«польский всадник», рембрандт — описание картины

«Польский всадник», Рембрандт — описание картины

Автопортреты Рембрандта

«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Автопортрет в молодости
«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Автопортрет
«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Юношеский автопортет, 1629
«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Автопортрет
«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Автопортрет с Саскией на коленях
«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Автопортрет у мольберта

Рембрандт Харменс ван Рейн (Rembrandt Harmensz van Rijn) (1606-1669), голландский живописец.

Творчество Рембрандта, проникнутое стремлением Рє философскому постижению жизни, внутреннего РјРёСЂР° человека СЃРѕ всем богатством его душевных переживаний, знаменует СЃРѕР±РѕР№ вершину развития голландского искусства XVII века. Художественное наследие Рембрандта отличается исключительным многообразием: РѕРЅ писал портреты, натюрморты, пейзажи, жанровые сцены, картины РЅР° исторические, библейские, мифологические темы…
«Польский всадник», Рембрандт — описание картиныПосле кратковременного обучения РІ Лейденском университете Рембрандт решил посвятить себя искусству. Р’ 1625-1631 работал РІ Лейдене. Картины Рембрандта этого периода отмечены поисками творческой самостоятельности, хотя РІ РЅРёС… заметно воздействие Ластмана Рё мастеров голландского караваджизма. Художнтк впервые использовал светотень как средство усиления одухотворенности Рё эмоциональной выразительности образов.
В 1632 Рембрандт переехал в Амстердам, где вскоре женился на богатой патрицианке Саскии ван Эйленбюрх, чей образ был увековечен им на многих портретах с необыкновенной нежностью и любовью. 1630-е годы — период семейного счастья и художественного успеха Рембрандта. Картина «Урок анатомии доктора Тюлпа», в которой он новаторски разрешил проблему группового портрета, придав композиции жизненную непринужденность и объединив портретируемых единым действием, принесла Рембрандту широкую известность. В написанных по многочисленным заказам портретах он тщательно передавал черты лица, одежду, драгоценности. Свободны и разнообразны по композиции его автопортреты и портреты близких ему людей. Знаменитый «Автопортрет с Саскией» смело порывает с художественными канонами, выделяется живой непосредственностью композиции, свободной манерой живописи, наполненной светом, красочной гаммой. Библейские композиции несут на себе печать воздействия живописи итальянского барокко, которое проявляется в динамике композиции, остроте ракурсов, светотеневых контрастах. Особое место в творчестве Рембрандта занимают мифологические сцены, в которых художник бросил смелый вызов классическим канонам и традициям («Похищение Ганимеда»). Ярким воплощением эстетических взглядов художника стала монументальная композиция «Даная», в которой он как бы вступает в полемику с великими мастерами Возрождения: обнажённую фигуру Данаи, далекую от классических идеалов, он выполнил со смелой реалистической непосредственностью, а идеальной красоте образов итальянских мастеров противопоставил красоту теплоты человеческого чувства.

В 1642 году судьба наносит тяжёлый удар Рембрандту — умирает Саския.

В этом же году он пишет своё самое выдающееся и известное полотно «Ночной дозор», композиционное решение которого не имеет ничего общего с традиционным групповым портретом.

Его последние работы поражают отточенностью мастерства.

На последних автопортретах Рембрандта, ставших вершиной его не имеющей аналогов портретной галереи, перед зрителем предстаёт человек, стоически переносящий тяжёлые испытания и горечь утрат (в 1668 году он потерял свою вторую жену Хендрикье Стоффелс, а в 1668 году — сына Титуса).

В 1656 Рембрандт был объявлен несостоятельным должником, его имущество продано с аукциона. Он переселился в еврейский квартал Амстердама, где в крайне стесненных обстоятельствах провел остаток жизни. В последний год жизни Рембрандт создал свой главный шедевр — «Возвращение блудного сына», воплотившее всю художественную и этическую проблематику позднего творчества художника. С мастерством он воссоздает в нем гамму глубоких человеческих чувств, подчиняет художественные средства раскрытию красоты человеческого понимания, сострадания и прощения.

Рембрандт оказал влияние на многих известных художников.

Картины Рембрандта на мифологические и античные сюжеты:

«Польский всадник», Рембрандт — описание картиныДаная «Польский всадник», Рембрандт — описание картиныПохищение Европы Похищение Прозерпины
Андромеда, прикованная к скале, 17 век, Гаага Юнона, 17 век, Метрополитен, Нью Йорк Похищение Ганимеда, 1635
Гомер, 1663, Гаага Аристотель с бюстом Гомера, 1653 Венера и Амур, 17 век, Лувр, Париж
Флора Флора, 1634, Эрмитаж, Санкт-Петербург Флора, 1634, Эрмитаж, Санкт-Петербург, фрагмент

Картины Рембрандта на библейские сюжеты:

Пир Валтасара, 1635,Национальная галерея, Лондон Агарь покидает дом
Авраама, 1635
Давид и Урия,1654 Артаксеркс, Аман и Эсфирь,
1660, ГМ��, Москва
Ослепление Самсона филистимлянами, 1636, Франкфурт Свадьба Самсона, 1638, Дрезденская галерея
Даниил и Кир перед идолом, 1633, Музей поля Гетти, Лос-Анджелес Сон �осифа, 1645, Картинная галерея, Берлин
Самсон и Далила, 1628, Картинная галерея, Берлин Самсон угрожает тестю, 1635, Картинная галерея, Берлин Давид и �онафан, 1642, Эрмитаж, Санкт-Петербург
Жертвоприношение Авраама, 1635, Эрмитаж, Санкт-Петербург �осиф, Потифар и его жена, 1655, Картинная галерея, Берлин �саак и Ревекка, 1668,Государственный музей, Амстердам
Эсфирь, 1633, Национальная галерея Канады, Оттава �аков, благословляющий сыновей �осифа, 1656, галерея, Кассель Валаамоваослица, 1626
�еремия, скорбящий о гибели �ерусалима, 1630, Государственный музей, Амстердам Давид и Урия, 1665, Эрмитаж, Санкт-Петербург Моисей, разбивающий скрижали Завета, 1659, Картинная галерея, Берлин
Вирсавия, 1654, Лувр, Париж Сусанна и старцы, 1647 Сусанна, 1637, Гаага
�аков, борющийся с ангелом, 1660 Архангел Рафаил покидает семью Товия, 1637, Лувр, Париж Товий и Анна с козленком, 1626, Государственный музей, Амстердам
Бегство в Египет, 1625 Поклонение пастухов, 1646, Национальная галерея, Лондон Поклонение волхвов, 1632
Святой Симеон, Национальный музей, Стокгольм Святое семейство, 1645, Эрмитаж, Санкт-Петербург Сретение, 1631, Гаага
Симеон в храме, 1628, Гамбург �згнание торгующих из храма, 1626, ГМ��, Москва Голова Христа
Христос, являющийся Марии Магдалине, 1638, Королевское собрание, Лондон Христос и грешница, 1644, Национальная галерея, Лондон Христос, являющийся Марии Магдалине, 1651, Музей герцога Ульриха, Брунсвик
Христос и самарянка, 1659, Эрмитаж, Санкт-Петербург Притча о безумном богаче, 1627, Картинная галерея, Берлин
Побиение камнями святого Стефана, 1625, Музей изящных искусств, Лион �уда, возвращающий сребреники, 1629

Возвращение блудного сына, 1668, Эрмитаж, Санкт- Петербург

Неверие Святого Фомы, 1634, ГМ��, Москва Читающая пророчица Анна, 1631, Государственный музей, Амстердам Евангелист Матфей, 1661, Лувр, Париж
Снятие с креста, 1634, Эрмитаж, Санкт-Петербург Снятие с креста, 17 век, Старая Пинакотека, Мюнхен Воздвижение креста, 1633, Старая Пинакотека, Мюнхен
Беседа апостолов Петра и Павла, 1628, Национальная галерея Виктории, Мельбурн Святой Пётр, 1632, Национальный музей, Стокгольм Апостол Павел в темнице, 1627

Портреты работы Рембрандта:

Ночной дозор, 1642, Государственный музей, Амстердам Ночной дозор, 1642, Государственный музей, Амстердам, фрагмент Ночной дозор, 1642, Государственный музей, Амстердам, фрагмент
Лекция по анатомии доктора Николаса Тюльпа, 1632, Гаага Лекция по анатомии доктора Николаса Тюльпа, 1632, Гаага, фрагмент
Портрет старшин цеха шелковщиков, 1662, Государственный музей, Амстердам Семейный портрет, 1668, Брауншвейг
Портрет Николаса Ретс, 1631, Нью-Йорк Портрет мужчины в восточном костюме Знатный славянин
Мужской портрет, 1661 Фредерик Рихель на лошади, 1663, Национальная галерея, Лондон Портрет отца художника
Портрет матери, 1639, Музей истории искусства, Вена Портрет жены брата, 1654, ГМ��, Москва Портрет сестры Рембрандта, 1632
Саскиz, Картинная галерея, Кассель Улыбающаяся Саския Молодая женщина, примеряющая серьги, 1657
Хендрикье Стоффельс, 1652, Лувр, Париж Хендрикье Стоффельс, 1658, Государственый музей, Берлин Портрет Бартье Мартенс Домер, 1640
Портрет Яна Сикса с перчаткой, 1654, Амстердам Артемис, 1634, Прадо, Мадрид Портрет старушки, 1649, ГМ��, Москва
Ян Пелликорн с сыном Каспаром, 1635, Лондон Портрет Филипса Лукаса, 1635, Национальная галерея, Лондон Портрет ученого, 1631, Эрмитаж, Санкт-Петербург
Портрет девушки< Портрет сына Титуса Человек в шлеме

Другие картины Рембрандта:

Польский всадник Художник в своей мастерской, 1629
Пейзаж с грозой, 1639 Мельница, 1640, Вашингтон
Буря, 1633, Музей �забеллы Стюарт Гарднер, Бостон Молодая женщина, купающаяся в ручье Концерт, 1626

Источник: http://sschool8.narod.ru/Masters/A_Rembrandt.htm

Анджей Вайда. Польский всадник

«Польский всадник», Рембрандт — описание картины

  • Не такой бы должна стать наша разлука,
  • Не с такой тяжкой болью нам бы прощаться;
  • Ты меня учил чести и гордости,
  • Я обязался опекать твою старость.
  • Тяжкими будут часы и минуты,
  • Когда вспомню счастье свободы,
  • Ею дышал, на тебе гарцуя,
  • И тогда, что задумывал, все исполнялось.
  • Когда армия встанет к бою,
  • Я не поддамся своей фантазии.
  • Только вздохну тяжело и заплачу тихо,
  • Вспомнив тебя, конь мой каурый — Vale!
  • (Ян Хризостом Пасек)
  • Если бы я когда-нибудь решился сделать фильм о себе, то начал бы его с размытых, почти неподвижных кадров: по-зимнему красное солнце, заходящее в перспективе улицы Костюшко в Сувалках; ночной каток в городском парке с тусклым светом газовых фонарей; летний день — похороны солдата, погибшего во время маневров; конный оркестр 2-го уланского полка на параде в честь 3 мая; зима — раскаленная докрасна пузатая железная печка в нашей квартире; вечерний лыжный марш-бросок 41-го полка. Контуры нечетки, изображение неверно, камера смотрит издалека — все как во сне…

К сожалению, потом начинаются вполне конкретные печали. Первые дни в школе. Восемь часов утра, за окнами темень, первый урок — математика. Вызванный к доске, я инстинктивно беру мел в левую руку. Я левша, но мне внушают, что писать полагается обязательно правой рукой. Мне кажется, это очень важный урок в моей жизни. Именно тогда я стал конформистом: пишу правой, потому что так надо, а рисую левой, потому что так мне сподручней. Это противоречие я превозмогал постоянно. Странно, но при этом я никогда не считал, что такое принуждение нанесло хотя бы частичный ущерб моей индивидуальности.

Были огорчения и посерьезнее: в детстве я постоянно простужался. Сидя дома, целыми часами с завистью смотрел в окно на играющих на улице ребят. Я рвался к жизни, но болезнь держала меня на расстоянии от нее. Наверное, это выработало во мне склонность к меланхолии, которая позволяет мне время от времени быть творцом, а не просто кинорежиссером.

Читайте также:  Озеро. русь, исаак ильич левитан

* * *

Сколько бы я ни смотрел «Три сестры», их финал каждый раз трогает меня до слез. Но я плачу не над судьбой чеховских героинь. Значительно больше меня волнует уход пехотного полка из небольшого провинциального города. Возможно, это происходит потому, что я своими глазами видел такую армию и такой городок.

Я родился в Сувалках, где мой отец, поручик Якуб Вайда, служил командиром роты полковой артиллерии 41-го пехотного полка.

Помимо «нашего» полка там стояли: дивизион конной артиллерии (ДКА) — 3-й полк легкой конницы и 2-й полк уланов, которые вместе с 7-м полком виленских уланов составляли Виленскую кавалерийскую бригаду. Их иногда называли полком татарской конницы. В многочисленных мастерских армия давала работу тысячам людей.

Город жил жизнью гарнизона. Когда через 15 лет после войны я приехал сюда, армии в Сувалках не было. Нас уже не нужно было защищать от братского Советского Союза. И город выглядел, как после собственных похорон.

С детства я запомнил учения на плацу — отрабатывалось владение пикой и саблей. Меня восхищали лошади. Они служили в коннице дольше, чем люди, а потому больше умели и лучше слушались приказов трубы, чем команд своего всадника.

Первые учения новобранцев с саблей наголо в галопе, а в особенности со срезанием ивового прута, каждый раз были для животных тяжелым испытанием: неумелые уланы, чересчур подавшиеся в стременах вперед, нередко резали коням уши. Часами, месяцами, годами обучали эту армию.

В 1920 году она смогла победить большевиков, но в борьбе против немцев в 1939 году у нее уже не было никаких шансов.

Война, к которой ее готовили, была ручной работой, сражением лицом к лицу, борьба и только борьба определяла победу или поражение. Побеждали те, кто был сильнее, или те, кого было больше. Сегодня все это вытеснили резня или этнические зачистки, во время которых, возможно, иногда и идет в ход холодное оружие, но той войны и той армии больше нет.

* * *

Я видел своими глазами уходящий в небытие мир Польской Конницы. Мне довелось узнать необыкновенного человека — кавалериста, рассказы которого до сих пор волнуют мое воображение.

Полковник Кароль Руммель, воспитанник петербургского пажеского корпуса, выпускник отделения батальной живописи тамошней же Академии художеств, офицер русской императорской армии в войне с немцами 1914–1918 годов, он обладал блестящим даром рассказчика. Обычно свои воспоминания он начинал в самый неожиданный момент. На фильме «Лётна» полковник был нашим консультантом.

Однажды перед входом в здание, где разместилась съемочная группа, кто-то оставил велосипед. «Еще в Первую мировую войну, во время атаки, — внезапно начал полковник, — мы скосили семнадцать шеренг отступавшей германской пехоты».

Потом посмотрел на свою ладонь и продолжал: «И что интересно, я совершенно не отбил себе руку, в то время как мои товарищи — все как один — на следующий день ни на что не годились. Меня выручил велосипед, в точности такой, как этот. Он стоял перед штабом, я подошел, вырезал из покрышки полосу резины, натянул ее на рукоять сабли, и это меня спасло».

Время от времени полковник давал нам «мастер-классы». Скача галопом, в трех очередных дублях он настигал спасавшегося бегством статиста и саблей сверху рубил его по шлему.

Мы потом проверяли: зарубки на металле ложились не дальше, чем на миллиметр друг от друга. Полковника можно увидеть в «Лётне» в роли ксёндза.

В одном из эпизодов он демонстрирует фантастический трюк: всадник в галопе удерживает коленом монету между седлом и подседельной подушкой.

Да, этот мир бесповоротно ушел, оставив след разве что в навыках отдельных директоров государственных конезаводов, которые и во времена ПНР продолжали вести себя как офицеры давно не существующих кавалерийских полков. Сохранилась также влюбленность в кавалерийское прошлое у его знатоков, консультантов и советников, придумывающих костюмы и снаряжение для кино.

* * *

С концом кавалерии исчез кавалерист — кавалер, рыцарь, мужчина, сидящий на коне и возвышающийся над остальным двуногим человечеством. Его горизонт был широк, помыслы смелы, фантазия свободна.

Каждый раз, приезжая в Нью-Йорк, я обязательно хожу в музей «Фрик коллекшн» и подолгу стою там перед «Польским всадником», на котором якобы запечатлен конный солдат из отрядов Чарнецкого.

Моделью для этого портрета Рембрандту вполне мог послужить наш бравый господин Пасек со своим каурым коньком, так взволнованно описанным в его стихах. Предупредительный смотритель зала каждый раз обращает мое внимание на шестипалую ладонь юноши-всадника.

Но меня на этом холсте привлекает другое: гордая, исполненная радости фигура наездника, слившаяся воедино с дикой энергией коня, которого Рембрандт изображает немного сверху, как бы на уровне седла.

Это странно, потому что авторы конных портретов, как правило, выбирают ракурс лягушки, благодаря чему у зрителя возникает ощущение, что всадник с конем возносится над горизонтом. А у Рембрандта конь крепко стоит на ногах, изготовившись к стремительному движению.

Кое-кто утверждает, что на самом деле на картине запечатлен выезд блудного сына из ворот отцовского дома.

Я тоже склонен в это верить, потому что помню другое произведение Рембрандта, то, что висит в петербургском Эрмитаже.

Там изображен финал этой истории: босой и оборванный сын стоит на коленях перед отцом, а конь, сабля, лук, палица, а с ними и горделивая осанка куда-то бесследно исчезли.

«Польский всадник», Рембрандт — описание картины
Рембрандт ван Рейн. Польский всадник, 1655

Я был свидетелем маршей конных полков, отправлявшихся на зимние и летние учения, видел их парады в национальные праздники. Пришлось мне увидеть и последнее их шествие.

Это было в Радоме после того, как немцы уже захватили всю страну. Однажды октябрьским утром 1939 года моей матери кто-то сказал, что в тот день, около полудня, немцы поведут наших офицеров из казарм 72-го пехотного полка на железнодорожный вокзал, откуда отправят их в офлаги (лагеря для военнопленных офицеров стран, подписавших Женевскую конвенцию).

То шествие и сейчас стоит у меня перед глазами. Во главе колонны шел один из генералов, далее полковники — по восьми в шеренге. Я четко все запомнил, потому что никогда прежде не видел такого великолепия.

Первыми шли кавалерийские офицеры в длинных — по самые шпоры — шинелях, старательно и строго по уставу одетые, несмотря на то, что некоторые еще носили повязки после ранений.

Они возвращались с войны и не подозревали, что впереди их ждут долгие годы голода и унижений лагерной жизни, пока Отец Небесный не притулит их к своему лону, как это сделал со своим блудным сыном написанный Рембрандтом старец. Шагали гордые польские всадники, с уходом которых наша страна с опозданием вступала в XX век.

* * *

Мы шли рядом с колонной, стараясь быть на виду. Мать надеялась, что кто-то из офицеров заметит ее и сообщит что-нибудь о нашем отце. Тогда она этого не дождалась. Только много-много лет спустя, в декабре 1989 года, из письма непосредственного свидетеля событий пана Ежи Озьминковского я узнал сентябрьскую одиссею своего отца.

18 сентября командир роты капитан Якуб Вайда выдвинулся из Ковеля со своим подразделением в составе оперативной группы полковника Леона Коца. На рассвете 20 сентября они перешли Буг в районе Хородлы, участвовали в нескольких боях с украинцами, а продвигаясь по Любельщине, — с немцами.

Под Полихной они отбили атаку моторизованного соединения. Капитан Вайда со своей ротой до вечера сражался на левом фланге. К концу следующего дня польские подразделения столкнулись под Дрволой с колонной советских танков. 1 октября днем танки окружили их в районе Момоты.

От поляков потребовали сложить оружие.

Когда полковник Коц зачитал приказ о капитуляции, по словам Ежи Озьминковского, капитан Вайда от отчаяния плакал, как ребенок. «Это был командир, который не столько отдавал приказы, сколько руководил людьми. Прекрасный человек, спокойный, уравновешенный, добрый, полный заботы о солдатах, мягкий и одновременно смелый, настоящий патриот».

Советский командир обвинил полковника Коца в том, что тот со своими людьми сражался против его танков. Полковник возразил: его солдаты защищали польскую землю, после чего последовала реплика: «А теперь эта земля наша».

— «Fortuna variabilis, Deus autem mirabilis» (Судьба изменчива, но бог милостив (лат.)).

«Последнюю фразу не сумел (а возможно, не захотел) перевести польский сержант, знавший русский язык, — рассказывает в письме очевидец и добавляет: — Тогда я стоял рядом с капитаном Вайдой в последний раз, потом нас разделили по воинским званиям».

Из книги «Кино и все остальное».

Читайте также:  Дрезденская картинная галерея - время работы, адрес и видео

Источник: http://www.kinovoid.com/2016/10/andrzej-wajda-polskiy-vsadnik.html

Ответы Mail.ru: Картина Рембрандта, известная как «Польский всадник» , изображает:

Рембрандт (?), Виллем Дрост (?) Польский всадник 1655

Коллекция Фрика, Нью-Йорк

Польский всадник — Возможно, блудный сын. Тема имеет большое обсуждение. «Польский всадник», Рембрандт — описание картиныВ оригинале называется «Блудный сын покидает отчий дом»

Виллем Дрост был признан одним из самых талантливых учеников Рембранта. Так его картина 1654 года, названная «Портрет молодой женщины с руками, сложенными на книге» , считалась творением Рембранта более 300 лет.

Также как и портрет молодого человека верхом на лошади, названный «Польским всадником» и найденный в 1897, считался принадлежащим кисти Рембрандта. Однако, несколько лет назад, подлинность полотна была подвергнута сомнению несколькими учёными, во главе с известным экспертом Юлиусом Хэлдом.

Многие другие, включая доктора Джошуа Брайна из Фонда Ребрандта, ныне полагают, что это полотно может принадлежать Дросту, как и несколько других.

База вопросов «Что? Где? Когда? «

Вглядитесь в изображенного на картине молодого человека: богатая одежда, сабля, палица, лук со стрелами, горделивая осанка.. .Ничто не предвещает тягот, которые выпадут на его долю во время путешествия. У этой картины существует два названия, одно из которых связывает персонажа с библейской историей, к которой тот же художник обратился в своем творчестве через десять лет. Назовите двумя словами главного героя этой истории. Ответ: Блудный Сын.

«ПО́ЛЬСКИЙ ВСА́ДНИК» (лат. «Eques Polonus») — условное название картины, которую ранее приписывали Рембрандту. Изображает всадника на фоне гористого пейзажа. В 1897 г. в польском местечке Дзикув это произведение обнаружил выдающийся знаток нидерландской живописи Абрахам Бредиус.

Картина находилась в Гааге, позднее была приобретена американским коллекционером Хенри Фриком. Ныне авторство Рембрандта подвергается сомнению, но картина интересна ассоциациями с темами «Возвращения блудного сына», прославленной Рембрандтом, «Пути жизни» и «Четырех времен года».

В данном произведении персонаж показан юным, преисполненным сил и гордыни, как бы отъезжающим из отчего дома, что на языке классических аллегорий означает «весну жизни» (праздное времяпрепровождение — лето, покаяние — осень, возвращение домой — зиму) .

Загадочную картину, соединяющую в себе многие жанровые характеристики, трактовали по-разному. В ней видели конный портрет конкретного исторического лица, обобщенный образ христианского воина, рыцаря, странствующего защитника бедных.

В Польше такой персонаж называют лисовчиком (lisowczyk), солдатом корпуса Лисовского (название появилось в XIX в.) . Его образ на картине сравнивают с «Бамбергским всадником», а также с популярным героем — польским воином-теологом, известным под псевдонимом «Eques Polonus».

Источник: https://otvet.mail.ru/question/74263742

Описание картины Польский всадник – Рембрандт Харменс Ван Рейн

Таинственная, романтическая фигура молодого всадника вызвала больше споров, нежели любая другая картина Рембрандта, чье спорное авторство – лишь одна из неясностей, связанных с этой работой.

Отороченные мехом шляпа и кафтан кажутся восточно-европейскими, но, возможно, это просто очередной экскурс в театрализованную маскарадность. Если так, то картина имеет отношение к Польше не по сюжету, а разве лишь потому, что впоследствии была приобретена поляками.

С другой стороны, интригует факт: в 1654 году в Амстердаме был напечатан памфлет под названием “Польский всадник” в защиту радикальной секты социниан. Есть много свидетельств, что Рембрандт порой симпатизировал сектантству. Еще одна загадка: весьма неубедительно изображенная лошадь.

Ее можно разрешить, приписав авторство картины какому-нибудь ученику Рембрандта, например Вильяму Дросту. Так и решила комиссия Программы, но ее изыскания навлекли на себя огонь критики и в 1993 году Программа прекратила работу.

(No Ratings Yet)

  1. Сусанна и старцы – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна “Сусанна и старцы”. Размер картины 77 x 93 см, дерево, масло. Моделью для написания……
  2. Аллегория музыки – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна “Аллегория музыки”. Размер картины 63,5 x 48 см, холст, масло. “Достаточно лишь произнести слово……
  3. Портрет старого воина – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского живописца Рембрандта ван Рейна “Портрет старого воина”. Размер портрета 108 x 86 см, дерево, масло. В многочисленных амстердамских……
  4. Портрет Иеремии Деккера – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна “Портрет поэта Иеремии Деккера”. Размер портрета 71 x 56 см, дерево, масло. Таким же……
  5. Еврейская невеста – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна “Еврейская невеста”. Размер картины 121,5 x 166,5 см, холст, масло. “Рембрандт мог быть и……
  6. Два негра – Рембрандт Харменс Ван Рейн РЕМБРАНДТ ЖИЛ, казалось бы, в ограниченном мире, ни разу не покидая пределы Нидерландов. Однако, несмотря на малую площадь, Нидерланды почти……
  7. Симеон во храме – Рембрандт Харменс Ван Рейн Хотя эта заказная работа начата в 1661 году, она пролежала незаконченной в мастерской Рембрандта до самой его смерти в 1669……
  8. Саския (Флора) – Рембрандт Харменс Ван Рейн В 1633 году Саския ван Эйленбюрх стала невестой Рембрандта ван Рейна. Очаровательный портрет юной Саскии в наряде Флоры является немым,……
  9. Благословление Иакова – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского живописца Рембрандта ван Рейна “Благословление Иакова”. Размер картины 173 x 209 см, холст, масло. Полное название картины “Иаков……
  10. Автопортрет в возрасте 34 лет – Рембрандт Харменс Ван Рейн Рембрандт – голландский живописец, рисовальщик и офортист, один из величайших мастеров XVII века. На данном автопортрете изображен уверенный в себе……
  11. Пир Валтасара – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского живописца Рембрандта ван Рейна “Пир Валтасара”. Размер картины 168 x 209 см, холст, масло. В библейских текстах Валтасар……
  12. Ученый спор – Рембрандт Харменс Ван Рейн НАПИСАНА В ГОДЫ, когда молодой Рембрандт только создавал себе имя, живя в Лейдене. Картина очень мала по размерам и совершенно……
  13. Неверие апостола Фомы – Рембрандт Харменс Ван Рейн Святой Фома, один из двенадцати учеников Христа, упоминается в Новом Завете несколько раз. Рембрандт изобразил известный эпизод из Евангелия от……
  14. Святое семейство и ангелы – Рембрандт Харменс Ван Рейн На протяжении 40-х годов Рембрандт несколько раз обращается к теме святого семейства. Одно из лучших решений этой темы – эрмитажная……
  15. Давид играет царю Саулу – Рембрандт Харменс Ван Рейн Рембрандт Харменс ван Рейн – величайший голландский живописец, воплотивший в своих произведениях реалистическое отражение действительности, одухотворенность и глубокую индивидуализацию явлений……
  16. Автопортрет в возрасте 54 лет – Рембрандт Харменс Ван Рейн В наследии рисунков и живописных работ Рембрандта по меньшей мере семьдесят пять автопортретов – своеобразный “визуальный дневник”. Однако потребность в……
  17. Ослепление Самсона – Рембрандт Харменс Ван Рейн Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна “Ослепление Самсона”. Размер картины 236 x 302 см, холст, масло. Самсон – знаменитый библейский……
  18. Поклонение пастухов – Рембрандт Харменс Ван Рейн В ВИФЛЕЕМЕ ПАСТУХИ и другой простой люд обступили Иисуса, лежащего в яслях. Свет от фонаря, который держит один из пастухов,……
  19. Артаксеркс, Аман и Эсфирь – Рембрандт Харменс Ван Рейн КАРТИНА ИЗОБРАЖАЕТ драматический момент из Книги Эсфири, иудейки, которая стала супругой персидского царя Артаксеркса. Главный советник царя Аман, не ведая……
  20. Портрет Жака де Гейна III – Рембрандт Харменс Ван Рейн ЖАК ЛЕ ГЕЙН САМ БЫЛ художником, но, как с прискорбием сказал один из его друзей, богатое наследство притупило его честолюбие,……

Источник: https://art.goldsoch.info/polskij-vsadnik-rembrandt-xarmens-van-rejn/

Польский всадник

  • Не такой бы должна стать наша разлука,
  • Не с такой тяжкой болью нам бы прощаться;
  • Ты меня учил чести и гордости,
  • Я обязался опекать твою старость.
  • Тяжкими будут часы и минуты,
  • Когда вспомню счастье свободы,
  • Ею дышал, на тебе гарцуя,
  • И тогда, что задумывал, все исполнялось.
  • Когда армия встанет к бою,
  • Я не поддамся своей фантазии.
  • Только вздохну тяжело и заплачу тихо,
  • Вспомнив тебя, конь мой каурый — Vale!
  • Ян Хризостом Пасек[7]

Если бы я когда-нибудь решился сделать фильм о себе, то начал бы его с размытых, почти неподвижных кадров: по-зимнему красное солнце, заходящее в перспективе улицы Костюшко в Сувалках; ночной каток в городском парке с тусклым светом газовых фонарей; летний день — похороны солдата, погибшего во время маневров; конный оркестр 2-го уланского полка на параде в честь 3 мая[8]; зима — раскаленная докрасна пузатая железная печка в нашей квартире; вечерний лыжный марш-бросок 41-го полка. Контуры нечетки, изображение неверно, камера смотрит издалека — все как во сне…

К сожалению, потом начинаются вполне конкретные печали. Первые дни в школе. Восемь часов утра, за окнами темень, первый урок — математика. Вызванный к доске, я инстинктивно беру мел в левую руку. Я левша, но мне внушают, что писать полагается обязательно правой рукой.

Мне кажется, это очень важный урок в моей жизни. Именно тогда я стал конформистом: пишу правой, потому что так надо, а рисую левой, потому что так мне сподручней. Это противоречие я превозмогал постоянно.

Странно, но при этом я никогда не считал, что такое принуждение нанесло хотя бы частичный ущерб моей индивидуальности.

Читайте также:  Арлекин и его подружка (странствующие гимнасты), пикассо, 1901

Были огорчения и посерьезнее: в детстве я постоянно простужался. Сидя дома, целыми часами с завистью смотрел в окно на играющих на улице ребят. Я рвался к жизни, но болезнь держала меня на расстоянии от нее. Наверное, это выработало во мне склонность к меланхолии, которая позволяет мне время от времени быть творцом, а не просто кинорежиссером.

* * *

Сколько бы я ни смотрел «Три сестры», их финал каждый раз трогает меня до слез. Но я плачу не над судьбой чеховских героинь. Значительно больше меня волнует уход пехотного полка из небольшого провинциального города. Возможно, это происходит потому, что я своими глазами видел такую армию и такой городок.

Я родился в Сувалках, где мой отец, поручик Якуб Вайда, служил командиром роты полковой артиллерии 41-го пехотного полка. Помимо «нашего» полка там стояли: дивизион конной артиллерии (ДКА) — 3-й полк легкой конницы и 2-й полк уланов, которые вместе с 7-м полком виленских уланов составляли Виленскую кавалерийскую бригаду.

Их иногда называли полком татарской конницы. В многочисленных мастерских армия давала работу тысячам людей. Город жил жизнью гарнизона. Когда через 15 лет после войны я приехал сюда, армии в Сувалках не было. Нас уже не нужно было защищать от братского Советского Союза. И город выглядел, как после собственных похорон.

С детства я запомнил учения на плацу — отрабатывалось владение пикой и саблей. Меня восхищали лошади. Они служили в коннице дольше, чем люди, а потому больше умели и лучше слушались приказов трубы, чем команд своего всадника.

Первые учения новобранцев с саблей наголо в галопе, а в особенности со срезанием ивового прута, каждый раз были для животных тяжелым испытанием: неумелые уланы, чересчур подавшиеся в стременах вперед, нередко резали коням уши. Часами, месяцами, годами обучали эту армию.

В 1920 году она смогла победить большевиков, но в борьбе против немцев в 1939 году у нее уже не было никаких шансов.

Война, к которой ее готовили, была ручной работой, сражением лицом к лицу, борьба и только борьба определяла победу или поражение. Побеждали те, кто был сильнее, или те, кого было больше. Сегодня все это вытеснили резня или этнические зачистки, во время которых, возможно, иногда и идет в ход холодное оружие, но той войны и той армии больше нет.

* * *

Я видел своими глазами уходящий в небытие мир Польской Конницы. Мне довелось узнать необыкновенного человека — кавалериста, рассказы которого до сих пор волнуют мое воображение.

Полковник Кароль Руммель, воспитанник петербургского пажеского корпуса, выпускник отделения батальной живописи тамошней же Академии художеств, офицер русской императорской армии в войне с немцами 1914–1918 годов, он обладал блестящим даром рассказчика. Обычно свои воспоминания он начинал в самый неожиданный момент. На фильме «Лётна» полковник был нашим консультантом.

Однажды перед входом в здание, где разместилась съемочная группа, кто-то оставил велосипед. «Еще в Первую мировую войну, во время атаки, — внезапно начал полковник, — мы скосили семнадцать шеренг отступавшей германской пехоты».

Потом посмотрел на свою ладонь и продолжал: «И что интересно, я совершенно не отбил себе руку, в то время как мои товарищи — все как один — на следующий день ни на что не годились. Меня выручил велосипед, в точности такой, как этот. Он стоял перед штабом, я подошел, вырезал из покрышки полосу резины, натянул ее на рукоять сабли, и это меня спасло».

Время от времени полковник давал нам «мастер-классы». Скача галопом, в трех очередных дублях он настигал спасавшегося бегством статиста и саблей сверху рубил его по шлему.

Мы потом проверяли: зарубки на металле ложились не дальше, чем на миллиметр друг от друга. Полковника можно увидеть в «Лётне» в роли ксёндза.

В одном из эпизодов он демонстрирует фантастический трюк: всадник в галопе удерживает коленом монету между седлом и подседельной подушкой.

Да, этот мир бесповоротно ушел, оставив след разве что в навыках отдельных директоров государственных конезаводов, которые и во времена ПНР продолжали вести себя как офицеры давно не существующих кавалерийских полков. Сохранилась также влюбленность в кавалерийское прошлое у его знатоков, консультантов и советников, придумывающих костюмы и снаряжение для кино.

* * *

С концом кавалерии исчез кавалерист — кавалер, рыцарь, мужчина, сидящий на коне и возвышающийся над остальным двуногим человечеством. Его горизонт был широк, помыслы смелы, фантазия свободна.

Каждый раз, приезжая в Нью-Йорк, я обязательно хожу в музей «Фрик коллекшн» и подолгу стою там перед «Польским всадником», на котором якобы запечатлен конный солдат из отрядов Чарнецкого[9].

Моделью для этого портрета Рембрандту вполне мог послужить наш бравый господин Пасек со своим каурым коньком, так взволнованно описанным в его стихах. Предупредительный смотритель зала каждый раз обращает мое внимание на шестипалую ладонь юноши-всадника.

Но меня на этом холсте привлекает другое: гордая, исполненная радости фигура наездника, слившаяся воедино с дикой энергией коня, которого Рембрандт изображает немного сверху, как бы на уровне седла.

Это странно, потому что авторы конных портретов, как правило, выбирают ракурс лягушки, благодаря чему у зрителя возникает ощущение, что всадник с конем возносится над горизонтом. А у Рембрандта конь крепко стоит на ногах, изготовившись к стремительному движению.

Кое-кто утверждает, что на самом деле на картине запечатлен выезд блудного сына из ворот отцовского дома.

Я тоже склонен в это верить, потому что помню другое произведение Рембрандта, то, что висит в петербургском Эрмитаже.

Там изображен финал этой истории: босой и оборванный сын стоит на коленях перед отцом, а конь, сабля, лук, палица, а с ними и горделивая осанка куда-то бесследно исчезли.

Я был свидетелем маршей конных полков, отправлявшихся на зимние и летние учения, видел их парады в национальные праздники. Пришлось мне увидеть и последнее их шествие.

Это было в Радоме после того, как немцы уже захватили всю страну. Однажды октябрьским утром 1939 года моей матери кто-то сказал, что в тот день, около полудня, немцы поведут наших офицеров из казарм 72-го пехотного полка на железнодорожный вокзал, откуда отправят их в офлаги[10].

То шествие и сейчас стоит у меня перед глазами. Во главе колонны шел один из генералов, далее полковники — по восьми в шеренге. Я четко все запомнил, потому что никогда прежде не видел такого великолепия.

Первыми шли кавалерийские офицеры в длинных — по самые шпоры — шинелях, старательно и строго по уставу одетые, несмотря на то, что некоторые еще носили повязки после ранений.

Они возвращались с войны и не подозревали, что впереди их ждут долгие годы голода и унижений лагерной жизни, пока Отец Небесный не притулит их к своему лону, как это сделал со своим блудным сыном написанный Рембрандтом старец. Шагали гордые польские всадники, с уходом которых наша страна с опозданием вступала в XX век.

* * *

Мы шли рядом с колонной, стараясь быть на виду. Мать надеялась, что кто-то из офицеров заметит ее и сообщит что-нибудь о нашем отце. Тогда она этого не дождалась. Только много-много лет спустя, в декабре 1989 года, из письма непосредственного свидетеля событий пана Ежи Озьминковского я узнал сентябрьскую одиссею своего отца.

18 сентября командир роты капитан Якуб Вайда выдвинулся из Ковеля со своим подразделением в составе оперативной группы полковника Леона Коца. На рассвете 20 сентября они перешли Буг в районе Хородлы, участвовали в нескольких боях с украинцами, а продвигаясь по Любельщине, — с немцами.

Под Полихной они отбили атаку моторизованного соединения. Капитан Вайда со своей ротой до вечера сражался на левом фланге. К концу следующего дня польские подразделения столкнулись под Дрволой с колонной советских танков. 1 октября днем танки окружили их в районе Момоты.

От поляков потребовали сложить оружие.

Когда полковник Коц зачитал приказ о капитуляции, по словам Ежи Озьминковского, капитан Вайда от отчаяния плакал, как ребенок. «Это был командир, который не столько отдавал приказы, сколько руководил людьми. Прекрасный человек, спокойный, уравновешенный, добрый, полный заботы о солдатах, мягкий и одновременно смелый, настоящий патриот».

Советский командир обвинил полковника Коца в том, что тот со своими людьми сражался против его танков. Полковник возразил: его солдаты защищали польскую землю, после чего последовала реплика: «А теперь эта земля наша».

 — «Fortuna variabilis, Deus autem mirabilis»[11].

«Последнюю фразу не сумел (а возможно, не захотел) перевести польский сержант, знавший русский язык, — рассказывает в письме очевидец и добавляет: — Тогда я стоял рядом с капитаном Вайдой в последний раз, потом нас разделили по воинским званиям».

Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/169169

Ссылка на основную публикацию