Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753

  • Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753
  • «Автопортрет»
  • Загадочные обстоятельства рождения Жана-Этьена Лиотара ( 22 декабря 1702 —12 июня 1789), тринадцатого ребенка в семье Анны и Антуана Лиотар, полная приключений молодость, проведенная при блестящих дворах европейских монархов, путешествие в Константинополь и возвращение оттуда «турецким художником», странные отношения с супругой и туманная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница» — далеко не все тайны, окружающие личность швейцарского мастера.
  • Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Прекрасная шоколадница»
«Прекрасная шоколадница» (фр. – La Belle Chocolatière, нем. – Das Schokoladenmädchen) – портрет аккуратно одетой красавицы, изящно держащей поднос с чашкой горячего шоколада и стаканом воды, – одна из самых известных работ Жан-Этьена Лиотара и жемчужина Галереи старых мастеров в Дрездене. Картину считали шедевром ещё при жизни художника.
Образ был создан между 1743-м и 1745 годами при дворе австрийской императрицы Марии Терезии. В то время швейцарский художник находился в Вене, где писал портреты правительницы и её супруга.
3 февраля 1745 года картину приобрёл у Лиотара в Венеции граф Франческо Альгаротти, который был арт-агентом двух монархов – прусского короля Фридриха II и польского короля Августа III Саксонца. Он писал своему другу, искусствоведу Пьеру-Жану Мариетту: «Я купил картину пастелью около трёх футов высотой, написанную знаменитым Лиотаром. На ней изображена молодая немецкая горничная в профиль, несущая поднос со стаканом воды и чашкой шоколада. Картина почти лишена теней, с бледным фоном и светом, который идёт из двух окон, отражённых в стакане. Она написана полутонами с незаметными переходами света и исполнена в совершенстве… и хотя это европейская картина, она может понравиться китайцам, которые, как вы знаете, являются заклятыми врагами теней. Что касается совершенства работы, то это Гольбейн в пастели».
Картина входит в коллекцию Галереи старых мастеров в Дрездене с 1855 года.
Кто был моделью для «Прекрасной шоколадницы», достоверно не установлено. Вероятнее всего, это одна из незамужних девушек при дворе, поразившая живописца своей красотой. В те дни было принято призывать ко двору юных прелестниц из семей «низшего» дворянства и делать их компаньонками для дам из «высшего» дворянства.
Очень часто утверждается, что Лиотару позировала Анна (Аннель или Наннель) Бальтауф – дочь обедневшего кавалера Мельхиора Бальтауфа, которую, возможно, пригласили ко двору в качестве такой наперсницы. Молодой князь фон Дитрихштейн, якобы, был поражён её красотой, влюбился и женился – приведя в смятение весь высший свет.
Эту легенду поддерживала американская шоколадная компания Walter Baker & Company, которая использовала «Прекрасную шоколадницу» Лиотара в качестве своего логотипа с 1883 года. В небольшом буклете с рецептами 1913 года было написано: «Неясно, было ли обязанностью Анны подавать шоколад или же она была светской красавицей, которая позировала в таком костюме. Но как бы то ни было, своей красотой она так поразила князя Дитрихштейна, что он женился на ней. Этот брак породил множество разговоров в австрийском обществе. Кастовые предрассудки в Вене всегда были очень сильны, а дочь простого дворянина не считалась подходящей партией для придворного…».
Более романтическая версия этой истории гласит, что молодой Дитрихштейн пришёл в венское кафе чтобы попробовать новомодный напиток – горячий шоколад. Там он и встретил Анну Бальтауф, которая обслуживала посетителей. Он мгновенно влюбился в девушку и следующие несколько недель приходил в заведение практически ежедневно. В конце концов, он женился на своей пассии, несмотря на сопротивление высшего дворянства. В качестве свадебного подарка он заказал Лиотару портрет невесты в той одежде, в которой встретил её впервые.
Несмотря на то, что начало истории «Прекрасной шоколадницы» больше похожа на сказку, её продолжение хорошо задокументировано. В 1881 году Генри Пирс – президент Walter Baker, ведущей компании США по производству какао и шоколада – приехал в Европу, чтобы познакомиться с методами производства какао. В дрезденской Королевской галерее он увидел картину Лиотара. Его впечатлил и сам портрет, и его романтическая история – и с тех пор «Прекрасная шоколадница» стала одной из первых зарегистрированных торговых марок в экономической истории. С 1880-х образ Анны Бальтауф был запечатлён и растиражирован на миллионах банок какао и рекламных буклетов.
Примерно в 1900 году «Прекрасная шоколадница» вдохновила художника Яна Мюссе (вероятнее всего, это был он) на создание образа «медсестры» для торговой марки Droste. В описании было сказано, что «иллюстрация указывает на полезный эффект шоколадного молока и неразрывно связана с названием Droste».

Во время Второй мировой войны немцы перевезли оригинальную картину в крепость Кёнигштайн.

Жан-Этьен Лиотар был тринадцатым ребенком в семье французского купца, покинувшего родной Монтелимар «по неким религиозным причинам» и укрывшегося в Женеве. Жан-Этьен и Жан-Мишель оказались художественно одаренными детьми и с ранних лет проявляли интерес к рисованию и живописи.

В то время женевской школы живописи еще не существовало (она сложится к концу XVIII века), зато преподавалась техника миниатюры и эмали – ремесел, связанных с производством часов и украшений. В юности Жан-Этьен учился у миниатюриста Даниэля Гарделя, затем продолжил образование в Париже.

Но именно в годы странствий по Италии художник открывает для себя пастель, которая станет его любимой техникой и прославит имя Лиотар на всю Европу.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Голландская девушка за завтраком»
«Голландская девушка за завтраком» — это личная ода Жана-Этьена Лиотара Золотому веку нидерландской живописи. Швейцарский художник создал работу в стиле голландских мастеров XVII столетия примерно в 1756 году — во время пребывания в Голландии.

Спустя почти 20 лет её приобрёл Уильям Понсонби, 2-й граф Бессборо, большой друг и покровитель живописца. Потомки аристократа передавали картину из поколения в поколение в течение 240 лет.

На момент продажи в 2016 году это была единственная жанровая сцена Лиотара, написанная маслом, которая оставалась в частных руках.

Позднее, в своем «Трактате о живописи » Лиотар объяснит: живопись – «зеркало всего самого прекрасного, что предлагает нам Вселенная», и если «в произведениях природы мазков не видно», то их не следует показывать и на картине.Неповторимым стилем отличались не только полотна Лиотара, но и его внешность.

Из поездки в Константинополь, куда он отправляется по приглашению английского лорда, Лиотар вернется знаменитым не только благодаря своему таланту и необыкновенным пастелям, но и… бороде. В Европе художника окрестят «турком» за эффектную бородку и восточные одежды, и это только добавит ему популярности.

Так что жизнь Лиотара была не менее насыщенной, чем его творческая деятельность.Чего не скажешь о его брате-близнеце: получив образование гравера в Париже и совершив небольшое путешествие по Италии, Жан-Мишель возвращается в Женеву.

Если он не стал таким же великим художником, как его брат, то в семейной жизни, кажется, преуспел гораздо больше: во всяком случае, Жан-Мишель был спокойным примерным семьянином. Вероятно, братья были слишком разными по характеру, чтобы поддерживать близкие отношения.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Мария-Фредерика ван Рид-Атлон в семилетнем возрасте»

В письмах – по крайней мере, тех, которые известны искусствоведам, – Жан-Этьен совсем не упоминает брата. Кстати, спорным остается и тот факт, что братья, родившиеся в один день, были близнецами. Достоверных свидетельств современников о сходстве художников Лиотар не сохранилось.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Натюрморт с чайным сервизом»

Непонятные отношения были у Жана-Этьена и с его супругой. Набожная голландка, не особо красивая и не особо богатая, заставила мужа срезать легендарную турецкую бороду, а ведь примечательная внешность в течение многих лет была «фирменным знаком» художника, как и его самобытный стиль.

Словом, если бы у Лиотара был продюсер, он бы не позволил свершиться такому безобразию. Но хотя Жан-Этьен и согласился срезать гениальную бороду под давлением жены, то превратить себя в домоседа не позволил и продолжал свои бесконечные путешествия ко дворам европейских монархов.

Здесь легенды и историческая правда часто расходятся. Либо во время этих поездок личная жизнь Лиотара была куда более насыщенной, чем жизнь с супругой, либо он без устали работал, чтобы прокормить свою большую семью (у четы Лиотар было пятеро детей).

Во всяком случае, о несовпадении фактов и мифов свидетельствует и легендарная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница», написанной в Вене в 1745 году.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Принцесса Луиза Анна (деталь)»

Кто скрывается за персонажем прелестной молодой девушки, аккуратно несущей на серебряном подносе чашку горячего шоколада? По одной из версий, на картине изображена камеристка Марии-Терезии, поразившая художника своей красотой. Другая версия истории напоминает сказку о Золушке.

Девушку звали Анна Бальдауф, дочь обедневшего рыцаря, она служила горничной императрицы. При дворе ее и увидел молодой принц Дитрихштейн, и без памяти влюбился. Вопреки протестам своей семьи и аристократии, принц женился на Анне, а в качестве свадебного подарка заказал Лиотару портрет невесты в той самой одежде, в которой увидел ее впервые.

И еще вариант: возможно, девушка работала в одной из венских кондитерских. Одним зимним днем туда зашел молодой принц, чтобы отведать горячего шоколада. Чашку с дымящимся напитком ему принесла красавица шоколадница, которую звали Анна Бальтауф. Принц влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней.

А ко дню свадьбы заказал придворному художнику Лиотару портрет невесты в образе прекрасной шоколадницы…

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Мария-Аделаида в турецком костюме»

Все три версии могли бы стать сценарием романтического фильма.

Однако искусствовед Рене Лош, один из авторов биографии Лиотара, смеется, когда ее спрашивают об этой истории, и уверяет, что все это сказки: девушку звали вовсе не Анна Бальтауф, ни принц ни художник никогда в нее не влюблялись, и более того – Лиотар вообще не придавал никакого особого значения этой пастели и гораздо больше ценил… портреты своей супруги. Вот и разберись, где — правда, а где – легенда.

Читайте также:  Огюст роден: скульптуры, их фото и описание

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Мария-Анна Лиотард с куклой»

Как бы там ни было, созданное Лиотаром произведение искусства поразило современников и продолжало удивлять на протяжении веков. У портрета шоколадницы оказалось не меньше поклонников, чем у самой модели. А у легендарной истории было не менее легендарное продолжение.

В 1881 году в Европу приехал глава американской компании Walter Baker Company — познавать таинства приготовления сладкого напитка. В Дрезденской галерее ему бросилось в глаза изображение прекрасной молодой камеристки, подающей к столу шоколад в фарфоровой чашке.

Генри Пирсу настолько понравилась пастель и романтическая история ее создания, что он решил сделать изображение фирменным знаком своей компании. Самое примечательное, что «Прекрасная шоколадница» стала одним из первых логотипов в истории экономики.

Кстати, теперь знаменитую пастель использует в качестве логотипа популярная в Москве сеть кофеен «Шоколадница». Да-да, опрятная прелестная служанка с подносиком – пастель того самого Лиотара…

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Завтрак»

Последние годы жизни художник провел в Конфиньоне, близ Женевы. Он пишет натюрморты, за которые впоследствии будут бороться коллекционеры и музеи.

Умирает Лиотар в 1789 году, не дождавшись Великой Французской революции, разрушившей старый порядок и принесшей ему на смену новые ценности, в том числе — в искусстве.

Брат-близнец художника Жан-Мишель, разоренный революцией, умрет в 1796 году в нищете.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

«Портрет Мари Фарг, жены художника, в турецком костюме»

Источник: http://kstolica.ru/publ/kultura_iskusstvo/zhivopis/zhizn_sotkannaja_iz_legend_zhan_ehten_liotar/42-1-0-1098

Жан-Этьен Лиотар (1702-1789)

alina_daliШвейцарский художник французского происхождения, живописец-пастелист, график, гравёр и теоретик искусства. Жан-Этьен Лиотар (и его брат-близнец Жан-Мишель, получивший впоследствии известность как гравёр и офортист) родился в Женеве в семье ювелира. Родители были французскими протестантами, вынужденными покинуть родину.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Автопортрет. 1733. Коллекция Г. Сальманович, Женева, Швейцария.Обучение мальчик начал в Женеве у швейцарского художника Даниэля Гарделя, у которого усердно занимался рисованием, миниатюрной и эмалевой живописью, с большим искусством копируя произведения учителя. В 1723 г. Лиотар уехал в Париж и продолжил обучение в мастерской гравера и миниатюриста Жана-Батиста Массе. Его дружеские отношения с парижским художником Франсуа Лемуаном побудили его заняться портретной живописью и пастелью. Предполагают, что на окончательный выбор техники повлиял успех, которым в 1720–1721 гг. пользовались в Париже работы венецианской пастелистки Розальбы Карриеры.

Лиотар подчеркивает колористические качества пастели. Кроме ряда светлых, окрашенных в нежные тона произведений, где доминируют оттенки белого, среди работ художника имеются некие «фольклорные» турецкие сцены, а также портреты, контрастный, насыщенный колорит которых создается с помощью добавленных в пастельные мелки дополнительных пигментов. Однако и в них Лиотар избегает теней, его пастель не любит темноты, уклончивости и таинственности, не выносит ничего абсолютного и грубого.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Девушка в мальтийском костюме. Ок. 1744. Пастель. Национальная галерея, Вашингтон.

Некоторое время Лиотар провел в Риме, где копировал произведения старых мастеров, среди них особо выделяя Корреджо. Затем он сопровождал сэра Уильяма Понсонби в его путешествиях по Востоку. Пять лет Лиотар провел в Константинополе, где в значительной мере перенял турецкие обычаи и даже костюм. Восток оставил глубокий след в жизни и творчестве художника.

Ему открылись иные страны, нравы, обычаи. Впечатления от увиденного воплощены во множестве рисунков, исполненных карандашом и сангиной.

Высокий уровень этих произведений с их сложной вязью штрихов, линий, узоров, красотой тона серебристого карандаша и красно-рыжей сангины, мастерство и свобода владения техникой сочетаются с документально точным воспроизведением увиденного.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Портрет археолога и теолога Ричарда Покока. 1738-39. Угольный карандаш, сангина. Лувр, Париж.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Четыре турецких музыканта. 1740-42. Угольный карандаш, сангина. Лувр, Париж.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Молодая женщина в Константинополе вышивает, сидя на земле. Ок. 1738. Угольный карандаш, сангина. Лувр, Париж.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Молодая турчанка, играющая на тамбуре, и курящий мужчина сидят на диване. 1738-43.  Карандаш, сангина. Лувр, Париж.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Портрет господина Леветта, английского купца, в костюме татарина. 1738-40. Угольный карандаш, сангина. Лувр, Париж.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753Господин Леветт и мадемуазель Главани в турецких костюмах. 1740. Лувр, Париж.

Сам автор стал носить длинную бороду, халат и тюрбан (по тем временам это выглядело более чем эксцентрично), за что получил прозвище «художника-турка».

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

Автопортрет. 1744. Пастель. Уффици, Флоренция.

Картина «Турчанка с тамбурином» представляет собой авторскую копию, сделанную маслом с пастели меньшего размера (Цюрих, Частная коллекция). В работе, сделанной маслом, художник расставляет несколько иные акценты и подчеркивает иные детали.

Бархатистую поверхность пастели и ее преимущественно выбеленные краски можно считать теми средствами, с помощью которых элегантная парижская дама на портрете предстает в несколько идеализированном свете. Насыщенные тона турецкого костюма требуют гораздо более интенсивного цвета.

Мерцающие оттенки, блеск золотой парчи, сверкающий шелк широких панталон – все в картине словно пропитано цветом и светом.

Турчанка с тамбурином. 1738-43. Холст, масло. Музей истории и искусства, Женева.

О технике пастели напоминают только телесные оттенки лица и рук. У женщины на картине холеное лицо француженки. Ее живописной позе соответствует роскошь костюма и окружающей обстановки. Выросшая из любопытства к восточной экзотике мода на все турецкое в эпоху рококо была очень популярна в Европе.

Она не только стала темой картины Лиотара, но и предопределила манеру ее исполнения. Заметный контраст между стилем пастели и стилем масла в картине Лиотара указывает на то, что прекрасная, переодетая в турчанку модель желает, чтобы ее воспринимали именно как турчанку.

Лиотар посетил все великие европейские города, писал потреты папы римского Клемента XIII и императрицы Марии-Терезии в Вене. Портрет Марии-Терезии, написанный в 1744 г. и повторенный позже в технике эмали и миниатюре на кости, относится к числу лучших его работ.

Императрица написана без идеализации, свойственной парадным портретам, в ней нет царственности и величественности. Она похожа на мать семейства с приятным, но простоватым лицом и большими руками.

Портрет Марии-Терезии Австрийской. 1744. Пастель. Галерея Альбертина, Вена.

Там же он создал портрет Анны Бальдауф, служанки при дворе австрийской императрицы Марии-Терезии, известный также под названием «Шоколадница». Анна вышла замуж за принца Дитрихштейна, а портрет мог быть заказан Лиотару в качестве свадебного подарка.

Шоколадница. 1744-45. Пастель. Картинная галерея, Дрезден.

Картина примечательна тем, что на ней изображен первый фарфор Европы – мейсенский. Характер жанровой сцены, гармоничное сочетание цветов, внимание к деталям. Лиотар считал, что пастель естественнее всего передает колорит и тончайшие переходы светотени в пределах светлых красочных тонов.

Сложная живописная задача – показать фигуру в белом фартуке на фоне белой стены. В сочетании серо-сизой юбки и белого фартука с тенями и стальным оттенком воды звучит настоящая поэзия красок.

Благодаря применению тонких прозрачных теней, художник добился совершенной точности рисунка, а также максимальной выпуклости и определенности объемов.

Девушка, разливающая шоколад. 1744. Национальная галерея, Лондон.

В качестве портретиста он работал в Венеции, Лионе, Париже и Лондоне, а затем навсегда вернулся в родную Женеву в 1757 г.

Для произведений Лиотара характерен светлый колорит и любовь к деталям окружающего мира, где он почти не видит теней.

Гладкие поверхности работ Лиотара свидетельствуют о том, что свой творческий путь он начинал как художник по эмали, миниатюрист.

Портрет Анны-Марии де Кюпи, прозванной мадемуазель Камарго. Ок. 1750. Угольный карандаш, сангина. Галерея Альбертина, Вена.Мария-Аделаида Французская в турецком костюме. 1753. Холст, масло. Уффици, Флоренция.Принцесса Каролина Матильда, позже королева Дании. 1754. Пастель. Королевская коллекция, Лондон.

Мария-Фридерика ван Рид-Атлон. 1755-1756. Пастель. Музей Гетти, Лос-Анжелес.Портрет Мари-Жюстин-Бенуа Фавар-Дюронсере. 1757. Пастель. Фонд Оскара Рейнхарта, Винтертур, Швейцария.

Повествуя о своих достижениях, художник особенно выделяет портреты Франсуа Троншена, представителя одной из старейших и богатейших женевских фамилий, и его жены.

Портрет Франсуа Троншена. 1757. Пастель. Частная коллекция.Портрет мадам Троншен. 1758. Пастель. Лувр, Париж. Портрет Марты-Марии Троншен. 1758-61. Пастель. Институт искусств, Чикаго.Портрет Марты-Марии Троншен. Фрагмент. 1758-61. Пастель. Институт искусств, Чикаго.Портрет четы Талассон. 1760. Пастель. Фонд Оскара Рейнхарта, Винтертур, Швейцария.Портрет четы Талассон. 1760. Пастель.

Фонд Оскара Рейнхарта, Винтертур, Швейцария.

Лиотар начал писать натюрморты с чайными и кофейными сервизами в последние два десятилетия своей жизни, когда возраст, смена вкусов и политических убеждений привели к снижению количества заказов на пастельные портреты, на которых он специализировался. Примерно с 1740 г. он иногда включал элементы натюрморта – фрукты и фарфор – в портреты.

Натюрморт с чайным сервизом. Ок. 1781-1783. Масло. Музей Гетти, Лос-Анжелес.

Ко времени написания «Натюрморта с чайным сервизом» в конце XVIII в. чаепитие было популярным как среди высшего класса, так и среднего сословия.

Художник противопоставляет роскошную фактуру китайского фарфора и серебра более дешевому подносу из крашеной жести, имитирующему восточные лаки.

Он добивается сильного визуального контраста, сочетая прозрачные и отражающие предметы с богато расписанной поверхностью.

Натюрморт. 1782. Пастель. Музей истории и искусства, Женева.

Жан-Этьен Лиотар теоретически суммировал свой творческий опыт в «Трактате о принципах и правилах живописи», опубликованном в 1781 г.

Талант Лиотара проявлялся не только в пастельных работах, но и в эмалевых, а также в гравюре на меди и живописи по стеклу.

Но пастельные портреты занимают главное место в его наследии, отличаясь большим разнообразием.

Источник: https://alina-dali.livejournal.com/38145.html

Книга: Галерея Уффици

Франциск I изображен здесь на фоне пейзажа, который простирается далеко внизу, отчего и без того мощная фигура всадника выглядит еще более величественной. Это впечатление усиливается помещенным справа архитектурным фрагментом с колоннами.

Художник большое внимание уделил деталям: тщательно выписал и узор на одеянии короля, и лошадиную упряжь. На лице Франциска I блуждает тонкая улыбка, которую можно заметить и на других изображениях монарха.

Впрочем, такой же улыбкой наделены на портретах кисти Клуэ многие из приближенных короля, что, по-видимому, должно было подчеркивать сложный, неоднозначный характер человека, находящегося у власти. Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753 Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

Читайте также:  Мадонна со щеглом, рафаэль санти, 1507

Жан-Батист Симеон Шарден (1699–1779) Девочка с воланом. Около 1737. Холст, масло. 82×66

Поэзия повседневной жизни, ее одного-единственного мгновения — вот то, на чем держится живопись Жан-Батиста Шардена. Он был приверженцем бытового жанра, поднятого до высот философских.

Художник выбирал простые сюжеты и заставлял зрителя подолгу смотреть на свои картины, как на эту «Девочку с воланом», где ничего вроде не происходит, просто нежное существо, румяное и курносое, застыло с воланчиком и ракеткой в руках. На лице героини — растерянное и грустное выражение, словно никто не хочет составить ей партнерство или игра ей не слишком удается.

Впечатление такое, что видно, как подрагивают ее губки и глаза наполняются слезами. Переживания почти еще ребенка отзываются в зрителе, который видит в этой жанровой сценке красоту и сложность жизни, выраженную в малом.

По поводу этой картины и другой — «Мальчик с карточным замком», тоже находящейся в музее, — земляк художника, французский писатель Стендаль, отозвался так: «Стоял и смотрел на них в том счастливом состоянии, какое только может быть…»

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

Жан-Этьен Лиотар (1702–1789) Мария-Аделаида Французская в турецком костюме 1753. Холст, масло. 50×56

Родившись в Швейцарии, Жан-Этьен Лиотар учился живописи во Франции, затем путешествовал и вернулся в Париж.

Там он приобрел покровительницу в лице мадам де Помпадур, задававшей тон во французском высшем обществе. С той поры художник написал немало красавиц королевского рода и дам, блиставших при дворе.

Один из таких портретов представляет Марию-Аделаиду Французскую, дочь короля Людовика XV.

Лиотар изобразил прелестное юное создание, сидящее на диване с книгой в руке и одетое в турецкий костюм. После нескольких лет, проведенных в Константинополе, художник имел пристрастие к восточным нарядам и сам наряжался в них.

Рисуя Марию-Аделаиду, живописец передал тонкую, бархатистую кожу принцессы и легкую ткань ее костюма. Свет из окна падает так, что лицо девушки остается в тени, а освещены щека, маленькое ухо с висячей сережкой и шея, отчего образ становится еще более нежным и трогательным.

Мягкость диванных подушек усиливает настроение неги, разлитое в этой картине, но в то же время Лиотар внес в свое произведение и некоторые «противоречия»: Мария-Аделаида, одевшись, как для бала-маскарада, сидит на диване, погрузившись в чтение, что мало соответствует аромату чувственности, разлитому вокруг нее. Этот контрапункт создает легкое напряжение в картине, которое было свойственно искусству рококо.

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

Следующий том

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

В Государственном Русском музее (Санкт-Петербург) представлено самое обширное собрание произведений русского искусства в мире. Музей основан в 1895 по указу императора Николая II. В настоящее время его коллекция насчитывает более 400 000 экспонатов и охватывает все исторические периоды и тенденции развития русского искусства, все его основные виды и жанры, направления и школы более чем за 1000 лет: с X по XXI век.

Источник: https://litvek.com/br/345860?p=16

Жан-Этьен Лиотар (1702-1789)

?

kolybanov (kolybanov) wrote, 2013-05-18 07:11:00 kolybanov kolybanov 2013-05-18 07:11:00 Category: Автор — Alexandra-Victoria. Это цитата этого сообщенияЖизнь, сотканная из легенд. | Жан-Этьен Лиотар (1702-1789) — швейцарский художник, работающий пастелью «живописец королей и красивых женщин»

«Живопись – зеркало всего самого прекрасного, что предлагает нам Вселенная» — Жан-Этьен Лиотар

Мария-Аделаида Французская в турецком костюме, Жан-Этьен Лиотар, 1753

Загадочные обстоятельства рождения Жана-Этьена Лиотара (1702-1789), тринадцатого ребенка в семье Анны и Антуана Лиотар, полная приключений молодость, проведенная при блестящих дворах европейских монархов, путешествие в Константинополь и возвращение оттуда «турецким художником», странные отношения с супругой и туманная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница» — далеко не все тайны, окружающие личность швейцарского мастера. Авторы недавно опубликованной 1600-страничной биографии Лиотара Рене Лош (Renée Loche) и Марсель Ретлисбергер (Marcel Roethlisberger) признаются, что даже для них в жизни и творчестве художника остается немало загадок.

Но обо всем по порядку

Итак, Жан-Этьен Лиотар был тринадцатым ребенком в семье французского купца, покинувшего родной Монтелимар «по неким религиозным причинам» и укрывшегося в Женеве. Жан-Этьен и Жан-Мишель оказались художественно одаренными детьми и с ранних лет проявляли интерес к рисованию и живописи.

В то время женевской школы живописи еще не существовало (она сложится к концу XVIII века), зато преподавалась техника миниатюры и эмали – ремесел, связанных с производством часов и украшений. В юности Жан-Этьен учился у миниатюриста Даниэля Гарделя, затем продолжил образование в Париже.

Но именно в годы странствий по Италии художник открывает для себя пастель, которая станет его любимой техникой и прославит имя Лиотар на всю Европу.

Шарлотта Мари Boissier

Позднее, в своем «Трактате о живописи » Лиотар объяснит: живопись – «зеркало всего самого прекрасного, что предлагает нам Вселенная», и если «в произведениях природы мазков не видно», то их не следует показывать и на картине. Пастель позволяла добиться желаемого эффекта: мягких и плавных переходов цвета, легкой светотени, тончайшей отделки деталей

Портрет Марии-Жозефы Саксонской, дофины Франции» (1731-1767)

Работы Лиотара, выполненные в реалистичной манере и строгом стиле, отличались от произведений Ватто или Буше, представителей «галантного жанра», предпочитавших декоративное изящество рококо. А портреты Лиотара ничего общего не имели с жанром парадного портрета, популярного при французском дворе. Лиотар считал себя «художником правды» и главным его стремлением было правдоподобие в живописи, изображение без прикрас… что далеко не всегда нравилось знатным дамам, портреты которых он писал!

Портрет мадемуазель Жаке

Неповторимым стилем отличались не только полотна Лиотара, но и его внешность. Из поездки в Константинополь, куда он отправляется по приглашению английского лорда, Лиотар вернется знаменитым не только благодаря своему таланту и необыкновенным пастелям, но и… бороде. В Европе художника окрестят «турком» за эффектную бородку и восточные одежды, и это только добавит ему популярности

Так что жизнь Лиотара была не менее насыщенной, чем его творческая деятельность. Тем более что и та, и другая проходили в бесконечной веренице путешествий по всей Европе – Молдавия, Вена, Франкфурт, Париж, Амстердам, Лондон…

Женщина в турецком платье

Чего не скажешь о его брате-близнеце: получив образование гравера в Париже и совершив небольшое путешествие по Италии, Жан-Мишель возвращается в Женеву. Если он не стал таким же великим художником, как его брат, то в семейной жизни, кажется, преуспел гораздо больше: во всяком случае, Жан-Мишель был спокойным примерным семьянином

Жан-Этьен Лиотар

Вероятно, братья были слишком разными по характеру, чтобы поддерживать близкие отношения. В письмах – по крайней мере, тех, которые известны искусствоведам, – Жан-Этьен совсем не упоминает брата. Кстати, спорным остается и тот факт, что братья, родившиеся в один день, были близнецами. Достоверных свидетельств современников о сходстве художников Лиотар не сохранилось

Портрет жены художника, Мария Fargues (ca.1718-1784), в турецком платье

Непонятные отношения были у Жана-Этьена и с его супругой. Набожная голландка, не особо красивая и не особо богатая, заставила мужа срезать легендарную турецкую бороду, а ведь примечательная внешность в течение многих лет была «фирменным знаком» художника, как и его самобытный стиль. Словом, если бы у Лиотара был продюсер, он бы не позволил свершиться такому безобразию

Жена и дочь ?

Но хотя Жан-Этьен и согласился срезать гениальную бороду под давлением жены, то превратить себя в домоседа не позволил и продолжал свои бесконечные путешествия ко дворам европейских монархов

Девочка с куклой, дочь художника и крестник императрицы Марии Терезии

Здесь легенды и историческая правда часто расходятся. Либо во время этих поездок личная жизнь Лиотара была куда более насыщенной, чем жизнь с супругой, либо он без устали работал, чтобы прокормить свою большую семью (у четы Лиотар было пятеро детей)

Во всяком случае, о несовпадении фактов и мифов свидетельствует и легендарная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница», написанной в Вене в 1745 году.

Кто скрывается за персонажем прелестной молодой девушки, аккуратно несущей на серебряном подносе чашку горячего шоколада? По одной из версий, на картине изображена камеристка Марии-Терезии, поразившая художника своей красотой. Другая версия истории напоминает сказку о Золушке. Девушку звали Анна Бальдауф, дочь обедневшего рыцаря, она служила горничной императрицы.

При дворе ее и увидел молодой принц Дитрихштейн, и без памяти влюбился. Вопреки протестам своей семьи и аристократии, принц женился на Анне, а в качестве свадебного подарка заказал Лиотару портрет невесты в той самой одежде, в которой увидел ее впервые.

И последний вариант: возможно, девушка работала в одной из венских кондитерских. Одним зимним днем туда зашел молодой принц, чтобы отведать горячего шоколада. Чашку с дымящимся напитком ему принесла красавица шоколадница, которую звали Анна Бальтауф. Принц влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней. А ко дню свадьбы заказал придворному художнику Лиотару портрет невесты в образе прекрасной шоколадницы…

Мария-Антуанетта, эрцгерцогиня Австрийская, будущая королевы Франции, в возрасте семи лет

Все три версии могли бы стать сценарием романтического фильма. Однако искусствовед Рене Лош, один из авторов биографии Лиотара, смеется, когда ее спрашивают об этой истории, и уверяет, что все это сказки: девушку звали вовсе не Анна Бальтауф, ни принц ни художник никогда в нее не влюблялись, и более того – Лиотар вообще не придавал никакого особого значения этой пастели и гораздо больше ценил… портреты своей супруги

 «Месье Леветт и мадемуазель Glavani в турецком костюме»

Вот и разберись, где — правда, а где – легенда

Франсуа Троншена (коллекционер произведений искусства?) с картиной Рембрандта (1757)

Читайте также:  Одевающаяся минерва, лавиния фонтана, 1613

Как бы там ни было, созданное Лиотаром произведение искусства поразило современников и продолжало удивлять на протяжении веков. У портрета шоколадницы оказалось не меньше поклонников, чем у самой модели. А у легендарной истории было не менее легендарное продолжение. В 1881 году в Европу приехал глава американской компании Walter Baker Company — познавать таинства приготовления сладкого напитка

Мария Кристина, герцогиня Тешен 

В Дрезденской галерее ему бросилось в глаза изображение прекрасной молодой камеристки, подающей к столу шоколад в фарфоровой чашке. Генри Пирсу настолько понравилась пастель и романтическая история ее создания, что он решил сделать изображение фирменным знаком своей компании. Самое примечательное, что «Прекрасная шоколадница» стала одним из первых логотипов в истории экономики. Кстати, теперь знаменитую пастель использует в качестве логотипа популярная в Москве сеть кофеен «Шоколадница». Да-да, опрятная прелестная служанка с подносиком – пастель того самого Лиотара…

Портрет Марии Аделаиды Франции в турецком стиле одежды

Последние годы жизни художник провел в Конфиньоне, близ Женевы. Он пишет натюрморты, за которые впоследствии будут бороться коллекционеры и музеи

Умирает Лиотар в 1789 году, не дождавшись Великой Французской революции, разрушившей старый порядок и принесшей ему на смену новые ценности, в том числе — в искусстве. Брат-близнец художника Жан-Мишель, разоренный революцией, умрет в 1796 году в нищете

 Аполлон и Дафна

Три Грации

Жан-Этьену, большому оригиналу своего времени, многие из ценностей XIX века, несомненно, пришлись бы по душе. Он всегда был сторонником независимости – и в жизни, и в искусстве. Рене Лош признается, что именно оригинальность Лиотара и его несравнимый «вкус к правде» привлекли ее в личности и работах художника: «Он наблюдал, как работают другие, и… делал все по-своему!»

Портрет Георга, принца Уэльского (позже Георга III)

Читателям, заинтересовавшимся правдой о женевском художнике, мы рекомендуем самую полную из существующих биографий Жан-Этьена Лиотара – 1600-страничный подвиг Рене Лош и Марселя Ретлисбергера, опубликованный издательством Davaco. Особое место в книге занимает исследование о Жан-Мишеле Лиотаре, первый подробный анализ творчества художника, известного гораздо меньше своего брата. В коллекции женевского Музея искусства и истории – 87 пастелей, рисунки, наброски, масляные картины и миниатюры швейцарского художника

Текст отсюда: http://www.nashagazeta.ch

  • Жюли де-Thellusson Ployard
  • La Bella Lectora
  • Портрет Джона Стюарта, 1-й маркиз Бьют (1744-1814)
  • Liotard Jean-Etienne Portrait of a lady at the court Sun
  • Портрет месье Bouër, купец в Генуе
  • Портрет мадам Boere
  • Жанна-Элизабет де Селлон (1705-1749), Леди Tyrell, echtgenote сэр Чарльз ван Tyrell
  • Lady Ann Сомерсет, графини Нортгемптон (в возрасте около 14)
  • Исаак Луи де Thellusson
  • Портрет Марии ван Frederike Reede-Атлон в возрасте семи лет
  • леди Понсонби -урожденная Каролина Кавендиш (1719-1760) — в костюме Венециано
  • Елизавета Фредерика София, герцогиня Вюртемберг (1732-1780)
  • Изабелла, Figlia ди Мадам Инфанта
  •  Портрет императрицы-королевы Марии Терезии, суверенной Австрии, Богемии и Венгрии
  • Портрет Марии Каролины Австрийской (1752-1814)
  • Карл Иосиф из Австрии

 Жизнь швейцарского художника известна гораздо меньше, чем его пастели

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://kolybanov.livejournal.com/6461222.html

Читать онлайн "Галерея Уффици" автора Кравченко И. — RuLit — Страница 21

Франсиско Гойя (1746–1828) Портрет Марии-Терезы де Бурбон-и-Валлабрига на коне 1783. Холст, масло. 82×61

Один из самых загадочных испанских художников, Франсиско Гойя много работал при королевском дворе, где написал и этот портрет Марии-Терезы де Бурбон-и-Валлабрига, будущей графини де Чинчон, изобразив ее верхом на коне и на фоне гористого пейзажа.

По небу бегут темные облака, по земле — тени от них, и природа охвачена тем тревожным состоянием, которое бывает накануне бури. Но молодая женщина старается быть собранной и твердо держаться в седле.

Она изображена в профиль, что придает облику некоторую чеканность.

Впрочем, фигура девушки выписана легкими мазками, пенятся кружева на ее груди и переливается бархат платья.

Лицо Марии-Терезы тронуто румянцем, вся она выглядит нежной и трепетной в окружении суровой природы с каменистым ландшафтом и скалистыми горами.

Гойя, питавший искренний интерес к людям, сумел выразить даже в этой напоминающей этюд картине ту хрупкость и одновременно силу человека, которые вызывают очень теплое ощущение.

Франсиско Гойя (1746–1828) Портрет графини де Чинчон Около 1800. Холст, масло. 218×135

Вытянутый формат картины и сгущающаяся темнота в качестве фона придают фигуре графини особенную хрупкость, подчеркнутую легким, воздушным платьем светлого серо-коричневого цвета с розовыми прожилками и прической, в которой словно затаился ветер.

Во всем облике девушки, пусть даже и королевского рода, чувствуется грусть, сквозящая и в живых карих глазах, и в сложенных руках, которые Мария-Тереза словно нарочно пытается сжать покрепче.

Графиня переживала тогда не самое лучшее время в своей жизни: ее супруг, всемогущий премьер-министр испанского правительства дон Мануэль Годой, обладал властным характером, кроме того, этот человек был любовником королевы.

Гойя уже рисовал графиню, и теперь, хорошо зная эту молодую женщину и относясь к ней с сочувствием, подметил ее глубоко спрятанную печаль. Портрет, задуманный парадным, являет зрителю живого и обаятельного человека.

Искусство Франции и Швейцарии

Жан-Батист Симеон Шарден. Мальчик с карточным замком. Около 1740

Франсуа Клуэ (около 1516–1572) Конный портрет Франциска I Около 1540. Холст, масло. 27,5×22,5

Франсуа Клуэ, придворный живописец нескольких французских монархов, оставил после себя немало портретов королевских особ и членов их семей.

Восседающий на коне Франциск I изображен здесь на фоне пейзажа, который простирается далеко внизу, отчего и без того мощная фигура всадника выглядит еще более величественной. Это впечатление усиливается помещенным справа архитектурным фрагментом с колоннами.

Художник большое внимание уделил деталям: тщательно выписал и узор на одеянии короля, и лошадиную упряжь. На лице Франциска I блуждает тонкая улыбка, которую можно заметить и на других изображениях монарха.

Впрочем, такой же улыбкой наделены на портретах кисти Клуэ многие из приближенных короля, что, по-видимому, должно было подчеркивать сложный, неоднозначный характер человека, находящегося у власти.

Жан-Батист Симеон Шарден (1699–1779) Девочка с воланом. Около 1737. Холст, масло. 82×66

Поэзия повседневной жизни, ее одного-единственного мгновения — вот то, на чем держится живопись Жан-Батиста Шардена. Он был приверженцем бытового жанра, поднятого до высот философских.

Художник выбирал простые сюжеты и заставлял зрителя подолгу смотреть на свои картины, как на эту «Девочку с воланом», где ничего вроде не происходит, просто нежное существо, румяное и курносое, застыло с воланчиком и ракеткой в руках. На лице героини — растерянное и грустное выражение, словно никто не хочет составить ей партнерство или игра ей не слишком удается.

Впечатление такое, что видно, как подрагивают ее губки и глаза наполняются слезами. Переживания почти еще ребенка отзываются в зрителе, который видит в этой жанровой сценке красоту и сложность жизни, выраженную в малом.

По поводу этой картины и другой — «Мальчик с карточным замком», тоже находящейся в музее, — земляк художника, французский писатель Стендаль, отозвался так: «Стоял и смотрел на них в том счастливом состоянии, какое только может быть…»

Жан-Этьен Лиотар (1702–1789) Мария-Аделаида Французская в турецком костюме 1753. Холст, масло. 50×56

Родившись в Швейцарии, Жан-Этьен Лиотар учился живописи во Франции, затем путешествовал и вернулся в Париж. Там он приобрел покровительницу в лице мадам де Помпадур, задававшей тон во французском высшем обществе. С той поры художник написал немало красавиц королевского рода и дам, блиставших при дворе. Один из таких портретов представляет Марию-Аделаиду Французскую, дочь короля Людовика XV.

Источник: https://www.rulit.me/books/galereya-uffici-read-433567-21.html

Жан Этьен Лиотар живописец королей и красивых женщин

Портрет Марии Аделаиды Французской в турецком костюме _холст.,масло._Флоренция, Уффици

Портрет леди Энн Сомерсет, графини Нортгемптон _пергамент, пастель_Частное собрание

Жан Этьен Лиотар (Jean Etienne Liotard), 1702-1789. Швейцария

«живописец королей и красивых женщин»

Автопортрет

1758_Мадам Троншен _пергамент, пастель_Париж, Лувр

1738-1743_Портрет великого визиря _бумага, пастель_Лондон, Национальная галерея

Мари-Роз де Larlan де Kercadio де Рошфор, Маркиза де Nétumières, 1750, пастель на бумаге, Детройтский институт искусств

Лиотар прибыл в Париж в то время, когда пастельная живопись пользовался там особым почетом, а законодательницей мод была маркиза де Помпадур. Она пожелала иметь свой портрет работы Лиотара и доставила ему титул королевского живописца и члена академии.

1754_Принцесса Каролина Матильда_пергамент, пастель_Англия, Королевская коллекция

Этого было достаточно, чтобы сделать Лиотара модным портретистом красавиц, блиставших в то время при французском дворе.

Портрет мадмуазель Луизы Жаке_пастель_Частное собрание

1738_Richard Pococke_Кембридж, Музей Фицуильяма

  • Портрет мадам Франсуа Троншена   Пастель на пергаменте
  • 1743-1745_Шоколадница_пергамент, пастель_Дрезден, Картинная галерея старых мастеров
  • 1745_Робер Арси, четвертый граф Холдернесс__Берлин, Музей Берггрюна
  • 1744 (ок)_Дама, пьющая шоколад _Лондон, Национальная галерея
  • 1746_Жанна-Элизабет Селлон (1705-1749), Леди Тирелл _пергамент, пастель_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1746_Портрет мадам Боре_пергамент, пастель_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1746_Читательница, Марианна Лавернь, кузина художника_пергамент, пастель_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1747_Мария Терезия Австрийская, эрцгерцогиня Австрии, королева Венгрии и Богемии _медь, эмаль_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1749_Портрет Марии Саксонской (1731-67), дофины Франции _пергамент, пастель_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1762_Мария Терезия Австрийская, эрцгерцогиня Австрии, королева Венгрии и Богемии _пергамент_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1755-1756_Мария Фредерика ван Реде-Атлон в семь лет _пергамент, пастель_Лос-Анджелес, музей Пола Гетти
  • 1757_Дама с кружевом, бабушка жены художника_пергам_Амстердам, Рейксмузеум
  • Портрет графа Вецеля Антона Кауница_пергамент, пастель_Частное собрание
  • Вышивальщица_Париж, Лувр
  • 1781-1783_Натюрморт с чайным сервизом_Лос-Анджелес, музей Пола Гетти
  • 1754-1755_Принцесса Луиза _пергамент, пастель_Англия, Королевская коллекция
  • 1756_Portrait of Gualterus Craevanger__пастель_Частное собрание
  • 1756-1758_Мария Фарг, жена художника, в турецком костюме_пергамент, пастель_Амстердам, Рейксмузеум
  • 1758 (ок)_Portrait of Elisabeth Seippel, nee Bourguet_бумага, пастель_Частное собрание
  • 1762-1766_Жан-Луи Буша-Бойсье_пергамент, пастель_Хьюстон, Музей изобразительных искусств

Источник: https://yael-shoshany.livejournal.com/124387.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector