгунского полка.

Но, видимо, Репин считал нужным подчеркнуть роль полиции, а армия казалась ему несоответствующей направлению картины — и вот драгуны исчезли. Вслед за драгунами исчезли и иные неуместные объекты — например, значки ремесленных цехов Курска.

В то же время, несомый на носилках золотой артефакт в центре картины не упомянут в церемониале и я не могу найти ему объяснения.

Во всяком случае, его не следует принимать за Коренную икону — во всех крестных ходах (и в наше время тоже) главную святыню традиционно несут впереди, перед ней носятся только кресты, хоругви и церковные фонари. Кстати, объект на носилках справа на переднем плане — это тоже не Коренная икона. Это большой фонарь с зажженными свечами, особо устроенный для этой церемонии. Его несли сразу же за иконой, которая, следовательно, не попала в картину.

2. Духовенство поразбежалось. Курск и Коренную пустынь разделяет 29 километров. Путь этот, запросто проходимый любым крестьянином за день, казался непосильным для неприученного к физической нагрузке духовенства. Курский архиерей не сопровождал икону даже до городской черты Курска.

У городской черты отчаливало и курское духовенство. Для дальнейшего сопровождения иконы путь разбивался на четыре отрезка, на каждом из которых икону сопровождало сельское духовенство: благочинный, шесть священников и четыре диакона.

И только у самого монастыря крестный ход встречала братия с архимандритом. 

Репин, не придерживаясь фотографической точности, еще более усилил эту ноту: на картине мы видим всего лишь двух священников, двух иеромонахов и диакона. В сравнении с несметной толпой простого народа духовенство почти что отсутствует.

При этом, по–видимому, четыре священника на являются официальными участниками процессии и идут в толпе. В общем, из одиннадцати духовных лиц, назначенных сопровождать икону, десять куда–то слиняли, оставив дьякона отдуваться за всех.

Репин попал в самую точку: духовенство, а в особенности ученое, академическое, мало одобряло религиозный стиль простого народа, связанный с почитанием артефактов. Архиереи, начиная с елизаветинской эпохи, относились к мощам, иконам, крестным ходам, лобызанию святынь и пр.

с позиций, напоминающих англиканскую Низкую церковь: нам самим это не интересно и кажется ненужным, но если кто–то верит, то мы мешаться не будем.

Как наиболее известные эпизоды этого подспудного конфликта можно вспомнить смерть московского митрополита Амвросия, растерзанного в 1771 году в клочья ревнителями православия за то, что во время эпидемии чумы воспретил народу целование Боголюбской иконы, а также явное сопротивление духовенства канонизации Серафима Саровского в 1903.

Кстати сказать, и сам крестный ход был запрещен курским епископом с 1767 по 1791 год: архиерею было неприятно, что духовенство курского собора и братия Коренной пустыни собачатся между собой по поводу разделения доходов, получаемых от святыни.

Освободив полотно от духовных лиц, Репин говорит зрителю: перед вами вера простого народа и правящего класса (которые при этом не могут объединиться в вере и преодолеть социальные барьеры), но не вера духовенства. Баре, мужики и полиция прилежно тащатся по жаре за святыней, волоча за собой привычные конфликты; духовенство же тем временем куда–то слилось, самоустранившись из народной жизни.

Читайте также:  Картина "вокзал монпарнас", джорджо де кирико, 1914

3. Очень мало полиции. Полиция на картине — отличная иллюстрация принципа «правда жизни не есть правда искусства». Картина кажется переполненной полицейскими, которые кого–то бьют, стращают и не пущают.

На самом же деле на всю огромную толпу приходится четыре чина полиции: становой пристав, его помощник и два урядника (это нижние чины). Все прочие конные и пешие люди с бляхами — это выборные должностные лица сельских обществ, сельские старосты либо сотские.

И не мудрено: по нормативам той эпохи на 2500 человек сельского населения приходился лишь один штатный чин полиции.

Вся прочая сельская полиция — нечто вроде дружинников, которых привлекли к охране правопорядка принудительно — от выбора в сельские старосты и сотские нельзя было отказаться, а сотским часто даже и не платили, а вот распоряжения полиции (например, явится для сопровождения церковной процессии) они были обязаны выполнять.

В нашу эпоху при появлении на улице старичка с написанным от руки плакатиком «миру–мир» в течение трех минут возникает автобус с омоном и десять сотрудников центра «Э» в штатском.

Не так была устроена старая Россия: толпа в тридцать тысяч человек спокойно шла через полуезда в сопровождении четырех полицейских.

Не зная будущего, современники (и Репин в их числе) наивно считали Россию страной, переполненной полицией, что и отразилось на нашем полотне в полной мере.

Заметим, что икону было от чего охранять. В 1898 году двинутый на всю голову юноша Анатолий Уфимцев устроил в Знаменском соборе взрыв с целью уничтожить икону.

Государь император не продемонстрировал рвения в защите чувств верующих от кощунников, ожидаемого от властей сегодня: учитывая, что идиот устроил взрыв ночью, чтобы не пострадали люди, царь повелел прекратить уголовное преследование и просто сослал его на пять лет в Акмолинск.

4. Лес. Процессия проходит мимо пригорка, на котором совсем недавно рос лес, срубленный самым варварским образом. Вместо того, чтобы провести в разновозрастном лесу выборочную рубку зрелых деревьев, весь лес просто свели под корень.

Это — проявление огромной экологической проблемы той эпохи, обезлесения Центральной России.

Сельское население быстро росло, и крестьяне, остро нуждавшиеся в земле (равно как и помещики, остро нуждавшиеся в деньгах), приступили к бесхозяйственному и вредоносному уничтожению лесов с последующей распашкой земли.

Результаты не заставили себя ожидать: климат попортился, засухи усилились, реки стали более полноводными весной и маловодными зимой. В широком смысле, вязкая жара, хорошо переданная художником (разумеется, все крестьяне и помещики в процессии надеются на то, что икона пошлет им дождь, необходимый для урожая), и есть следствие видимого нами вырубания леска.

5. Бедность. На переднем плане мы видим фонарь, который несут мужики, явно приодевшиеся по праздничному случаю: на них добротные синие кафтаны, подпоясанные пестрыми кушаками.

Видны ноги пятерых из них, и все они в лаптях. Невозможно поверить, что эти люди имели сапоги, но не надели их. Охранник, преграждающий путь горбуну, тоже в лаптях.

И только более важный староста, сопровождающий толстую барыню с иконой, является счастливым обладателем сапог.

Источник: http://oppps.ru/o-chyom-rasskazyvaet-kartina-krestnyj-xod-v-kurskoj-gubernii.html

Крестный ход в Курской губернии

Янина БЕЛОШАПКИНА

ИЛЬЯ РЕПИН КРЕСТНЫЙ ХОД В КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ 1880–1883. Государственная Третьяковская галерея, Москва

В 1877 г. сразу же после возвращения из-за границы Репин отправился на родину, в город Чугуев. Именно там он увидел крестный ход, произведший на него настолько сильное впечатление, что он сразу же принялся собирать эскизы для будущей картины.

В письме Крамскому он сообщил о своем намерении, и Крамской горячо его поддержал: «…это вещь, вперед говорю, это колоссально! Прелесть! И народу видимо-невидимо, и солнце, и пыль, ах, как это хорошо!.. Давай вам Бог! Вы попали на золотоносную жилу, радуюсь».

Уже в самом первом эскизе проявилось то противопоставление разных слоев российского общества, богатых и бедных, духовенства и крестьян, что так поразило Репина, ведь никогда прежде он не видел настолько отчетливо это, казалось бы, очевидное явление.

При подготовке к созданию «Крестного хода» было написано много этюдов и эскизов. И некоторые из них — «Мужик с дурным глазом», «Мужичок из робких» или знаменитый «Протодиакон» — настоящие психологические портреты. Стасов писал: «Представьте себе, что такое будет то художественное создание, для которого существуют подобные этюды, уже сами по себе шедевры».

Протодиакон. 1877

В следующем году Репин продолжил работать над будущим полотном, искал натуру в Москве, Звенигороде, Абрамцеве, Троице-Сергиевом монастыре.

В Саввинском монастыре он увидел «дурака юродивого, чудо!» — и начал с увлечением разрабатывать образ Горбуна, который впоследствии станет едва ли не самым выразительным в картине. Но особенно серьезно взялся художник за «Крестный ход» в 1881 г.

В июне он специально отправился в Коренную пустынь Курской губернии, издавна славящуюся своими крестными ходами, чтобы освежить впечатления. Наконец в 1883 г. картина была закончена.

Перед зрителями предстало совершенное произведение, лучшее из всего созданного Репиным до сих пор. Все персонажи — не только на первом плане, но и те, что находятся вдали, — отличаются яркой индивидуальностью.

Во главе шествия движутся серьезные крепкие мужики с золоченым фонарем — это важные персоны, которых охраняет кордон полицейских и жандармов. «У них всех лица важные, полные достоинства, они настоящие индийцы буддийской процессии на берегах Ганга» (В. Стасов).

За ними идут две богомолки, с таким трепетом несущие пустой футляр от иконы, как будто это сама икона и есть, а за ними — регент-причетник с хором. Но, разумеется, центром картины является сам чудотворный образ, залитый золотыми солнечными лучами, в руках у толстой чванливой барыни.

Рядом с ней — беспардонный купчина, отставной военный и попы в золотых ризах, весело переговаривающиеся явно не на богословские темы. Простые же смертные, крестьяне, нищие оттеснены к самому краю дороги — им не место в этой пышной процессии.

Более того, лихой урядник, дабы лишний раз проявить свое рвение, со всей силы лупит нагайкой по толпе. Да и другой урядник тоже грозит нагайкой и готов в любой момент пустить ее в ход.

Местные волостные власти стараются отогнать бедноту от большой дороги, хотя некоторым все же удается пробиться вперед, как, например, горбуну — слабому, хромоногому, с истинным религиозным рвением стремящемуся к чудотворной иконе, не замечая палки отталкивающего его деревенского старосты. Это самый яркий и одухотворенный образ картины.

Горбун. Хотьково. 1882

Впрочем, все участники шествия невероятно выразительны. Поражает разнообразие и жизненность фигур, поз, выражений. И в то же время все они слиты в единое целое, вся процессия стремится вперед, как лавина, вовлекая в себя каждого персонажа.

Ощущение движения возникает также благодаря использованию чисто живописных средств: цветовых контрастов, бликов на окладах икон, сопоставлению крестьянских лохмотьев и золотых облачений духовенства.

По выражению Стасова, «писана картина колоритно, сочно, широко, но не декоративно — так, что каждый мазок свободной кисти идет к делу, определяя вполне всякую мелочь, без тщательной ее выписки».

«Крестный ход в Курской губернии» представил зрителю грандиозную и многогранную картину русской жизни, являясь отражением мыслей Репина о современном ему состоянии России.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200802408

Илья Репин. Крестный ход в Курской губернии

Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Холст, масло. 178 × 285,4 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Общепризнано мастерство Репина в эпических, «хоровых» картинах народной жизни: здесь ему не было равных, кроме Сурикова. Как Суриков, так и Репин обладали вместе с тем сильнейшим чувством индивидуальных характеров и типов. Какая бы большая толпа ни представала на их полотнах, она состояла из личностей, которые внутри толпы не стирались, а вели каждая свою тему, свою мелодию, так что зрелище толпы, массы являлось подобием симфонии, богато инструментованным сложным действием, не утрачивая живописного единства.

Уже первое общее зрительное впечатление от «Крестного хода в Курской губернии» внушительно: в знойном мареве, в тучах пыли по большому проселочному тракту на нас движется, колыхаясь, людская лавина, нестройная, поющая, гомонящая, над ней высятся хоругви да урядники на лошадях. Сразу рождается ощущение, что движется сама матушка-Россия, — вот только куда движется и на что уповает? 

Мы начинаем зрительно странствовать по картине и обнаруживаем, что толпа распадается на сословия: в шествии есть хозяева, есть приблудные, есть блюстители порядка, охраняющие хозяев от приблудных нагайками и палками. 

Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент
Илья Ефимович Репин (1844—1930)
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Фрагмент

Замечаем степенных мужиков, несущих разукрашенный лентами фонарь, толстую барыню, которая несет чудотворную икону, щеголеватого дьякона, мордастого кабатчика, видим калик перехожих, и среди них — юношу-горбуна.

Этот убогий, хромой горбун, с лицом сосредоточенно-серьезным, опираясь на костыль и загребая на ходу непропорционально длинными руками, спешит, вырвался вперед и, чувствуется, твердо намерен идти до конца за божьей иконой, хотя его грубо отталкивают.

Судя по большому количеству этюдов горбуна, Репин был страстно захвачен его обликом, так же как раньше, работая над «Бурлаками», увлекся бурлаком Каниным, расстригой, своеобразным философом из народа, ставшим в ряды отверженных (его терпеливо-страдальческое лицо, кроткий, глубокий взгляд Репин запечатлел в образе ведущего бурлака).

Увлеченностью самобытными народными характерами Репин близок писателю Лескову. Как и Лескова, его привлекали не только праведники, а характеры самые различные, но необыденные, был бы в них напор жизни.

Он блистательно написал портрет чугуевского протодьякона Ивана Уланова, багроволицего старика, с шишковатым носом, с бровями как жирные черные пиявки, — «весь плоть и кровь, лупоглазие, зев и рев».

В этом православном иерее Репину чудился отголосок язычества, что-то от славянского языческого жреца.

Н.А.Дмитриева. Краткая история искусств. 2004

Источник: https://likbez-a-m.livejournal.com/50711.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector