Смерть камиллы, сестры горация — бруни, 1824

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Бруни Федор Антонович – русский художник по исторической и религиозной живописи. Родился в Москве в 1800 году.

Его отец Антонио Бруни, итальянец, переселившийся в Россию, в царствование Павла I, был реставратором картин и живописцем по плафону.

Его работы, исполненные в Михайловском дворце, относятся к царствованию Павла I; впоследствии он занимался работами в Москве, по заказу князя Куракина.

В Москве 23 июня 1800 года в семье Бруни родился сын, названный Фиделио.

На одиннадцатом году мальчик, обнаруживавший большую любовь к рисованию, был определен в Академию художеств в Петербурге, где и занимался под руководством Егорова, Иванова Старшего и в особенности Шебуева, который был его профессором по живописи. За первые успехи молодой Бруни был награжден серебряною медалью, а в 1818 году окончил курс и получил звание художника с правом на чин XIV класса.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Моление о чаше, 1834–1836, Русский музей

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Медный змий, 1841 год, Русский музей, Санкт-Петербург

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Смерть Камиллы, сестры Горация, 1824, Третьяковская галерея

Его отец, находя, что художественное образование девятнадцатилетнего Фиделио еще недостаточно, решился, по совету Шебуева, отправить сына для дальнейшего усовершенствования в живописи в Италию.

Изучение образцовых произведений старинных художников окончательно определило направление молодого Фиделио, переименованного в России в Федора, подобно тому, как Брюлло был назван Брюлловым.

Написав несколько картин, Бруни, не достигший еще 22-летнего возраста, принялся за первую большую картину («Смерть Камиллы, сестры Горация»), которая в 1824 году была выставлена в Капитолии и доставила автору ее немалую известность; в Петербурге она появилась лишь через 10 лет, и за нее Бруни получил звание академика.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

К работам первого пребывания Бруни в Риме относятся: «Святая Цецилия», «Святое Семейство», «Вакханка, поящая Амура», «Свидание Т. Тассо с сестрою», «Богоматерь с Предвечным Младенцем», «Спящая нимфа» и еще несколько картин и портретов.

Кроме того, Бруни написал копии с двух фресок Рафаэля: «Изгнание Илиодора из Иерусалимского храма» и «Галатею».

К тому же периоду деятельности Бруни относятся четыре большие образа: «Богоматерь с младенцем на руках», «Спаситель на небесах», «Благовещение» и знаменитое «Моление о Чаше» – картину, находящуюся в Эрмитаже.

В начале тридцатых годов Бруни начал писать колоссальную картину: «Воздвижение Моисеем медного змия», но прежде, чем успел ее окончить, был вызван из Рима в Петербург для работ в Исаакиевском соборе и для преподавания в Академии художеств.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Богоматерь с младенцем в розах, 1843, Третьяковская галерея

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Вакханка, поящая Амура, 1828, Русский музей

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Апостол Иоанн, 1840-е годы, Музей «Культура Русского Севера»

Бруни прибыл в Петербург в 1836 году, написал в течение двух лет несколько образов и скомпоновал для алтаря Казанского собора большую картину-образ «Покров Пресвятые Богородицы».

В 1838 году он нашел возможным возвратиться в Рим, и написал там «Покров» и окончил в 1840 свое большое произведение: «Медный змий», которое произвело в Риме необыкновенно сильное впечатление. В следующем году эта картина была перевезена в Петербург и выставлена в одной из зал Зимнего дворца.

Все печатные отзывы того времени об этой картине были преисполнены почти безграничными похвалами этому произведению, в самом деле замечательному по составу и расположению групп, по типичности и выражению фигур и лиц, по общему колориту, хотя далеко не блестящему, но соответствующему содержанию грозного библейского события.

В этой картине Бруни показал в полной силе все свое глубокое, академическое знание рисунка. В одной из зал русской школы в Эрмитаже «Медный змий» находится рядом с картиной Карла Брюллова – «Последний день Помпеи».

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Отправляясь в третий раз в Италию, Бруни занимается картонами тех картин, которые он должен был впоследствии написать на стенах Исаакиевского собора.

В 1845 году он привозит в Петербург 25 картонов, которые были в Риме предметом похвал знатоков искусства; некоторые из них были исполнены фреской в Исаакиевском соборе самим Бруни, другие различными художниками под его личным руководством.

На аттике собора находятся: «Сотворение мира», «Всемирный потоп», «Спаситель, вручающий апостолу Петру ключи от царствия Небесного», «Явление Господа апостолам по Воскресении».

В полукружии над аттиком: «Творец, благословляющий все созданное», «Святой Дух в сонме ангелов»; на плафоне: «Введение Первородного Сына во вселенную», «Второе пришествие Сына Божия», «Прорцы на Кости» и «Егда сотворены быша звезды, восхвалима Мя вся ангелы». Исполнение перечисленных работ окончено было в 1853 году, но, кроме них, Бруни успел написать иконостас для православной церкви в Штутгардте.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Богоматерь с Младенцем на пути в Египет, 1838, ГТГ

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Пробуждение граций, 1827, Третьяковская галерея

Вакхант, 1858, Третьяковская галерея

Будучи назначен в 1849 хранителем картинной галереи Эрмитажа, он с любовью занимался этой работой; дважды он был командирован за границу для покупки картин, послуживших для пополнения Эрмитажной галереи.

В 1855 году Бруни занял в Академии художеств место ректора по отделу живописи и ваяния, а в 1866 перешло в его ведение и мозаичное отделение при Академии.

Бруни был чрезвычайно трудолюбив и плодовит, чему способствовала, конечно, и постоянная поддержка заказами со стороны правительства и частных лиц.

Голова Христа в терновом венце, частное собрание

Кроме исторических и религиозных картин, Бруни писал также и портреты, – последних, впрочем, немного. Главная его сила была в композиции и правильности рисунка; в его картинах видно много академического знания, которое было пополняемо художественностью содержания, а часто и чувством.

Его «Моление о Чаше» изображает Христа, полного скорби и предзнания ожидающих Его страданий и производит сильное впечатление; повторение этой картины, сделанное Бруни, находится в церкви Академии художеств. Его «Вакханка и Амур» переносит совсем в другой мир и полна страстной неги; написана эта картина колоритно и нежно.

Весьма достойно сожаления, что его часто грандиозные композиции, находящиеся в Исаакиевском соборе, сильно пострадали от времени, как и все другие, написанные там на стенах.

В последние годы своей жизни Бруни занимался сочинением картонов для образов Храма Спасителя в Москве. К списку его работ, приведенных выше, надо прибавить еще тридцать листов рисунков из русской истории, гравированных им крепкой водкой (офорт).

Вообще художественная деятельность Бруни занимает почетное место в истории русской живописи, и появление произведений его и Карла Брюллова составило эпоху в русском искусстве. Хотя еще при жизни Бруни начались иные и новые веяния в русском искусстве, но то, что он сделал, было нужно и многому научило.

Гравюра мало популяризировала картины Бруни.

«Медный змий» в гравюре на дереве был помещен в различных иллюстрированных изданиях; «Смерть Камиллы» воспроизведена только контурной гравюрой; «Моление о Чаше» литографировано Козловым и гравировано Захаровым; «Божия Матерь, спящая с бодрствующим на Ея коленах Младенцем» была гравирована на стали и помещена в книге: «Картины русской живописи» В. Кукольника. Из учеников Бруни особенно талантлив был К. Д. Флавицкий, автор картины «Княжна Тараканова», ныне находящейся в галерее П.И. Третьякова в Москве. Преждевременная смерть не дала вполне определиться этому даровитому художнику. Бруни Федор Антонович умер в 1875 году в Петербурге. Статья Ф. Петрушевского из Энциклопедического словаря Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А.

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/bruni.html

Смерть Камиллы Сестры Горация

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Картина Смерть Камиллы, сестры Горация (1824) – один из лучших примеров зрелого классицизма в русском искусстве: величавая и строгая по исполнению, она прославляет идею патриотической самоотверженности. Старый Гораций не осуждает сына за убийство сестры – душою изменив Риму, она заслужила смерть но в то же время казнью Камиллы Гораций безвозвратно сгубил свою честь и славу. Картина «Смерть Камиллы, сестры Горация» была создана Бруни в Риме.

Старый Гораций неосуждает сына заубийство сестры— душою изменив Риму, она заслужила смерть новтоже время казнью Камиллы Гораций безвозвратно сгубил свою честь иславу. Вот почему полотно, замышленное им как «Триумф Горация», уже современниками было названо иначе: «Смерть Камиллы, сестры Горация».

Смерть Камиллы, сестры Горация – Бруни, 1824

Вот таким образом решено было выявить победителя единоборством нескольких избранных солдат.

Впоследствии Александр Бенуа напишет, что Бруни создал вещь «поистине мастерскую, но глубоко фальшивую, как финал какой-нибудь ложно-классической трагедии» (Бенуа А. Н. Убитая девушка была римлянкой и суд приговорил Горация к смерти.

Стиль и содержание картины Бруни характерны для нового этапа русского классицизма испытавшего значительные изменения под воздействием идей романтизма.

В порыве патриотического гнева Гораций убивает ее. Разгневанный Гораций выхватил меч и убил сестру. Здесь он написал свою известную картину «Смерть Камиллы, сестры Горация» (1824, Русский музей, Санкт-Петербург) на сюжет из древнеримской истории.

Все фигуры, как будто на просцениуме, находятся в неглубоком условном пространстве. – Вполне. Картине посвящались хвалебные речи, даже папа римский пришёл на неё посмотреть. В порыве патриотического гнева Гораций убил свою сестру. В 1819–1835 годах Бруни жил в Риме.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Смерть Камиллы, сестры Горация какому событию была посвящена

12см. Неуклюже смотрится картина большого размера обрамленная в узкую раму. С. 122. ). Мастерская превратилась в объект паломничества.

Его лицо, поза и особенно жест выражают возмущение и решительность. Пусть в названии не всюду фигурирует 1608 год (а именно в этом году, при первом штурме лавры сторонниками Лжедмитрия II, была наибольшая победа). Но Камилла, безутешна.

Содержание и стиль картины вполне в духе русского классицизма первой половины XIX века. (ширина профиля багета по 4 см. Горожане и римские солдаты приветствовали Горация восторженными криками. Предателя привязали к двум колесницам, которые направили в разные стороны.

Более того, он его прогневил за недолжное проведение установленных обрядов. Среди них – Спасский собор Андроникова монастыря (до 1427 г. ), Успенский собор на Городке в Звенигороде (ок. Однако история эта имела трагическое продолжение. Ему нужно было выразить лишь психическую, страстную сторону происшествий. Действующие фигуры сюжета на картине стилизованы под псевдоисторическую эпоху Рима.

История русского искусства в XIX веке / Сост., вступ. Так погиб третий древнеримский царь. Для участия в битве Рим выбрал трех братьев Горациев, а Альба-Лонга — братьев Курациев. Во времена, относящиеся к далеким преданиям, Рим воевал с городом Альба-Лонга. Я только делал вид, что заинтересован.

В начале схватки все альбанцы были ранены, а двое римлян погибли. Но все римляне единодушно восстали против приговора и судьи, подчиняясь общественному мнению, помиловали Горация. Не привлекая внимания, пошёл к морю, чтоб освежиться, мол и не вернулся.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Описание картины «Смерть Камиллы, сестры Горация»

Я тогда впервые загулял с девушками (научился, наконец, танцевать). Стоимость данной услуг зависит от уровня стилизации. В 1815-20 годах в Италии шли антифеодальные революции индивидуалистов.

И возвращаясь (а меня ж ждали и вообще – вся жизнь впереди и то ли ещё будет. ), дошёл до места – так уж солнце светило, отражаясь от жёлтого песчаного дна и проходя сквозь несколько сантиметров глубины – где вода стала ослепительно-зелёной.

Поримским законам убийство любого свободного римлянина каралосьсмер-тью.

Однако опасения оказались напрасными. Гораций, напротив, горячо приветствует выбор альбанцев, предназначивший ему ещё более возвышенный жребий: велика честь биться заотечество, нопри этом ещё преодолеть узы крови ичеловеческих привязанностей— мало кому довелось стяжать столь совершенную славу.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Репродукция картины Смерть Камиллы, сестры Горация, художник Пучинов Матвей

И мало того, что счастье её принесено в жертву величию гордого Рима, этот самый Рим требует от неё скрывать скорбь и вместе со всеми ликовать одержанной ценою преступления победе.

Вскоре Альба-Лонга была разрушена до основания, а ее жителей насильно переселили в Рим. Публия, несмотря на его заслуги перед Римом, предали народному суду.

Мифы говорят о том, что Тулл Гостилий не смог умилостивить Юпитера.

Сторона Б 40см. Один из его учеников, Жан-Жермен Друэ, писал: «Невозможно описать её красоту». Пучинов не единственный, кто изобразил этот эпизод истории. – Я совратился, знаете. Я же ошибку свою (стёртую) усугубил ссылкой на Менгса, у которого учился Камуччини, который в свою очередь был иконой для Бруни. Например, если вы выбрали размер изображения 30х40см., 2 паспарту по 3см.

(ширина профиля багета по 4 см. с каждой стороны) 50см. Этот момент финальной развязки и запечатлел Бруни на своем полотне. Композиция построена по традиционной академической схеме.

С многофигурным Уже фигурировавшим тут Ну с Кипренским Дмитрий Донской на Куликовом поле. Федор Антонович Бруни был выдающимся мастером сложной многофигурной исторической картины. Сюжет картины почерпнут из древнеримской истории. Царь усердно занялся поиском причин и предлогов для ссоры.

Давид тщательно продумал композицию картины, «хореографию» персонажей и игру света, что концентрирует внимание зрителя в центре картины, раскрывая моральную атмосферу такой необычайной силы, что страдание отступает перед ней.

Читайте также:  «благовещение», сандро боттичелли, 1485 — описание и видеообзор картины

Изображен непосредственный телесный контакт, передано эмоциональное напряжение. Пляж же там – многокилометровый. Впрочем, театральность еще ощущается, хотя отход отскучного академизма уже случился.

Бенуа брезговал «порождениями романтизма на академической почве.

3 уровень стилизации под живопись включает обработку всех объектов изображения. Благодаря слезным просьбам отца и достойному поведению переел римлянами, юноша был оправдан и прощен после очистительных обрядов. Поводом к войне послужили обоюдные пограничные набеги и грабежи.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

История в картине: Смерть Камиллы, сестры Горация

Бруни создал картину изобразив сюжет расправы Горация над несчастной сестрой. «Брюллов, несмотря на все свое сходство с болонцами, в сущности, сильно уступал им. И плавно изгибающийся по дуге. 2 уровень стилизации включает прорисовку крупных и средних деталей изображения. А пошёл вдоль кромки берега то по воде, то по мокрому песку.

Чуть не 20 лет до того написанным. (поля двух паспрату с каждой стороны по 3см. ) 8см. Рыдая, она повторяла имя жениха.

  • Официальный блог Государственной Третьяковской галереи
  • История убийств в России: подборка картин от «омерзительного искусствоведения»
  • Федор (Фиделио) Антонович Бруни (1799–1875)
  • Галина Дятлева, Кристина Ляхова – Мастера исторической живописи

Однако современем художники набираются храбрости иначинают «убивать» нетолько общепризнанных благородных мучеников, ноипросто исторических персонажей, которым неповезло. Она принесла молодому художнику успех и звание академика.

Она была помолвлена с одним из Куриациев. Девушка упала бездыханной, а Гораций продолжал свое триумфальное шествие. С чем сравнивать.

«Клятву Горациев» повесили над портретом Марии-Антуанетты с сыновьями работы Елизаветы Виже-Лебрун, что оказалось очень выгодным местом.

Лишь одна девушка печалилась – сестра Горация Камилла. За это полотно он в 1834 году получил звание академика. Это вторая по важности деталь оформления картины после самого изображения.

  1. Третий древнеримский царь Тулл Гостилий – двойник Ромула
  2. Пимен Орлов «Смерть святого князя Михаила Тверского вОрде»
  3. Константин Маковский «Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова»
  4. Василий Верещагин «Смертельно раненный»

Возмущенный сочувствием врагу брат убил ее в присутствии сограждан. Он был также избран патрициями, как и второй царь – рассудительный Нума Помпилий. После некоторого выжидания армии Рима и Альба-Лонга сошлись в открытом поле.

() Несомненно вдохновлялись московские зодчие и своеобразием новгородских сооружений, скромностью их декоративного убранства, простотой внешнего облика. И я задохнулся от счастья. (1787 год).

  1. Василий Суриков «Утро стрелецкой казни»
  2. Илья Репин «Иван Грозный исын его Иван 16ноября 1581 года»
  3. Василий Смирнов «Смерть Нерона»
  4. Мстислав Добужинский «Октябрьская идиллия»
  5. Кузьма Петров-Водкин «Смерть комиссара»
  6. Исаак Бродский «Расстрел 26 бакинских комиссаров»

Я, может, километр прошёл. Тогда Гораций выхватил меч, еще не просохший от крови и вонзил в грудь сестры.

Гораций не мог себе представить, что в час торжества отчизны можно убиваться по кончине её врага когда же Камилла начинает последними словами поносить Рим и призывать на родной город страшные проклятия, его терпению приходит конец – мечом, которым незадолго до того был убит её жених, он закалывает сестру. Мне пришлось потом стереть получившееся толкование.

Противоречие у Бруни получилось от другого, от недоосознавания: что он применил средство выражения коллективизма («фигуры героя, замершей словно барельеф) для выражения индивидуализма (личности плевать на гражданские ценности). В знак очищения от греха Гораций прошел под укрепленными над дорогой бревном.

Но что-то пошло не так. Володарского. статья и коммент. Совсем другое — Бруни, который был достойным наследником всех этих художников и великолепно впитал в себя их изумительное мастерство, подобно им, сумел развиться до высшей точки школьного совершенства.

  • Илья Глазунов «Царевич Дмитрий»
  • «Убийство царской семьи» и«Расстрел Кирилла, митрополита Казанского, вЧимкенте 20ноября 1937 года»
  • О чем молчат папы: три откровенные истории об отцовстве
  • Коливинги: зачем люди живут и работают с посторонними
  • Крымская волна и крыло ангела: посмотрите, как выглядят новые российские аэропорты
  • Тест: как хорошо вы запомнили этот чемпионат мира по футболу

Здесь художник описывает знаменитую сцену встречи Горация со своей сестрой. «Весь Рим» собрался посмотреть «Клятву Горациев», которую посчитали величайшей данью уважения Вечному Городу. После сражения в живых остался лишь один из братьев Горациев. Участвовать в поединке должны были по три представителя от каждого города.

В картине прослеживается тщательно смоделированная пластика фигур, величавость их жестов. Он схватил меч и заколол сестру. и багет с шириной профиля 4см., то полный размер картины будет равен: Сторона А 30см. Функцию багетной рамы трудно переоценить.

И там и тут столкновение личного с общественным.

Пусть тут в самом деле ложь со временем года (тот штурм был 1 ноября, а на картине ребёнок слева и мальчик в центре босые, женщины же слева легко одеты, при летнем же штурме слишком мало оставалось в живых, тогда как на картине людей полно). Я не хотел.

  • «Главный мужик в фильме все равно Ирина Горбачева»: вышел «честный» трейлер «Тренера»
  • «Голоса в голове начали соблазнять меня»: пользователи твиттера считают дни без секса
  • 50 трейлеров недели, которые вы могли пропустить
  • Эксперимент: Алла Михеева становится стюардессой
  • Сколько пива было выпито, ставок сделано и другие цифры ЧМ-2018

И вот раз вся компания собралась на пляже.

Мало того, ему удалось придать к унаследованному от них эклектическому фонду, состоящему из заимствований у Рафаэля, Леонардо и Буонарроти (заимствований, так остроумно ими претворенных в нечто более доступное для толпы, более гибкое, растяжимое и прельстительное), еще одну, новую прелесть: прелесть святости, пикантного мистицизма, чего-то и сладострастного и чистого «Когда Делакруа писал свои исторические картины — Крестоносцев или Убиение Льежского епископа, то ему всего менее дела было до верности костюмов и обстановки, до школьной правильности рисунка и опрятной живописи. Одна из них положила на меня глаз. 12см. Самыми известными картинами Пучинова признаны: «Смерть Камиллы, сестры Горация». После окончания института.

– М. : Республика, 1995. Некоторые исследователи считают, что легенда об убитой сестре возникла лишь для того, чтобы объяснить эту, неизвестно откуда взявшуюся, традицию. Персонажи выстроены по всем правилам последнего действия в классицистической трагедии. Так же уровень зависит от содержания изображения.

  • Федор (Фиделио) Антонович Бруни (1799–1875)
  • Написать отзыв или задать вопрос

Но в ней уже чувствуется влияние идей романтизма. Таким образом Горации победили и Альба-Лонга был вынужден вступить в наступательный союз с Римом против этрусков. НоКамилла, безутешна. Период правления Тулла Гостилия приходится на 673-641гг.

А Бруни что. 1400), Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря (1422). Разгневанный брат поражает сестру мечом.

Полный размер картины складывается из размера изображения, паспарту (если оно добавлено) и ширины багета. Играли в карты, кто хотел. «Клятва Горациев» была принята публикой с восторгом, не уступавшим тому, что был в Риме. (поля двух паспрату с каждой стороны по 3см. ) 8см.

Так состоялось легендарное сражение между тремя братьями Горациями и Куриациями со стороны Рима и Альба-Лонга соответственно. Только у Кипренского – парадокс: победа общественного вызвала личную слабость от счастья. Я ж писал, разбирая главу Первые пейзажисты, что всегда жду противоречивости текста.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Материалом для пластикового багета служит вспененный полистирол (пенополистирол). Её рыдания, омрачившие радость победы, привели в ярость Горация. Но победы Гостилия были омрачены начавшейся эпидемией и народными волнениями. Но мне не нравилась. Фигуры строго упорядочены и сгруппированы в красивые и выразительные группы. Картина «Смерть Камиллы, сестры Горация» была написана в Риме.

Ну. Последний из Горациев преднамеренно обратился в бегство. до н. э. И все потерпели поражения из-за индивидуализма же.

Например, если изображение содержит множество мелких объектов (пейзаж), то минимальный уровень стилизации будет вторым.

Эта услуга особенно актуальна, при заказе фото-коллажей (вставки лиц) в портреты, оригиналы которых были написаны маслом. с каждой стороны) 60см.

В классически строгой композиции, развернутой параллельно холсту, Гораций в ярко-красном плаще занимает центральное место, как грозный судья возвышаясь над умирающей сестрой.

Идеально, когда текстура рамы перекликается с основными линиями изображения. В 1897 году «Смерть Камиллы, сестры Горация» была передана из Императорской Академии художеств в Русский музей Александра III. В. М.

Давид полностью закончил работу над картиной только в июле 1785 года.

Источник: http://aquareller.com/wdr/201807/smert-kamilly-sestry-goraciya/

Федор (Фиделио) Антонович Бруни (1799–1875)

Федор (Фиделио) Антонович Бруни

(1799–1875)

Известность Ф. А. Бруни принесла картина «Смерть Камиллы, сестры Горация». Выполненная в традициях классицизма, она в то же время отмечена романтическим пафосом.

Романтическая эмоциональность свойственна и другому произведению мастера — «Портрету княгини З. А. Волконской в костюме Танкреда».

Позднее Бруни стал ревностно придерживаться академической направленности, из-за чего к концу жизни растерял почти всех своих учеников.

Федор Антонович Бруни, итальянец по происхождению, родился в Милане, но почти всю свою жизнь провел в России, ставшей для него второй родиной.

С 1809 по 1818 год Бруни учился в Петербургской академии художеств у А. Е. Егорова, А. И. Иванова и В. К. Шебуева. В год окончания академии за картину «Улисс, потерпевший кораблекрушение, перед царевной Навзикаей» молодой живописец получил звание классного художника.

В 1819–1835 годах Бруни жил в Риме. Здесь он написал свою известную картину «Смерть Камиллы, сестры Горация» (1824, Русский музей, Санкт-Петербург) на сюжет из древнеримской истории. Ведущие войну между собой Рим и Альба-Лонга договорились провести поединок, который определил бы город-победитель.

Участвовать в поединке должны были по три представителя от каждого города. Для участия в битве Рим выбрал трех братьев Горациев, а Альба-Лонга — братьев Курациев. После сражения в живых остался лишь один из братьев Горациев. Победитель вернулся домой, где увидел свою сестру Камиллу, оплакивающую своего жениха, Курация.

Разгневанный Гораций выхватил меч и убил сестру.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Ф. А. Бруни. «Смерть Камиллы, сестры Горация», 1824, Русский музей, Санкт-Петербург

Бруни расположил своих героев на первом плане, придав изображению вид скульптурного барельефа. В центре композиции выделяется высокая фигура Горация, одетого в красный плащ. Напряженная поза и суровое лицо воина говорят о переполняющих его чувствах гнева и возмущения.

Персонажи картины идеализированы, их движения и жесты театральны. Таковы умирающая Камилла, ее отец, окружающие их римляне и сам Гораций.

Фигуры, расставленные художником в один ряд, кулисное расположение зданий по краям полотна — все напоминает сцену из спектакля.

Автор не вникает в глубину трагедии. Отсутствие пятен крови на мече Горация и одежде Камиллы приглушает драматизм события.

Но, несмотря на явную академичность, картине свойственна легкая романтическая окраска. Чувствуется, что автор испытывает сострадание к Камилле, погибшей из-за любви к врагу. Художник не только прославляет патриотический подвиг Горация, олицетворяющего воинский долг, но и сочувственно передает страдания умирающей Камиллы.

В 1834 году за «Смерть Камиллы, сестры Горация» Бруни получил звание академика.

В 1838–1841 годах живописец вновь побывал в Италии, где создал полотно «Медный змей» (1841, Русский музей, Санкт-Петербург). Художник привез эту многофигурную композицию, написанную в академической манере, в Петербург.

Выполненная с большим художественным мастерством картина принесла автору огромный успех.

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Ф. А. Бруни. «Медный змий». 1841, Русский музей, Санкт-Петербург

В Петербурге Бруни сделал успешную карьеру. Он преподавал в Академии художеств, стал профессором, а затем ректором академии. С 1849 по 1864 год живописец был хранителем картинной галереи Эрмитажа. Кроме того, он являлся почетным членом Болонской и Миланской академий искусств, профессором Флорентийской академии и Академии Св. Луки в Риме.

Следующая глава

Источник: https://design.wikireading.ru/13756

Бруни Федор Антонович (1801— 1875)

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

Смерть Камиллы, сестры Горация

1824 Холст, масло.350 x 526,5 Государственный Русский музей

ЗАЛ N15

Картину «Смерть Камиллы, сестры Горация» Ф. А. Бруни написал в Риме. Полотно огромно по размерам — более пяти метров в длину. Художник выставил свое произведение на Капитолийском холме для всеобщего обозрения, и оно прославило двадцатилетнего автора. Знатоки находили много изящного в композиции и рисунке картины.

Сюжет картины Федор Бруни заимствует из легендарного прошлого Рима, когда Рим враждовал с городом Альба-Лонга. Судьба этой многолетней вражды должна была решиться в поединке между тремя братьями Горациями – со стороны Рима, и тремя братьями Куриациями – со стороны Альба-Лонга.

Оставшийся в живых после сражения победитель Гораций по возвращении в Рим встречает сестру Камиллу, оплакивающую своего жениха, одного из Куриациев.

Разгневанный брат поражает её мечом. Поступок героя вызывает у окружающих не уважение, но скорее ужас и сострадание к его жертве. Герой одинок, между ним и согражданами – трагическое непонимание. Этот момент финальной развязки и запечатлел Бруни на своем полотне.

Полотно, названное Бруни «Триумф Горация», уже современниками было названо иначе: «Смерть Камиллы, сестры Горация».

Действие этого полотна разворачивается перед нами подобно классическому фризу: тщательно моделирована пластика фигур, расставленных как на сцене, величавы их жесты, благородно ниспадают крупные складки драпировок. Алый плащ и эффектная поза выделяют, помещенного в центре, героя – его указующая рука точно совпадает с диагональю композиции.

Читайте также:  Картина "моей жене", марк шагал - описание

Содержание и стиль картины вполне в духе русского классицизма первой половины XIX века. Но в ней уже чувствуется влияние идей романтизма. Композиция построена по традиционной академической схеме. Персонажи выстроены по всем правилам последнего действия в классицистической трагедии. Фигуры строго упорядочены и сгруппированы в красивые и выразительные группы.

В центре и на первом плане — главные сюжетные герои: умирающая неверная Камилла и Гораций, указующий на жертву. Все фигуры, как будто на просцениуме, находятся в неглубоком условном пространстве.

Действующие лица стилизованы под псевдоисторическую эпоху Древнего Рима. Одетые в античные одежды, они своими позами и жестами вызывают в памяти эллинистические статуи. Выражения их лиц, на которых отражается переживание трагических событий, демонстрируют общую идею произведения.

Красиво сочетание ярких красочных тонов с объемными цветопереходами. Главный персонаж Гораций выделен не только композиционно, но и цветом: живописец неслучайно выбрал для него плащ ярко-красных тонов.

В своей произведении Бруни стремился к психологической достоверности, к созданию напряженности при восприятии картины зрителем. За это полотно он в 1834 году получил звание академика.

В 1897 году «Смерть Камиллы, сестры Горация» была передана из Императорской Академии художеств в Русский музей Александра III. Впоследствии Александр Бенуа напишет, что Бруни создал вещь «поистине мастерскую, но глубоко фальшивую, как финал какой-нибудь ложно-классической трагедии» (Бенуа).

Источник: https://nearyou.ru/bruni/15kamilla.html

История в картине

И вот теперь меня заинтересовала картина со второго тома Тита Ливия…

На нем у меня красуется фрагмент вот этого творения:

Смерть Камиллы, сестры Горация - Бруни, 1824

«Смерть Камиллы, сестры Горация», Ф. А. Бруни

Историческая ситуация связана с небезызвестным поединком между Горациями и Куриациями (по тем же мотивам писана известнейшая картина Давида «Клятва Горациев»).

Согласно Титу Ливию, трое братьев из рода Горациев были выбраны, чтобы сразиться с тремя лучшими воинами города Альба-Лонга — братьями Куриациями. Исход поединка должен был решить победителя и соответственно того, кто будет главенствовать над обоими народами. Это было сделано, чтобы не терять множество людей в братоубийственной битве.

Куриации проиграли поединок и полегли все трое, из Горациев выжил лишь один. И вот, по возвращении в Рим сестра выжившего Горация встретила его слезами и скорбью по погибшему жениху из Куриациев. Разгневанный брат пронзил мечом сестру, и та погибла. Оно и понятно,кому понравится, когда родная сестра огорчается, что ты победил и вернулся живой…

Однако, примечательно, что среди народа такой поступок вызвал возмущение. Горация отдали под суд, несмотря на то, что он — герой, принесший отечеству главенство над соседним городом и его народом.История, как она рассказана Ливием:»…узнав на плечах брата женихов плащ, вытканный ею самою, она распускает волосы и, плача, окликает жениха по имени.

(3) Свирепую душу юноши возмутили сестрины вопли, омрачавшие его победу и великую радость всего народа. Выхватив меч, он заколол девушку, воскликнув при этом: (4) «Отправляйся к жениху с твоею не в пору пришедшей любовью! Ты забыла о братьях — о мертвых и о живом, — забыла об отечестве.

(5) Так да погибнет всякая римлянка, что станет оплакивать неприятеля!»

Черным делом сочли это и отцы, и народ, но противостояла преступлению недавняя заслуга. Все же Гораций был схвачен и приведен в суд к царю.

А тот, чтобы не брать на себя такой прискорбный и неугодный толпе приговор и последующую казнь, созвал народный сход и объявил: «В согласии с законом, назначаю дуумвиров, чтобы они вынесли Горацию приговор за тяжкое преступление».

(6) А закон звучал устрашающе: «Совершившего тяжкое преступление да судят дуумвиры; если он от дуумвиров обратится к народу, отстаивать ему свое дело перед народом; если дуумвиры выиграют дело, обмотать ему голову, подвесить веревкой к зловещему дереву, засечь его внутри городской черты или вне городской черты».

(7) Таков был закон, в согласии с которым были назначены дуумвиры. Дуумвиры считали, что закон не оставляет им возможности оправдать даже невиновного. Когда они вынесли приговор, то один из них объявил: «Публий Гораций, осуждаю тебя за тяжкое преступление. Ступай, ликтор, свяжи ему руки». (8) Ликтор подошел и стал ладить петлю.

Тут Гораций, по совету Тулла, снисходительного истолкователя закона, сказал: «Обращаюсь к народу». (9) Этим обращением дело было передано на рассмотренье народа. На суде особенно сильно тронул собравшихся Публий Гораций-отец, объявивший, что дочь свою он считает убитой по праву: случись по-иному, он сам наказал бы сына отцовскою властью90.

Потом он просил всех, чтоб его, который так недавно был обилен потомством, не оставляли вовсе бездетным.

(10) Обняв юношу и указывая на доспехи Куриациев, прибитые на месте, что ныне зовется «Горациевы копья», старик говорил: «Неужели, квириты, того же, кого только что видели вступающим в город в почетном убранстве, торжествующим победу, вы сможете видеть с колодкой на шее, связанным, меж плетьми и распятием? Даже взоры альбанцев едва ли могли бы вынести столь безобразное зрелище! (11) Ступай, ликтор, свяжи руки, которые совсем недавно, вооруженные, принесли римскому народу господство. Обмотай голову освободителю нашего города; подвесь его к зловещему дереву; секи его, хоть внутри городской черты — но непременно меж этими копьями и вражескими доспехами, хоть вне городской черты — но непременно меж могил Куриациев. Куда ни уведете вы этого юношу, повсюду почетные отличия будут защищать его от позора казни!» (12) Народ не вынес ни слез отца, ни равного перед любою опасностью спокойствия духа самого Горация — его оправдали скорее из восхищения доблестью, нежели по справедливости. А чтобы явное убийство было все же искуплено очистительной жертвой, отцу повелели, чтобы он совершил очищение сына на общественный счет.»

Источник: ancient-ru.livejournal.com

Источник: https://www.facenews.ua/news/2014/230841/

Почему Гораций убил сестру?

Эта трагическая история произошла давным-давно, еще в VII в. до н. э. Два города — Рим и Альба-Лонга — соперничали за звание главного города Латинского союза.

Но междоусобица ослабила бы оба города, и распря могла привести к тому, что оба эти города поработили бы этруски. Поэтому решено было выявить победителя единоборством нескольких избранных солдат.

На бой вышли три брата Горация из Рима и три брата Куриация из Альба-Лонга. Сражение было жестоким. Братья Курации были убиты, из трех братьев Горациев остался один. Он и вернулся победителем в Рим. И убил свою сестру Камиллу.

Об этом и рассказывает картина русского художника Фёдора Антоновича Бруни » Смерть Камиллы, сестры Горация».

Огромное полотно (ширина его более пяти метров) Федор Бруни, русский художник итальянского происхождения, написал в 25 лет во время своего путешествия в Италию.

Художник выставил свое произведение на Капитолийском холме для всеобщего обозрения, и оно прославило молодого автора.

Затем картина была перевезена в Россию и выставлена в в Русском музее Александра III. За это полотно Федор Бруни в 1834 году получил звание академика. А вот Александр Бенуа, художник, историк искусства, критик скажет, что Бруни создал вещь «поистине мастерскую, но глубоко фальшивую, как финал какой-нибудь ложно-классической трагедии».

Картина написана в духе русского классицизма первой половины XIX века. Но в ней уже чувствуется влияние идей романтизма. Композиция построена по традиционной академической схеме.

Персонажи выстроены по всем правилам последнего действия трагедии. Фигуры строго упорядочены и сгруппированы в красивые и выразительные группы.

Герои, как будто на просцениуме, находятся в неглубоком условном пространстве.

Действующие лица стилизованы под псевдоисторическую эпоху Древнего Рима. Одетые в античные одежды, они своими позами и жестами похожи на эллинистические статуи.

В центре картины вернувшийся с боя Гораций. Он выделяется своим ярко-красным плащом. Перст его направлен на умирающую Камиллу, которую сам же и убил.

Так за что же она приняла смерть от руки брата? О, тут настоящая трагедия жизни. Камилла из рода Горациев, родная сестра братьев, защищающих честь Рима, была помолвлена с одним из братьев Курациев. И не просто помолвлена, а по-настоящему любила его.

Когда Гораций-победитель вернулся в Рим, весь город радовался и приветствовал героя. Одна лишь Камилла оплакивала смерть жениха.

Разгневанный брат поражает её мечом.Поступок героя вызывает у окружающих не уважение, но скорее ужас и сострадание к его жертве. За убийство сестры Гораций был приговорён к смертной казни, но потом наказание было смягчено.

А Рим и Альба-Лонга объединились и в союзе выступили на борьбу с этрусками.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c3c362006588800ac41f41d/5cd19a2c2548e400b32624fa

Майкапар Александр | Литературная программа живописного шедевра. Рассказ Тита Ливия и картина Жака Луи Давида “Клятва Горациев” | Журнал «Искусство» № 3/2010

Александр МАЙКАПАР

Цикл очерков, который мы предлагаем вниманию читателей, посвящен сюжетам, заимствованным художниками из литературных источников. Рассказывая о сюжетах европейской живописи, мы не раз должны будем обратиться к литературным памятникам, точно так же, как это делали сами художники, выбирая темы для своих картин и гравюр. Без знания источников мы не в состоянии понять очень многие сюжеты.

Основная проблема для художника, использующего литературный материал при создании картины, заключается в том, как средствами живописи — искусства пространственного — передать образы искусства временнoго, каковым является литература.

Иными словами, как ряд последовательных событий литературного произведения выразить в картине, которую мы созерцаем всю в один момент и сразу. Старые европейские мастера порой демонстрируют чудеса изобретательности в решении этой задачи.

Примечательно, что Тициан употреблял термин “поэзия” для характеристики своих картин, считая их визуальным эквивалентом стихов (это особенно касалось его работ, основанных на “Метаморфозах” Овидия).

Простой перечень литературных памятников, важных для понимания европейской живописи, занял бы много страниц. И это лишь для сюжетов, получивших широкое распространение, то есть таких, на которые писали многие художники.

К этому нужно добавить сюжеты, которые фигурируют, быть может, только у одного художника и в единственном произведении, но, если не знать литературной программы, картина останется непонятной. Совершенно очевидно, что таких произведений очень много.

В искусствоведении имеется отдельная и очень важная наука — иконография, занимающаяся изучением именно сюжетного материала и открывающая для нас литературные программы живописных произведений.

Для первого очерка мы выбрали сюжет, получивший название “Клятва Горациев”. В сущности, он может показаться случайным, поскольку таких сюжетов и литература, и живопись знают очень большое количество.

Мы остановились на нем, потому что один из эскизов Жака Луи Давида к этой картине представлен в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.

Пушкина в Москве на выставке “Лики истории”, приуроченной к фестивалю “Декабрьские вечера-2009”.

Трудно с точностью сказать, что всплывает в нашей памяти раньше при упоминании семейства Горациев — картина Жака Луи Давида “Клятва Горациев” или драматический рассказ древнеримского историка Тита Ливия об установлении владычества Рима. Вероятно, все-таки картина Давида известна больше. Но понять ее во всей полноте психологических аллюзий, не зная рассказа Ливия, нельзя. Поэтому мы начнем с рассказа.

Жак Луи Давид. Клятва Горациев. 1784. Лувр, Париж

Тит Ливий (ок. 59 г. до н.э. — 17 г. н.э.) — древнеримский историк, родился в Падуе. Его “История Рима от основания города” состояла из 142 книг, из которых сохранились только 35. Он описал все типы морального правления — хорошего и плохого; его характеристики дали художникам многочисленные сюжеты для написания картин.

Рассказ о битве Горациев с Куриациями, на основе которого создана картина Жака Луи Давида, содержится в первой книге “Истории Рима”. Этот рассказ переработал Шарль Роллен в своей 16-томной “Римской истории” (1761–1767).

Почти одновременно с французским изданием этот труд в 60-е гг. XVIII в. вышел на русском языке в переводе В.К.Тредиаковского.

Ж.Л.Давид опирался на изложение Роллена как на литературный текст для своей картины. Мы же, характеризуя картину и ее сюжет, будем отталкиваться от первоисточника — рассказа Тита Ливия.

В соответствии с программой, составленной в 1776 г. графом Анживийе, директором Управления королевских строений, предполагалось создание серии больших исторических полотен, “призванных оживить добродетели и патриотические чувства”. Для этой серии Жак Луи Давид должен был написать картину на сюжет битвы Горациев с Куриациями.

Вот начало этого рассказа у Тита Ливия:

Было тогда в каждой из ратей по трое братьев-близнецов, равных и возрастом, и силой.

Это были, как знает каждый, Горации и Куриации, и едва ли есть предание древности, известное более широко; но и в таком ясном деле не обошлось без путаницы насчет того, к какому народу принадлежали Горации, к какому Куриации.

Читайте также:  Художник мясоедов: картины. биография григория григорьевича мясоедова

Писатели расходятся во мнениях, но большая часть, насколько я могу судить, зовет римлян Горациями, к ним хотелось бы присоединиться и мне.

Цари обращаются к близнецам, предлагая им обнажить мечи — каждому за свое отечество: той стороне достанется власть, за какою будет победа. Возражений нет, сговариваются о времени и месте. Прежде чем начался бой, между римлянами и альбанцами был заключен договор на таких условиях: чьи граждане победят в схватке, тот народ будет мирно властвовать над другим.

Следует отметить, что в пространно изложенной истории этой драмы у Тита Ливия нет упоминания собственно о клятве, которую приносят Горации, то есть о том моменте, который именно и изобразил Давид.

Можно полагать, что подобную клятву принесли и Куриации; мы, однако, не знаем картин, запечатлевших события с позиций Куриациев.

И первоначально художник намеревался написать картину, иллюстрирующую другой момент истории — речь Горация-отца в защиту сына (об этом ниже).

Вражда между римлянами и альбанцами грозила привести к войне. Тогда согласились на турнир между тремя представителями каждой стороны — от римского рода Горациев и противостоящего рода Куриациев.

Когда заключили договор, — продолжает рассказ Тит Ливий, — близнецы, как было условлено, берутся за оружие. С обеих сторон ободряют своих: на их оружие, на их руки смотрят сейчас отеческие боги, отечество и родители, все сограждане — и дома и в войске.

Бойцы, и от природы воинственные, и ободряемые криками, выступают на середину меж двумя ратями. Оба войска сели перед своими лагерями, свободные от прямой опасности, но не от тревоги — спор ведь шел о первенстве и решение зависело от доблести и удачи столь немногих.

В напряженном ожидании все чувства обращаются к зрелищу, отнюдь не тешащему глаз.

Подают знак, и шесть юношей с оружием наизготове, по трое, как два строя, сходятся, вобрав в себя весь пыл двух больших ратей.

И те и другие думают не об опасности, грозящей им самим, но о господстве или рабстве, ожидающем весь народ, о грядущей судьбе своего отечества, находящейся теперь в собственных их руках.

Едва только в первой сшибке стукнули щиты, сверкнули блистающие мечи, глубокий трепет охватывает всех, и, покуда ничто не обнадеживает ни одну из сторон, голос и дыхание застывают в горле.

Джузеппе Чезаре. Битва Горациев с Куриациями. Фрагмент. Музей Капитолия, Рим

В результате поединка в живых остался только один из Горациев, как мы видим на картине Джузеппе Чезаре, хотя, согласно рассказу Тита Ливия, всё выглядело не совсем так: Гораций-победитель расправился со своими врагами, применив особую тактику боя. Итак, Рим был объявлен победителем.

Обстоятельства этой битвы очень интересны. Они не раз служили материалом для анализа тактики ведения военного боя. Тит Ливий пишет:

Когда бойцы сошлись грудь на грудь и уже можно было видеть не только движение тел и мельканье клинков и щитов, но и раны и кровь, трое альбанцев были ранены, а двое римлян пали. Их гибель исторгла крик радости у альбанского войска, а римские легионы оставила уже всякая надежда… они сокрушались об участи последнего, которого обступили трое Куриациев.

Волею случая он был невредим, и если против всех вместе бессилен, то каждому порознь грозен. Чтобы разъединить противников, он обращается в бегство, рассчитав, что преследователи бежать будут так, как позволит каждому рана.

Уже отбежал он на какое-то расстоянье от места боя, как, оглянувшись, увидел, что догоняющие разделены немалыми промежутками и один совсем близко. Против этого и обращается он в яростном натиске, и, покуда альбанское войско кричит Куриациям, чтобы поторопились на помощь брату, победитель Гораций, убив врага, уже устремляется в новую схватку.

Теперь римляне поддерживают своего бойца криком, какой всегда поднимают при неожиданном обороте поединка сочувствующие зрители, и Гораций спешит закончить сражение.

Итак, он, прежде чем смог подоспеть последний, который был недалеко, приканчивает еще одного Куриация: и вот уже военное счастье сравнялось — противники остались один на один, но не равны у них были ни надежды, ни силы.

Римлянин, целый и невредимый, одержавший двойную победу, был грозен, идя в третий бой; альбанец, изнемогший от раны, изнемогший от бега, сломленный зрелищем гибели братьев, покорно становится под удар. И то не было боем.

Римлянин восклицает, ликуя: “Двоих я принес в жертву теням моих братьев, третьего отдам на жертвенник того дела, ради которого идет эта война, чтобы римлянин властвовал над альбанцем”. Ударом сверху вонзает он меч в горло противнику, едва держащему щит; с павшего снимает доспехи”.

Драматизм этой битвы усугубляется тем обстоятельством, что два эти рода — Горациев и Куриациев — не просто представляли враждующие племена, но, согласно древней традиции, братья Горации были двоюродными братьями Куриациям.

Считалось, что их матери были сестрами из Альбы-Лонги (город, основанный за триста лет до Рима). Великий французский драматург XVII в. Пьер Корнель, написавший в 1639 г.

пьесу “Гораций”, одной из завязок драмы делает именно кровные узы, связывающие эти два рода, оказавшиеся во вражеских лагерях.

По Корнелю, Сабина — жена Горация (победителя) и сестра Куриациев, тогда как Камилла — возлюбленная одного из братьев Куриациев и сестра Горациев. Корнель выразительно описал, какие моральные страдания испытывают из-за клановой вражды герои, связанные между собой кровными узами.

Монолог Сабины (действие I, явление 1):

Сабина

Гораций — римлянин. Увы, обычай прав. Я стала римлянкой, его женою став. Но мне б супружество жестоким рабством было, Когда бы в Риме я о родине забыла. О Альба, где очам блеснул впервые свет! Как нежно я ее любила с детских лет! Теперь мы с ней в войне, и тяжки наши беды; Но для меня разгром не тяжелей победы.

Пусть на тебя, о Рим, восстанет вражий меч, Который ненависть во мне бы смог зажечь! Но рать альбанская с твоей сразится ратью, В одной из них мой муж, в другой – родные братья, Посмею ли богам бессмертным докучать, Преступно их моля тебе победу дать? Я знаю: молода еще твоя держава, И укрепит ее воинственная слава, И ей высокий рок переступить велел

Латинской вотчины завещанный предел.

Победа любой из сторон в этой борьбе для Сабины трагедия, точно так же как и для Камиллы. Ж.Л.Давид сумел передать отчаянное положение этих женщин.

Римляне встретили Горация ликованием и поздравлениями, и тем большей была их радость, чем ближе они прежде были к отчаянию.

Обе стороны занялись погребением своих мертвых, но с далеко не одинаковыми чувствами — ведь одни возобладали, а другие проиграли.

Гробницы можно видеть до сих пор и на тех самых местах, где пал каждый: две римские вместе, ближе к Альбе, три альбанские поодаль, ближе к Риму, и врозь — именно так, как бойцы сражались.

Гробница и рассказ Тита Ливия вдохновили многих художников.

Ричард Уильсон. Пейзаж с гробницей Горациев и Куриациев в Тиволи. 1754. Национальный музей западного искусства, Токио

Неизвестный художник XVIII века. Мавзолей Горациев

Гораций-победитель, увидев, что его сестра Камилла, просватанная за одного из Куриациев, скорбит по возлюбленному, врагу их рода, пришел в негодование. (Заметим, что вспышка гнева Горация-победителя труднообъяснима, поскольку он тоже имел жену из вражеского рода.)

И вот новая трагедия.

Первым шел Гораций, неся тройной доспех, перед Капенскими воротами его встретила сестра, которая была просватана за одного из Куриациев; узнав на плечах брата плащ жениха, вытканный ею самою, она распускает волосы и, плача, окликает жениха по имени.

Свирепую душу юноши возмутили сестрины вопли, омрачавшие его победу и великую радость всего народа. Выхватив меч, он заколол девушку, воскликнув при этом: “Отправляйся к жениху с твоею не в пору пришедшей любовью! Ты забыла о братьях — о мертвых и о живом,— забыла об отечестве.

Так да погибнет всякая римлянка, что станет оплакивать неприятеля!”

Федор (Фиделио) Бруни принялся за первую большую картину — “Смерть Камиллы, сестры Горация”, не достигнув еще 22-летнего возраста. Картина была выставлена в 1824 г. в Риме, в Капитолии, и принесла автору немалую известность. В Петербурге она появилась лишь через десять лет. За нее Бруни получил звание академика.

Ф. Бруни. Смерть Камиллы, сестры Горация. 1824. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Гораций-победитель, обвиненный в убийстве — без суда и следствия — свободной римлянки, каковой по статусу была Камилла, был приговорен к смертной казни. Таков был римский закон. Но исполнение приговора было отсрочено по апелляции его отца.

Ж.Л. Давид. Речь Горация-отца

Речь отца Горациев, как ее передал Тит Ливий, очень выразительна:

На суде особенно сильно тронул собравшихся Публий Гораций-отец, объявивший, что дочь свою он считает убитой по праву: случись по-иному, он сам наказал бы сына отцовскою властью. Потом он просил всех, чтоб его, который так недавно был обилен потомством, не оставляли вовсе бездетным.

Обняв юношу и указывая на доспехи Куриациев, прибитые на месте, что ныне зовется “Горациевы копья”, старик говорил: “Неужели, квириты, того же, кого только что видели вступающим в город в почетном убранстве, торжествующим победу, вы сможете видеть с колодкой на шее, связанным, меж плетьми и распятием? Даже взоры альбанцев едва ли могли бы вынести столь безобразное зрелище! Ступай, ликтор, свяжи руки, которые совсем недавно, вооруженные, принесли римскому народу господство. Обмотай голову освободителю нашего города; подвесь его к зловещему дереву; секи его, хоть внутри городской черты — но непременно меж этими копьями и вражескими доспехами, хоть вне городской черты — но непременно меж могил Куриациев. Куда ни уведете вы этого юношу, повсюду почетные отличия будут защищать его от позора казни!”

  • Народ не вынес ни слез отца, ни равного перед любою опасностью спокойствия духа самого Горация — его оправдали скорее из восхищения доблестью, нежели по справедливости.
  • Следует признать, что рисунок Давида живо передает всю гамму чувств Горация-отца.
  • * * *

Этот сюжет был популярен не только в живописи. Он известен как тема произведений разных искусств и жанров.

Бронзовые часы со всей очевидностью подтверждают популярность и влияние картины Жака Луи Давида: их украшают персонажи его “Клятвы Горациев”. Однако следует отметить, что сюжет декора здесь включает также и сцену битвы и победы в ней одного из Горациев. Это можно увидеть в барельефе на базе (постаменте) часов.

Часы “Клятва Горациев”. Ок. 1805 Бронза. Париж

Рассказ Ливия стал основой и для двух драматических произведений: помимо П. Корнеля, уже в XX веке этот сюжет использовал Бертольд Брехт в пьесе “Горации и Куриации”. Пьеса написана в 1934 г., ею завершался цикл “учебных”, или “поучительных”, как их обозначил сам Брехт, пьес.

Профессор Ганс Майер, исследователь творчества писателя, следующим образом определяет идею этой пьесы: “Умение мыслить важнее материального превосходства. Временные победы не должны располагать к преждевременному ликованию, все дело в окончательной победе.

И поражения могут быть обращены в победы”.

На этот сюжет было написано по крайней мере три оперы. Их авторами были (кстати, все итальянцы):

Доменико Чимароза. Опера “Горации и Куриации”. Написана на либретто Антонио Сографи по трагедии Пьера Корнеля. Первое представление состоялось в венецианском театре Ла Фениче 26 декабря 1796 г.

На премьере опера провалилась, и разочарованный Чимароза тотчас оставил город. Но уже следующий спектакль прошел с огромным успехом. Всего за сезон опера была исполнена 48 раз.

Вскоре она была поставлена в Париже и далее обошла все крупнейшие европейские сцены.

Антонио Сальери. Опера “Горации” (1786) была написана для Парижа, где картина Ж.Л.Давида уже два года вызывала восторг. Имя Сальери здесь тоже было хорошо известно, хотя это его сочинение встретили прохладно, что не лишило композитора доверия публики.

Джузеппе Саверио Рафаэле Меркаданте. Опера “Горации и Куриации” (1846). Написана в жанре лирической трагедии на либретто Сальвадоре Самморано, основанном на рассказе Тита Ливия. Премьера состоялась на сцене театра Сан-Карло в Неаполе.

Нет сомнений в том, что художники, выбирая для картины моменты этой истории, полагали само собой разумеющимся, что зрители знают рассказ Тита Ливия, и в их воображении одна сцена — либо клятва братьев, либо момент сражения, либо убийство братом сестры, либо страстная речь Горация-отца — воскресит душераздирающую историю в ее полном виде. Это знание обогащает наше восприятие отдельно взятой картины, и ее смысловые “обертоны” должны звучать в нашем сознании.

Источник: https://art.1sept.ru/view_article.php?ID=201000312

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector