Портрет доньи терезы луизы де суреда, франсиско де гойя

История любви и женщины художника Франсиско Гойя (1746-1828)

Не один десяток биографов, историков, искусствоведов и медиков пытались разгадать секрет творчества великого испанского художника Франсиско Гойи (1746–1828), автора великолепных портретов, картин, картонов для шпалер, настенных росписей, графических серий «Капричос» и «Бедствия войны».

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Маха одетая, 1798 — 1805

Одни считали, что талант и гениальность художника были столь велики, что не могли существовать в рамках возможного и помогли художнику достичь подобных высот. Другие утверждали, что тяжёлая болезнь и полное расстройство психики поспособствовали ему сотворить величайшие шедевры.

Но нашлись и те — кстати, их было немало, — которые были глубоко уверены в том, что великим художником Гойю сделала женщина — таинственная и загадочная герцогиня Альба (1762–1802).

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Герцогиня Альба в черном, 1797

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в небольшой деревушке близ Сарагосы. Его отец был мастером-позолотчиком, мать происходила из известного, но давно обедневшего дворянского рода.

Обучаясь в школе, мальчик с трудом освоил арифметику и грамоту, зато в рисовании с детства проявлял блестящие способности.

Когда Франсиско исполнилось семнадцать лет, отец, желавший помочь сыну в его стремлении стать живописцем, отправил юношу в Мадрид.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Мария Тереза Валабриджа, 1783

Одновременно с обучением мастерству живописца в столице Гойя успевал уделять немалое внимание и женщинам, к которым с юности испытывал страстные и необузданные чувства. Его любовницами становились и богатые аристократки, и простые крестьянки, и известные в городе красотки из публичных домов.

Говорили даже, что однажды в деревне, заметив красивую монашенку, темпераментный художник влез к ней в келью и похитил её, после чего спровоцировал жестокую драку с деревенскими крестьянами, в которой чуть не был убит.

Имел ли этот факт место или нет, доподлинно неизвестно, однако при весьма странных обстоятельствах Гойя бежал в Италию, присоединившись к уличным бродягам

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Портрет Нарсисы Бараньяна де Гойкоечеа

Три года спустя, в 1773 году, художник вернулся в Мадрид, где встретил своего давнего друга Франсиско Байеу. Тот познакомил Гойю с сестрой, красавицей Жозефиной.

Пылкая и страстная любовь привела вскоре к тому, что девушка забеременела, и не помышлявший о женитьбе Гойя был вынужден скрепить свои отношения с возлюбленной семенными узами.

Всего жена подарила живописцу пятерых детей, однако вырос только Хавьер — другие дети умерли в младенчестве.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Портрет жены художника, 1800-08

В 1792 году Гойя серьёзно заболел. Недуг, который сломил художника, до сих пор вызывает бесконечные споры среди биографов и врачей, исследующих его болезнь. Одни полагают, что это было венерическое заболевание, предположительно сифилис.

Другие считают, что причиной паралича и потери слуха могли явиться маниакально-депрессивный синдром и шизофрения.

Современники отмечали, что у художника наблюдались панический страх преследования, крайняя невоздержанность и даже истеричность, тяга к одиночеству и некоторые другие странности в поведении.

Около двух месяцев Гойя неподвижно лежал, затем у него восстановилось зрение, и он впервые за долгие недели страданий смог подняться на ноги и пойти. Однако слух был потерян навсегда.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Жена букиниста

Тем не менее художник опять вернулся к своей прежней жизни. Супружеская верность не была добродетелью великого мастера.

Бесчисленные романы продолжались: их было столько, что иногда художник даже не помнил имени любовницы, с которой провёл ночь.

Он покорял сердца знатных дам и бедных простушек, красавиц и обычных, ничем не приметных женщин. Казалось, это доставляло ему полное, ни с чем несравнимое удовольствие.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Молочница из Бордо

Так продолжалось до тех пор, пока в жизни непревзойдённого любовника не появилась двадцатилетняя герцогиня Альба, ставшая самой желанной женщиной в жизни художника и самой роковой музой в его судьбе. Его познакомили с Каэтаньей Альбой придворные аристократки, бывшие близкими подругами мастера.

Желающая увидеть своими глазами «необыкновенного Гойю», Альба пришла к нему в мастерскую. Она была высокомерна, красива, женственна и чувственна.

После её визита, летом 1795 года, художник, не сдерживая чувств, рассказывал другу о встрече с новой знакомой и восклицал: «О, наконец теперь я знаю, что значит жить!»

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Портрет герцогини Альба

Их страстный роман продолжался семь лет. На все эти годы Франсиско Гойя забыл о других женщинах, и лишь одна — самая красивая женщина Испании того времени — Каэтанья Мария дель Пилар, герцогиня Альба, — оставалась его музой, вдохновлявшей художника на создание великих шедевров.

Герцогиню нельзя было назвать благопристойной и скромной дамой — общество знало о её многочисленных порочных связях, впрочем, Альба и не думала их скрывать. В числе её любовников называли самых знатных и влиятельных мужчин страны.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Маха обнажённая, 1800

Её замужество в тринадцать лет с уже немолодым герцогом, представителем одного из самых могущественных аристократических родов Европы, не принесло Каэтанье душевного спокойствия. Юное сердце желало пылких чувств, а тело стремилось познать все наслаждения и ласки.

Одержимая страстью, отдававшаяся каждому чувству, молодая герцогиня в двадцать лет стала опытной, многое познавшей, коварной обольстительницей. Современники вспоминали, что её желали все мужчины Испании.

«Когда она шла по улице, — писал один французский путешественник, — все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на неё. Каждый волосок на её теле вызывал желание».

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя Портрет маркизы Вильяфранка

Герцог Альба предпочёл не обращать внимания на любовные связи своей темпераментной жены, а в 1796 году он скончался от продолжительной и тяжёлой болезни. Его неверная супруга, облачившись в траурный наряд, отправилась оплакивать мужа в замок в Андалусии и провела там чуть больше года. Примечательным явился тот факт, что всё это время с опечаленной вдовой жил Франсиско Гойя.

Маха на балконе

Когда через год парочка вернулась в Мадрид, герцогиня бросилась в объятия нового возлюбленного — очень знатного и храброго воина. А Гойя, оскорблённый и озлобленный, продолжал писать её портреты. Но теперь он изображал предательницу то глупой дамой, то продажной девицей, то страшной ведьмой.<

Тирана

Примерно через два года после этих событий Гойя стал уже европейской знаменитостью. Он был назначен королевским художником с внушительным жалованьем и разбогател. А герцогиня Альба вновь вернулась к покинутому было любовнику.

Самыми прославленными картинами великого мастера можно без тени сомнения назвать двойную картину «Обнажённая маха» и «Маха одетая». Датированы они примерно 1800 годом. Полотно откидывалось на шарнирах, как прочитанная страница, и под ним открывалось другое — та же маха, но обнажённая, несмотря на строжайший запрет инквизиции изображать обнажённое женское тело.

Махи на балконе

По сей день идут споры: кто изображён на картине. В те времена во всей Испании был единственный человек, кому запреты инквизиции были не указ, — Мануэль Годой, первый министр короля Карла IV с титулом князя Мира. Искусствоведы утверждают, что заказ на двойную картину Гойя получил именно от Годоя и изображена на ней неизвестная женщина.

Женщина с веером

Однако известно, что герцогине Альбе были посвящены многие другие картины великого художника и некоторые из них действительно были слишком откровенными: герцогиня изображена совершенно голой. Однажды на одной такой картине она собственной рукой написала: «Хранить такое — просто безумие. Впрочем, каждому своё». Её фраза была не лишена кокетства.

Портрет маркизы Санта-Круз

Летом 1802 года Каэтанья Альба собрала гостей в своём мадридском дворце Буэна Виста. Она устраивала пышное празднество в честь обручения её юной племянницы.

На торжества были приглашены самые именитые представители аристократического Мадрида, в их числе — наследный принц Фердинанд и премьер-министр Годой. Пригласила герцогиня и Франсиско Гойю.

После ужина герцогиня показала гостям личную мастерскую художника, которая была устроена тут же во дворце. Она водила приглашённых по залам и беспрестанно говорила. Поведение герцогини было настолько странным, что гости пребывали в растерянности.

Рассказывая о красках, использующихся в живописи, Альба делала акцент на самых ядовитых из них, маленькая капля которых представляла собой смертельный яд. Прерывая рассказ, она шутила о смерти.

Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана

Когда вечер закончился и все разъехались Гойя вернулся домой, но не мог заснуть до утра: он не раз слышал от любовницы о её желании умереть молодой, не дожив до старости. Подозрения подтвердились утром — герцогиню нашли мёртвой.

Причина смерти Каэтаньи до сих пор остаётся загадкой. Одни полагают, что Альба сама приняла яд, растворённый в стакане воды.

Другие уверены в насильственной смерти: в этом были заинтересованы многие, в том числе и королева Мария-Луиза, которая считала герцогиню своей соперницей, ненавидела её и желала ей смерти.

Но отомстить Альбе хотели и жёны её любовников, и сами любовники, брошенные когда-то неверной возлюбленной, и завистливые подруги, а также слуги, которым после смерти хозяйки отходила по завещанию очень внушительная денежная сумма…

  • Портрет доньи Терезы Суреда
  • Десять лет прошло после смерти любимой Каэтаньи, а Гойя так и не смог успокоить страдающее сердце.
  • Портрет жены Хуана Аугустина Сеана Бермудеса

В 1812 году верная жена Гойи Жозефина, перенёсшая столько душевных страданий и терпевшая многочисленные романы темпераментного мужа, скончалась. Сын, женившись, переехал в другой дом, оставив шестидесятишестилетнего отца в полном одиночестве.

Тогда-то вдруг в Гойе с новой силой проснулась страсть. Он познакомился с молодой женой небогатого купца Леокадией Вейс, склонил её к измене супругу и увёл из семьи. Спустя девять месяцев она подарила любовнику дочь, а ещё через десять лет художник вместе с дочерью и Леокадией навсегда покинул Испанию, чтобы поселиться во Франции.

Портрет Изабеллы Кобос де Порсель, 1806

Франсиско Гойя умер 16 апреля 1828 года. Его похоронили в Бордо, значительно позже прах великого художника перевезли в Мадрид и похоронили в церкви Сан-Антонио де ла Флорида.

  1. Портрет королевы Марии Луизы
  2. Разносчица воды, 1810-12
  3. Портрет маркизы Сантьяго
  4. Портрет актрисы Антониа Зарате, 1811
  5. Портрет Марианны Вальдштейн
  6. Портрет Франсиски Сабаса-и-Гарсиа
  7. Весна, 1786-87
  8. Зонтик, 1777

http://fisechko.ru/100vel/istrlub/54.htm

http://art.mirtesen.ru/blog/43200122440/Fransisko-Goyya.

http://artchive.ru/artists/fransisko_hose_de_goya_i_lusentes/type/zhivopis/genres/portret

http://www.arttrans.com.ua/sub/galleries/reproductions/artist/106/Goya___Lucientes__Francisco/list1.html

http://www.liveinternet.ru/users/3162595/post260950957/

Источник: https://obiskusstve.com/195227287329442708/istoriya-lyubvi-i-zhenschiny-hudozhnika-fransisko-gojya/

Женщины великого Гойи

Одни считали, что талант и гениальность художника были столь велики, что не могли существовать в рамкахвозможного и помогли художнику достичь подобных высот.

Другие утверждали, что тяжёлая болезнь и полноерасстройство психики поспособствовали ему сотворить величайшие шедевры.

Но нашлись и те — кстати, ихбыло немало, — которые были глубоко уверены в том, что великим художником Гойю сделала женщина

— таинственная и загадочная герцогиня Альба (1762-1802).

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Герцогиня Альба в черном, 1797

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в небольшой деревушке близ Сарагосы.

Его отец был мастером-позолотчиком, мать происходила из известного, но давно обедневшего дворянскогорода.

Обучаясь в школе, мальчик с трудом освоил арифметику и грамоту, зато в рисовании с детствапроявлял блестящие способности. Когда Франсиско исполнилось семнадцать лет, отец, желавший помочь

Читайте также:  Кающаяся магдалина - жорж де латур

сыну в его стремлении стать живописцем, отправил юношу в Мадрид.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Портрет Марии Терезы де Валлабриг на коне, 1783

Одновременно с обучением мастерству живописца в столице Гойя успевал уделять немалое вниманиеи женщинам, к которым с юности испытывал страстные и необузданные чувства. Его любовницамистановились и богатые аристократки, и простые крестьянки, и известные вгороде красотки из  публичных домов.

Говорили даже, что однажды в деревне, заметив красивуюмонашенку, темпераментный художник влез к ней в келью и похитил её, после чего спровоцировалжестокую драку с деревенскими крестьянами, в которой чуть не был убит.

Имел ли этот факт место илинет, доподлинно неизвестно, однако при весьма странных обстоятельствах Гойя бежал в Италию,

присоединившись к уличным бродягам

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Портрет доньи Нарсисы Бараньяна де Гойкоечеа, 1810

Три года спустя, в 1773 году, художник вернулся в Мадрид, где встретил своего давнего друга ФрансискоБайеу. Тот познакомил Гойю с сестрой, красавицей Жозефиной.

Пылкая и страстная любовь привела вскорек тому, что девушка забеременела, и не помышлявший о женитьбе Гойя был вынужден скрепить свои отношенияс возлюбленной семенными узами.

Всего жена подарила живописцу пятерых детей, однако вырос только

Хавьер — другие дети умерли в младенчестве.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Портрет графини Чинчон, 1800

В 1792 году Гойя серьёзно заболел. Недуг, который сломил художника, до сих пор вызывает бесконечныеспоры среди биографов и врачей, исследующих его болезнь. Одни полагают, что это было венерическоезаболевание, предположительно сифилис.

Другие считают, что причиной паралича и потери слуха моглиявиться маниакально-депрессивный синдром и шизофрения.

Современники отмечали, что у художниканаблюдались панический страх преследования, крайняя невоздержанность и даже истеричность, тяга

к одиночеству и некоторые другие странности в поведении.

Около двух месяцев Гойя неподвижно лежал, затем у него восстановилось зрение, и он впервые задолгие недели страданий смог подняться на ноги и пойти. Однако слух был потерян навсегда.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Молодая дама в мантилье и баскине, 1805-08

Тем не менее художник опять вернулся к своей прежней жизни. Супружеская верность не быладобродетелью великого мастера. Бесчисленные романы продолжались: их было столько, что иногда художникдаже не помнил имени любовницы, с которой провёл ночь. Он покорял сердца знатных дам и бедных простушек,красавиц и обычных, ничем не приметных женщин. Казалось, это доставляло ему полное, ни с чем

несравнимое удовольствие.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Молочница из Бордо. 1827

Так продолжалось до тех пор, пока в жизни непревзойдённого любовника не появилась двадцатилетняягерцогиня Альба, ставшая самой желанной женщиной в жизни художника и самой роковой музой в его судьбе.

Его познакомили с Каэтаньей Альбой придворные аристократки, бывшие близкими подругами мастера.Желающая увидеть своими глазами «необыкновенного Гойю», Альба пришла к нему в мастерскую. Она былавысокомерна, красива, женственна и чувственна.

После её визита, летом 1795 года, художник, не сдерживаячувств, рассказывал другу о встрече с новой знакомой и восклицал:

«О, наконец теперь я знаю, что значит жить!»

  • Жмурки. 1788
  • Их страстный роман продолжался семь лет. На все эти годы Франсиско Гойя забыл о других женщинах,и лишь одна — самая красивая женщина Испании того времени — Каэтанья Мария дель Пилар, герцогиня
  • Альба, — оставалась его музой, вдохновлявшей художника на создание великих шедевров.
  • Герцогиню нельзя было назвать благопристойной и скромной дамой — общество знало о её многочисленныхпорочных связях, впрочем, Альба и не думала их скрывать. В числе её любовников называли самых знатных
  • и влиятельных мужчин страны.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Портрет герцогини Альба

Её замужество в тринадцать лет с уже немолодым герцогом, представителем одного из самых могущественныхаристократических родов Европы, не принесло Каэтанье душевного спокойствия. Юное сердце желало пылкихчувств, а тело стремилось познать все наслаждения и ласки.

Одержимая страстью, отдававшаяся каждому чувству,молодая герцогиня в двадцать лет стала опытной, многое познавшей, коварной обольстительницей. Современникивспоминали, что её желали все мужчины Испании.

«Когда она шла по улице, — писал один французскийпутешественник, — все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на неё.

Каждый волосок на её теле вызывал желание».

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Портрет маркизы фон Вильяфранко, 1804

Герцог Альба предпочёл не обращать внимания на любовные связи своей темпераментной жены, а в1796 году он скончался от продолжительной и тяжёлой болезни. Его неверная супруга, облачившись втраурный наряд, отправилась оплакивать мужа в замок в Андалусии и провела там чуть больше года.

Примечательным явился тот факт, что всё это время с опечаленной вдовой жил Франсиско Гойя.

Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

Жозефа Байе или Леокадия Вейс, 1814

Когда через год парочка вернулась в Мадрид, герцогиня бросилась в объятия нового возлюбленного— очень знатного и храброго воина. А Гойя, оскорблённый и озлобленный, продолжал писать её портреты.

  1. Но теперь он изображал предательницу то глупой дамой, то продажной девицей, то страшной ведьмой.

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/2269526.html

История любви и женщины художника Франсиско Гойя (1746-1828)

?

Category: Автор — ovenca. Это цитата этого сообщенияИстория любви и женщины художника Франсиско Гойя (1746-1828)

Не один десяток биографов, историков, искусствоведов и медиков пытались разгадать секрет творчества великого испанского художника Франсиско Гойи (1746–1828), автора великолепных портретов, картин, картонов для шпалер, настенных росписей, графических серий «Капричос» и «Бедствия войны».

Маха одетая, 1798 — 1805

И.С. Бах — Сарабанда из Сюиты № 2 си минор

Одни считали, что талант и гениальность художника были столь велики, что не могли существовать в рамках возможного и помогли художнику достичь подобных высот. Другие утверждали, что тяжёлая болезнь и полное расстройство психики поспособствовали ему сотворить величайшие шедевры.

Но нашлись и те — кстати, их было немало, — которые были глубоко уверены в том, что великим художником Гойю сделала женщина — таинственная и загадочная герцогиня Альба (1762–1802).

Герцогиня Альба в черном, 1797

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в небольшой деревушке близ Сарагосы. Его отец был мастером-позолотчиком, мать происходила из известного, но давно обедневшего дворянского рода.

Обучаясь в школе, мальчик с трудом освоил арифметику и грамоту, зато в рисовании с детства проявлял блестящие способности.

Когда Франсиско исполнилось семнадцать лет, отец, желавший помочь сыну в его стремлении стать живописцем, отправил юношу в Мадрид.

Мария Тереза Валабриджа, 1783

Одновременно с обучением мастерству живописца в столице Гойя успевал уделять немалое внимание и женщинам, к которым с юности испытывал страстные и необузданные чувства. Его любовницами становились и богатые аристократки, и простые крестьянки, и известные в городе красотки из публичных домов.

Говорили даже, что однажды в деревне, заметив красивую монашенку, темпераментный художник влез к ней в келью и похитил её, после чего спровоцировал жестокую драку с деревенскими крестьянами, в которой чуть не был убит.

Имел ли этот факт место или нет, доподлинно неизвестно, однако при весьма странных обстоятельствах Гойя бежал в Италию, присоединившись к уличным бродягам

Портрет Нарсисы Бараньяна де Гойкоечеа

Три года спустя, в 1773 году, художник вернулся в Мадрид, где встретил своего давнего друга Франсиско Байеу. Тот познакомил Гойю с сестрой, красавицей Жозефиной.

Пылкая и страстная любовь привела вскоре к тому, что девушка забеременела, и не помышлявший о женитьбе Гойя был вынужден скрепить свои отношения с возлюбленной семенными узами.

Всего жена подарила живописцу пятерых детей, однако вырос только Хавьер — другие дети умерли в младенчестве.

Портрет жены художника, 1800-08

В 1792 году Гойя серьёзно заболел. Недуг, который сломил художника, до сих пор вызывает бесконечные споры среди биографов и врачей, исследующих его болезнь. Одни полагают, что это было венерическое заболевание, предположительно сифилис.

Другие считают, что причиной паралича и потери слуха могли явиться маниакально-депрессивный синдром и шизофрения.

Современники отмечали, что у художника наблюдались панический страх преследования, крайняя невоздержанность и даже истеричность, тяга к одиночеству и некоторые другие странности в поведении.

Около двух месяцев Гойя неподвижно лежал, затем у него восстановилось зрение, и он впервые за долгие недели страданий смог подняться на ноги и пойти. Однако слух был потерян навсегда. 

Жена букиниста

Тем не менее художник опять вернулся к своей прежней жизни. Супружеская верность не была добродетелью великого мастера.

Бесчисленные романы продолжались: их было столько, что иногда художник даже не помнил имени любовницы, с которой провёл ночь.

Он покорял сердца знатных дам и бедных простушек, красавиц и обычных, ничем не приметных женщин. Казалось, это доставляло ему полное, ни с чем несравнимое удовольствие.

Молочница из Бордо

Так продолжалось до тех пор, пока в жизни непревзойдённого любовника не появилась двадцатилетняя герцогиня Альба, ставшая самой желанной женщиной в жизни художника и самой роковой музой в его судьбе. Его познакомили с Каэтаньей Альбой придворные аристократки, бывшие близкими подругами мастера.

Желающая увидеть своими глазами «необыкновенного Гойю», Альба пришла к нему в мастерскую. Она была высокомерна, красива, женственна и чувственна.

После её визита, летом 1795 года, художник, не сдерживая чувств, рассказывал другу о встрече с новой знакомой и восклицал: «О, наконец теперь я знаю, что значит жить!»

Портрет герцогини Альба

Их страстный роман продолжался семь лет. На все эти годы Франсиско Гойя забыл о других женщинах, и лишь одна — самая красивая женщина Испании того времени — Каэтанья Мария дель Пилар, герцогиня Альба, — оставалась его музой, вдохновлявшей художника на создание великих шедевров.

Герцогиню нельзя было назвать благопристойной и скромной дамой — общество знало о её многочисленных порочных связях, впрочем, Альба и не думала их скрывать. В числе её любовников называли самых знатных и влиятельных мужчин страны.

Маха обнажённая, 1800

Её замужество в тринадцать лет с уже немолодым герцогом, представителем одного из самых могущественных аристократических родов Европы, не принесло Каэтанье душевного спокойствия. Юное сердце желало пылких чувств, а тело стремилось познать все наслаждения и ласки.

Одержимая страстью, отдававшаяся каждому чувству, молодая герцогиня в двадцать лет стала опытной, многое познавшей, коварной обольстительницей. Современники вспоминали, что её желали все мужчины Испании.

«Когда она шла по улице, — писал один французский путешественник, — все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на неё. Каждый волосок на её теле вызывал желание».

Портрет маркизы Вильяфранка

Герцог Альба предпочёл не обращать внимания на любовные связи своей темпераментной жены, а в 1796 году он скончался от продолжительной и тяжёлой болезни. Его неверная супруга, облачившись в траурный наряд, отправилась оплакивать мужа в замок в Андалусии и провела там чуть больше года. Примечательным явился тот факт, что всё это время с опечаленной вдовой жил Франсиско Гойя.

Маха на балконе

Когда через год парочка вернулась в Мадрид, герцогиня бросилась в объятия нового возлюбленного — очень знатного и храброго воина. А Гойя, оскорблённый и озлобленный, продолжал писать её портреты. Но теперь он изображал предательницу то глупой дамой, то продажной девицей, то страшной ведьмой.<

Читайте также:  Эдуард мане: картины и биография художника

Тирана

Примерно через два года после этих событий Гойя стал уже европейской знаменитостью. Он был назначен королевским художником с внушительным жалованьем и разбогател. А герцогиня Альба вновь вернулась к покинутому было любовнику.

Самыми прославленными картинами великого мастера можно без тени сомнения назвать двойную картину «Обнажённая маха» и «Маха одетая». Датированы они примерно 1800 годом. Полотно откидывалось на шарнирах, как прочитанная страница, и под ним открывалось другое — та же маха, но обнажённая, несмотря на строжайший запрет инквизиции изображать обнажённое женское тело. Махи на балконе

По сей день идут споры: кто изображён на картине. В те времена во всей Испании был единственный человек, кому запреты инквизиции были не указ, — Мануэль Годой, первый министр короля Карла IV с титулом князя Мира. Искусствоведы утверждают, что заказ на двойную картину Гойя получил именно от Годоя и изображена на ней неизвестная женщина.

Женщина с веером

Однако известно, что герцогине Альбе были посвящены многие другие картины великого художника и некоторые из них действительно были слишком откровенными: герцогиня изображена совершенно голой. Однажды на одной такой картине она собственной рукой написала: «Хранить такое — просто безумие. Впрочем, каждому своё». Её фраза была не лишена кокетства.

Портрет маркизы Санта-Круз

Летом 1802 года Каэтанья Альба собрала гостей в своём мадридском дворце Буэна Виста. Она устраивала пышное празднество в честь обручения её юной племянницы. На торжества были приглашены самые именитые представители аристократического Мадрида, в их числе — наследный принц Фердинанд и премьер-министр Годой. Пригласила герцогиня и Франсиско Гойю.

После ужина герцогиня показала гостям личную мастерскую художника, которая была устроена тут же во дворце. Она водила приглашённых по залам и беспрестанно говорила. Поведение герцогини было настолько странным, что гости пребывали в растерянности.

Рассказывая о красках, использующихся в живописи, Альба делала акцент на самых ядовитых из них, маленькая капля которых представляла собой смертельный яд. Прерывая рассказ, она шутила о смерти.

Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана

Когда вечер закончился и все разъехались Гойя вернулся домой, но не мог заснуть до утра: он не раз слышал от любовницы о её желании умереть молодой, не дожив до старости. Подозрения подтвердились утром — герцогиню нашли мёртвой.

Причина смерти Каэтаньи до сих пор остаётся загадкой. Одни полагают, что Альба сама приняла яд, растворённый в стакане воды.

Другие уверены в насильственной смерти: в этом были заинтересованы многие, в том числе и королева Мария-Луиза, которая считала герцогиню своей соперницей, ненавидела её и желала ей смерти.

Но отомстить Альбе хотели и жёны её любовников, и сами любовники, брошенные когда-то неверной возлюбленной, и завистливые подруги, а также слуги, которым после смерти хозяйки отходила по завещанию очень внушительная денежная сумма…

  • Десять лет прошло после смерти любимой Каэтаньи, а Гойя так и не смог успокоить страдающее сердце.

Портрет доньи Терезы Суреда Портрет жены Хуана Аугустина Сеана Бермудеса

В 1812 году верная жена Гойи Жозефина, перенёсшая столько душевных страданий и терпевшая многочисленные романы темпераментного мужа, скончалась. Сын, женившись, переехал в другой дом, оставив шестидесятишестилетнего отца в полном одиночестве.

Тогда-то вдруг в Гойе с новой силой проснулась страсть. Он познакомился с молодой женой небогатого купца Леокадией Вейс, склонил её к измене супругу и увёл из семьи. Спустя девять месяцев она подарила любовнику дочь, а ещё через десять лет художник вместе с дочерью и Леокадией навсегда покинул Испанию, чтобы поселиться во Франции.

Портрет Изабеллы Кобос де Порсель, 1806

Франсиско Гойя умер 16 апреля 1828 года. Его похоронили в Бордо, значительно позже прах великого художника перевезли в Мадрид и похоронили в церкви Сан-Антонио де ла Флорида.

    Портрет королевы Марии Луизы Разносчица воды, 1810-12 Портрет маркизы Сантьяго Портрет актрисы Антониа Зарате, 1811 Портрет Марианны Вальдштейн Портрет Франсиски Сабаса-и-Гарсиа Весна, 1786-87 Зонтик, 1777

    http://fisechko.ru/100vel/istrlub/54.htm

    http://art.mirtesen.ru/blog/43200122440/Fransisko-Goyya.

    http://artchive.ru/artists/fransisko_hose_de_goya_i_lusentes/type/zhivopis/genres/portret

    http://www.arttrans.com.ua/sub/galleries/reproductions/artist/106/Goya___Lucientes__Francisco/list1.html

    Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

    Источник: https://kolybanov.livejournal.com/6946389.html

    Художник Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес (30 марта 1746, Фуэндетодос, близ Сарагосы — 16 апреля 1

    Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда, Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Национальная галерея искусств (Вашингтон)

    Год: Около 1803-1804

    Портрет доньи Терезы Луизы де Суреда — Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес. Около 1803-1804. Холст, масло. 119,7×79,4

      Великий испанский живописец Гойя — один из лучших авторов женских портретов. Тереза Луиза де Суреда была супругой близкого друга Гойи Бартоломе Суреды (чей портрет также находится в собрании) — живописца и литографа, директора королевской фарфоровой фабрики в Мадриде, начавшего производить севрский фарфор. Художник хорошо знал свою модель и ее характер.

      Поза молодой женщины полна волевой решимости — жесткая линия спины, прямой взгляд и сжатые губы, жест правой руки, гасящий порыв немедленно встать и уйти. Качества, присущие героине, превосходно переданы мастером. Колорит работы строится на сочетании звучных, густых темных оттенков.

    Платье Терезы де Суреда почти сливается с фоном, светлым контрастным пятном выделяется лишь желтая шелковая обшивка кресла. Полотно написано в свободной, несколько обобщенной манере, что не мешает реалистичной трактовке модели.

    Если в более ранних портретах немаловажную роль играли костюмы и аксессуары героев, то здесь художник не прячет за деталями сущность и характер изображенной.

    Портрет графини де Чинчон, Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Музей Прадо

    Год: Около 1800

    Портрет графини де Чинчон — Франсиско де Гойя. Около 1800. Холст, масло. 218х1З5

      Вытянутый формат картины и сгущающаяся темнота в качестве фона придают фигуре графини особенную хрупкость, подчеркнутую легким, воздушным платьем светлого серо-коричневого цвета с розовыми прожилками и прической, в которой словно затаился ветер.

    Во всем облике девушки, пусть даже и королевского рода, чувствуется грусть, сквозящая и в живых карих глазах, и в сложенных руках, которые Мария-Тереза словно нарочно пытается сжать покрепче.

    Графиня переживала тогда не самое лучшее время в своей жизни: ее супруг, всемогущий премьер министр испанского правительства дон Мануэль Годой, обладал властным характером, кроме того, этот человек был любовником королевы.

    Гойя уже рисовал графиню, и теперь, хорошо зная эту молодую женщину и относясь к ней с сочувствием, подметил ее глубоко спрятанную печаль. Портрет, задуманный парадным, являет зрителю живого и обаятельного человека.

      Также с этой картиной связан еще один любопытный факт. После того, как картины купил музей Прадо из рук частного коллекционера за 24 миллиона евро, выяснилось, что поверх данного портрета был написан портрет маркиза де Вильяфранка, а поверх него портрет мужа графини Мануэля Годоя. Это удалось установить при помощи новейшего оборудования

    Обнаженная маха, Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Музей Прадо

    Год: 1795-1800

    Обнаженная маха — Франсиско де Гойя-и-Лусьентес. 1795-1800. Холст, масло. 98×191

      Франсиско Гойя (1746-1828) — испанский художник, гравер, чье свободолюбивое искусство отличается смелым новаторством, страстной эмоциональностью, остротой характеристики. Великий живописец художественно и энциклопедично отразил жизнь своей страны. Влияние Гойи, одного из наиболее ярких мастеров эпохи романтизма, на художественную культуру имеет общеевропейское значение.

      В образе махи — испанской горожанки XVIII—XIX веков, художник вопреки строгим академическим канонам воплотил тип притягательной, естественной красоты. Маха — женщина, смысл жизни которой — любовь.

    Обольстительные, темпераментные махи олицетворяли испанское понимание привлекательности.

    Кисть гениального художника навеки сохранила для потомков молодость, живое очарование, таинственную чувственность соблазнительной натурщицы.

      Гойя не только создал образ новой Венеры современного ему общества, но и удивительно тонко почувствовал изменения художественного стиля на грани эпох.

    Одетая маха — Франсиско де Гойя-и-Лусьентес. Около 1800-1807. Холст, масло. 95×190

    Одетая маха — Гойя

    Портрет донны Исабель де Порсель, Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Национальная галерея (Лондон)

    Год: До 1805

    Портрет донны Исабель де Порсель — Франсиско де Гойя. До 1805. Холст, масло. 82х54,6

      Картина была задумана как парная к портрету мужа донны Исабель де Порсель, дона Антонио де Порсель. Супруги были близким друзьями Гойи, и он, гостя в их доме, в знак благодарности за радушие написал их.

    Сложилось так, что портрет мужа попал в Буэнос-Айрес и хранился в жокей-клубе, но случившийся пожар уничтожил его. Портрет донны Исабель де Порсель, почти наверняка тот, который Гойя отобрал для выставки в Академии Сан-Фернандо в Мадриде в 1805, там и оставался. В 1896 его приобрела Национальная галерея.

    Исследование картины в рентгеновских лучах показала, что он написан поверх изображения мужчины в военной форме.

      Донна Исабель на представленном холсте одета как маха. В Мадриде XVIII века этот стиль ассоциировался с женщиной из низов общества, легкого поведения.

    Но к концу столетия и в начале следующего он по нескольким причинам вошел в моду в аристократических кругах: как выражение национально-патриотического духа и, вероятно, поскольку подчеркивал женскую загадочность и красоту непременной черной мантильей и высокой талией.

    Такое платье оправдывает позу модели, которая характерна для фламенко: левая рука согнута в локте и упирается в бедро, тогда как торс и голова резко повернуты в противоположном направлении. Не будь она связана с образом махи, воспринималась бы очень вульгарно.

    На картине же наряд и поведение — выражение игры аристократки в нечто рискованное. Конечно, это не могло быть сделано без «разрешения» самой Исабель (в облике махи Гойя изобразил даже королеву Марию Луизу Пармскую).

    Портрет актрисы Антонии Сарате, Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Эрмитаж

    Год: Около 1810-1811

    Портрет актрисы Антонии Сарате — Франсиско де Гойя. Около 1810-1811. Холст, масло. 71×58

      Испанский живописец и гравер Франсиско де Гойя (1746-1828) — один из первых и наиболее ярких мастеров искусства эпохи романтизма. Будучи придворным художником короля, он неоднократно писал портреты венценосной семьи и высшую аристократию. Единственная картина работы Гойи в России находится в коллекции Эрмитажа.

      На погрудном портрете мастер изобразил актрису Антонию Сарате в белой чалме, украшенной луной, вероятно, она представлена в одной из ролей. Тревожный взгляд усталых темных глаз приковывает внимание зрителя.

    Холодный свет подчеркивает бледность прекрасного лица, обрамленного густыми кудрями. Он озаряет светло-серебристое платье и легкую косынку актрисы, играет бликами на наброшенной на плечи накидке с горностаевым мехом.

    Портрет был написан незадолго до кончины Антонии Сарате, умершей от туберкулеза.

      Это произведение по настроению и характеру передачи внутреннего состояния человека является одним из лучших портретов эпохи романтизма.

    Махи на балконе, Франсиско Гойя

    Читайте также:  «благовещение», сандро боттичелли, 1485 — описание и видеообзор картины

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Метрополитен музей

    Год: 1805-1812

    Махи на балконе — Франсиско Гойя. 1805-1812. Холст, масло. 194,9×125,7

      К образу махи, девушки из самой гущи жизни, типичной испанки, Франсиско Гойя (1746-1828), в живописи которого соединялись реализм и терпкий вкус его фантазий, возвращался не раз. На этой картине художник изобразил двух молодых красавиц в национальных костюмах — махи носили их в противовес принятой в высших слоях испанского общества французской моде — и двух махо, их кавалеров.

      Наряды девушек выписаны белым, золотым и перламутрово-серым цветами, лица даны теплыми тонами, и эта тонкая, переливающаяся живопись выглядит еще более притягательной на темном фоне.

    Сидящие на балконе девы, напоминающие птичек в клетке, — сюжет, типичный для современной художнику испанской жизни. Но в его трактовку Гойя внес тревожную ноту, изобразив на заднем плане одетых в темное мужчин, которые надвигают на глаза шляпы и кутаются в плащи.

    Эти фигуры написаны почти силуэтно, они сливаются с окружающим их сумраком и воспринимаются как тени, стерегущие прелестную молодость.

    Но и махи кажутся находящимися в заговоре со своими стражами — слишком заговорщически улыбаются эти обольстительницы, словно заманивая тех, кого привлечет их красота, в темноту, что клубится за их спинами. Эта картина, еще напоенная светом, уже предвещает полное трагизма позднее творчество Гойи.

    Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана — Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Лувр

    Год: 1794-1795

    Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана — Франсиско де Гойя. 1794-1795. Холст, масло. 181×122

      Художник испанского романтизма Франсиско де Гойя (1746-1828) известен в том числе портретами аристократов. Рукой придворного живописца создана галерея образов испанской знати. Наиболее популярны его женские портреты. Женщины Гойи всегда таинственны, несмотря на детальную проработку одеяний и аксессуаров, в их облике всегда много недосказанного.

      Таков и «Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана». На условном темном фоне, обычном для портретов Гойи, ясно вырисовывается стройная фигура графини. Она облачена в строгое черное платье и укутана воздушной светлой шалью.

    Между ней и зрителем существует непреодолимая психологическая преграда, возведенная надменной моделью и мастерски переданная художником. Но образ этой гордой аристократки кажется одиноким и трагичным.

    Фон, на котором угадываются несколько уходящих вдаль неясных планов, рождает ощущение чего-то рокового, загадочного и неминуемого в ее личности.

      Картина поступила в Лувр в 1952.

    Колосс (Паника), Франсиско де Гойя

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Музей Прадо

    Год: 1810-1825

    Колосс (Паника) — Франсиско де Гойя-и-Лусьентес. 1810-1825. Холст, масло. 116×105

      В полотне «Колосс» Гойя (1746-1828) создал аллегорию на начавшуюся в 1808 войну с Францией. Общество было напугано кровопролитием. В центре композиции — огромных размеров фигура, свирепо сжавшая кулаки.

    Этот рушащий все на своем пути гигант олицетворяет собой жестокость войны, несущей разорение и смерть. Появление Колосса, шествующего по землям, касаясь темных небес, вызывает всеобщую панику.

    Вид разоренной и сожженной французскими войсками Сарагосы, родного города художника, поразил живописца.

    Расстрел повстанцев 3 мая 1808 года в Мадриде, Гойя, 1814

    Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Музей Прадо

    Год: 1814

    Расстрел повстанцев 3 мая 1808 года в Мадриде — Франсиско де Гойя-и-Лусьентес. 1814. Холст, масло. 268×347

      Произведения художника, посвященные восстанию 1808 в Мадриде, которое ему довелось пережить, разительно отличаются от исторических картин романтиков. Они характеризуют живописца-патриота, призывающего к борьбе, как гуманиста, осуждающего войну.

      Ночью при свете фонаря у холма на окраине города солдаты расстреливают повстанцев. Лиц солдат не видно, композиционный центр произведения — осужденный молодой крестьянин в белой рубахе, широко раскинувший руки.

    Удивительно правдиво передано поведение всех действующих лиц: одни с вызовом сморят в глаза палачам, другие покорно склонили голову, третьи закрыли руками лицо. Полотно пронизано страстью личного переживания, темный пейзаж усиливает ощущение неминуемой трагедии.

    Художник не только запечатлел страшное историческое событие, но также показал нравственность и героизм испанского народа.

    • Портрет Дона Мануэля Осорио и Сунига, Франскиско Гойя
    • Франсиско де ГойяВыставлена в музее: Метрополитен музей
    • Год: Около 1792

    Портрет Дона Мануэля Осорио и Сунига — Франскиско Гойя. Около 1792. Холст, масло. 127х101,6

      Гений Гойи был уникальным явлением в испанском искусстве рубежа 18-19 вв., которое он возвысил до величия прежних времен.

    Творчество художника прошло через последний период рококо, достигнув порога реализма и раскрывшись, в огромном разнообразии сюжетов.

    В портретах, почти на столетии предвосхищающих романтические идеи, испанскому мастеру удалось раскрыть психологическую сущность персонажей через внешний облик.

      Это полотно, изображающее маленького Осорио, родившегося в 1784 г., — одно из серии сеченных портретов, заказанных графом Альтамира. Ребенок, одетый в костюм ярко-красного цвета, помещен на монохромном фоне, что акцентирует внимание на его фигуре.

    В руках малыша шнурок, привязанный к лапке сороки, которая, оправдывая свою славу «воровки», держит в клюве визитную карточку художника, который таким оригинальным приемом помещает свою подпись на работе.

    Другие животные, изображенные на картине, заключают в себе символический смысл, указывающий, сколь иллюзорна граница между наивным детским миром и подстерегающими его силами зла.

    Источник

    Источник: https://eva-k2.livejournal.com/549035.html

    Гойя Франсиско Хосе де (1746 — 1828)

    Франсиско де Гойя-и-Лусиентес — великий испанский художник, член Академии и придворный живописец.

    В его творчестве были черты и классицизма, и романтизма, но этого художника нельзя было отнести к какому-нибудь стилю полностью, настолько его картины были не похожи ни на чьи другие.

    Он начинал в стиле рококо, а в позднейших работах достиг беспощадной правдивости, создавал фантастические образы потрясающей силы.

    Гойя родился в Сарагосе, в семье позолотчика алтарей. Мать была дочерью бедного идальго из тех, кто, как писал Сервантес, «имеет родовое копье, древний щит, тощую клячу и борзую собаку». Юноша начал учиться живописи в родном городе. Здесь он дружил с семейством Байеу, старший брат которых стал учителем Гойи уже в Мадриде, куда переехал и Гойя.

    В 1771 году художник получает вторую премию Академии в Парме за картину о Ганнибале. Тогда же он возвращается в Сарагосу, и начинается его профессиональный творческий путь. Гойя развивается медленно, его яркая индивидуальность полностью проявила себя только к сорока годам.

    В Сарагосе мастер расписывает одну из церквей фресками, в которых было видно влияние Тьеполо. В 1775 году он женится на Хосефе Байе и уезжает в Мадрид. Здесь он получает большой заказ на картины для шпалер и работал над ними до 1791 года, выполнив 43 заказа.

    В свои композиции он включал жизнь улицы, игры в празднества, драки перед деревенским трактиром, фигуры нищих, разбойников и конечно самые разные женские образы.

    В эти же годы Гойя начинает заниматься графикой и в гравюре выбирает технику офорта.

    В 70-80-е годы художник активно занимался и живописным портретом. Гойя не стремился приукрасить модель, какую бы ступень в обществе она ни занимала.

    Иногда он даже подчеркивал некоторые черты в портрете, совсем не украшающие его.

    Но делал это Гойя совсем необидно, потому что он всегда находил и запечатлевал в образе какуя-то наиболее яркую, индивидуальную изюминку, делающую образ интересным.

    Гойя много принимает заказов от представителей высших слоев общества Мадрида. Он любил светский успех, его приглашали на все великосветские мероприятия. Ему покровительствовал дон Мануэль, герцог Алькудиа, фаворит королевы, первый министр Испании. Его любили женщины, и он имел постоянную любовницу.

    Он жил на широкую ногу, особо не задумываясь о тратах. В те годы Гойя не интересуется политикой и с радостью принимает официальные должности: его избирают членом Академии Сан Фернандо (Академии художеств), он становится главным художником шпалерной мануфактуры, затем получает звание придворного художника.

    С этого времени заказы на Гойю посыпались со всех сторон.

    У Гойи было много детей, он по-своему любил и очень уважал свою жену Хосефу.

    Однако самой большой его страстью, огромной любовью стала связь с одной из самых удивительных, самых непредсказуемых, ни на кого не похожих женщин — с герцогиней Каэтаной Альба из старинного рода знаменитых Альба, мужем которой был маркиз де Вильябранка. Гойя много раз писал донью Каэтану, особенно в образе махи, девушки из народа.

    В 90-х годах Гойя исполняет ряд блестящих по технике и тонких по характеристике портретов, свидетельствующих о расцвете его живописного мастерства (портрет Ф.Байе). В них и интеллект, и испанский характер, и индивидуальность личности.

    Потрясает откровенностью характеристик групповой портрет королевской семьи Карла IV и Марии Луизы. Соперником лучших мастеров венецианского Возрождения выступает Гойя в своих знаменитых «Махах» — портретах Каэтаны Альба. В них он нанес удар академической школе.

    Его обвиняли, что неверно написана грудь, что маха слишком коротконога и пр. Особенно его обвиняли в том, что образы махи чересчур чувственны.

    В середине 90-х годов обостряется давняя болезнь Гойи, последствием которой становится глухота. Постигшее его несчастье заставило по-новому посмотреть на многие события в стране. В отличии от других европейских стран, в Испании еще процветает инквизиция.

    И очень тяжелые отношения с Францией. Все это не могло не наложить отпечаток на творчество художника: картины, полные карнавального веселья («Игра в жмурки», «Карнавал»), сменяются такими, как «Трибунал инквизиции», «Дом сумасшедших», офорты «Капричос».

    Вторжение французов в Испанию, борьба испанцев с французской армией, борьба, в которой маленький народ проявил большое мужество — все эти события нашли отражение в творчестве Гойи ( «Восстание 2 мая», «Расстрел 3 мая в Мадриде»).

    В 1814 г. Фердинанд VII вернулся в Испанию. Начался период реакции. Многие были брошены в тюрьму. Гойя был совершенно один. Умерла его жена. Его друзья или умерли, или были изгнаны из Испании.

    Многие портреты этих лет были отмечены чертами подлинного трагизма. Художник живет одиноко, замкнуто, в доме, который соседи называли «дом глухого». Его живопись порой понятна только ему самому.

    Живопись темная, оливково-серых и черных тонов, с пятнами белого, желтого, красного.

    В 1821 — 1823 годах произошло восстание испанцев против реакции, которое было разгромлено войсками. Поскольку Гойя поддерживал повстанцев, король так высказался о нем:»Этот достоин петли».

    В 1824 году жизнь художника становится невыносимой, и он под предлогом лечения уезжает во Францию. Здесь он находит друзей. Здесь он пишет свои последние прекрасные произведения («Молочница из Бордо» и пр.).

    В 1826 году Гойя ненадолго приезжает в Мадрид, где его принимают благосклонно:»Он слишком знаменит, чтобы ему вредить, и слишком стар, чтобы его бояться».

    Гойя умер в Бордо в 1828 году. В конце века останки его были перевезены на родину.

    Источник: http://cvetamira.ru/goyya-fransisko-hose-de-1746-1828

    Ссылка на основную публикацию