Святой бенедикт, ганс мемлинг, 1487

04.07.2008

Публикации

Немец по рождению, Ханс Мемлинг попал в Нидерланды в 1450-х годах; учился и работал в мастерской Рогира ван дер Вейдена в Брюсселе вплоть до смерти последнего, а в 1466 году перебрался в Брюгге, став вскоре самым почитаемым художником города.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Страшный суд. Триптих. 1466—1467

В творчестве Мемлинга сказывается воздействие уроков Рогира ван дер Вейдена с его любовью к гармонии звучных красочных пятен, к изысканной красоте силуэтной линии. Вместе с тем ученик превзошел учителя в разработке пространственных отношений, в умении воплотить в картине единство жизненной среды. Произведения Мемлинга полны лиризма, светлой поэзии и влюбленности в окружающий мир.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Поклонение волхвов. Ок. 1470

В одной из ранних работ — «Поклонении волхвов» (ок. 1470, Мадрид, Прадо) — есть определенная перекличка с произведением Рогира ван дер Вейдена на тот же сюжет — центральной частью Алтаря Святой Коломбы, однако есть и существенная разница: все действующие лица у Мемлинга словно замерли в своих нарочито демонстративных позах.

В коленопреклоненном старце, благоговейно целующем ножку Младенца, исследователи видят Карла Смелого, в картине Рогира представленного в экспрессивном и остром ракурсе. Интересно заметить, что, пожалуй, впервые в истории нидерландской живописи одним из волхвов здесь оказывается негр.

Его парчовое одеяние с белым подбоем эффектно контрастирует с черным цветом кожи.

Примерно в то же время исполнен так называемый «Триптих Донна» (Лондон, Национальная галерея). На центральной створке изображена Мадонна на троне, окруженная ангелами и святыми девами. Слева и справа — коленопреклоненный заказчик, английский дворянин Джон Донн, его жена и дочка.

Сцена происходит в открытом портике, за колоннами которого простирается идиллический сельский пейзаж. Тишина и покой здесь даже еще больше, чем в предыдущем произведении, определяют состояние видимого мира.

Как обычно у Мемлинга, в колорите картины превалируют цветовые аккорды красного.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Левая часть. 1479

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Центральная часть. 1479

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Правая часть. 1479

Близок по композиции и внушительного размера триптих «Мистическое обручение Святой Екатерины» (или «Алтарь двух Иоаннов», 1479, Брюгге, Музей Мемлинга). Вновь главенствует образ Марии с Младенцем; последний надевает кольцо на палец Святой Екатерине Александрийской.

Тут же присутствуют святые девы, ангелы, Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист.

Несмотря на композиционное сходство, каждая из картин пленяет неповторимой цветовой гармонией, радостной перекличкой чистых, звонких красок, грацией и изяществом удлиненных фигур, их спокойствием или плавным замедленным движением.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Сцены Страстей Христа

Произведения Мемлинга позднего периода обнаруживают поиски новых композиционных решений.

Художник пытается отойти от прежней статичности групп, стараясь внести динамику в развитие сюжета, представить историю жизни своих героев как некое повествование.

Так, в композициях «Семь радостей Марии» (1480, Мюнхен, Старая пинакотека) и «Сцены Страстей Христа» (Турин, Галерея Сабауда) мастер объединяет в одной картине множество эпизодов из жизни Мадонны и Христа.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Рака Святой Урсулы. 1489

Несколько по-иному решена повествовательная задача в росписи «Раки Святой Урсулы» (1489, Брюгге, Музей Мемлинга). Небольшой дубовый ковчежец в виде готической капеллы украшен композициями, рассказывающими о жизни и мученичестве святой. Маленькие по размеру сценки выполнены с подлинно ювелирной тонкостью.

Следуя легенде, художник представляет Святую Урсулу в окружении многочисленных девушек, изящные стройные фигурки которых оживляют своим присутствием то стены каменных зданий, то палубу парусного корабля. Движения персонажей полны грации.

Даже сцена мученической гибели святой и сопровождающих ее дев от стрел язычников не нарушает общего просветленного настроения, чему немало способствует гармония неярких цветовых пятен — голубых, розовато-красных, золотистых, спокойная ясность

пейзажного фона, чистое лазурное небо над всеми сценами.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Портрет Томмазо Портинари. Ок. 1470

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Портрет Маддалены Барончелли, жены Томмазо Портинари. Ок. 1470

Значительное место в творчестве Мемлинга занимала портретная живопись. Для создания своих портретных образов художник в большинстве случаев использовал боковые створки триптихов, центральную часть которых занимало изображение Мадонны. До наших дней они дошли не целиком.

Таковы портреты Томмазо Портинари и его супруги Марии Маддалены Барончелли (ок. 1470, Нью-Йорк, Музей Метрополитен). Нетрудно предположить, что они написаны в Брюгге: Портинари был главой филиала банка Медичи в этом городе.

Возможно, это — брачный портрет, на пальцах молитвенно сложенных рук молодой четы отчетливо выписаны обручальные кольца.

Исполненный позже «Портрет молодого человека» из собрания Тиссен-Борнемиса (ок. 1485—1490) также был когда-то частью триптиха. На этот раз Мемлинг, желая усилить лирическое звучание образа, вводит в композицию пейзаж, видимый за колонной справа. Контрастом этой лирической ноте, ее своеобразным контрапунктом оказывается спокойное и бесстрастное лицо модели.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487

Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487

Мемлинг обращался и к новому для нидерландской живописи типу портретного произведения: двухстворчатому складню, на одной створке которого изображалась Мадонна, на другой же — портретируемый в молитвенном обращении к ней. Таков известный «Диптих Мартина ван Ньювенхове» (1487, Брюгге, Музей Мемлинга).

В отличие от многих других подобных работ диптих сохранился полностью. Левая створка показывает Мадонну с Младенцем, на правой — молодой человек, представленный в трехчетвертном повороте, с благоговейно сложенными руками и устремленным на Мадонну взглядом.

Интересно, что в круглом зеркале, расположенном за правым плечом Богоматери, можно видеть отражение обеих фигур. Пространство диптиха как бы удваивается: на общее, объединяющее изображенные фигуры, и на отдельное, в каждой створке свое.

Вместе с тем помещая земной персонаж на отдельную створку, мастер словно стремится сообщить портрету и личности портретируемого самостоятельную значимость. Ту же цель преследует достаточно подробно выписанный интерьер и особенно пейзаж, видимый в обоих окнах комнаты.

И лицо, и одежда модели переданы с исключительной предметной достоверностью. С особо изощренным искусством изображены переливы цвета его костюма. И все же, несмотря на молитвенную позу, сам облик юноши выглядит несколько прозаично, в его состоянии не ощущается внутренней взволнованности.

В целом творчество Мемлинга, синтезировавшее и отчасти развившее достижения предшественников и современников, порой пленяющее гармонией и изяществом своих образов, не таит в себе радикальных открытий.

Лилия Алешина

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=512

Фламандский живописец Ганс Мемлинг. | Волшебная сила искусства

 В одном из залов Музея Академии в Венеции моё внимание привлёк совсем маленький портрет,выполненный на доске,  художником Гансом Мемлингом( 1433-1494гг).Казалось,что мужчина совсем на вас не смотрит,но вы всё равно присматриваетесь,стараясь понять,что он за человек.Художник сумел придать человеческим чертам мягкость и нежность.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Г.Мемлинг.Портрет молодого человека.1470-1480гг

Заинтересовавшись творчеством художника,я вспомнила и другие его портреты.

НЕМНОГО О ХУДОЖНИКЕ

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487.Автопортрет.

            Ганс Мемлинг крупнейший фламандский живописец второй половины XV века.Уроженец Гессена, он работал главным образом в Брюгге, где имеется музей его имени.

          В 1465 год он уже — полноправный гражданин Брюгге, домовладелец и семьянин., затем — член местной гильдии святого Луки. Далее жизнь его текла вполне мирно. От жены, Анны Фалькенаре, у него родилось трое сыновей: Ян, Корнелис и Николас. В 1480 году он купил каменный дом, за ним ещё два для сдачи внаём.

            Материальное положение его было очень хорошим. В 1487 году художник овдовел, а через семь лет в 1494году -умер.

               Конец 1460-х — первую половину 1470-х годов можно назвать самым спокойным временем в жизни Мемлинга. Он был богат, востребован, почитаем. И даже принадлежал ‹‹Братству Снежной Богоматери››, состоять в котором считалось почётным, ибо в него входил сам Карл Смелый.

           К 1480-м годам Мемлинг остался единственным хранителем старых традиций нидерландской живописи. Да и вообще — единственным крупным мастером во Фландрии (Босх только начинал свой творческий путь).

 Мемлинг создал много прекрасных полотен,которые стали шедеврами.Позже мы рассмотрим их более подробно. 

ПОРТРЕТЫ:

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Портрет супруги Томмазо Портинари.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Портрет мужчины с античной монетой.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Портрет молодой женщины.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Вирсавия.

             «Вирсавия» (1485—1490) — редкое для того времени изображение обнажённой женщины. Мемлинг окружает библейскую героиню любовно выписанными предметами быта богатого бюргерского дома, создавая картину, полную интимного уюта.

Художник пользовался европейской известностью. Заказчики Мемлинга жили в Англии, Франции, Италии. 

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Страсти Христовы.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Один из первых натюрмортов в истории искусства (ок. 1485). Музей Тиссена

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

           Одно из известнейших поздних произведений Мемлинга — рака Святой Урсулы (1489). Реликварий резного дерева в виде капеллы в готическом стиле, украшенный сценами из жизни святой был заказан аббатиссой женского монастыря в Брюгге.

               Композиции боковых стенок реликвария — шесть эпизодов печальной легенды об Урсуле, действие разворачивается на фоне пейзажа. Крышка раки украшена миниатюрами в форме тондо, такие вставки встречаются у мозельских реликвариев..

.

Первое прибытие в Кельн  — Кельнский собор еще не достроен. Но силуэт очень узнаваем (особенно церковь св. Мартина)

Базель?

А это уже в Риме

  • Коленопреклоненные донаторы — монахини монастыря.

Святая Урсула

  1. Один из его ранних шедевров — триптих «Страшный суд» (1466—1473).

       Заказчик триптиха — управляющий филиалом банка Медичи в Брюгге Анджело ди Якопо Тани (1415—1492). Он начал свою карьеру консулом в Венеции, потом служил в лондонском банке Медичи, Тани был управляющим с 1455 по 1469 годы.

              Вертикальная ось центральной части проходит через фигуры Христа и Архангела Михаила, взвешивающего души. Пылающий меч и лилия, исходящие из уст Христа символизируют справедливость и милосердие, его ноги опираются на сферу. Правая рука Христа поднята в благословляющем жесте, левая — опущена в осуждающем.

          Его окружают двенадцать апостолов, Дева Мария и Иоанн Креститель, ходатайствующие за людские души. Над этой группой располагаются ангелы, которые несут знаки Страстей Христовых, ниже — ангелы, трубящие в трубы Апокалипсиса.

        У ног Архангела Михаила мёртвые, завёрнутые в саваны, выходят из могил на последний суд. Пейзаж в центральной части триптиха — грозные тучи над бесплодной голой землёй, подчёркивает приближение последней катастрофы, несущей конец миру.

              На правой створке изображена сцена низвержения в Ад грешников.  В отличие от других художников, обращавшихся к теме Страшного суда, Мемлинг не увлекается картиной жестоких мучений или изображением гротескных звероподобных дьяволов.

                   Трагизм момента художник передаёт через мимику (здесь он в полной мере использует свой талант портретиста) и жесты несчастных, ввергаемых в огонь. Тела грешников, переплетённые друг с другом в страданиях, тем не менее грациозны и изящны. Несомненно, что художник внимательно изучал обнажённую натуру.

              Левая створка представляет одну из самых светлых картин Рая в живописи. Праведники с помощью Святого Петра поднимаются к вратам Небесного Иерусалима по хрустальной лестнице, на вершине которой их, как предсказано в Евангелии, облекают в одежды в соответствии с тем рангом, который они занимали при жизни. Спасённых музыкой встречают ангелы.

                  Из-за прикрытых Врат Рая вырывается ослепительно яркий свет. Жесты персонажей гармоничны, лица спокойные, просветлённые. Архитектурный комплекс Райских Врат напоминает здания в Брюгге.

            На фронтоне входа — барельеф с изображением сотворения Евы. На пилястрах портала расположены статуи ветхозаветных пророков и царей. Под тимпаном, в окружении символов четырёх евангелистов: быка, льва, орла и ангела, на троне восседает Христос, у его ног — Божий агнец. 

ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ ИСТОРИЯ ТРИПТИХА.

             В 1473 году «Страшный суд» был отправлен во Флоренцию на галере «Маттео». Это была одна из двух галер, осуществлявших связь Банка Медичи с его филиалами и курсировавших по маршруту Брюгге-Пиза-Константинополь.

        27 апреля 1473 года галера, направлявшаяся в Пизу, была атакована пиратами под предводительством Пауля Бенеке, нанятого Ганзейским союзом для ведения боевых действий с Англией. Бенеке передал триптих своим хозяевам, в Гданьск, а те — в Церковь Святой Марии. Ни протесты банка Медичи, ни даже булла папы Сикста IV не помогли Якопо Тани обрести триптих.

Читайте также:  Портрет п. а. демидова, левицкий — описание

              Триптих оставался в Гданьске до 1807 года, когда он был конфискован наполеоновскими войсками. Новым его местопребыванием стал Музей Наполеона (так назывался Лувр во время Первой Империи) в Париже. После падения Наполеона, в 1815 году, «Страшный суд» был перевезён в Берлин.               

              Берлинская Академия искусств (нем. Berliner Kunstakademie) предлагала взамен произведения Мемлинга копию с «Сикстинской мадонны» Рафаэля и три стипендии для молодых художников из Гданьска. Сделка не состоялась, и в следующем году картина вернулась в Гданьск.

             В 1945 году, при отступлении немецких войск, триптих по приказу Геринга был отправлен в Тюрингию. Позднее уже советскими войсками вывезен в Ленинград. Хранился в Эрмитаже до 1956 года, когда благодаря настойчивости польской стороны был возвращён в Гданьск, в Поморский музей, расположенный в средневековом монастыре Святой Троицы.

 О творчестве ГАНСА МЕМЛИНГА

«Если романтики и викторианцы считали его мягкость высшим выражением средневекового искусства, то мы склонны сравнивать его с таким композитором, как Феликс Мендельсон. Иногда он очаровывает, но никогда не раздражает, никогда не шокирует и никогда не потрясает.»Эрвин Понофский.

 Источники.

http://belgium-art.ru/bruges/bruges-memling

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D1%83%D0%B4_(%​​D0%9C%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3)

http://northernrenaissance.jimdo.com/%D1%85%D0%B0%D0%BD%D1%81-%D0%BC%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B8%D0%BD%​​D0%B3/

Источник: https://maxpark.com/community/1851/content/2573260

Госпиталь Св. Иоанна и музей Ганса Мемлинга

Одной из достопримечательностей Брюгге является старый госпиталь св. Иоанна, который был основан в XII веке августинским орденом и функционирует по сей день.

В бывшем зале капитула ныне выставлены принадлежащие госпиталю картины, среди которых выделяются пять прославленных произведений Ганса Мемлинга, выполненных по заказу монахов и монахинь этого госпиталя или принесенных в дар.

Музей Мемлинга известен на весь мир своими шедеврами и той особенностью, что почти все произведения сохраняются в нем с момента их создания во второй половине XV столетия.

В Брюгге популярна легенда, рассказывающая о том, как святые сестры — августинки, заботливо оберегавшие имущество госпиталя в эпоху наполеоновских нашествий, на вопрос французского комиссара, действительно ли у них находится шедевр работы Мемлинга «Рака св. Урсулы», согрешили, может быть первый раз в жизни, ответив, что ничего подобного у них не было и нет.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Ганс Мемлинг (ок. 1433—1494) — выдающийся художник Нидерландов, завершающий своим творчеством искусство блестящей плеяды мастеров раннего Возрождения, был немцем по рождению.

Сохранились очень скудные сведения о его жизни, но по некоторым документам и достаточно основательным предположениям можно утверждать, что Мемлинг родился в немецком городке Зелиген, около Франкфурта-на-Майне, в 50-х годах XV века работал в мастерской Рогира ван дер Вейдена в  Брюсселе и после смерти последнего в 1465 году стал жителем Брюгге. В 1467 году он был избран главой городской гильдии св. Луки, женился на Анне де Фалькенар, от которой у него было трое сыновей, и скончался 11 августа 1494 года.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487Небольшой трехстворчатый алтарь «Поклонение волхвов» Мемлинга был подарен госпиталю св. Иоанна в 1479 году мэтром Яном Флореном и с той поры никогда не покидал его стен: фигуру дарителя можно видеть в центральной сцене слева, в амбразуре окна. В композиции чувствуются отголоски некоторых приемов и решений Рогира. Однако Мемлинг предлагает совершенно иное образное содержание. Ему чужды драматизм чувств и графическая экспрессия его учителя. Душевная просветленность человеческого образа, лирическая настроенность, умиротворенность, доброе, ласковое приятие мира становятся у него основным эмоциональным лейтмотивом. Мемлинг ищет нежной поэтической гармонии во всем, что его окружает.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487Другой алтарь, принадлежащий госпиталю, «Обручение св. Екатерины», гораздо большего формата, высотой в 176 см, был заказан художнику Якобом Конинком, экономом госпиталя, мэтром Антонисом Сегерсом и монахинями Агнессой Каземброод и Кларой ван Хюльсен. Так как Сегерс умер в 1475 году, алтарь мог быть начат где-то около этого года. Он был закончен в 1479 году, о чем свидетельствует старинная надпись на раме, и находился первоначально в капелле госпиталя. В 1794 году был увезен французами в Париж и возвращен в 1815 году снова на прежнее место.

На внешних створках находятся портреты донаторов со своими святыми покровителями. Главная створка открытого алтаря —«Обручение св. Екатерины» — представляет собой широко распространенную в ту эпоху в Италии и на Севере композицию, известную под названием sacre conversazione, святое собеседование. В центре на троне сидит Мария, держа на коленях младенца Христа.

По сторонам трона стоят Иоанн Креститель (слева) и Иоанн Евангелист (справа) — святые патроны госпиталя. Маленькие ангелы в иссиня-черных одеждах держат над богоматерью золотую узорную корону. Слева около трона сидит св. Екатерина, у ног которой видны атрибуты ее казни — меч и колесо. Младенец надевает на палец святой кольцо, совершая тем самым таинство мистического обручения.

Справа св. Варвара читает книгу. За ее спиной — башня, постоянный атрибут, напоминающий о ее заточении. Один из ангелов у трона играет на органе, другой держит перед богоматерью раскрытую книгу. Мраморные колонны украшены резными капителями с изображением святых сцен. Пол вымощен каменными плитами с искусно подобранными оттенками лилового, светло- и темно-коричневого цвета.

Необычайно празднично нарядны и ярки узоры ковра, балдахина, парчовых одежд св. Екатерины и ангела. С удивительным живописным вкусом и тактом художник сопоставляет тяжелую роскошь золотой с черным парчи и легкость бледно-зеленой ткани.

Нарядность костюмов соседствует с простотой одеяний, нежная улыбка — с серьезностью и печалью, душевная наивность — с мудростью: картина Мемлинга кажется построенной на тончайших нюансах.

Привлекая поначалу красотой цвета и декоративностью, она постепенно заставляет зрителя углубиться в длительное созерцание, рассматривание, принося несказанное наслаждение той радостной умиленностью, идущей от чистосердечия, с которым великий художник восхищается человеком, его красотой и чистотой, природой и, конечно, самим существованием прекрасного мира,— чувство, которое нам знакомо уже по ван Эйку. Лица всех присутствующих сосредоточенны. Каждый погружен в размышление, которое вызывает в свою очередь душевную взволнованность, подобно легкому облачку, отраженную на лицах. Эта эмоциональная настроенность объединяет всех и рождает особую атмосферу близости, родственности человеческих душ. Тонкая стройная фигурка св. Екатерины пленительно грациозна в парчовом роскошном платье, накинутом поверх другого, пламенно-красного цвета, изнутри отороченного белой тканью. Длинные рукава закрывают руки до пальцев. Один из них она отогнула, чтобы легче было младенцу надеть кольцо, — трогательная и неожиданная деталь в торжественной сцене.

Слева за фигурой Иоанна Крестителя даны сцены из его жизни, которые составляют содержание левой створки. Справа за фигурой Иоанна Евангелиста, между колоннами, видна фигура в черном по традиции признаваемая всеми за автопортрет Ганса Мемлинга. В глубине за ним изображены эпизоды из легенды об Иоанне Евангелисте, продолженные на правой створке алтаря.

Мемлинг был одарен необычайно тонким пониманием лирической поэтики цвета. Утонченность его колористических гармоний несет в себе нежнейшие оттенки человеческих настроений.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487К 1480 году относится датированный портрет Ларин Морель. Латинская надпись на картине гласит: «.. .сивилла персидская, год 1480…». Молодая женщина одета по моде того времени, и ничто, кроме надписи, не указывает на отождествление ее с пророчицей. Так и непонятой остается причина, побудившая художника дочь бургомистра Брюгге назвать сивиллой. Можно лишь принять во внимание несомненную высокую нравственную чистоту, диктуемую набожностью, и гордую сдержанность чувств, заключенную в этом образе. Мария Морель представлена на темном фоне. Ее волосы забраны в чепчик, покрытый прозрачной вуалью, ложащейся мягко на плечи. На шее — золотая цепочка с подвеском из драгоценных камней. Руки унизаны перстнями, слегка касаются рамы. Ее лицо буквально притягивает к себе взгляд, поражая умом и незаурядной волевой собранностью. Строгость внутреннего облика выявлена графической четкостью силуэтных линий, вызывая в памяти великое мастерство Рогира ван дер Вейдена, у которого Мемлинг прошел великолепную школу рисунка. Картина находилась в госпитале св. Юлиана, а с 1815 года—в собрании госпиталя св. Иоанна.

Шедевр кисти Ганса Мемлинга «Богоматерь с младенцем и донатор Мартин Ниувенхове», хранимый в госпитале св. Иоанна, единственный дошедший до нас нерасчлененным диптих XV века, чрезвычайно распространенный в ту эпоху тип религиозной композиции.

К сожалению, было время, когда створки безжалостно расторгались и оказывались в разных коллекциях, тогда как для понимания идейного замысла художника необходимо их совместное рассмотрение, ибо обе створки представляют собой всегда нерасторжимое единство.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Диптих был создан мастером в 1487 году по заказу Мартина Ниувенхове, который родился в Брюгге в 1463 году, стал синдиком Брюгге в 1492 году, капитаном в 1495 году и два года спустя бургомистром.

Скончался Мартин в 1500 году тридцати семи лет от роду. Судя по его быстрой карьере, он был явно человеком незаурядным и принадлежал, несомненно, к богатому бюргерскому роду.

На раме диптиха написано, что заказчику тогда было двадцать три года.

На левой створке представлена Мария с младенцем, на правой— Мартин Ниувенхове.

На первый взгляд вам кажется, что они находятся в разных интерьерах, но, приглядевшись, вы замечаете их фигуры, отраженные в зеркале и понимаете, что они находятся в одной комнате.

Таким образом, Мемлинг стремится объединить обе створки в нерасторжимое целое, создать ощущение единой среды и развить представление о пространстве не только в глубину картины, но и навстречу зрителю.

Богоматерь сидит на низком табурете за столом, покрытом ковром, поддерживая правой рукой сына, а левой — протягивая ему красное спелое яблоко. Справа от нее раскрыта на пюпитре книга, но мы обнаруживаем эти предметы только отраженными в зеркале.

Мария облачена в голубое платье, рукава которого оторочены беличьим мехом. Золотистые волосы тонкими волнистыми прядями покрывают хрупкие плечи. Голова кажется большой по отношению к тонкой, почти бесплотной фигурке.

Замкнутое выражение лица усиливает отрешенность от мирской суеты. Движения рук поражают утонченностью и грацией. Целомудренный строгий образ идеален, величав и женствен. Он подчиняет себе интерьер, все окружение, господствует над видимым через окна ландшафтом.

Ясность природы гармонически соотнесена с чистотой ее душевного мира.

Мартин ван Ниувенхове стоит на коленях, молитвенно сложив руки. Перед ним на подставке лежит раскрытый часослов с золотым обрезом и застежками. Глаза юноши устремлены на святую деву, и взгляд их как бы отражает его душу. Полуоткрытые пухлые губы благоговейно произносят слова молитвы. Поклонение возвышенному идеалу пробуждает в человеке прекраснейшие свойства души.

Созерцание красоты рождает благородство намерений. Мы видим Мартина Ниувенхове в расцвете сил и душевных способностей, преображенным и очарованным от приобщения к миру высокого совершенства. Не случайно Мемлинг рисует не просто отдельную фигуру его святого покровителя, а целую сцену на витраже, где св.

Мартин совершает благородное деяние, отрезая кусок плаща, дабы нищий смог прикрыть свое убогое тело. Тем самым художник создает атмосферу особого идеального мира, возвышающегося над обыденным, живущего по высоким эстетическим и нравственным законам, и включает в него реального человека, своего современника.

Если цвет одежд Марии ровен, кажется как бы застывшим и своей чистотой и определенностью выполняет духовно-эстетическую функцию, постановка фигуры строго фронтальна, композиция предельно устойчива, то в правой створке срез по диагонали интерьера, колеблющиеся страницы раскрытого часослова, переливающиеся тона одежды Мартина (коричнево-сиреневые, голубовато-бежевые) вносят движение подлинной жизни. Этой двойственностью образного решения как бы подчеркивается соприкосновение двух начал, идеального и жизненного.

Маленькая кисть Мемлинга не забывает отметить множество очаровательных подробностей в пейзаже, интерьере, в одежде, вплоть до букв текста в книге. Причем все погружено в светоносную среду, отчего каждая деталь заметна, но ровно настолько, насколько важна ее роль в общем замысле.

SINT-JANSHOSPITAAL BRUGGE
Mariastraat 38, 8000 Brugge
Tel: +32 50 44 87 43

  • Часы работы
  • Вторник – воскресение с 9:30 до 17:00
  • Выходной понедельник
  • Госпиталь Святого Иоанна находится на пути обзорной экскурсии в Брюгге
  • Гид в Брюгге Феликс
  • viber & tel +32488813100
  • Заказать экскурсию

Источник: http://belgium-art.org/bruges/bruges-memling

VII — Мемлинг

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Ганс Мемлинк. «Семь радостей Марии» Мюнхенская Пинакотека.

О Мемлинге, одном из величайших Нидерландских мастеров, я буду подробнее говорить в других отделах истории живописи. Это один из типичных представителей настроения тех дней, достойный современник Перуджино и Франчии.

Но сейчас, в истории пейзажа, он заслуживает, пожалуй, меньшего внимания, нежели разобранные нами выше мастера.

Читайте также:  Успение, феофан грек, 1392

Пейзаж в его творении играет аналогичную по значению роль с той, какая была отведена ландшафту предполагаемым учителем Мемлинга, Роже: это всегда дополнение и никогда не «активно действующее лицо». Мемлинг украшает фоны своих нежных картин милыми, простыми видами.

Или он рассказывает сложные истории в десятках эпизодов, которые он размещает среди декораций, склеенных из массы реалистических и сочиненных мотивов: «Семь страданий» и «Семь радостей Марии» в Турине и Мюнхене. Но почти все пейзажи Мемлинга все же скорее «схемы», не обладающие личной жизнью.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Ганс Мемлинк. «Семь страданий Богородицы». Галерея в Турине.

Это именно фоны. Исполнены они, впрочем, с тем же любовным усердием, как и все остальное в картинах чарующего мастера. Ему отлично удаются дали и общая озаренность, в этом он идет даже дальше своего учителя.

Любопытно также отметить явно экзотический характер некоторых его архитектур, частью как будто заимствованных из «палатных писем» византийской иконописи, частью свидетельствуют о действительном знакомстве художника с особенностями восточной архитектуры (Мемлинг мог, например, видеть книгу путешествия Бернта фон Брайденбаха к Гробу Господнему, изданную в 1486 году, или ходившие по рукам сборники более или менее фантастичных видов Святой Земли). Иногда «фоны» Мемлинга не лишены поэтичности. Мы встречаем у него на картинах превосходно написанные облака, он отлично передает прозрачность и блеск воды, а также отражения в ней, он обнаруживает и большие знания в изображении животных (например лошадей) и растений, хотя в трактовке деревьев иногда впадает в манерность. Наконец, и в связи с упомянутым выше «документальным» характером некоторых его «восточных» пейзажей надо отметить в его крошечных композициях, украшающих стенки ковчега св. Урсулы в Брюгге, правдивое изображение Кельна с его недостроенным собором, церковью св. Мартина и мостом через Рейн[137].

Особенностью Герарда Давида является его широкий и свободный эклектизм.

Перед тем, как перейти к совершенно новой фазе своего развития, нидерландская школа живописи, ведущая свое начало от Эйков, сосредоточила, как в фокусе, всю свою прелесть, все свое строгое внимание к природе и все свое виртуозное мастерство в творчестве этого мастера.

Давид цветист, как Боутс, ясен, как Флемаль; он превосходно передает характер каждого вещества, как ван Эйки, он может быть резким, как Роже, и нежным, как Мемлинг. Правда, ему недостает того, что было в Гусе (и что едва проявилось в Гертхене) — личного темперамента.

Его искусство похоже на искусство всех и не имеет собственного лица. Но в то же время история «первой стадии» нидерландской живописи находит в Давиде увенчание, достойное всей ее праздничности, всего ее «солидного» богатства.

Самое замечательное, что сделано Давидом в смысле пейзажа, это декорации в его «Крещении» (приблизительно 1507 г.) в брюгжском Musйe Communal и в створке алтаря в лондонском Национальном музее «Каноник Бернардино Сальвиати с тремя святыми» (до 1511 года).

Но возникает вопрос: не принадлежат ли эти лесистые тенистые пейзажи на картинах Давида его ученику и сотруднику Патиниру, уже зараженному «южными» влияниями[138]? Южный, скорее всего венецианский, оттенок действительно замечается и в пейзаже «Преображения» в Брюгге (Notre Dame), — ломбардское, в «Распятии» Берлинского музея. Не имеем ли мы здесь, однако, дело с простым совпадением? Во всяком случае, всюду, и даже там, где Давид является живописцем вполне еще нидерландского, «старого» закала, он восхитительный пейзажист, умеющий самым правдоподобным образом комбинировать мотивы, известные со времен братьев ван Эйк.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Герард Давид. Крещение. Брюгге. Городской музей.

Совершенно в характере помянутого брюгжского «Крещения» исполнен «высокий» лесистый пейзаж позади св. Антония-пустынника (в Берлине).

Замечателен в обеих картинах именно этот смелый рост деревьев, образующий на среднем плане темные кулисы, которые способствуют вящей озаренности заднего плана, и сами по себе передают поэзию лесной тени. В «Св. Франциске» (Берлин) прелестно сочинен мотив уютной церковки, стоящей на скале. В «Св.

Христофоре» (там же) Давид старается передать ночной эффект, но не проводит его так последовательно, как Гертхен. Подобную же задачу ставит он себе и решает с полным успехом в венском «Рождестве» (авторство Давида в данном случае не вполне признано).

В последней картине необходимо отметить также один из самых ранних и несомненных признаков проникновения форм итальянского ренессанса в искусство севера, проявляющийся в пилястре, поддерживающем крышу хлева и украшенном скульптурными арабесками. В картине «Приговор Камбиза» (1498 г.

, музей в Брюгге), на которой имеются также ренессансные мотивы, в фоне очень правдиво изображена типичная фламандская улица, и такой же городской вид занимает глубину сцены за аркадами дворца, в котором происходит свадебный пир в Кане Галилейской (Лувр).

Следующая глава

Источник: https://design.wikireading.ru/3385

Ганс Мемлинг: Страсти Христовы — Православный журнал "Фома"

– Здравствуйте, это радио «Фома». Приближается Страстная неделя – время, которое для каждого христианина является, наверное, самым важным в году.

Ничего удивительного нет в том, что к теме Страстей Христовых очень часто обращаются самые разные художники, композиторы, режиссеры – словом, люди-артисты. Так было всегда.

Есть масса полотен, посвященных Страстям Христовым, авторы которых – средневековые художники. В эпоху Возрождения это тоже одна из самых значимых тем в живописи, в скульптуре.

Очень яркий пример – «Страсти Христовы» Ганса Мемлинга. Большое, многособытийное полотно. И все события Страстной недели на этом полотне разворачиваются в декорациях типичного фламандского города XV века.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

С одной стороны, это очень странный шаг, ведь когда мы говорим о Страстях Христовых, мы имеем в виду Иерусалим первого века нашей эры.

С другой стороны, это вполне типично и для средневековья, и для эпохи Возрождения, когда Евангельские события переносятся в декорации того времени, когда живет сам художник.

Ведь он рассказывает об этом, прежде всего, для своих современников и таким образом актуализирует события и подчеркивает, что они имеют самое прямое отношение к нам, живущим здесь и сейчас людям.

О том, как появилось это полотно, какую роль оно сыграло в судьбе Мемлинга, кто такой сам Мемлинг и почему в связи с ним говорят о Северном Возрождении, фламандском Возрождении – обо всем этом мы говорим с Тимофеем Китнисом, историком, богословом, руководителем Паломнического центра апостола Фомы в Европе. Здравствуйте!

– Здравствуйте.

– С чего начнем? С Мемлинга?

– Думаю, да. Сам Ганс Мемлинг – немец по национальности. Считается, что как художник он сформировался в Кельне, под влиянием другого очень известного немецкого художника Стефана Лохнера. До сих пор те, кто посещает Кельнский собор во имя Пресвятой Богородицы и апостола Петра, могут увидеть замечательную работу Лохнера «Поклонение волхвов».

– А где она там расположена?

– Она находится с правой стороны, там есть отдельный придел, посвященный Божией Матери и двум Кельнским святым, покровителям города – святому Гериону и мученице Урсуле. И уже там можно увидеть то, о чем вы говорили.

Все они – и святой Герион, и Урсула, и волхвы изображены в одеждах современников Лохнера и Мемлинга.

Это одна из черт, которая характерна для раннего Северного Ренессанса, для художников Германии и Нидерландов в первую очередь.

– О каком периоде времени идет речь?

– Это первая половина XV века. Более известным Мемлинг становится тогда, когда он уже гражданин Брюгге – с 1465 года. Брюгге в то время – политическая столица Великого герцогства Бургундского. И конечно, Брюгге – это самый богатый город того времени. Его называли «северными воротами Европы». В то время там правил знаменитый Карл Смелый.

Это последний герцог великой Бургундии. В то время там расцветали ремесла и художества. Достаточно вспомнить свадьбу Карла Смелого, которая была устроена в Брюгге. Представьте себе картину: Карл сидит вместе со своей невестой, а вокруг феерия.

Мастера Брюгге сделали такой огромный двенадцатиметровый металлический стержень, из него выезжали время от времени искусно изготовленные козлы, которые танцевали, волки играли там на флейтах. Вокруг гигантского стержня обвивался гигантский дракон, из пасти которого вылетали живые птицы. Их тут же подстреливали и подавали к столу.

А этого дракона поражал гигантский Геракл. В каналы Брюгге заходили суда, были фейерверки… В течение недели все, кто был в городе, могли просто есть и пить за счет щедрости Великого герцога.

– Фантастика!

– Да. И вот в это время, когда Брюгге – самый богатый город Европы, здесь процветает живопись.

В это время здесь работал другой великий фламандец, Ян ван Эйк, отец масляной живописи (масляная живопись рождается здесь, в Нидерландах). И в 1465 году сюда приезжает Мемлинг, становится гражданином города.

Он поступает художником в Гильдию святого Луки, творит, пишет свои произведения. Он очень долго работает здесь в госпитале и монастыре во имя святого Иоанна.

Сам по себе Мемлинг был очень скромным человеком. Многие свои работы он подписывал специфически, по-немецки это звучало «Wie kann ich», что можно перевести как «Простите, как смог, так и написал». Так сказать, простите автору его ошибки, как говорили средневековые испанские драматурги.

– А именем своим он подписывался при этом?

– Иногда подписывался, иногда нет. Но благодаря тому, что Брюгге был в то время по сути столичным городом, одним из известнейших на то время в Европе, работы Мемлинга стали быстро расходиться, его заметили.

Никуда из города он потом уже не уезжал, там он прожил всю жизнь, там он и похоронен. Кстати, в том госпитале и монастыре сейчас находится его музей, где можно видеть его картины.

В Брюгге он женился, вырастил троих детей…

Внешне он прожил жизнь довольно незаметную. Про него, правда, несколько позднее, когда его имя стало известным, стали складывать легенды. О том, например, что он якобы участвовал в известной битве 1477 года при Нанси, где погибли и Карл Смелый, и само Герцогство Бургундское.

Та картина, о которой мы говорим, «Страсти Христовы», была написана Мемлингом в 1470 году. Это время творческого расцвета художника. Ему 40 лет, он находится, возможно, на пике своей известности. И сама эта работа чрезвычайно любопытна.

Во-первых, что касается Мемлинга, то он первым из авторов Северного Возрождения стал писать пейзаж в своих работах. Во-вторых, как вы уже заметили, действие Страстей Господних проходит непосредственно в городской среде. Это не Иерусалим – это Брюгге.

И в принципе, в нем можно узнать любой нидерландский город.

Вообще, что такое «Страсти Христовы» как жанр в искусстве? Кстати, не только в живописи, но и в музыке – «Страсти по Иоанну», «Страсти по Матфею» Баха… А сегодня и в кинематографе есть, например, знаменитая работа Мэла Гибсона «Страсти Христовы».

Все это в точности соответствует жанру, который сформировался в позднее средневековье и был очень популярен в период раннего Возрождения.

Он породил такие мистерии, когда в Страстную пятницу вспоминалось несение Господом Креста, когда для поклонения и почитания выносили святыни, которые были в городе.

Так вот, Мемлинг пишет события Страстной пятницы. Они начинаются в Гефсиманском саду и заканчиваются распятием и смертью Христа. Причем что интересно – здесь мы видим, как соблюдается очень характерный для немецкого и, соответственно, нидерландского раннего Ренессанса иконографический принцип, когда на одном пространстве картины совмещаются сразу несколько событий.

У Мемлинга мы видим слева взятие под стражу в Гефсиманском саду, далее видим воина, которому апостол Петр отсек ухо, и вот сейчас Спаситель его исцелит. Мы видим, как далее стремительно начинают развиваться события, причем художник передает динамику этих событий за счет движения. Мы видим, как происходит бичевание Христа, и как Ему уже готовят крест.

Тут есть очень интересный момент. Ведь Пилат, когда отдал приказ бичевать Христа, таким образом пытался Его спасти. Ведь согласно римским законам, за одно преступление нельзя было наказывать дважды. Пилат говорил: итак, наказав Его, отпущу. И вот он отдает приказ о бичевании. Это страшная пытка.

Но потом, как мы помним, Пилат вывел Христа к иудеям, показав на Него, сказал: «Се Человек» и снова предложил Его отпустить.

Читайте также:  Иветт гильбер, поющая “linger, longer, loo”, тулуз-лотрек, 1894

– Но столкнулся с реакцией разъяренной толпы, которая кричала: «Распни Его».

– Он столкнулся с очень твердой позицией. Как мы помним, Пилат хотел досадить старейшинам синедриона. Но он понимал важную вещь. Все эти события происходили вокруг Пасхи иудейской, в Иерусалиме было огромное количество паломников.

При таком скоплении людей, в этой ситуации стоит только бросить искру – и, что называется, возгорится пламя.

И, конечно, Пилат не мог настоять на своем, потому что понимал, что если начнутся крупные беспорядки, то он не сможет объяснить в Риме, что они вызваны его желанием отпустить Узника, Которого иудеи не хотели отпускать.

И вот мы видим на картине, как готовят крест. И после этого события начинают развиваться еще стремительнее. После того, как Христа берут под стражу в Гефсиманском саду, Его вводят в город. Центральный момент картины – это бичевание и несение Креста.

И вот Спаситель сразу же – и здесь мы говорим о динамике картины – выходит с Крестом из города в сопровождении толпы и римских воинов и следует к Голгофе. На полотне очень грамотно распределена перспектива. Пейзаж тоже типично нидерландский. Ничего из ландшафта Палестины здесь и близко нет. Далее происходит распятие.

И, согласно событиям Страстной пятницы, мы видим уже справа на полотне положение во гроб.

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Уже совсем вдалеке, на периферии картины, – Воскресение Христово. Тему дальнейшей Пасхальной радости все же нельзя обойти. Да, Христос уже сошел во ад, Он уже воскрес. Но узнают об этом все-таки несколько позже. А сейчас, в этот момент времени – в центре внимания Страсти Христовы.

Это замечательная, потрясающая картина. И я считаю, что не случайно она сейчас находится в музее в Турине.

– Турин – город в Италии, где находится Плащаница, в которую было завернуто Тело Христово при положении во гроб. Плащаница – это фактически документальное свидетельство тех страстей, страданий, которые Христос претерпел. На ней есть следы от всех Его ран.

– Да, эту святыню не зря называют «пятым Евангелием», потому что это наиболее яркое свидетельство не только Страстей Господних, но и Его Воскресения. Так что эти, можно сказать, два шедевра – один из области святых реликвий, другой из области живописи, – находятся в одном городе.

– Спасибо вам за разговор! И до встречи на радио «Фома».

– До свидания!

Источник: https://foma.ru/gans-memling-strasti-xristovyi.html

Искусство. Национальные школы живописи. — ханс мемлинг

  • ХАНС МЕМЛИНГ (
  • ок.
  • 1435-1494) HANS MEMLING

Святой Бенедикт, Ганс Мемлинг, 1487

Ханс Мемлинг (нем. Hans Memling, нидерл. Jan van Mimmelynghe, 1433/1435, Зелигенштадт — 11 августа 1494, Брюгге) — крупнейший фламандский живописец второй половины XV века. Продолжая позднеготическую живописную традицию, Мемлинг в религиозных картинах с тонко разработанными интерьерными и пейзажными фонами испытал влияние итальянской живописи Возрождения. Уроженец Гессена, он работал главным образом в Брюгге, где имеется музей его имени. До нас не дошло никаких достоверных сведений о жизни Мемлинга до 1465. Вазари считает его учеником Рогира из Брюгге,имя, которым он называет Рогира ван дер Вейдена. Однако этот факт не является бесспорным, хотя многие исследователи действительно считаю Мемлинга учеником Рогира. Самым ранним известным произведением художника считается триптих «Распятие» (центральная часть — «Распятие»,Виченца, музей; внутренняя сторона створок — «Святые и донаторы», Нью-Йорк, библиотека Пьерпонт Морган; внешняя сторона створок — «Благовещение», Брюгге,музей), в котором влияние Рогира столь сильно, что проявляется даже в композиции этой работы, которая повторяет композицию триптиха великого мастера из Музея истории искусств в Вене. Еще отчетливее эти черты заметны в небольшом диптихе (Мюнхен, Старая пинакотека) с изображением Мадонны в окружении грациозных музицирующих ангелов с характерной сдержанной улыбкой на левой створке и «Св.Георгия с донатором» на правой; в доспехах святого выражено стремление Мемлинга подражать ван Эйку. Панно «Страсти Христовы» (Турин, гал. Сабауда), возможно,созданное для флорентийского купца Портинари около 1470, демонстрирует пленительный дар рассказчика: картина превращается в грандиозный образ с яркими, живыми цветами, а глаз зрителя вовлекается в последовательное прочтение многочисленных сцен.»АлтарьДонна» (центральная часть — «Мадонна с младенцем и святыми, ангелами и донаторами»; внутренняя сторона створок — два «Св. Иоанна»; внешняя сторона створок — «Св. Христофор» и «Св. Антоний») — это первый шедевр Мемлинга, исполненный, вероятно, по заказу сэра Джона Донна из Кидвелли (Лондон, Нац.гал.). В его строго симметричной композиции сочетаются воспоминания о Рогире и точность ван Эйка, трактованная в гораздо более сухой живописной манере. «Алтарю Донна» стилистически близка «Мадонна с младенцем, св. Антонием и донатором»(1472, Оттава, Нац. гал.). В 1473 художник создает одно из самых значительных своих произведений — триптих «Страшный суд» (Гданьск, Поморский музей), на внешней стороне створок которого изображены донаторы и статуи Мадонны и архангела Михаила. Написанный по заказу флорентийского купца Якопо Тани, он во время перевозки был украден польским каперским судном и передан в дар собору св. Марии в Гданьске. Его композиция вдохновлена полиптихом Рогира ван дер Вейдена из капеллы госпиталя в Боне, но отличается повествовательной интерпретацией воскрешения душ и их судеб. Этим же периодом следует датировать и триптих «Поклонение волхвов» (Мадрид, Прадо),также созданный под влиянием Рогира (левая створка — «Рождество»; правая створка -«Принесение во храм»). Эта композиция была повторена в 1479 для Яна Флоренса (Брюгге, госпиталь св. Иоанна, музей Ганса Мемлинга).Последующее творчество художника не изобилует датированными произведениями. В 1479 был создан триптих «Обручение св.Екатерины» (Брюгге, госпиталь св. Иоанна, музей Ганса Мемлинга); в 1480 -«Портрет женщины в виде сивиллы» (там же) и панно «Сцены из жизни Христа»(Мюнхен, Старая пинакотека); в 1484 -«Алтарь Мореля со св. Христофором и святыми» (Брюгге, госпиталь св. Иоанна, музей Ганса Мемлинга); в 1487 — «Алтарь Мартина ван Ньювенхове» (там же), створки триптиха «Донатор» и «Св. Бенедикт»(Флоренция, Уффици), центральной частью которого, несомненно, является «Мадонна»(Берлин-Далем, музей); в 1489 — знаменитая «Рака св. Урсулы» (Брюгге, госпиталь св. Иоанна, музей Ганса Мемлинга). В последней картине проявляются качества Мемлинга-миниатюриста, характерные также для небольших «Алтаря Воскресения» (Париж, Лувр), «Алтаря Богоматери» (Вена,Музей истории искусств) и «Алтаря Девы среди дев» (Париж, Лувр). В больших алтарных образах («Алтарь Страстей», 1491,Любек, музей) Мемлинг стремится обрести величие композиций Рогира, но вкус к деталям и живость повествования не позволяют достичь его монументальности. Это особенно чувствуется в «Алтаре Мадонны с двумя св. Иоаннами» (Брюгге, госпиталь св. Иоанна, музей Ганса Мемлинга), одном из лучших произведений художника. Даже в больших створках органа с изображением «Христа с музицирующими ангелами» (Антверпен, Кор. музей изящных искусств) мастер не может достичь пластической мощи «Поклонения агнцу» и остается на уровне декорации.Свои лучшие качества художник демонстрирует в портретном жанре. Он повторяет модели художников старшего поколения в форме диптихов, излюбленных Рогиром («Алтарь Мартина ван Ньювенхове») или создает почти фронтальные «обманки»,подражая ван Эйку («Портрет женщины в виде сивиллы»), или включает персонажей в группы («Алтарь Флоренса», Париж,Лувр), но всегда изображает свои модели с точностью, делающей их почти живыми. К лучшим портретам Мемлинга относятся портреты Томмазо Портинари и его жены Марии Барончелли (Нью-Йорк, музей Метрополитен), Виллема ван Вландерберга и его жены (Брюссель, Кор. музей изящных искусств), «Портрет старика» (Берлин-Далем, музей) и его супруги (Париж, Лувр), «Портрет юноши» (Лондон, Нац. гал.), «Человек с медалью» (Антверпен, Кор. музей изящных искусств), «Портрет юноши» с изображением вазы с цветами на обороте (Лугано, собрание Тиссен-Борнемиса),»Портрет мужчины за молитвой» (Гаага,Маурицхёйс). Искусство Мемлинга было очень популярно в конце XIX в., когда оно считалось лучшим образцом живописи XV столетия. Сегодня, когда известны шедевры Яна ван Эйка и Рогира ван дер Вейдена, он считается их блестящим последователем.

  • музей антверпен
  • ханс мемлинг
  • худож.музей базель
  • ханс мемлинг
  • старая пинакотека мюнхен
  • ханс мемлинг
  • музей истории искусства.вена
  • ханс мемлинг
  • берлинская картинная галерея
  • ханс мемлинг
  • штеделевский художественный институт
  • мемлинг
  • музей изобразительных искусств будапешт
  • мемлинг
  • музей тиссена-борнемисы
  • ханс мемлинг
  • национальная галерея.лондон
  • ханс мемлинг
  • галерея академии. венеция
  • ханс мемлинг
  • бостонский музей изящных искусств
  • ханс мемлинг
  • метрополитен-музей
  • ханс мемлинг
  • нац. галерея вашингтон
  • ханс мемлинг
  • коллекция фрика нью-йорк
  • ханс мемлинг
  • чикагский институт искусств
  • ханс мемлинг

VIII(13)

Источник: http://eguarwr.ru/index/hans_memling/0-3096

Читать онлайн "Галерея Уффици" автора Кравченко И. — RuLit — Страница 18

Когда в 1483 алтарь через море был привезен во Флоренцию, он поразил увидевших его и оказал большое влияние на итальянскую живопись.

Ганс Мемлинг (между 1433 и 1440–1494) Святой Бенедикт 1487. Дерево, масло. 45,5×34,5

Творчество ученика Рогира ван дер Вейдена, Ганса Мемлинга, принадлежало к новому периоду в нидерландской живописи XV века, которая находилась уже под немалым влиянием итальянской, о чем можно судить по представленному портрету.

Святой Бенедикт является родоначальником западного монашества и автором легшего в основу его общежития устава. Мемлинг изобразил Бенедикта в черном монашеском одеянии, с посохом, внимательно читающим Библию. Святой словно проговаривает шепотом божественные слова.

Художник передал в облике этого подвижника и отшельника выражение, появляющееся на лице человека, погруженного в чтение и восхищающегося написанным.

Мягкая светотеневая живопись лица и рук святого Бенедикта еще более дает почувствовать его образ, тишине и сосредоточенности которого вторит вечереющий пейзаж за окном.

Маттиас Стомер (около 1600 — после 1649) Благовещение 1633–1637/1638 (?). Холст, масло. 113×166

Маттиас Стомер был одним из тех, кого называют «караваджистами», то есть последователем итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, чью живопись голландец мог видеть во время своего пребывания в Неаполе. От него Стомер перенял в том числе и особенности светотени, которые использовал в данной картине.

Дева Мария и явившийся Ей архангел Гавриил озарены пламенем стоящей на столе свечи, выхватывающим их фигуры из сумрака комнаты. Колеблющийся свет усиливает напряжение всей сцены, читающееся в выражении лица Марии и Ее жесте. Все изображенное Стомером выглядит в этом свете волшебным.

Но художник, прибегая к такому способу освещения, не только создает настроение, но и решает чисто живописные задачи. Руки и лица персонажей приобретают теплоту, и кажется, что сквозь прозрачную кожу видно пульсирование крови. Зритель чувствует себя стоящим совсем рядом с этим столом, то есть свидетелем происходящего.

Такого эффекта добивались в живописи и сам Караваджо, и все, кто находился под его влиянием.

Рембрандт Харменс ван Рейн (1606–1669) Автопортрет Около 1639. Дерево, масло. 62,5×54

Рембрандт был тем художником в новой европейской живописи, кто стремился проникнуть в глубины человеческой души, поэтому он так много писал автопортретов, словно беседовал с самим собой. В молодости, еще будучи счастливым и даже беспечным, он любил изображать себя нарядным и слегка позирующим.

«Рембрандт любил наряжаться и переодеваться, как заправский актер, — отметил французский писатель и художник Эжен Фромантен. — Он надевал тюрбаны, бархатные береты, фетровые шляпы, камзолы, плащи… Он прицеплял к волосам драгоценности, надевал на шею золотые цепи с камнями».

Но при этом художник стремился проникнуть в тайное тайных человека, что видно и в данном «Автопортрете».

Рисуя себя цветущего, мастер пытался удержать молодость и красоту на холсте, потому что они проходят. Человек какой он есть — слабый, находящийся во власти времени и все-таки сильный, пока чувствует в себе биение жизни, — вот главная тема рембрандтовской живописи.

Питер Пауль Рубенс (1577–1640) Портрет Изабеллы Брант Около 1625–1626. Холст, масло. 86×62

Художник, создавший множество полотен, на которых царствует изобильная плоть, Рубенс был в то же время тончайшим портретистом. Писал он по большей части родных и по нескольку раз, как, например, свою первую жену Изабеллу Брант.

Данный портрет Рубенс сделал незадолго до ее смерти.

После кончины жены он так отозвался о ней в одном из писем: «Поистине я потерял превосходную подругу… она не была ни суровой, ни слабой, но такой доброй и такой честной, такой добродетельной, что все любили ее живую и оплакивают мертвую».

Источник: https://www.rulit.me/books/galereya-uffici-read-433567-18.html

Ссылка на основную публикацию