Портрет екатерины ii, федор степанович рокотов, 1780-е

Федор Рокотов, великий русский портретист, чья судьба полна тайн и загадок. Мы даже не знаем год его рождения, то ли 1735, то ли 1736 год.

Сейчас в Третьяковской галерее проходит выставка «Федор Рокотов», где представлено около 40 произведений этого гениального живописца второй половины XVIII столетия.

Родился Федор Рокотов в подмосковной усадьбе князей Репниных «Воронцово», был крепостным.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Федор Рокотов. Автопортрет, вероятно

В начале выставки вы увидите обворожительные детские портреты. Можно предположить, что это Павел, но на нем нет андреевских лент. При детальном обследовании оказалось, что это сын Екатерины II Алеша, который впоследствии получил фамилию Бобринский.

Это ее тайный, вебрачный сын от Григория Орлова, который родился еще до ее коронации при жизни Петра III. Екатерина факт рождения младенца тщательно скрывала, нещадно затягиваясь.

Ребенок был отдан на воспитание доверенному лицу Василию Шкурину, который был так ей предан, что во время родов Екатерины он поджег свой дом, чтобы отвлечь внимание императора, сделав переполох во дворце. И факт рождения Алексея таким образом был действительно скрыт.

Когда Алеша родился, его положили на бобровую шубу, которая, возможно, сыграла роль, когда через 12 лет Екатерина выбирала фамилию для сына.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Федор Рокотов. Алексей Бобринский

Федор Рокотов — парадные портреты

Со старшим сыном Павлом у Екатерины были сложные отношения, потому что после его рождения она увидела сына только через 40 дней, и она не была уверена, что это ее сын. Елизавета Петровна забрала Павла к себе, и Екатерина в течение года видела сына всего несколько раз, и то только в присутствии государыни.

А вот об Алексее она сильно заботилась, ведь это был ребенок от любимого человека. Она боялась, что его будут использовать в придворных политических играх, и отослала его заграницу. Потом он жил в Ревеле. Алексей только в 19 лет узнал, кто его родители. Павел, став императором, призвал Алексея в Петербург и объявил всем, что он его родной брат.

Но оба брата были вспыльчивого характера, поэтому дружба продлилась недолго.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Федор Рокотов. Павел Петрович семи лет, сын Екатерины Второй

Портрет Алексея очень выразительный, это милый, яркий ребенок. Очевидно, что Рокотов был допущен в близкое дворцовое окружение, хотя художнику в это время было всего около 25-26 лет. И именно ему доверяется писать коронационный портрет Екатерины. До этого момента только иностранцы писали парадные портреты русских царей.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Федор Рокотов. Портрет Екатерины II

В традициях русского искусства это первый профильный портрет, самый выигрышный ракурс для императрицы. В его мастерской потом создается несколько подобных парадных портретов, так как самой Екатерине этот портрет понравился, чтобы разослать его по всем посольствам.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Федор Рокотов. Фрагмент. Портрет Екатерины II

Братья Орловы

Иван Григорьевич Орлов, старший из пяти сыновей новгородского вице-губернатора Г.И.Орлова от брака с Л.И.Зиновьевой. В 16-летнем возрасте был зачислен солдатом в лейбгвардии Преображенский полк.

После смерти отца стал старшим в семье, приняв на себя управление нераздельными имениями всех братьев. С восшествием на престол Екатерины II получил титул графа и вышел в отставку в чине капитана лейбгвардии Преображенского полка.

Депутат от Вяземского уезда Смоленской губернии в комиссии по составлению проекта нового Уложения. Жил в Москве на Пречистенской улице.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Иван Орлов, старший брат

Григорий Григорьевич Орлов, сын новгородского вице-губернатора Г.И.Орлова от брака с Л.И.Зиновьевой, второй из пяти братьев. В 15-летнем возрасте поступил солдатом в лейбгвардии Семеновский полк. В 1759 году переведен в артиллерию адъютантом графа Шувалова П.И.

Один из организаторов дворцового переворота 1762 года, фаворит императрицы Екатерины II, пожалован в действительные камергеры, награжден орденом Святого Александрв Невского, получил мызы Ропшу и Гатчину.

В день коронации Екатерины II был пожалован в генерал-адъютанты, возведен со всем родом в графские достоинства.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Портрет Григория Орлова в латах

В 1767 году сопровождал императрицу в путешествии по Волге. В 1771 году в связи со вспышкой чумы был послан в Москву, где принял решительные меры по борьбе с эпидемией. После 1772 года был отстранен от государственных дел, получил титул князя. Последние годы жил большей частью заграницей. Умер в Москве в своем имении Нескучное, похоронен в усадьбе Отрада Московской губернии.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Анна Квашнина-Самарина, сестра прабабки Пушкина, урожденная Ржевская

Федор Рокотов — усадебные портреты

Во времена Рокотова в России началась мода на усадебные портреты. Все владельцы усадеб захотели, чтобы в поместьях висели портреты предков. Помимо особняков знати Москвы и Петербурга среда бытования рокотовских портретов тесно связана с миром русской усадьбы. Тяга к памяти предков оказала большое влияние на усадебную культуру XVIII столетия.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Портрет неизвестной в розовом платье

Усадьба, родовое гнездо, где человек жил в окружении старинных вещей, передававшихся из поколения в поколение, представлялась идеальным убежищем от суеты города и давления двора, от его стесняющих рамок. Фамильные портреты являлись связующей нитью между прошлым и настоящим. Камерные портреты как нельзя лучше вписывались в уютные усадебные интерьеры.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Портрет Ивана Шувалова

Федор Рокотов написал серии портретов, образующих фамильные портретные галереи: графов Воронцовых в Воронцовке Тамбовской губернии, Струйских в Рузаевке Пензенской губернии, графов Орловых в подмосковной Отраде. Писал Федор Рокотов только своих друзей и знакомых, коих имел великое множество, чтобы отображать не только физическое сходство персонажа, но его духовный мир.

Интерьер кабинета Шувалова, работа Зяблова, ученика Рокотова

Художник в Москве

В конце 1766 года художник приехал в Москву, где прожил более сорока лет. Решение оставить северную столицу и вернуться в первопрестольную, вероятно, можно объяснить тем, что занятость в Академии художеств отнимала слишком много времени живописца.

К тому же в это время Федор Рокотов лишился своих главных покровителей и единомышленников: президента академии И.И.Шувалова, М.В.

Ломоносова, с которым художник был связан благодаря исполнению живописных оригиналов смальтовых портретов на фабрике под Петербургом.

Усадьба графов Орловых Отрада

Приехав в Москву, портретист оказался в иной общественной духовной среде, более соответствующей характеру его творчества. Московское общество не было стеснено близостью двора, культурная жизнь Москвы была интенсивной. Вокруг Московского университета формировался круг передовой интеллигенции того времени.

Поэт Василий Майков

Федор Рокотов был членом Английского клуба и, вероятно, одним из его основателей. Московский период в творчестве Рокотова стал временем наивысших творческих достижений. В это время камерный портрет играет ведущую роль. Сложные красочные оттенки рождают ощущение неизъяснимой тайны одухотворенных рокотовских персонажей.

Портрет неизвестного в треуголке. Вероятно, первая жена Струйского

Тающие контуры лиц и фигур, мерцание теней создают особый строй образов с их очарованием затаенной внутренней жизни. Лица рокотовских персонажей неравнозначны по эмоциональному выражению. Для портретиста важно не конкретное настроение героя, а его пребывание в мире зыбкой духовной жизни. Запечатленные на портретах Рокотова различные чувства героев рождают ощущение недосказанности образов.

Портрет А П Струйской, второй жены Струйского

В произведениях 1780-х годов на смену мягкости и искренности персонажей приходит выражение сдержанности эмоциональных проявлений. Но порой под маской светской надменности можно обнаружить мерцающий мир душевных движений и оттенков.

Генерал Александр Римский-Корсаков

Выставка «Федор Рокотов» открыта в Государственной Третьяковской галерее до 9 мая 2016 года по адресу Лаврушинский переулок, дом 12, Инженерный корпус. Проезд до станции метро «Третьяковская». Стоимость билетов 400 руб., для льготных категорий 150 руб. Можно приобрести комплексные входные билеты за 700 руб., для льготных категорий 250 руб.

Фрагмент. Портрет княжны Евдокии Борисовны Юсуповой. 1758-1759

Источник: https://valentina-site.ru/russkie-hudojzniki/fedor-rokotov-tretyakovskaya-galereya

Портрет Екатерины II Федора Рокотова: история создания, описание

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

  • Нестандартно написан царицы портрет –
    В профиль, как на античной камее.
    Освещает лицо государыни свет –
  • И я перед картиной немею!…
  • Иван Есаулков

История создания портрета

В числе работ, составивших живописное наследие Федора Степановича Рокотова (1735-1808 г.

), именно портрет Екатерины II, написанный в парадном стиле в честь ее коронации на престол Российской Империи в 1763 году занимает почетнейшее место! И не только потому, что еще не Великая, но уже  Императрица России выбрала для создания своего официального изображения безродного 28-летнего портретиста.

Дело в другом — портрет Екатерины II Федора Рокотова, хранящийся сейчас в Государственной Третьяковской галерее, по сути, положил начало новой эпохи русской портретной живописи. Никто из русских живописцев до этого момента не был столь раскован, изображая модель в непринужденной позе, в профиль, да еще на парадном полотне!

В работе художник сумел не только изобразить очень близко к оригиналу внешность новой русской императрицы, но и передал живость и непосредственность ее натуры, придал картине динамизм, изменив устоявшиеся на тот момент принципы статичности и помпезности официального портрета.

Добился этого автор не только своими излюбленными многослойными мазками и «подсушенными красками», но и организацией самой сцены, на которой, кроме модели, нет никаких «лишних», отвлекающих взгляд от модели деталей.

Даже императорские регалии, казалось бы, наиважнейшие атрибуты официального коронационного портрета, хоть и прорисованы со всем тщанием, но не выпячиваются, а находятся в тени личности самой государыни, задавая значимый, но все-таки только фон.

Для Екатерины II это полотно стало каноническим, по ее личному распоряжению именно с этой картины впоследствии ее «геральдический» лик копировался для массовых изображений.

Рождение художника

Точных, документально подтвержденных фактов об истории рождения, в то ли 1735, то ли в 1736 году, Федора Рокотова нет. Также нет указания на его происхождение и описание его детства и юности. Был ли он рожден в семье получивших вольную крепостных, на чем настаивают отдельные историки, или был незаконнорожденным отпрыском князя, генерал-аншефа П. И. Репнина — доподлинно неизвестно.

Читайте также:  Музей шкоды в чехии, млада-болеслав » музеи мира и картины известных художников

Известно лишь, что писать картины Рокотов начал точно ранее 1755 года.

Именно в этом году Федор Рокотов попал на глаза, как бы сейчас сказали, крупному селекционеру, меценату,  графу Ивану Ивановичу Шувалову, отбиравшему самородков для Петербургской академии художеств.

Каким именно образом простой крестьянский сын, пусть даже неплохо рисующий, мог попасть в поле зрения знаменитого мецената из высшего общества, еще предстоит выяснить историкам. Тем не менее, известно, что именно покровительство графа Шувалова и рекомендации еще одного русского самородка — М. В. Ломоносова и привели Ф. Рокотова в итоге в Петергоф на коронацию Екатерины II.

Имя  Рокотова-художника впервые упоминается в 1757 году в переписке М. В. Ломоносова с графом И. И. Шуваловым. Этим же годом датирована первая из сохранившихся подписанная Рокотовым работа.
Это «Портрет Неизвестного в гвардейском мундире».

Ряд историков почему-то считает эту работу автопортретом художника. Тем же 1757 годом датирован и портрет самого М. В. Ломоносова, собственно, единственное его изображение. Таким образом, получается, что к 1757 году Ф. С.

Рокотов уже был известен и довольно популярен.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Фото 1. Портрет Неизвестного в гвардейском мундире. Автопортрет Ф. С Рокотова, вероятно

После написания портрета М. В. Ломоносова, которому работа понравилась, и не без его протекции Федор Степанович получает заказ на свободную копию портрета императрицы Елизаветы Петровны.

Это полотно было необходимо самому Ломоносову для работы над созданием мозаичного изображения Елизаветы Петровны по заказу Московского университета. Работа велась в мастерской ученого, уже имевшего к тому времени Усть-Рудицкую фабрику по производству смальт и мозаичного стекла.

Мозаика имела шумный успех, что еще больше увеличило популярность Ф. Рокотова как портретиста.

После написания этого полотна, в 1760 году, стараниями графа Шувалова 25-летний художник был зачислен в Академию художеств и уже был известен и популярен в среде придворных.

Через два года, в 1762 году Федор Степанович написал парадный портрет кратковременно взошедшего на российский престол Петра III, за что был пожалован им званием адъюнкта Академии художеств.

В этом статусе, будучи уже очень известным и популярным среди петербургской знати мастером, Рокотов и был приглашен для написания самой известной работы своей жизни.

Позднее Ф. С. Рокотов написал еще несколько этюдов и, как минимум, два больших портрета императрицы Екатерины II, но ни одна из этих работ не достигла славы и известности коронационного портрет императрицы.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-еФото 2. Портрет Екатерины IIхолст, масло

Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург

В 1766 году, в 31 год от роду, едва дослужившись до чина ротмистра и получив дворянское звание по чину, Рокотов уходит из Академии художеств и перебирается на родину, в Москву. Там за 20 лет он пишет огромное множество семейных портретных галерей.

Современники утверждали, что Рокотов за этот период «написал всю Москву»! Бывало, что в его мастерской в работе было одновременно до 50 портретов. При этом сам мастер в одном из писем признавался, что редко работал с картиной с натуры меньше месяца.

Собственно, в этом состоит главная загадка его судьбы — сложно найти в русской истории еще хотя бы одного «крестьянского сына», в 30 с небольшим лет получившего чин старшего офицера русской императорской армии.

К тому же, не участвуя походах и не совершая подвигов в кровавых битвах, но исправно исполняя офицерские обязанности в Гвардейском Семеновском полку, получая офицерское жалование и одновременно учась и преподавая в Академии художеств и занимаясь написанием заказных картин!

К тому  же Рокотов, вероятно, был достаточно приближен и к императрице. Настолько приближен, что именно ему она однажды поручила исполнение довольно интимного поручения — написать детский портрет  своего внебрачного сына Алексея, до 12 лет воспитывавшегося у беспредельно преданного Екатерине  камердинера Василия Григорьевича Шкурина.

Эта работа художника, несмотря на, мягко говоря, прохладное, по утверждению современников, отношение Екатерины Великой к своим детям, до самой ее смерти находилась в императорских покоях.

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Фото 3. Портрет А. Г. Бобринского в детстве, cередина 1760-х гг., холст, маслоГосударственный Русский музей, Санкт-Петербург

Сейчас уже сложно установить истину в вопросе рождения Ф. С. Рокотова. Был ли он прямым потомком генерал-аншефа Репнина? Помогло ли его происхождение в развитии его художественных способностей? Неизвестно это сейчас и вряд ли станет известно вообще.

Но как бы то ни было, благодаря ли высокому происхождению, пусть и внебрачному, или же просто удачному стечению обстоятельств, Россия в лице Ф. С. Рокотова получила талантливейшего художника-портретиста, чьи работы имеют огромную художественную и историческую ценность. И этот факт сомнению не подлежит!

15 мая 2019

Источник: https://ekaterina-ii.ru/imperatritsa/portret-ekateriny-ii-fedora-rokotova/

Рокотов Федор Степанович

Портрет Екатерины ii, Федор Степанович Рокотов, 1780-е

Императрица Екатерина II.

Портрет Ф.С. Рокотова. 1763 года.

РОКОТОВ Федор Степанович (1735(?) —1808) — живописец-портретист, из крепостных. Автор филигранных по технике, глубоко поэтичных, одухотворенных портретов современников. Портреты поэта В. И. Майкова, мужа и жены Суровцевых, писателя А. П. Сумарокова и др.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 435.

РОКОТОВ Федор Степанович(1735-12.12.1808),
живописец-портретист. Из крепостных.

В биографии Рокотова многое еще не
выявлено. Он происходил из крестьян подмосковной
вотчины князя П. И. Репнина, но смог освободиться
от крепостной зависимости. Рокотов стал известен
вельможе и меценату И. И.

Шувалову, по
распоряжению которого был принят в Академию
художеств.
Быстро овладел мастерством
портретиста. В ранних парадных портретах Г. Г.
Орлова (1762 — 63), вел. кн.

Павла Петровича (1761), Екатерины
II
(1763) видно, что он прекрасно усвоил приемы
западноевропейского парадного портрета и
традиции русского портрета 1-й пол. XVIII в.

После получения звания академика
Академии художеств Рокотов покинул в 1766
Петербург и переехал в Москву. В 1770-е создал ряд
камерных портретов — поэта В. И. Майкова, сочинителя
Н. Е. Струйского и его жены, писателя А. П.
Сумарокова,
членов семьи И. И. Воронцова,
“Неизвестного в треуголке”, “Неизвестной в
розовом платье” и др.

Модели Рокотова объединены
неким духовным родством, внутренней жизнью,
отстраненностью от суеты и погони за мимолетными
успехами. Рокотовские портреты узнаваемы: у его
моделей удлиненные, слегка прищуренные глаза,
едва заметная грустная улыбка, полная
загадочности; лицо и часть фигуры портретируемых
выступают из темноты, окутанные воздушной
дымкой.

В 1780-е таинственную полумглу на
портретах сменяют более отчетливые красочные
тона и более определенные объемы (портреты В. Н.
Новосильцевой, 1780, Е. В. Санти, 1785, В. Н. Суровцевой,
1785, и др.).

Увлекавший Рокотова идеал красоты и
человеческого достоинства предстает теперь как
свойственное людям чувство высокого духовного
превосходства, собственной значимости, с легким
оттенком разочарованности.

Рокотов дает яркие
индивидуальные характеристики портретируемых,
за внешней замкнутостью проступает богатый
духовный мир личности.

Л. В. Вдовина

Федор Степанович Рокотов (1735-1808). Жизнь Федора Степановича Рокотова, самого поэтического портретиста XVIII века, долгое время оставалась загадкой. Художник, пользовавшийся огромной славой при жизни, после смерти был забыт на целое столетие. Лишь XX век вернул это имя русскому искусству.

Многие годы существовала версия о дворянском происхождении Рокотова. Однако из недавно найденных документов стало известно, что Федор Степанович Рокотов был родом из крепостных крестьян подмосковного имения Воронцово, принадлежавшего князю П. И. Репнину.

Родился он в 1735 году, а первое упоминание о художнике встречается в 1757 году в связи с созданием «Портрета неизвестного молодого человека в гвардейском мундире» (1757, ГТГ). Тогда же была написана картина «Кабинет И. И. Шувалова», известная по копии ученика Рокотова А.

Зяблова (1779, Гос. Исторический музей).

И. И. Шувалов, первый президент русской Академии художеств, всячески покровительствовал молодому художнику и по его «словесному приказанию» Рокотов в 1760 году был принят учеником в Академию.

Успехи художника привлекли внимание, и вскоре он становится известен Двору, а в 1762 году за большой парадный «Портрет Петра III» (ГРМ) получает звание адъюнкта.

К лучшим работам раннего периода творчества Рокотова относится «Портрет Екатерины II в коронационном наряде» (1763, ГТГ), служивший своеобразным эталоном, с которого выполнялись копии, и портрет фаворита императрицы Григория Орлова (1762—1763, ГТГ).

Парадные портреты Рокотова обладают декоративной красотой, мастерским рисунком. При определенных требованиях к построению произведений этого жанра художник всякий раз находит интересный вариант композиции.

В 60-е годы Рокотов пишет и ряд интимных портретов, чаще всего мужских. В них ощущается большой интерес к своеобразию внешнего облика человека, индивидуальности характера.

Выразительны портреты умного изысканного вельможи И. Г. Орлова (ГРМ), талантливого государственного деятеля и писателя И. Л. Голенищева-Кутузова, дяди знаменитого полководца (ГРМ). Особенно выделяется портрет В.

И. Майкова (ок. 1765, ГТГ), в облике

которого за томной изнеженностью угадываются проницательность, иронический ум талантливого поэта. Чувственное лицо Майкова написано осязаемо-материально, а колорит портрета, построенный на сочетании зеленого и красного, еще более подчеркивает полнокровность, жизненность образа.

Это произведение — одно из самых значительных в искусстве XVIII века. В эти годы Рокотов пользуется огромной славой. Он получает такое количество заказов, что не в силах справиться с ними один.

Поэтому художник берет на себя выполнение только основной части портретов — пишет головы, а одежды и другие детали исполняют его помощники.

В 1775 году за копию с картины Джордано «Венера, Амур и Сатир», сделанную по гравюре Ф. Бартолоцци, Рокотов получает звание академика и навсегда покидает столицу.

Москва, куда приехал Рокотов, в ту пору отличалась большей свободой творчества по сравнению с официальным Петербургом. В Москве развертывается деятельность крупнейшего русского просветителя Н. И.

Читайте также:  Богданов-бельский, «виртуоз» — описание картины

Новикова, там работает талантливый драматург А. П. Сумароков, известный поэт М. М. Херасков создает литературный кружок молодежи.

В этой просвещенной, передовой среде формируется мировоззрение Рокотова, которое достаточно четко проявляется в его творчестве с конца 60-х годов.

Последним официальным заказом, выполненным не позже 1768 года, была серия портретов опекунов Московского воспитательного дома И. Н. Тютчева (ГТГ), С. В. Гагарина (ГРМ), П. И. Вырубова (ГТГ).

В них уже ощутимо стремление Рокотова к простоте даже в решении парадного портрета, а в последующие годы он посвящает себя исключительно работе над интимным портретом. Именно в это время складывается своеобразная, «рокотовская» манера живописи, его индивидуальный творческий почерк.

Чаще всего мастер пишет овальные портреты, причем форма холста подчеркивает общий ритмический строй произведения. То удаляя, то приближая фигуру, Рокотов дает ее в легком повороте, как правило — погрудно. Даже незначительные, сдержанные движения модели связаны с состоянием человека.

В рокотовской характеристике образа очень важны выразительность глаз и мимика, причем художник не стремится к конкретной передаче настроения, скорее он хочет создать ощущение неуловимости, мимолетности чувств человека.

Его работы удивляют нежной, утонченной красотой цветовой гаммы. Колорит, в основу которого обычно берутся три цвета, выражает богатство и сложность внутренней жизни портретируемого. Наконец, художник своеобразно использует светотень, выделяя лицо и как бы растворяя второстепенные детали.

Эти черты рокотовского творчества наиболее цельно проявились в женских портретах, занимавших особое место в искусстве XVIII века. В пору своего творческого расцвета живописец создает галерею прекрасных женских образов: А. П. Струйской (1772, ГТГ), В. Е. Новосильцевой (1780, ГТГ), Е. В. Санти (1785, ГРМ), В. Н. Суровцевой (1780, ГРМ).

Каждый из них глубоко индивидуален, прекрасен по-своему. Словно чарующее видение, возникает из дымки жемчужно-розовых тонов лицо Струйской с огромными печально-задумчивыми глазами. Ее образ исполнен светящейся чистоты, непреходящей красоты юности.

Величавость, достоинство, уверенность в себе, способность глубоко мыслить в образе Новосильцевой. Бледное, тонкое лицо, острый взгляд чуть прищуренных глаз дрогнувшие едва заметной улыбкой губы — такова ироническая Санти. Изысканное сочетание розовых и зеленых тонов подчеркивает аристократизм этого образа.

И, наконец, Суровцева — обаятельно женственная, с простым русским лицом и прямым, добрым взглядом ясных лучистых глаз.

И все несмотря на индивидуальность, в женских образах Рокотова есть нечто общее — сложный духовный мир, богатство и красота внутренней жизни, возвышенный строй человеческих чувств. Раскрывая сокровенное в человеческой душе, художник всегда что-то оставляет недосказанным. Это придает рокотовским портретам очарование тайны, особую поэтичность.

Поэзию этих загадочных образов великолепно выразил в одном из своих стихотворений Н. Заболоцкий:

Ты помнишь как из тьмы былого, Едва закутана в атлас, С портретов Рокотова снова Смотрела Струйская на нас? Ее глаза — как два тумана, Полуулыбка, полу плач. Ее глаза — как два обмана, Покрытых мглою неудач.
Соединенъе двух загадок, Полувосторг, полуиспуг, Безумной нежности припадок,

Предвосхищенъе смертных мук.

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_r/rokotov.php

Рокотов фёдор степанович

  • Русский художник, один из ярчайших представителей портретной живописи второй половины XVIII века.
  • Биография
  • Федор Рокотов родился в имении князей Репниных Воронцово, происходил из крепостных крестьян, видимо, еще в юности получил вольную.

В 1755 году, благодаря И.И.

Шувалову, оценившему талант юноши, Рокотов переехал в Петербург.  Здесь он окончил Сухопутный шляхетский корпус. Получив чин ротмистра, дававший дворянство, художник оставил службу. Также он учился в недавно созданной Академии художеств.

В 1762 году Рокотов стал ее адъюнктом. В 1763 году молодой художник был приглашен в Москву для написания коронационного портрета Екатерины II, который очень понравился императрице. В 1765 году Федор Степанович был удостоен звания академика.

В 1766 году он перебрался в Москву. Здесь Рокотов, помимо творчества, занимался педагогической деятельностью – он обучал живописи своих учеников.

В 1772 году живописец стал одним из основателей Московского английского клуба. Будучи масоном, с 1774 года состоял в московской ложе «Клио».

В 1781 году Рокотов купил участок земли на Старой Басманной улице, где затем возник его дом, здание которого сохранилось до наших дней.

Последние работы портретиста относятся к началу 1790-х годов. О последующих десятилетиях его жизни известно крайне мало. Так, в 1793 году он приобрел имение Аниково.

Здесь Рокотов жил  в начале 1800-х, затем продал его. В 1806 году купил другое владение в Москве.  Художник скончался в декабре 1808 года. Похоронен на кладбище Новоспасского монастыря.

Точное местонахождение его могилы неизвестно.

Творчество

С творчеством Ф.С. Рокотова наступает новый этап в отношении художников к человеческой личности. Его портреты отличаются человечностью и лирической глубиной, что до тех пор было несвойственно русской портретной живописи.

К 1750-м годам относится необычная для Рокотова картина – «Кабинет И.И. Шувалова» (1757) – чуть ли не первый интерьер  XVIII века.

Сама картина не сохранилась и известна по копии, созданной учеником художника А. Зябловым в 1799 году.

Рокотов тщательно воспроизвел всю обстановку кабинета, сумев при этом передать атмосферу духовных интересов и культурных запросов широко образованного человека середины XVIII века.

С началом 60-х годов к Рокотову приходит известность, у него много заказов. Например, в 1764 году он писал порядка 40 портретов.

Новаторский характер творчества Рокотова виден в портрете великого князя Павла Петровича, написанного им в 1761 году. Работа исполнена легко, художник не подчеркивает мелкие детали наружности Павла. Непоседливый и капризный на вид мальчик словно живет на портрете. Тона картины выполнены в теплой гамме золотистого и красного.

Портреты Рокотова 1760-х годов демонстрируют всю большую правдивость образов. К середине 60-х относится портрет поэта В.И. Майкова. Он очень экспрессивен.

Жизнерадостный, энергичный и насмешливый Майков изображен со всей полнотой реалистичной убедительности. Портрет свидетельствует о жизненной зрелости его автора.

Его живописные приемы смелы, композиция портрета предельно проста и сосредотачивает все внимание на сильном лице поэта.

В середине 1760-х годов Рокотов написал портреты неизвестной из семьи Воронцовых и неизвестного юноши. В них также проявилось стремление художника к материальности образа. В последующие годы Федор Степанович уже не подчеркивал так настойчиво физическую сторону облика, создавая тонкие одухотворенные портретные образы.

После переезда в Москву в 1766 году художественная деятельность Рокотова развернулась еще шире. Именно в Москве с конца 1760-х и до конца 1780-х годов он создал свои лучшие портреты. Они отличаются внутренней динамикой, повышенным вниманием к передаче душевного мира изображенных. В портретах Н.Е.

Струйского (1772), неизвестного в треуголке (сейчас высказывается предположение, что это портрет самой Екатерины II в маскарадном костюме), А.И. Воронцова, неизвестной в розовом платье, посла в Константинополе А.М. Обрескова и др. художник запечатлел неповторимые особенности внутреннего склада этих людей.

Лиризм образа человека в рокотовских портретах парой десятилетий раньше был почти незнаком русским портретистам.

В 1780-х годах Рокотов достигает особой поэтической одухотворенности своих произведений. Для их создания он использует тонкие композиционные и живописные средства. Портреты В.Е. Новосильцевой (1780), П.Н. Ланской (1780-е), Е.В.

Санти (1785) показывают увлекательный внутренний мир изображенных. Рокотов сильно освещает лица прямым светом, подчеркивая темные глаза и резко очерченные уголки губ, слегка согнутых в улыбке.

Глаза и губы сосредотачивают в себе выражение душевного движения, они создают некоторую загадочность.

Для портретов 80-х годов Рокотов использует трудную овальную форму, подчиняя ей ритм произведения, он находит сложные цветовые сочетания. Портреты В.Н. Суровцевой и Суровцева (конец 1780-х) принадлежат к поздним портретам художника. Они отличаются сложной и глубокой психологичностью.

Ф.С. Рокотов утвердил право портретного образа быть волнующим и притягательным в своей внутренней сути, без богатых аксессуаров, являвшихся неотъемлемой принадлежностью парадного портрета. 

Литература

  • Грабарь И. Федор Степанович Рокотов. М., 1923.
  • Ершова М.И. Федор Рокотов в кругу современников // Известия Уральского государственного университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2008. Вып. 15. № 55.
  • Кузьминский К.С. Ф.С. Рокотов, Д.Г. Левицкий. М., 1940.
  • Лапшина Н.П. Федор Степанович Рокотов. М., 1959.
  • Лебедев А. Рокотов и Левицкий // Искусство. 1985. № 7.
  • Молева Н.М. Тайны золотого века Екатерины II: царедворцы, масоны, фавориты…: (Ф.С. Рокотов). М., 2007.
  • Молева Н.М. Федор Степанович Рокотов. М., 2016.
  • Преснова Н.Г. «Всегда преданный и несчастный»: Федор Рокотов // Наше наследие. 2016. № 117.
  • Преснова Н.Г. Такой разный Рокотов // Антиквариат: Предметы искусства и коллекционирования. 2013. № 4(105).
  • Сучков С.В. Федор Степанович Рокотов. Л., 1976.
  • Федор Рокотов // Великие имена: Из собрания Государственной Третьяковской галереи. 2007. Вып. 6.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/rokotov_fiodor_stiepanovich

Федор рокотов

1735(6)–1808

Первые шаги на поприще искусства Федор Степанович Рокотов родился в 1735(6) г. О его детских и юношеских годах мы можем лишь догадываться. Традиционно считается, что происходил он из крепостных людей князей Репниных, но, впрочем, еще в молодые годы получил вольную. Есть и другая версия, согласно которой Рокотов является внебрачным сыном князя Петра Ивановича Репнина, причем князь не только освободил его из крепостной неволи, но и произвел в дворянское звание (иначе как объяснить подпись Рокотова под «Правилами Московского английского клуба», куда принимали исключительно дворян?). Детство и юность будущий художник провел в подмосковном имении Репниных — селе Воронцове. Должно быть, именно там он впервые взял в руки карандаш и бумагу и вскоре начал проявлять такие способности, что князь решил перевезти его поближе к себе, в Москву. В Русском музее хранится выполненная Рокотовым иконная прорись — видимо, он какое-то время обучался у московских иконописцев, но и эти сведения принадлежат скорее к области догадок, чем реальных фактов. Через некоторое время мы обнаруживаем след Рокотова уже в Петербурге. Не исключено, что в этом переезде не последнюю роль сыграл крупный русский меценат Иван Иванович Шувалов, задумавший создать Академию художеств и отбиравший для будущих занятий самых талантливых, по его мнению, молодых людей. Рокотов в 1760 г. «по словесному приказанию» Шувалова был зачислен в новообразованную академию и даже получил возможность работать в его доме, да и впоследствии на протяжении всей жизни художника и мецената связывали самые теплые дружеские отношения. Знакомство с Шуваловым вывело бывшего крепостного в свет, сблизило с высшим обществом. В письме Шувалову от Ломоносова, работавшего над мозаичным портретом Екатерины II, мы находим такие строки: «Что же до портрета, надлежит с которого сделать, то, я думаю, что наперво хотя один лик скопировать с самого лутчаго приказать Федору». Заметим, что речь в письме идет о художнике, который в ту пору фактически делал только первые шаги на поприще искусства! Якоб Штелин, современник Рокотова, первый русский историк искусства XVIII в., в своих записках «Об изящных искусствах в России» рассказывает: «Федор Степанович учился в Академии художеств при Лоррене, Лагрене и Фонтебассо. Многому научился у Ротари и Токе и в последнее время целиком занялся портретной живописью». Как видим, учителей у Рокотова было предостаточно, и все — самые знаменитые художники своего времени. Удивительно, но никто из них не оказал серьезного влияния на формирование его живописного стиля, совершенно неповторимого, можно сказать, уникального.Первое дошедшее до нас произведение Рокотова — портрет неизвестного офицера, датированный 1757 г. (некоторые исследователи считают его автопортретом). К тому же времени относится «Кабинет И.И. Шувалова» — картина, известная нам в позднейшей копии и интересная тем, что являет единственный пример нефигуративной рокотовской живописи. Впрочем, эти работы пока еще далеки от совершенства, и в них трудно предугадать близкий расцвет живописного мастерства.

Академия художеств, Санкт-Петербург

«Он проник во внутренность души» В академии Рокотов быстро сделал карьеру. Не прошло и двух лет после поступления, как он стал адъюнктом, в обязанности которого входило «смотрение за классами». В 1765 г. за картину «Венера и Амур» он получил звание академика живописи.

Невероятный успех! В это же время он начинает пользоваться популярностью как портретист. Согласно упоминавшимся ранее запискам Штелина, начиная с 1762 г.

Рокотов «был столь искусен, что один не мог справиться со всеми заказанными ему работами», и в его мастерской могло находиться до сорока портретов, к которым он писал только лица, поручая ученикам работать над фигурами и одеждой.

(Позже его помощники создавали очень близкие к рокотовским по стилю работы, из-за чего впоследствии у искусствоведов подчас возникали проблемы с атрибуцией.

) Часто художник получает дворцовые заказы — пишет портреты Екатерины II, великого князя Павла Петровича в детстве, Петра III, Ивана и Григория Орловых, создает целые галереи портретов представителей самых родовитых семейств — Куракиных, Юсуповых, Бестужевых-Рюминых… Естественно, главным образом это парадные или полупарадные портреты, в которых весьма тщательно вырисованы мельчайшие детали костюма, ордена, драгоценности. Однако уже тогда за внешней эффектностью не теряется главное — характер модели, ее внутренний мир. Итак, Рокотов, несмотря на «низкое» происхождение и еще относительно молодые годы, становится едва ли не самым значимым живописцем Петербурга. Но вдруг, в одночасье, он решает круто повернуть свою жизнь и отправляется в Москву. Трудно сказать, что подтолкнуло его к такому решению. Возможно, главную причину надо искать в академии — обязанности адъюнкта не слишком вдохновляли портретиста, отнимая массу времени и мешая полностью сосредоточиться на живописи. К тому же к той поре Екатерина уже отправила Шувалова в отставку, а с новым главой академии у Рокотова отношения не сложились. Как бы там ни было, в период между 1765 и 1767 г. он окончательно покидает Петербург, хотя и бывает там наездами, продолжая выполнять дворцовые заказы. С перездом в Москву начинается новый, самый продуктивный период деятельности Рокотова. Здесь он наконец-то может не зависеть от государственной службы, забыть о былых рутинных обязанностях и заниматься тем, что ему действительно интересно — писать портреты, но не помпезные и торжественные, а камерные, даже интимные, пытаясь проникнуть во внутренний мир своих героев. В общей сложности Рокотов проработал в Москве почти 40 лет, которые исследователи подразделяют на три «подпериода»: — вторая половина 1760-х — 1770-е гг.; — 1780-е — начало 1790-х гг.; — поздний период творчества. Изменения в художественном стиле Рокотова стали заметны фактически сразу же после переезда в Москву. Он по-прежнему искусно изображает позы и жесты, фактуру тканей и украшений, но его все больше захватывает желание запечатлеть на полотне «движения души».

Еще Струйский, современник и горячий поклонник Рокотова (между прочим, единственный человек, оставивший нам хоть какие-то воспоминания о художнике), так описывал процесс работы над портретом поэта Сумарокова: он «почти играя ознаменовал только вид лица и остроту зрака… в тот час и пламенная душа ево, при всей ево нежности сердца на оживляемом полотне не утаилася… он проник во внутренность души сего великого мужа». То же можно сказать и о других работах, созданных в эти годы, — портрете Майкова, «Неизвестной в розовом платье», Воронцова…

Неизвестный художник. М.В. Ломоносов. XVIII в

Неповторимый стиль В это время складывается неповторимый, только Рокотову присущий живописный стиль. Модель, кажется, растворяется в густом темном фоне, который становится неотъемлемой частью образа. Лица обволакивает легчайшая золотистая дымка, так что они кажутся тающими в полутонах, оставляя ощущение недосказанности, загадочности.

Трудно поверить, что этот флер таинственности возникает отнюдь не по мановению кисти художника-чародея, а является результатом серьезного и кропотливого труда, для описания которого придется обратиться к «техническим» подробностям. Одной из характерных черт манеры Рокотова 1770-х гг.

является зигзагообразный мазок, который кладется уверенно, но не следует форме досконально и не совпадает полностью с контурами фигуры. Таким образом достигается ощущение живой и подвижной фактуры.

В числе основных средств выразительности рокотовских портретов надо выделить колорит — художник почти всегда стремится выдержать полотно в единой цветовой гамме, призванной символически выразить характер модели. В этом, правда, иногда чувствуется некоторое стремление к декоративизму.

Часто при написании парных портретов Рокотов выполняет их в контрастных тонах: вспомним хотя бы «Неизвестную в розовом платье» и «Неизвестного в синем кафтане» или портреты четы Струйских, где жемчужный и золотистый тона в портрете Струйской перекликаются с темно-зеленым в изображении ее супруга. Некоторые работы почти монохромны, в других акцент делается на сопоставлении контрастов.

Не менее важен для Рокотова и свет — ведь это он способствует созданию настроения, заливая пространство картины и формируя ее искристую сияющую поверхность. Герои портретов 1770-х гг. — реальные люди, богатые, знатные, вполне «прозаические», но под кистью художника они превращаются как бы в «тени реальности».

Их лица отличаются неоднозначностью, неопределенностью выражений, играющая на губах полуулыбка часто не сочетается с грустью в глазах. Мастер стремится запечатлеть неуловимость момента, переход настроений, превращение одного душевного состояния в другое, изменчивость чувств.

Правда, иногда излишняя одухотворенность, несмотря на несомненное внешнее сходство, не совсем соответствует реальному характеру изображенного — например дипломата Обрескова или Струйского. Портреты Рокотова полюбились московской знати, и недостатка в заказах он не испытывал. В 1780-х гг.

художник смог купить собственный особняк на Старобасманной улице, который в несколько перестроенном виде сохранился и по сей день. В его живописном стиле возникают новые тенденции. Портреты становятся менее отвлеченными, люди, изображенные на них, уже не так погружены в себя, даже наоборот — как бы стараются получше преподнести себя зрителю.

Особенно это относится к женским портретам (мужских, как ни странно, почти нет). В некотором смысле творчество этих лет стало синтезом двух предыдущих периодов. Работы выглядят более репрезентативными, изменяется форма обрамления — если прежде преобладал прямоугольный формат, то теперь предпочтение отдается более декоративному овалу.

Как и в ранний период, Рокотов уделяет больше внимания осязаемости тканей (портреты Новосильцевой, Суровцевой), прорисовке деталей. Свободный мазок сменяется более упругим и протяженным и четко обрисовывает форму. Но по-прежнему главным средством выразительности остается свет — правда, источник его смещается. Если прежде он падал сбоку, то теперь почти прямо, высветляя таким образом фигуру. Переливы оттенков одного тона сочетаются с контрастными вспышками цветового акцента. Лица полностью освещены, на них почти не видно теней. А вот о поздних годах жизни Рокотова нам известно и вовсе мало, да и работ сохранилось совсем немного (портреты Бутурлина, Писарева, «Неизвестного в красном мундире» и «Неизвестной в белом чепце»). В основном в них продолжаются традиции 1780-х — форма овала, уравновешенная композиция, но краски становятся более скупыми.

Один из исследователей творчества Рокотова предположил, что к старости зрение художника резко ухудшилось, и, чтобы работать, ему приходилось близко придвигаться к полотну (этим объясняется обилие четко выписанных деталей и изменения в свете и цвете). Заказов становилось все меньше, и под конец жизни Рокотов был вынужден заняться педагогической деятельностью. Умер он в 1808 г. всеми забытым.

Портрет императора Петра III. 1762

Портрет вел. кн. Павла Петровича в детстве. 1761

Портрет Екатерины II. 1763

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=200700906

Ссылка на основную публикацию