Портрет а. ф. кокоринова, левицкий — описание

Портрет А. Ф. Кокоринова, Левицкий — описание

Для увеличения — нажмите на изображение

Автопортрет. 1783

 Точная дата рождения Дмитрия Григорьевича Левицкого не установлена, однако исследователи творчества русского художника-портретиста склоняются к мнению, что приблизительно это 1735-1737 год. Также известно, что родился он на Украине в семье, происходящей из старинного украинского рода.

Отец будущего живописца, Григорий Кириллович, был потомственным священником местечка Маячка, что не мешало ему жить в Киеве, заниматься живописью и гравюрой. Предполагают, что Григорий Кириллович учился в Германии, а затем долгие годы был связан с Киево-Печерской типографией и Киевской духовной академией.

Возможно, увлечение отца повлияло на выбор жизненного пути Дмитрия. Но наиболее значительным для творческого развития и художественного образования юного художника стало знакомство и работа под руководством известного русского живописца середины XVIII века А.П.

Антропова, который в 1752 – 1755 годах расписывал церковь Андрея Первозванного в Киеве. 

В 1758 году Левицкий отправляется в Петербург, где поселяется у своего учителя. У Антропова Дмитрий Григорьевич занимался до 1762 года, одновременно посещая некоторые классы Академии художеств, в частности Дж. Валериани.

Затем в качестве подмастерья в так называемой «живописной команде», которой руководили Алексей Антропов, Иван Вельский и Иван Вишняков, Левицкий занимался украшением Триумфальных ворот, выстроенных в Москве по случаю коронации императрицы Екатерины II.

Из письменных источников известно, что после этого художник провел в Москве еще несколько лет, где участвовал в написании икон для двух только что отстроенных московских церквей: церкви Кира и Иоанна на Солянке и Великомученицы Екатерины на Большой Ордынке.

В 1769 году Левицкий окончательно перебирается в Петербург, на многие годы связав себя с Академией художеств, получив «назначение» в академики за портрет художника Г.И. Козлова и его жены (не сохранился).

В следующем году произведения Левицкого были представлены на ежегодной летней академической выставке. С этого момента начинается всеобщее признание живописца. За портрет ректора Академии и одного из архитекторов ее здания на Васильевском острове Александра Филипповича Кокоринова Левицкий получил звание академика, а в 1775 году был произведен в советники Академии.

В 1771 году художник возглавил портретный класс Академии художеств, которым руководил семнадцать лет. Левицкий получает придворные заказы, заказы Академии и частных лиц из дворянской элиты Петербурга.

Он становится признанным мастером парадного портрета.

Отличительной чертой художника являлась способность найти выразительную позу и жест, сочетать интенсивность цвета с тональным единством и богатством оттенков.

1870-е годы стали для живописца временем наивысшего расцвета творчества. Среди его работ этого периода портреты опекуна московского Воспитательного дома Б.В. Умского (1770), князя А.М. Голицына (1772), инженер-генерала М.И. Мордвинова (1778), генерал-аншефа М.Н. Кречетникова (конец 1770-х годов).

Нетрадиционной работой Левицкого стал портрет П.А.

Демидова (1773), который можно расценить как своеобразную иронию на парадный портрет, хотя его концепция, скорее всего, принадлежала не художнику, а портретируемому — богатому и оригинальному «чудаку» и в то же время образованному человеку, жертвовавшему огромные суммы на просвещение.

В этом произведении парадность в постановке фигуры сочетается с простотой внешнего облика Демидова, изображенного в торжественной позе, на фоне традиционной колоннады, но в домашнем костюме. Его окружают простые бытовые предметы: горшки с цветами, лейка, говорившие об увлечении Демидова садоводством.

Общепризнанным успехом Левицкого стала серия портретов воспитанниц Воспитательного общества благородных девиц при Смольном монастыре. Левицкий приступил к работе в начале 1770-х годов.

Художник писал портреты девушек, отличившихся особенными успехами в науках и искусствах. Парные изображения Ф.С. Ржевской и А.М. Давыдовой (1771-1772), Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской (1773), грациозно танцующие Н.С. Борщева (1776), Е.И. Нелидова (1773) и А.П.

Левшина (1775) — новая для русского искусства разновидность жанра: «портрет в роли».

В 1782 году Левицкий пишет графиню и придворную даму Урсулу I Мнишек (1782), графа Ф.Г. Орлова (1785), фаворита Екатерины II А.Д. Ланского (1782), итальянскую певицу Анну Давиа Бернуцци (1782), графиню, президента Академии наук Е.Р. Дашкову (1784).

Особое место в творчестве выдающегося живописца занимает портрет Екатерины II «законодательницы» (1783). За свою жизнь Д.Г. Левицкий написал более двадцати двух изображений императрицы, но она так ни разу и не удостаивала мастера позированием.

Художник писал образ царицы с работ других портретистов, в некоторых случаях в качестве модели художник использовал свою жену Настасью Яковлевну.

В августе 1787 года Левицкий оставляет преподавание в Академии, подав прошение об отставке. Совет Академии, учитывая заслуги художника, назначает ему пенсию 200 рублей в год.

Левицким была разработана трехступенчатая система обучения. На первом этапе его ученики копировали художественные образцы известных мастеров (Рембрандт, Ван Дейк, Грез, а также русские мастера Никитин, Лосенко).

Затем художник вел ученика к навыкам самостоятельного композиционного мышления. Последним этапом было решение собственно портретной задачи: внимательное изучение натуры с целью выражения общего в индивидуальной характерности облика. Ученики Левицкого — Л.С. Миропольский, С.С. Щукин, П.С.

Дрождин. Е.Д. Камеженков, — оставили яркий след в истории русской живописи.

В 1790-х годах Левицкий создал большое количество заказных официальных портретов. Это и прославленные полководцы, и кавалеры ордена Св. Владимира — В.А. Румянцев-Задунайский, А.В. Суворов, П.В. Завадовский, Н.В. Репнин, С.К. Грейг, И.Л.

Голенищев-Кутузов, В.П. Коновницын; и видные дипломаты и советники Екатерины II — П.В. Бакунин-Меньшой, С.Р. Воронцов, А.А. Безбородко И.И. Шувалов, Г.А. Потемкин.

Последним заказом стала серия портретов детей наследника престола Павла Петровича и Марии Федоровны.

Однако постепенно Дмитрий Григорьевич утрачивает роль первого живописца, испытывает большие материальные затруднения. Он живет уединенно, им все более овладевают религиозные настроения.

Кроме того художник должен был содержать большую семью. В 1790 году Левицкий был вынужден обратиться к статс-секретарю Екатерины II А.А.

Безбородко с просьбой о выплате денег, положенных ему уже в течение четырех лет за портрет императрицы в рост, посланный на остров Мальта.

Вскоре здоровье художника становиться хуже, он начинает слепнуть. Последняя работа живописца относится к 1812 году. Умер Дмитрий Григорьевич Левицкий 4 апреля 1822 года. Похоронен на Смоленском кладбище. Его могила затерялась во времени, хотя и сегодня один из участков Смоленского кладбища в Петербурге называется «Левицкой аллеей».

*   *   *

Галерея (47 изображений)

*   *   *

Источник: http://gorenka.org/index.php/levitskij-d-g

Портрет А.Ф. Кокоринова

Янина БЕЛОШАПКИНА

Дмитрий Левицкий Портрет А.Ф. Кокоринова 1769. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

На выставке Академии художеств в 1770 г. Левицкий представил шесть своих работ, лучшей из которых был единогласно признан портрет А.Ф. Кокоринова. И действительно по сей день он остается едва ли не самым значительным произведением художника в области парадного портрета.

Александр Филиппович Кокоринов был личностью неординарной — талантливый архитектор, всесторонне образованный человек с прекрасным вкусом. Родился он в Тобольске и за относительно короткий срок успел сделать впечатляющую карьеру. Особенно помогло ему на этой стезе покровительство графа Шувалова, сделавшего молодого архитектора своим первым помощником по устройству Академии художеств.

В итоге Кокоринов был назначен директором Академии, для развития которой сделал много достойных и полезных дел — организовал преподавание в живописном, гравировальном и архитектурном классах (курс по архитектуре он читал сам, причем на русском языке, что для того времени являлось редкостью, преподавание велось обычно на французском или немецком), ввел изучение арифметики, мифологии и истории, отменил телесные наказания для учеников.

Т. Мельтон. Императорская Академия художеств. 1789

Кокоринов не скрывал своего восхищения русским искусством и нередко помогал талантливым молодым мастерам, да и сам Левицкий принадлежал к числу его “питомцев”. Однако самым значительным его деянием стало возведение нового здания Академии художеств. Закладка первого камня была произведена с большой пышностью в присутствии императрицы Екатерины II и великого князя Павла Петровича.

Кокоринов не только участвовал в создании проекта Академии, но и руководил строительным процессом. Вот тут-то и начались неприятности.

Читайте также:  Портрет донны исабель де порсель, франсиско де гойя

Пришедший вместо Шувалова к руководству Академией Иван Иванович Бецкой не только не питал приязни к директору, но и всячески мешал его деятельности.

Постоянные придирки и несправедливые обвинения подкосили душевное здоровье Кокоринова. В 1772 г. он повесился на чердаке Академии, своего главного и любимого детища.

Впрочем, на портрете Левицкого нет и намека на столь трагический финал. Архитектор изображен в апогее своей славы. Он величественен и слегка вальяжен. Стоя у роскошного бюро черного дерева в своем рабочем кабинете, Кокоринов указывает на разложенный на столе план здания Академии. Спокойно и гордо, чуть усмехаясь, смотрит он на зрителя.

Л. Плахов. Кучерская Академии художеств. 1834

Живописное мастерство художника проявилось в этом портрете в полном блеске, поражая гармонией красок и превосходной передачей фактуры тканей, меха и кружев.

Великолепен шитый золотом камзол, белый атласный кафтан, отороченный соболем, — поговаривали, что за это одеяние, сшитое специально к торжественному празднованию закладки Академии художеств, Кокоринову пришлось выложить сумму, равную годовому окладу.

Нижний вестибюль Академии художеств

Интересно, что исследователи творчества Левицкого далеки от единодушия в трактовке образа, воплощенного художником.

Некоторые считают, что в данном случае он дал лишь поверхностную характеристику, не разгадав душевную драму Кокоринова, другие, наоборот, пишут о полных грусти глазах внешне благополучного архитектора. Третьи считают Кокоринова олицетворением идеального героя, “человека новой породы”.

Что ж, возможно, в этом и заключается достоинство настоящего произведения, не дающего однозначных характеристик, но позволяющего каждому составить о нем свое собственное мнение.

Источник: https://art.1sept.ru/article.php?ID=201000805

Левицкий Д. Г. Портрет А. Ф. Кокоринова

Кокоринов Александр Филиппович (1726-1772)- талантливый архитектор 1772). Принят, в 1742 году, на службу в московское дворцовое ведомство «архитектурии учеником»; в 1754 году произведен в унтер-архитекторы и поступил в помощники к графу Растрелли . К этой поре относится сближение Кокоринова с И.И.

Шуваловым , для которого он выстроил роскошный дом в Петрограде (нынешнее министерство юстиции). Шувалов, по учреждении Академии Художеств, сделал Кокоринова своим ближайшим сотрудником по ее устройству и управлению. В 1760 году Кокоринов назначен инспектором, затем директором академии, с почти неограниченной властью.

Кокоринов -архитектор, строитель и первый директор Академии художеств в лучшие, для ХVIII века, «шуваловские» лета; чистейший вкус и поистине артистический дар сочетались у него с широтою взглядов и классической образованностью.

Но был этот человек в своем роде белой вороною, еретиком, кладя без остатка все силы на довольно странное по тем временам предприятие: отказ от «галлицизмов», пестование именно русской живописи и именно русских талантов,— Левицкий среди тех, кто вырастал под его крылом.

Портрет был представлен на академическую выставку и среди знаменитостей (Гроот, Лосенко) безоговорочно взял первое место, как лучшая картина в смысле совершенства формы и как «высокая» — в смысле своей духовной наполненности:На портрете — человек с мужественным и спокойным лицом, вельможа «во славе», облаченный в специально сшитый для церемонии вступления в должность костюм (на атласный камзол с золотым шитьем и белый гродетуровый кафтан с собольей опушкой ушло целиком годовое жалованье). Он уверенно расположился в роскошно обставленном кабинете и горделивым жестом указывает на план здания спроектированной им Академии. В парике и при шпаге, с непринужденной легкостью опираясь на спинку массивного кресла, Кокоринов смотрит ласково и мечтательно, простодушно и устало, чуть усмехаясь. Сколько оттенков мысли, чувств в твоем умном и светлом образе, Кокоринов. Знаешь ли ты, что, через неполных два года, промозглой мартовской ночью повесишься на чердаке, на сырых, еще пахнущих смолою стропилах своего детища, не выдержав раздоров и дрязг на службе, затравленный невзлюбившим тебя всесильным Бецким, и жена твоя чуть не будет просить подаяния?Но портрет далек от предвиденья и психологического вглядывания. Он — о том, что происходит с героем сейчас. А сейчас это образцовый государственный муж, само воплощение наказа Г.Р. Державина: Вельможу должны составлять Ум здравый, сердце просвещенно;Собой пример он должен дать, Что звание его священно. Что он орудье власти есть, Подпора царственного зданья; Вся мысль его, слова, деянья Должны быть — польза, слава, честь.

Все совершенство будущего Левицкого в инерции от силы этого портрета, оно напитано его мелодикой, его характеристическими и живописными достижениями.

Известность пришла к Д. Г. Левицкому после академической выставки 1770 года, где было представлено шесть его работ. Внимание ценителей искусства привлек портрет архитектора А. Ф. Кокоринова, доставивший его создателю звание академика. Это, пожалуй, лучшая работа художника в жанре парадного портрета.

Александр Филиппович Кокоринов был строителем здания Академии художеств (по проекту Ж.-Б. Валлена Деламота) и ее ректором.

Выдающийся зодчий, энергичный руководитель нового для России художественного заведения, Кокоринов являл собою пример богато одаренной натуры, разносторонне образованного человека, отличавшегося широтой и гуманистической направленностью взглядов. Он был женат на дочери богатейшего заводчика Г. А. Демидова.

Блестящее живописное мастерство Левицкого в полную силу сказалось уже в этом портрете с его красочной гармонией и виртуозной даже для изысканного восемнадцатого века передачей фактуры предметов: различных тканей, меха, кружев, позументов, металлических аксессуаров.

Тончайшими сиреневыми оттенками переливается шитый золотом камзол Кокоринова, мягко ложатся складки белого атласного кафтана, отороченного пушистым соболем, просвечиваются тончайшие драгоценные кружева жабо и манжет.

Как уверяли современники, стоимость этого костюма достигала размеров годового оклада жалования его владельца. Он был специально заказан ко дню торжественного празднования, устроенного 25 июня 1765 года по случаю закладки нового здания Академии художеств.

Современники и потомки не были единодушны в оценке личности зодчего, в истолковании его взаимоотношений с Ж.-Б. Деламотом.

Стоя у роскошного бюро черного дерева с бронзовыми накладками, архитектор снисходительно-любезно обращается к зрителю.

Его лицо на портрете Левицкого кажется чуть самодовольным, улыбка привычно вежлива и слегка иронична.

Живописная характеристика образа, его внешне импозантная и нарядная форма отчетливо говорят об отстраненном отношении художника к своей модели, может быть, вопреки воле мастера.

Левицкому, очевидно, нехватило в этом случае творческой проницательности разглядеть за лощенной и светской внешностью преуспевающего сановника его противоречивый и трагический внутренний мир. А.Ф.

Кокоринов, что традиционно для парадных портретов, указывает правой рукой на предмет своей деятельности — план здания Академии художеств.

Но в этом живописно-заученном жесте была скрытая мистическая предопределенность — через два года зодчий повесится на чердаке спланированного им здания. Самоубийство — всегда итог какого-то неблагополучия в человеческом существовании.

Внутри Кокоринова — творческой личности, интеллигента — были скрытый надрыв, неудовлетворенность и какая-то червоточина. Они и подтолкнули его к роковому шагу. А на портрете, написанном в виртуозной живописной технике, виден лишь внешний лоск самодовольного чиновника и богача.

Левицкий ценил в парадном портрете пафос возвеличения человека со стороны его общественных достоинств, будь то государственный деятель, полководец или просто вельможа. Герой этого портрета – не частный человек, а государственный деятель, ректор Академии художеств. Умные внимательные глаза устремлены на зрителя.

И подлинное внутреннее величие, значимость человека, выявленные художником, перевешивают условные приемы парадности (вроде нарочито демонстративного жеста).

Все в этом портрете, начиная со спокойной позы человека и его светлого лица и кончая изумительно написанной одеждой, производит впечатление подлинной высокой художественности.

Левицкий симпатизирует Кокоринову и создает произведение на соискание звания академика, будучи творчески увлечен возникшей перед ним художественной задачей. Кокоринов – не только архитектор, но и высокогуманный, благородный человек, обладающий широтой взглядов, соратник Шувалова по воспитанию национальных талантов в Академии.

Кокоринов стоит в непринужденной позе, не стесняя себя. Его фигура сочетает в себе изящество и простоту: свой нарядный дорогой костюм он носит так, как будто это будничное рабочее платье.

Читайте также:  Отъезд обрученных, витторе карпаччо, 1495

Словно забывшись, он откидывает полу кафтана и удобно опирается левой рукой о спинку стула.

Выражение его лица, ласковое и несколько мечтательное, лишено оттенка светскости, взгляд прям и простодушен, в нем сквозит ум.

Источник: https://freedocs.xyz/docx-107170697

Читать

  • Всеобщая история искусств
  • Искусство 17 века
  • Введение
  • Искусство Италии
  • Архитектура
  • Скульптура
  • Живопись
  • Искусство Испании
  • Искусство Фландрии
  • Искусство Голландии
  • Искусство Франции
  • Искусство 18 века
  • Введение
  • Искусство Италии
  • Искусство Франции
  • Архитектура
  • Изобразительное искусство
  • Искусство Англии
  • Архитектура
  • Изобразительное искусство
  • Искусство России
  • Архитектура
  • Скульптура
  • Живопись
  • Искусство Украины
  • Искусство Белоруссии
  • Искусство Литвы
  • Искусство Латвии и Эстонии
  • Искусство Германии
  • Искусство Австрии
  • Искусство Чехословакии
  • Искусство Венгрии
  • Искусство Польши
  • Искусство Югославии
  • Искусство Скандинавских стран
  • Искусство Дании
  • Искусство Швеции
  • Искусство Америки
  • БИБЛИОГРАФИЯ
  • Всеобщая история искусств
  • Том четвертый
  • От редакционной коллегии
  • Четвертый том «Всеобщей истории искусств» посвящен искусству 17-18 веков.
  • Авторами глав четвертого тома являются:
  • Искусство 17 века

Введение — Е. И. Ротенберг.

Искусство Италии. Архитектура — В. Е. Быков; изобразительное искусство — В. Н. Гращенков.

Искусство Испании — Т. П. Каптерева. Искусство Фландрии—Ю. Д. Колпинский (введение и раздел о Рубенсе) и Т. П. Каптерева.

Искусство Голландии — Е. И. Ротенберг. Искусство Франции. Архитектура — В. Е. Быков; изобразительное искусство — Т. П. Каптерева.

Искусство 18 века

Введение — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Италии — Н. А. Белоусова.

Искусство Франции. Архитектура — Л. С. Алешина; изобразительное искусство — Ю. К. Золотов.

Искусство Англии. Архитектура — А. II. Венедиктов; изобразительное искусство — М. А. Орлова.

Искусство России. Архитектура и скульптура — И. М. Шмидт; живопись — М. М. Ракова.

Искусство Украины — П. Н. Жолтовский.

Искусство Белоруссии — О. С. Прокофьев.

Искусство Литвы — О. С. Прокофьев.

Искусство Латвии и Эстонии — О. С. Прокофьев.

Искусство Германии. Архитектура — А. И. Венедиктов; изобразительное искусство — М. Т. Кузьмина.

Искусство Австрии. Архитектура — А. И.Венедиктов; изобразительное искусство — М. Т. Кузьмина.

Искусство Чехословакии — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Венгрии — А. И. Тихомиров.

Искусство Польши — В. Я. Бродский.

Искусство Югославии — Л. С. Алешина.

Искусство Скандинавских стран — А. Н. Тихомиров.

Искусство Америки — Т. П. Каптерева.

В главе «Искусство Польши» использованы авторские материалы Л. С. Алешиной и Л. И. Тананаевой. В подготовке текста тома к печати принимала участие Л. С. Алешина.

В подборе иллюстративного материала участвовали Е. И. Ротенберг, Т..П. Каптерева, И. И. Никонова, Л. С. Алешина, Ю. Д. Колпинский и Н. А. Виноградова, О. С. Прокофьев. Макет альбома иллюстраций выполнен Р. Б. Климовым и Е. И.

Ротенбергом, список иллюстраций подготовлен Т. П. Каптеревой и Н. А. Виноградовой. Указатель составлен Т. П. Каптеревой. В подготовке библиографии по материалам, представленным авторами глав, принимала участие Н. А. Виноградова.

Рисунки в тексте выполнены художником В. А. Лапиным; подготовка иллюстративного материала для репродуцирования осуществлена фотографами Е. А. Никитиным и Н. А. Крацкиным. Помимо этого использованы фотоматериалы А. А. Александрова, С. Г. Белякова, Н. А. Беляева, М. А. Величко, С. Г. Гасилова, Н. С. Грановского, Г. Н. Логвина, С. Г. Шиманского.

За помощь в работе при подготовке настоящей книги — консультации, рецензирование, предоставление иллюстративного материала — авторский коллектив приносит благодарность Государственному Эрмитажу, Государственному музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галле-рее, Государственной библиотеке им. В. И.

Ленина, Музею архитектуры Академии строительства и архитектуры СССР и персонально—М. В. Алпатову, А.И.Архангельской, Б. М. Бернштейну, А. Г. Габричевскому, 3. Т. 3оновой, А. Л. Кагановичу, Е. Д. Квитницкой, А. Е. Кроль, О. И. Лавровой, В. Н. Лазареву, О. П. Лазаревой, И. М. Левиной, К. М. Малицкой, В. И. Раздольской, А. Н. Савинову, Т. Д. Фомичевой, М. И.

Шербачевой.

Искусство 17 века

Введение

Е.И.Ротенберг

Семнадцатое столетие представляет по времени следующий за эпохой Возрождения значительнейший этап в истории западноевропейского искусства. Это пора дальнейшего роста и укрепления национальных государств Европы, время коренных экономических сдвигов и напряженных социальных столкновений.

Резко обостряются внутренние противоречия клонящегося к закату феодализма, все явственнее вырисовываются черты идущего ему на смену капиталистического строя, нарастает активный протест народных масс против многовекового угнетения. Многие из стран Европы становятся ареной классовых битв.

Буржуазия, выросшая в недрах феодального общества и ставшая к этому времени крупной социальной силой, уже претендует на политическую власть.

В тех странах, где развитая промышленность и торговля играли в экономике важную роль и где соотношение и расстановка классовых сил оказались наиболее благоприятными, например в Голландии и Англии, буржуазная революция завершилась победой и установлением нового общественного строя.

В других государствах, в частности во Франции, где из-за слабости и нерешительности буржуазии, оказавшейся на стороне абсолютизма, народное движение не вылилось в революцию, — дворянство сохранило свое господствующее положение. Помимо революционных выступлений в названных странах, движения народного протеста затронули в той или иной степени и остальные страны Европы.

Только с учетом этих условий должна оцениваться роль абсолютизма в 17 столетии, установившегося в форме централизованной монархии во Франции и Испании и в своеобразной форме княжеского мелкодержавного деспотизма — в Италии и германских государствах.

После того как исторически прогрессивная задача абсолютизма — преодоление феодальной раздробленности, объединение страны в рамках сословной монархии — была решена и сепаратистские устремления крупного дворянства оказались пресеченными, со всей отчетливостью выявились реакционные стороны абсолютистского строя, направленные на подавление и удерживание в повиновении народных масс.

Борьба за политическое господство в европейских государствах 17 в. велась между двумя классами — дворянством и буржуазией. Но было бы ошибкой не видеть огромной роли народных масс в этой борьбе.

Буржуазия могла сокрушить феодальный строй, только опираясь на народные массы, ибо они служили главными движущими силами в революционных выступлениях. Буржуазные революции конца 16—17 в.

являлись одновременно народными революциями, хотя угнетенному народу не было суждено воспользоваться плодами революционных побед.

Революционная борьба против феодализма была неизбежно связана с борьбой против римско-католической церкви — этого, по словам Энгельса, интернационального центра феодальной системы ( См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, стр. 306.).

Реформационное движение в различных странах Европы вызвало ответную волну католической реакции.

Католицизм, стоявший в это время во главе всех реакционных сил и боровшийся за свое утверждение огнем и мечом, перешел к более активному воздействию на сознание масс, уделяя в этих целях огромное внимание всем формам идеологической пропаганды.

Культура 17 столетия воплощает в себе всю сложность этой эпохи. В ней ярко запечатлено столкновение сил реакции и прогресса, упорная борьба лучших людей того времени за высокие человеческие идеалы в условиях абсолютистского гнета и в суровой обстановке капиталистического общества.

Экономические потребности, и прежде всего расширение мануфактурной промышленности и торговли, содействовали бурному подъему точных и естественных наук; социальные противоречия, идеологическая борьба нашли свое отражение в развитии общественной мысли.

Если смертельный удар средневековой схоластике был нанесен уже в эпоху Возрождения, то в 17 веке завершился переход от поэтически-целостного восприятия мира, характерного для ренессансных ученых и мыслителей, к собственно научным методам познания действительности.

Девизом этой эпохи стали высказанные на ее пороге слова Джордано Бруно: «Единственным авторитетом должны быть разум и свободное исследование».

Читайте также:  Смерть марата, жак луи давид - описание картины

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=204602&p=137

Портретная живопись Ф.С. Рокотова, Д.Г. Левицкого, В.Л. Боровиковского

Расцвет русского портрета связан с творчеством Федора Степановича Рокотова(1735/36–1808).

В 70-е он и создал некий портрет-тип:

!обычно погрудное изображение. Фигура повернута к зрителю в 3 /4, объемы создаются сложнейшей светотеневой лепкой, тонко сгармонизированными тонами. Модель почти не комментируется сложными атрибутами, антураж не играет никакой роли, иногда вовсе отсутствует.

Художник любил изображать человека без парадного окружения, не позирующим. Люди в поздних портретах Рокотова становятся более привлекательными в своей интеллектуальности и одухотворенности.

В “Портрете Майкова” (1765г.) художник становится более конкретным. Известный поэт-сатирик смотрит с портрета с выражением насмешливого превосходства. Майков в жизни был остроумным и находчивым человеком, с ним приятно было общаться.

Травянисто-зеленый кафтан поэта с красными отворотами и золотым шитьем, кружевное жабо написаны несколько небрежно. Основное внимание художник сосредоточил на лице: оно чуть насмешливое, немного одутловатое (отечное), прищуренные глаза.

Все это говорит о человеке, который любит пожить в свое удовольствие.

Портрет А. П. Струйской (1772 г.) — Рокотов показал возвышенность образа молодой женщины. Ее фигура на портрете кажется необычайно легкой и воздушной. Это произведение отличается особым живописным своеобразием.

Неслучайно это произведение называют «Русская Джоконда». Александра Струйская прожила долгую непростую жизнь. Мать 18 детей, она пережила многих из них.

Поэтическая одухотворенность нежного лица, взгляд юных и печальных глаз, некая загадочность — все это приковывает внимание, заставляет задуматься о судьбе.

Следующий женский портрет«Неизвестная в розовом платье».Он считается одним из шедевров Рокотова.

Тончайшие градации розового — от насыщенного в тенях, то теплого, светлого, создают эффект мерцания, трепетания тончайшей световоздушной среды, словно созвучной внутренним душевным движениям, скрытым непременной в портретах 18 в. любезной улыбкой, просвечивающей в глубине взгляда. Этот образ исполнен особым лирическим очарованием.

Вся яркая творческая жизнь художника была связана с Москвой. Именно здесь Рокотов нашел наилучшее применение своему творческому дарованию.

Созданный Рокотовым тип портрета — камерный интимный портрет — составляет целую эпоху в русской портретной живописи.

На рубеже 70–80-х годов под воздействием новых эстетических воззрений становятся заметны новые качества рокотовской манеры. Выражениям лиц становится характерна непроницаемость, сдержанность душевные переживания, светская выдержка.

Композиция становится все наряднее, праздничнее. Она также повернута в 3 /4, но осанка горделивая, поза статичная. Бант или букет украшают платье, усиливая этим впечатление праздничности. Фактура сглаженная, почти эмалевая.

Лицо лишено уже дружественности, теплоты, характерной для портретов 70-х годов.

С 80-х годов можно говорить о «рокотовском женском типе»: гордо поднятая голова, удлиненный разрез чуть прищуренных глаз, рассеянная улыбка – все это неизбежно приводит к некоторой потере конкретности.

Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735– 1822) –

Портрет А.Ф.Кокоринова

Он уверенно расположился в роскошно обставленном кабинете и горделивым жестом указывает на план здания спроектированной им Академии

*В традиционной композиции парадного портрета (в праздничном одеянии)

портрет П.А. Демидова (1773).

  • *Тем же величественным жестом «указует» на горшок с цветами.
  • * Его поза – обычная для парадного портрета, но одет он в халат, на голове колпак, опирается он на лейку, весь его вид не соответствует традиционной схеме репрезентативного портрета, а главное, ей не соответствует выражение лица: это не светская маска, на нем нет ни тени самодовольства, сословной горделивости.
  • * проявляется поразительное чувство формы, пространственной глубины, материальности, но еще более акцентирована пластическая лепка.
  • В 70-е годы Левицкий создает целую серию портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц – «смолянок» .
  • (Левицкий не задумывал их как нечто цельное и писал несколько лет (1772–1776)

*Девочки разных возрастов изображены просто позирующими (самые маленькие – Давыдова и Ржевская), танцующими (Нелидова, Борщова, Лёвшина), в пасторальной сцене (Хованская и Хрущева), музицирующими (Алымова), с книгой в руках (Молчанова). Эта единый художественный ансамбль, объединенный одним светлым чувством радости бытия и общим декоративным строем.

*В некоторых портретах изображение на фоне театрального задника, условного театрального пейзажа, изображающего парковую природу. Мастер и не скрывает, что его фигуры в двойном портрете Хованской и Хрущевой или в портрете Борщовой прямо поставлены на маленькую сценическую площадку.

*Цельности колорита Левицкий достигает изысканной гармонией отдельных цветов, просвечиванием одного цвета из-под другого. Цветом лепится объем. Основной колористический аккорд – сочетание жемчужных и серых оттенков с теплым розовым, с зеленовато-серым

!Левицкий вообще любил писать молодых на протяжении всей своей творческой жизни.

*«Смолянки» – это парадные портреты;

Портрет М.А. Дьяковой

*будущей жены архитектора Н.А. Львова.

  1. *портрет камерный, интимный.
  2. * характеристики Левицкого всегда конкретно ясны, но это не лишает образы большой поэтичности, что и видно в портрете Дьяковой.
  3. *здесь ощутимо как бы участие художника в душевной жизни модели, трогательно-бережное отношение к этой расцветающей жизни, «сопереживание».

80-е годы – годы наибольшей славы Левицкого. В его камерных портретах заметно берет верх трезвое, объективное отношение к модели. Характеристика индивидуальности становится более обобщенной, в ней подчеркиваются типичные черты.

  • Портрет «Екатерина II-законодательница в храме богини Правосудия» (1783)
  • *императрица представлена «первой гражданкой отечества», служительницей законов.
  • *Аллегорический язык портрета –дань классицизму: Екатерина указывает на алтарь, где курятся маки – символ сна (так и она сжигает себя на алтаре служения отечеству), над нею –статуя Правосудия, у ног – орел, символ мудрости и божественной власти, в проеме колонн – корабль как символ морской державы.
  • *Интенсивность цвета с преобладанием холодных локальных тонов, скульптурность форм, подчеркнутая пластичность, четкое деление на планы – все это черты уже зрелого классицизма.

Жизнь Левицкого была длинной, и творчество его многообразно. Он оставил большой след в русском искусстве и как прекрасный педагог.

Владимир Лукич Боровиковский (1757–1825).

В 90-е годы мастер создает портреты, в которых в полной мере выражены черты нового направления в искусстве – сентиментализма!.

Портрет O.K. Филипповой, жены помощника архитектора Воронихина

*изображена в утреннем платье с небрежно распущенными волосами, с розой в руке, на фоне паркового пейзажа.

*интерес к тонким «чувствованиям», к передаче душевных состояний, к частной жизни человека, мечтающего или просто отдыхающего и находящегося в единении с природой.

!Все «сентиментальные» портреты Боровиковского – это изображения модели в простых нарядах, иногда в соломенных шляпках, с яблоком или цветком в руке.

Лучшим в этом ряду является портрет М.И. Лопухиной.

  1. *образ восемнадцатилетней Лопухиной кажется напоенным тишиной и томностью.
  2. * Горделивая небрежность и изящество позы, своенравное выражение задумчивого лица
  3. * в основном голубого и зеленого, на перетекании одного тона в другой, строящих форму, на тончайших светотеневых градациях, из которых слагается гармоническая соподчиненность всех частей,
  4. * В итоге возникает совершенно чарующий образ, высокоодухотворенный, как бы слитый с природой.

Новые эстетические взгляды эпохи проявились в полной мере даже в портрете императрицы(1795). Теперь это изображение обыкновенной женщины в шлафроке и чепце на прогулке в Царскосельском парке. Портрет этот имел большой успех и позже.

Боровиковскому принадлежат и многочисленные парадные, в основном мужские, портреты (А. Б. Куракина, ок. 1802, ГТГ; Павла, 1800, в которых он умеет сочетать неизбежную для такого жанра условность композиции с правдивой характеристикой модели.

Рубеж XVIII–XIX вв. – время наивысшей славы Боровиковского. Классицизм достигает своих высот, и в портретах Боровиковского этого времени наблюдается стремление к большей определенности характеристик, строгой пластичности, почти скульптурности форм;

Если двойной портрет сестер Гагариных (1802) представляет девочек с нотами и гитарой. Культ трогательной дружбы, семейного очага, крепких родственных уз, близкий и идеалам сентиментализма, приобретает теперь некоторый оттенок декларативности и демонстративности

Источник: https://cyberpedia.su/12×220.html

Ссылка на основную публикацию