Кувшины в земле, д. м. краснопевцев, 1969

В 1956 американский журнал Life опубликовал статью про неофициальное искусство в СССР*. Там добрым словом были помянуты Фальк, Зверев и другие неофициальные для совка лица, в том числе и Краснопевцев (1925-1995). Был воспроизведен один из его натюрмортов, по всей видимости, вот этот.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Натюрморт с черепами, костями и камнями

После статьи жизнь Краснопевцева сразу сильно изменилась к лучшему. Его выперли из Союза художников. Соответственно, он лишился мастерской, принадлежащей этому славному надзорно-карательному творческому профсоюзу, и права выставляться на официальных выставках. А неофициальных официально не было.

В принципе, все правильно. Союз художников объединял людей не только по профессиональному признаку, но и по идеологическому. Если у твоей картинки идеологически чуждые признаки, какого черта ты ходишь тут среди наших? Иди к своим.

А картинки Краснопевцева чуждыми признаками, конечно же, обладали. Особенна эта, из Life. В то время, как весь советский народ… и т.д., художник Краснопевцев занимается идеологически вредным натюрмортом в жанре Vanitas или, того хуже, Momente mori.

Какая, к бесу, тщета или, не к ночи будет сказано, смерть, когда всесоюзные стройки кругом и успешно преодолеваются тяжелые последствия культа личности? И ведь еще в капиталистической прессе, гад, напечатал свою пакость, не спросив мнения ответственных работников идеологического фронта.

Остальные картинки у него – тоже смурные, к свершениям не зовут и вокруг партии не сплачивают. Мелкотемье какое-то сплошное.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Натюрморт со шляпой и тростью

Надо сказать, коммунисты из Союза художников оказались правы. Дальше картинки Краснопевцева становились все хуже.

Особенно противно было то, что он вписался, скажем, не в давно знакомый, много раз ими руганный и обложенный крупным матом абстракционизм, а в мутную метафизику, традиций в нашей почве почти не имеющей.

А потому было не ясно, как с ней бороться и какое идеологическое оружие против нее применять.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Без названия

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Натюрморт с цветочным горшком, обвязанным черной лентой

А ведь Краснопевцев вполне мог стать приличным, нормальным художником.

В отличие от большинства нонконформистов и героев андеграунда, образование он получил основательное и академическое – сначала в училище памяти 1905 года, потом – в суриковском институте, где много преуспел в занятиях офортом.

Техника эта старинная, культурно сильно нагруженная – сразу отсылает к спокойным эпохам классического искусства и традиционному художественному мастерству/ремеслу безо всяких авангардистских вывертов и новаций, которые в этой технике были редки.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Дом на пустыре

Ну, и темы поэтому офорт предполагал соответствующие. Что-нибудь размеренное, задумчивое, философическое.

Vanitas и Momente mori были для него как-то естественнее, нежели Днепрогэс или подвиг пограничного пса Алого, для чего больше подходит, скажем, демократичная и быстрая в производстве линогравюра.

Живопись же, в которой, в основном, и работал Краснопевцев, была, в своих основах, продолжением его офортной деятельности – такая же неспешная, камерная и не от мира сего. Так что то, что он, в конце концов, добрался до этой самой метафизики, совершенно естественно.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Ваза на привязи

Если бы Краснопевцев жил на Западе, то ни в какие современные художники он бы не попал. Метафизика в этом изводе, которую традиционно отсчитывают от работ Кирико 1910-х гг., в 50-60-е гг.

– время выступления Краснопевцева – превратилась там в солидную, практически академическую традицию и вызывала окрашенную почтительностью зевоту. Естественно, у нас тут все было по-другому.

Метафизика Краснопевцева существовала в совершенно другом, боевом контексте, внутри которого Краснопевцев надолго оказался на передовом рубеже борьбы, а вы уже могли запомнить, что для современного искусства контекст – это все. Ну, или почти все.

В общем, это метафизика у того, у кого надо метафизика. Сам-то Краснопевцев, если уж на то пошло, считал себя вполне традиционным художником. Которого советская власть сделала авангардистом.

У поколения современных художников, выступивших в 50-е гг., была трудная жизнь. С одной стороны, они восстанавливали прерванную традицию современного искусства, и поэтому были вынуждены осваивать пропущенные или не до конца усвоенные, по известным причинам, его языки.

С другой, была опасность впасть в банальное местечковое эпигонство, что заставляло искать какие-то личные стратегии, которые находились бы в рамках того, что здесь договорились считать современным искусством, но с оглядкой на мировые ориентиры.

Одним из таких путей было создание собственного мира знаков и собственного мира поэзии, как его описал Михаил Гробман, один из представителей второго русского авангарда – этот термин тоже его.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Две зеленые вазы

Применительно к Краснопевцеву это означает, что все эти предметы тут собраны не для того, чтобы мериться/сочетаться объемом, цветом и тоном, отбрасывать друга на друга тени с рефлексами или формировать собой пространство или плоскость картины – то, чем занимаются вещи в неметафизическом натюрморте, от голландцев до кубистов*. Здесь они существуют, чтобы транслировать некие смыслы, понятные – если понятные – только художнику Краснопевцеву. Попытки разгадывать эти натюрморты как шарады, как аллегорические/символические высказывания о сути жизни или представлять их в качестве психоаналитической задачи бессмысленно – этих смыслов тут нет.

Возникает, конечно, закономерный вопрос — что мы тут тогда, вообще, делаем? Нормальных смыслов в картине нет, а те, что есть, понятны только автору. И как на нее пялиться тогда? На что обратить пытливый взгляд?

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Натюрморт с рулонами бумаги – белой и голубой

Попробуем зайти с такой стороны. Предметы у Краснопевцева разного происхождения — часть из них создана человеком, часть – природой. Это различие нерелевантно, т.к.

все они приобретают качество культурности – за счет своей необычности, за счет своеобразного остранения, которое надо бы назвать «омертвлением». Ведь культура – это, в массе своей, архив, музей, т.е.

нечто умершее, собранное, систематизированное, каталогизированное и т.д.*** Такие предметы тащат за собой целый хвост интерпретаций.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Белые кубы с пузырьками на черном фоне

Нахождение этих предметов рядом друг с другом нелогично. Тут срабатывает старое сюрреалистическое правило: поэзия – это встреча зонтика и пишущей машинки на операционном столе, что вызывает к жизни новые интерпретации. Понятно, что к реальной жизни все это имеет очень опосредованное отношение.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Натюрморт с вазами

В общем, на картинках Краснопевцева происходит какая-то странная, загадочная, неподвижная, независимая жизнь вещей, каким-то образом соотносящаяся с реальностью, т.к.

вещи там знакомые и законов природы не нарушают.

Вещи эти, умертвленные, вынутые из времени, удивительным образом продолжают как-то существовать и вступать друг с другом в формальные и смысловые отношения, иногда очень изощренные.

Равновесие

Вернее, это не вещи даже, а архетипы вещей – настолько они лишены индивидуальных признаков. Даже когда сломаны.

Пять разбитых кувшинов

Эта руинированность не имеет отношения к идее романтических развалин. Тут речь о культуре, о ее вечности и неуничтожимости на уровне идеи. Кувшин может быть разрушен. Но идея кувшина – нет, а она-то и изображена. Тут это работает за счет как раз отсутствия индивидуальности в этих кувшинах. Т.е. на место разбитого есть другой такой же.

Естественно, что вся эта интеллектуально затейливая жизнь не могла протекать официально. Официально Краснопевцев трудился в конторе, в «Рекламфильме». А до этого очень качественно делал плакаты по технике безопасности. Т.е. пользу Родине все-таки приносил.

  • Бонус
  • Натюрморт с рыбой и яйцами
  • Натюрморт с кувшином и палитрой

Это работы 50-х гг., тут даже есть влияние поп-арта – в подчеркнутой плоскостности, локальности цвета, общей как бы бездумности.

  1. Триптих
  2. Композиция
  3. Лестница

Довольно ранняя работа. Еще допускается жанровое разнообразие — интерье, не встречающийся в более позднем творчестве.

Завернутые предметы

Тоже идея смерти/музеезации. Этим же, только в натуре, занимался Христо Явашев.

  • Без названия
  • Без названия
  • Очень ранний рисунок.
  • Натюрморт с цветочными горшками и черепом
  • Натюрморт

Это потрясающая работа. Такой натюрморт, вид сверху. Сбоку-то предметы друг друга загораживают, а тут все хорошо видно. Разложено аккуратно. Чего-то не хватает. Концептуализм уже какой-то.

  1. Натюрморт с консервными банками
  2. Видимо, с Рогинским выпил.

* Статья стала знаменитой – о неофициальном искусстве тогда можно было прочитать только у иностранцев.

Знаменитой он была не только у сторонников этого искусства, но и у производителей кондового соцреализма – они несколько лет не могли прийти в себя от такого открытия – оказывается, рядом с ними, буквально в одном городе, та-а-акое искусство есть! Долго еще свои выступления и статьи они начинали с ругани в адрес журналиста, журнала и всей американской буржуазной культуры – вместо того, чтобы написать статью о нормальном творчестве нормальных молодых художников, автор, как выразился, по-моему, академик Хмелько, излазил все чердаки и подвалы и нашел нескольких бездарных отщепенцев.

** Одному своему знакомому, уезжающему в военно-политическую командировку в Уганду, Краснопевцев составили такой список разных штуковин, которые надо оттуда привезти: «Древесные корни, сучья, интересные формы, жесткие листья, орехи кокосовые разные, семена красивые по форме и цвету, тыквенные и другие сосуды из дерева и глины, птичьи перья, яйца, рога, зубы, когти, черепашьи панцири, примитивные рыночные украшения из семян, орехов, раковин, пресноводные раковины, камни (из под ног, не драгоценные) необычной формы и цвета и жуки».

*** Фраза Краснопевцева: «Красота — это гармония, порядок, тишина». Красоту можно легко заменить на культуру. В сущности, это описание кладбища. А что такое дословно «натюрморт»? Кладбище и есть.

Вадим Кругликов

Источник: https://adindex.ru/publication/gallery/2013/03/22/97658.phtml

Искусство

Дмитрий Михайлович Краснопевцев – один из самых значительных представителей советского нонконформизма второй половины ХХ века. Первые работы художника относятся к послевоенному времени, а тот стиль, который сделал Д.М. Краснопевцева по-настоящему самобытным художником, формируется к началу 60-х. При характеристике этого стиля чаще всего используют термин «метафизический натюрморт».

  • Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969
  • Дмитрий Краснопевцев (1925 – 1994).
  •                                                                 ***

            Поэтика Д.М. Краснопевцева – это поэтика «ненужных вещей» (термин самого художника).

«Ненужная вещь» может быть воспринята по-разному, и реже всего ненужная вещь удостаивается каких-то позитивных оценок; в восприятии художника именно позитивное содержание таких вещей выходит на первый план; картины Дмитрия Краснопевцева показывают не просто «ненужные вещи» в их некой повседневной фактичности и приземлённости.

– Любая вещь по-своему красива, и это – в равной степени – относится и к вещам нужным, и к вещам ненужным. Ненужные вещи так же, как и всё существующее, обладают своей красотой. И именно её живопись Краснопевцева и показывает.

            Что означает для вещи быть (или стать) ненужной? – Сломанность, ущербность, разрушенность, — в первую очередь. На картинах Краснопевцева, как правило, вещи содержат в себе отпечаток разрушения. – Ненужное – это то, что испорчено, и именно вследствие своей испорченности вещь становится ненужной.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Д. Краснопевцев. Натюрморт с рулонами бумаги – белой и голубой. 1980.

         Разрушение, чаще всего, это – распад формы. – В рамках традиционной эстетики распадающаяся форма не может быть красивой в принципе; распад формы отсылает к эстетике безобразного, — к бесформенности как овеществлённому присутствию хаоса.

            Но Д.М. Краснопевцев к эстетике безобразного никакого отношения не имеет. Его эстетика – и в этом парадокс его творчества – по сути, продолжает линию классической эстетики в живописи: Дмитрий Краснопевцев пишет прекрасное. И его эстетика, соответственно, это не «эстетика безобразного», а «эстетика прекрасного».

Читайте также:  «дерево с воронами; могильный курган у балтийского моря и остров рюген», каспар давид фридрих — описание картины

При этом стиль художника не знает никакой дискриминации, свойственной мышлению классики: прекрасно по большому счёту всё, так или иначе существующее, в мире нет сфер, в которых существование прекрасного было бы невозможным.

– Разрушенное, испорченное, распадающееся определено классической эстетикой как некрасивое, что на языке этой дисциплины эквивалентно этическому термину «злое»; живопись Краснопевцева осуществляет эстетически-этическую реабилитацию испорченных вещей. По сути, этой живописью движет именно этический пафос.

– Краснопевцев выводит испорченные, ущербные вещи из сферы безобразного и злого и возвращает их в реальность прекрасного, — туда, где в действительности и должно находиться всё существующее в мире…

                                                           ***

            Что есть вещь? Что делает нечто вещью? Для античности ответ на эти вопросы был очевиден: вещь делает вещью форма. – Некий очевидный контур, — граница, отделённость от всего остального.

И именно граница вносит принципиальную двойственность в само бытие вещи: будучи частью мира, вещь оказывается противопоставленной этому миру.

– Вещи, живущие в соответствии с законами античной онтологии, одиноки и, следовательно, несчастны.

            В эстетике Краснопевцева форма не является главным, устойчивым элементом, конституирующим бытие вещи.

– Опыт ненужности, открытый для любой вещи, свидетельствует: форма может меняться, портиться, разрушаться, но – при всём этом – вещь продолжает оставаться вещью.

– То, что действительно создаёт вещь как таковую – это объём. И взаимодействие вещей на картинах Д.М. Краснопевцева – это именно игры объёмов.

            Но что даёт объём бытию вещи? – Многообразие и обилие содержаний, — объём наполняет вещь содержанием. И в этом контексте «ненужность вещей» раскрывается как трагедия таких вещей: вещь продолжает существовать, вещь наполнена содержанием, но, в то же время, вещь не востребована, её содержания не нужны…

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Д. Краснопевцев. Натюрморт.

                                                               ***

            Процессы разрушения вещей, как правило, фокусируют внимание на теме времени. – Разрушенность – очевидный знак присутствия времени в мире. И, вместе с тем, это – очевидный знак хрупкости и недолговечности всего существующего.

            Но в живописи Дмитрия Краснопевцева эта традиционная связь между временем и разрушением вещей отсутствует; образы этой живописи удивительно аисторичны.

– Эмблематичность, им свойственная, устраняет все знаки повседневности с этих вещей, очищает их от всех повседневных коннотаций и, тем самым, выводит за пределы времени, свидетельствуя – ненавязчиво и не целенаправленно – о том, что и у времени тоже есть границы.

            И ненужность (разрушенность) этих вещей являет себя как некая изначальная данность; она есть не результат осуществления конкретного события – события разрушения, скорее здесь мы имеем дело с чем-то, что именно так – в таком состоянии – и было создано изначально. – Кажется, что эти вещи были созданы ненужными. – Впрочем, не всё ли равно? – Важнее то, что некая вещь существует именно так, как мы её видим, существует здесь и сейчас. А что именно привело её к такому состоянию – по большому счёту не важно.

            Впрочем, и представление о том, что вещи существуют здесь, по отношению к живописи Д.М. Краснопевцева весьма условно. – А где именно находится это здесь? – Освобождаясь от привычного нам времени, вещи попутно освобождаются и от привычного нам пространства.

            Безусловно, эти вещи существуют где-то, но где именно? – И не то чтобы на этот вопрос нельзя было ответить… Просто сам вопрос, в данном случае, оказывается бессмысленным и в некотором отношении вульгарным: в контексте данной ситуации об этом не спрашивают…

            Любой вопрос «где это?» вовлекает самого спрашивающего в некую игру соотношения пространств, привязывает то, о чём спрашивают, к топографии нам близкого и знакомого. Но вещи на картинах Краснопевцева не близко и не далеко, их toposсоотносится не столько с физическим, сколько с метафизическим измерением, что, впрочем, не мешает им существовать.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Д.Краснопевцев. Без названия. 1983.

                                                             ***

            Эмблематичность образов, свойственных стилю художника, неизбежно провоцирует на их символическое восприятие; в этом восприятии эмблемы трансформируются в символы.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Дмитрий Краснопевцев. Крест из проросших сучков. 1993.

            Но если живопись Дмитрия Краснопевцева и является действительно символической живописью, то она являет нам символы с абсолютно открытым значением. – Эти символы не нуждается в каком-либо внутреннем смысловом центре, задающем направление для их последующей интерпретации. В связи с этим возникают две возможности восприятия символического ряда, присутствующего в живописи художника.

Первая из них апеллирует к воображению и творческим силам зрителя: каждый, видящий картины Д.М. Краснопевцева, волен сам наделять их тем смыслом, который окажется созвучным его внутреннему опыту. – Зритель становится соавтором картины, и в этой живописи возможности соавторства реальны более, чем где-либо.

Вторая возможность восприятия и интерпретации живописи Дмитрия Краснопевцева может быть реализована посредством отказа видеть в этих картинах какой-либо смысл, выходящий за пределы конкретики образов.

В таком случае, символическое замыкается на себя, — символом «ненужной вещи» оказывается сама «ненужная вещь». И в этом отказе присутствует своя экзистенциальная правда.

– Ведь главное, в чём нуждается «ненужная вещь» – это в простом осуществлении изначальной возможности быть…

                                                            ***

            Одним из самых спорных вопросов, касающихся живописи Д.М. Краснопевцева, является вопрос о её стилистической квалификации. – У всех, кто предпринимает попытки отнести эту живопись к тому или иному направлению или школе, возникают очевидные трудности.

На мой взгляд, эти трудности имеют объективный характер: Дмитрий Михайлович Краснопевцев вообще не относится к какой-либо школе. Перед нами – один из тех художников, в творчестве которого, первичное значение имеет не стилистика, а манера – в её изначальном, ренессансном значении.

А манера, если она подлинна, всегда уникальна.

И благодаря этому качеству – приоритету манеры над стилем – Д.М. Краснопевцев выпадает из «типичной реальности» современной живописи, для которой именно «стилистическое» и является определяющим.

А Краснопевцев – это скорее «художник из прошлого», но речь здесь идёт не о «политическом прошлом», измеряемым символическими датами, наподобие даты «1917», — речь идёт о прошлом значительно более глубинном, о прошлом, предельно близком к самим истокам новоевропейской живописи. Дмитрий Краснопевцев – скорее художник Проторенессанса, нежели классического Нового Времени.

И такое выпадение из своего времени, — выпадение, скорее всего, мучительное, болезненное для самой личности, — становится шагом в будущее, что, впрочем, не делает судьбу художника менее трагичной…

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Д. Краснопевцев. Ваза на привязи. 1997.

Источник: http://www.topos.ru/article/iskusstvo/dmitrii-mikhailovich-krasnopevtsev-krasota-nenuzhnykh-veshchei

Дмитрий Краснопевцев

До 25.05.2016 в Музее Арт4.

АРТ4 представляет первую за последние 9 лет персональную выставку классика неофициального искусства Дмитрия Краснопевцева.

В экспозицию вошли больше двух десятков живописных работ 1940-х – 1980-х. Особо уникальна представленная работа 1947 года, ведь ранних произведений Краснопевцева сохранилось мало: согласно исследованиям искусствоведа Ростислава Климова, художник сам многое уничтожил.

  • Дмитрий Краснопевцев – один из очень немногих известных русских художников второй половины ХХ века, кому удалось избежать сотрудничества с официозом и в то же время не стать заложником нонконформизма.
  • Он всю жизнь занимался пластическими, живописными экспериментами и создал свой оригинальный язык, который стал частью «метафизического» направления неофициального искусства 1960 – 1980 годов.
  • Художник известен философскими натюрмортами, составленными из кувшинов, плошек, бутылок, черепков и растений. Подобно его любимым немецким романтикам, в своих работах Краснопевцев размышляет о разрушении и течении времени:

«Произведение искусства смертно, материал, в котором оно воплощено, будь то камень или бумага, дерево, бронза или холст, уничтожим.

Но сама идея, предмет произведения, то, что отражено и изображено в нем, должно быть выше времени и изменений, должно быть незыблемым, вечным, не подверженным смерти и уничтожению», – говорил художник.

Хотя Дмитрий Краснопевцев никогда не создавал серий, в ряду его произведений просматриваются устойчивые образы. Например, сюжеты с завернутыми предметами, столь любимые метафизиками и сюрреалистами, и подвешенные в хрупком равновесии объекты. Главное выразительное средство художника – композиция.

Краснопевцев говорил, что «предметы на холсте сами еще не создают сюжет – я имею в виду пластический сюжет. Именно композиция, мысль составляют мой сюжет, а не предметы: кувшины, камни, раковины, коряги…».

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969 Дмитрий Краснопевцев «Кувшины» 1962 Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969 Дмитрий Краснопевцев «Куриный бог» 1969 Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969 Дмитрий Краснопевцев «Равновесие» 1975 Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969 Дмитрий Краснопевцев «Привязанная ваза» 1972

Информация (на 19.05.2016):

  1. Музей АРТ4.
  2. Адрес: Хлыновский тупик, дом 4.
  3. Ближайшая станция метро «Арбатская».
  4. Время работы выставки: ежедневно с 12:00 до 20:00

Источник: http://cultobzor.ru/2016/05/dmitriy-krasnopevtsev-muzey-art4/

ART4.ru – Онлайн-аукцион и Музей современного российского искусства

Семидесятые и восьмидесятые годы для художника были особенно плодотворными. Установлено, что за период с 1963 по 1995 год им было написано относительно небольшое количество работ, всего 540, большая часть из них пришлась на указанный выше период.

В более поздние годы к Краснопевцеву пришла заслуженная слава, а сам он все больше и больше отдалялся от людей.

Искусствовед Ростислав Климов писал о последнем десятилетии жизни художника, описывал окружавшую его обстановку:«Маленькая квартирка в давно состарившейся новостройке собственные работы, камни — шлифованные человеком и морем, раковины, Спас Нерукотворный XIV века, сухие растения, кактусы и закрытое белой тканью окно.

В течение восьми или десяти лет он почти не выходил за пределы этого пространства. Он в нем жил, работал, думал». Дмитрий Краснопевцев был глубоким ценителем немецкого романтизма — Вакенродера, Гофмана — их влияние чувствовалось в его искусстве, в записанных им философских размышлениях и в сопричастности к культу одиночества, отстранения от внешнего мира как определенной форме служения искусству.

На фоне все укреплявшегося затворничества на Краснопевцева обращали больше внимания. В 1972 году его принимают Союз художников-графиков, а в 1982 году, наконец, и в Союз Художников. О последнем событии иронично отозвался Святослав Рихтер:«Ну, их можно с этим поздравить!».

В 1988 году при поддержке Министерства культуры СССР в Москве проходит аукцион «Сотбис», съезжается большое количество иностранной публики, в том числе масса важных коллекционеров. На аукционе продаются три картины Краснопевцева, и это событие еще больше подогревает интерес к его творчеству.

В его мастерскую участились визиты гостей, в том числе из зарубежных стран, его картины расходились не только по частным коллекциям, но и начали появляться в собраниях музеев по всему миру.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Дмитрий Краснопевцев. Натюрморт со стволом дерева и разбитым кувшином. 1986. Оргалит, масло. 70,3х50,3, см. Частное собрание, США

В 1992 году Дмитрий Краснопевцев, наконец, удостаивается персональной выставки в Центральном доме художника в Москве, однако, сам мастер тяжело болеет и не покидает своего дома, практически не работает и течение целого года не берется за кисть.

За этой выставкой следует другая, небольшая, но собранная из лучших образцов его живописи, она проходит в любимом музее художника, Государственном музее имени Пушкина. Этому способствует директор музея Ирина Александровна Антонова, одна из наиболее активных почитателей искусства Краснопевцева.

Читайте также:  Украинская хата, илья ефимович репин - описание картины

Выставка в музее была приурочена к еще одному важному событию в профессиональной биографии художника — в 1993 году он становится одним из лауреатов престижной премии «Триумф». Через год в Пушкинском музее открывается Музей личных коллекций, Святослав Рихтер дарит музею часть своей коллекции живописи и графики Дмитрия Краснопевцева.

Позже, после смерти художника, его вдова, Лидия Павловна, ненадолго пережившая своего мужа, передает музею еще один ценнейший дар: около 700 единиц, в том числе и мемориальную обстановку мастерской, и любовно собираемую несколькими поколениями семьи Краснопевцевых коллекцию редкостей.

Кувшины в земле, Д. М. Краснопевцев, 1969

Дмитрий Краснопевцев. Куриные боги. 1994. Оргалит, масло. 59х46. Собрание ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва

Художник скончался 28 февраля 1995 года. Его отпевали в храме пророка Илии в Обыденском переулке, в этом же самом храме его крестили 70 лет назад.

В последней записи в своем дневнике Краснопевцев писал:«Ты задумаешься над смыслом жизни, усомнишься во многом, узнаешь, что все твои знания и суждения шатки и обманчивы, а чувства не совершенны, что чего-то самого главного ты не узнаешь никогда.

Познаешь горечь сомнения и восторг веры в гармонию, в смысл творения, в Бога. И когда устанет твое тело и дух, когда будут навсегда закрываться твои глаза — ты все же скажешь, что жизнь если и не прекрасна, то любопытна, и умрешь спокойно».

В настоящее время Дмитрий Краснопевцев признан одним из ключевых мастеров советского неофициального искусства, регулярно проходят выставки, включающие его работы, его произведения появляются на аукционах в России и за рубежом, публикуются монографии и каталоги, посвященные его творчеству. В 2007 и 2016 годах в музее АРТ4 прошли две персональные выставки художника.

Источник: https://www.art4.ru/museum/krasnopevtsev-dmitriy/

Дмитрий Краснопевцев

Натюрморт с цветочным горшком, обвязанным черной лентой. 1984. Оргалит, масло. 58,3 x 56,5.»Красота — не столько свойство самого предмета, сколько результат нашей любви к нему.» Краснопевцев Дмитрий Михайлович (1925-1995) Д. Краснопевцев. Автопортрет.Дмитрий Краснопевцев одился в Москве 8 июня 1925. В 1942—1943 и 1945—1946 учился в Московском областном художественном училище Памяти 1905 года. В 1943—1946 служил в рядах Советской армии на Дальнем Востоке. После демобилизации окончил училище и работал учителем рисования в средней школе. Окончил Художественный институт имени В.И.Сурикова (1955), где среди его наставником был М.А.Добров, мастер миниатюрного офорта. Около двадцати лет работал в «Рекламфильме».

«Ранние офорты и живописные картины Краснопевцева меланхолически-романтичны. В конце 1950–1960х годах главным жанром для него стал «метафизический натюрморт», совмещающий традиции символизма и сюрреализма, – с простой, часто сломанной керамической утварью, сухими растениями, раковинами; эти своеобразные «черепа вещей» воспринимаются как поэтические символы Бренности, напоминающие об ирреальности окружающего мира.» http://www.svoykrug.com/Artists/krasnopevcev.html

Дом на пустыре. Офорт. 1953. Офорт. 1950-е. Московский дворик. Холст, масло. 1950-е. Натюрморт. Масло. 1950-е. Его картины не имели открытого политического содержания, но после того, как в 1956 году американский журнал Life опубликовал один из его натюрмортов, Краснопевцев был подвергнут резкой критике в советской печати, обвинен в формализме и изгнан из Союза художников. Он потерял свою государственную мастерскую и возможность принимать участие в официальных выставках в СССР на протяжении 1960-х и 1970-х годов. Натюрморт. 1950-е. Без названия. 1960. Картон, масло. Лестница. 1960. Картон, масло. Буржуйка. 1960Холст, положенный на дерево, масло. Натюрморт, камни, черепа. 1962. Холст, масло. Завернутые предметы. 1963. Стеклянный сосуд с водой и раковины. Весы. 1967. Оргалит, масло. «Искусство строится на контрастах — прямого, кривого, изогнутого, теплого, холодного, если говорить о цвете, и т.д. В этом и есть гармония. Гармония отсутствует в абсолютном однообразии. В Японии построен храм, в котором все симметрично, но есть одно нарушение этой симметрии, и вот это нарушение и создает гармонию. Гармония есть противопоставление. В музыке: минор — мажор, в цвете: белый — черный, красный — зеленый. Все на контрастах, на противопоставлении, и из него только рождается гармония. Иначе возникнет что-то нудное и ужасное и для глаза, и для слуха, и для чего угодно. Я стараюсь строить гармонию на соотношениях форм, скорее на контрастах форм, одним словом — на композиции. А какая может быть композиция из одной прямой линии? Она требует какого-то контраста. Великий художник Делакруа говорил в свое время, что композиция строится в форме Андреевского креста. Что такое Андреевский крест? Это буква Х. Почему? Потому что в нем заключены противоположности, они необходимы для построения любой гармонии. И если мы присмотримся, мы убедимся, что все, что нам нравится, состоит из противопоставлений, из которых и рождается гармония.» Ерест из камней. 1967. Кувшины в земле. 1969. Оргалит, масло.Натюрморт со стрелами. 1969. Оргалит, масло.

«Округлые, крепкие объемы кувшинов на нейтральном фоне вылеплены с редким пластическим чувством. Изолированные художником от всего окружающего, они живут своей собственной замкнутой жизнью.

Глубокая сосредоточенность на выявлении формы простых и вечных предметов создает иллюзию отсутствия времени и пространства. Серебристый свет выявляет контуры сосудов, увеличивая их материальную осязаемость. Торжественности добавляет сумеречная холодность палитры.

» http://www.tretyakovgallery.ru/ru/collection/_show/image/_id/2332

Пять разбитых кувшинов. 1972.»Несовременные или вневременные предметы более вечные, они меньше говорят о маленьком отрезке времени. Что такое глиняный кувшин? Я не знаю, сколько тысячелетий люди делают глиняные кувшины. Это и потребность, и вечная форма, которая, меняясь, оставалась незыблемой во все времена в разных странах. Идея кувшина родилась вскоре вслед за человеком, а может быть, и одновременно с ним. Кувшин, сделанный и сегодня, и в Древнем Египте несет мало информации о времени, а магнитофон, телефон — это наш век.Существует, как известно, и беспредметное искусство, но предметное для меня предпочтительнее. Прежде всего из-за любви к предметам, которые когда-то я много рисовал с натуры. Треугольник, круг, линия, точка — это тоже своего рода предметы, на них можно строить гармонию, но мне лично удобнее и сподручнее оперировать предметным миром, поскольку через предмет легче выражать чувства, положения, мысли. В моем выборе предметов есть некое предпочтение: не должно «лезть» определенное время, даже география — это меня совершенно не интересует.» Сосуд с водой, камнями и раковинами, закрытый сверху большой раковиной. 1978. Оргалит, масло.Кувшины на блюде. 1973. Оргалит, масло. Равновесие. 1975. В 1975 Краснопевцев принимал участие в выставке в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ в Москве. Только в 1976 принят в Горком графиков, в 1982 — в Союз художников СССР. При этом он был одним из первых художников Советского Союза, получивший известность на Западе. Большое значение для художника имело знакомство с Георгием Костаки, собравшим большую коллекцию его работ. В годы перестройки Краснопевцев стал первым художником, удостоенным новой, «неформальной» премии «Триумф» (1993).

«В его мастерской все: осколки керамики, камни, книги в потертых переплетах, древние сосуды – было расположено в известном только ему порядке. Так было в мастерской на Остоженке, затем в Черемушках.» http://kupitkartinu.ru/painter/93/

Д. Краснопевцев. Фото — А. Брусиловский. Интерьер комнаты Д. М. Краснопевцева. ГМИИ им. А. С. Пушкина. Музей личных коллекций. Москва ___________________________________________________________________

Работы 1940-60-х годов: http://www.svoykrug.com/Artists/krasnopevcev.html

Работы 1970-80-х годов: http://artgals.info/art/artist/krasnopevcev/vse-stranizy/Графика: http://www.art4.ru/ru/artists/detail.php?ID=375Из бесед с художником Дмитрием Краснопевцевым: http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/7416.phpИз записок разных лет: http://if.russ.ru/issue/1/vernisazh.html

http://www.aktis-gallery.co.uk/

http://artinvestment.ru/invest/analytics/20090403_sothebys.htmlhttp://forum.hq4u.org/topic/29800/page__s__b5f6962e1d2a23dfcd745dafae57dd00http://tsukanov-art-collection.ru/artist.html?id=140http://selfportrait-1.livejournal.com/10838.htmlDmitry Krasnopevtsev (1925-1995) is perhaps the most classical of soviet informal artists, whose ‘metaphysical’ still lifes from the late 1950s and 1960s, have a quietly surreal flavour that bear comparison with the Italian painter, Giorgio Morandi.

His paintings have no overt political content, yet in 1956, Life, the American magazine, reproduced a still life for which he was denounced as a traitor by Russian newspapers and expelled by the Artist’s Union.

He lost his state workshop and any chance of taking part in official exhibitions in his own country throughout the 1960s and 1970s and was forced to exhibit unofficially. In spite of this, D.Krasnopevtsev’s paintings were bought by well known collectors such as George Costakis and in 1967, the Museum of Modern Art, New York, bought several works.

In 1988, he had a one-man show at The Central House of Artists, Moscow, and, five years later, his work was exhibited at the State Pushkin Museum of Fine Arts, Moscow.

Источник: https://schwarzze.livejournal.com/295106.html

Государственный музей изобразительных искусств имени а.с. пушкина :: отдел личных коллекций

Лидия Павловна Краснопевцева (1925–1999) — жена, верный друг и спутник художника Дмитрия Михайловича Краснопевцева (1925–1995), передала Музею личных коллекций около 700 предметов.

  Она познакомилась с Дмитрием Краснопевцевым еще будучи школьницей, они сидели на одной парте, и потом на протяжении долгих лет Лидия Павловна бережно ограждала Дмитрия Михайловича от невзгод обыденной жизни.

После смерти художника в 1995 году усилиями Лидии Павловны Краснопевцевой, мастерская — не вся, но в значительном объеме — была перенесена в Музей личных коллекций, где в отдельном помещении разместилась экспозиция, объединяющая рисунки, офорты, живописные работы Краснопевцева и комплекс предметов мастерской.

Творчество Дмитрия Михайловича, представителя поколения «шестидесятников», занимает значительное место в истории отечественного искусства второй половины ХХ столетия. Его натюрморты чаще всего изображали предметы из причудливого собрания художника. Размещение значительной части мастерской в Музее позволяет зрителю «заглянуть за кулисы» творческой лаборатории художника.

Коллекция Краснопевцева собиралась по принципу «все, почему-либо достойное примечания», подобно кунсткамерам петровского времени, где можно увидеть в одном ряду диковины природного происхожденияи произведения искусства.

В мастерской на равных соседствовали античные сосуды, превосходная икона XVI века Спас мокрая борода, посеребренный шандал, ржавая корабельная цепь, древесный гриб-тутовик.

Достаточно сказать, что для музейной инвентаризации комплекса предметов «Мастерская Дмитрия Краснопевцева» пришлось ввести более 10 разделов: произведения декоративного искусства и мелкой пластики (среди которых есть и произведения, имеющие музейную ценность — подвесные чернильницы XVIII века), археологические и геологические древности, камни, раковины, антропологический материал, засушенные растения, минералы. Все — искусствоведы, друзья, знакомые, кто хотя бы раз посетил эту мастерскую при жизни художника, — отмечают, что эта коллекция из древностей и раритетов служила для него своего рода пещерой, убежищем. Несомненно, что-то в этом было от детской игры, диккенсовской лавки древностей — в обыкновенной квартире в блочном доме в Новых Черемушках была скрыта дверь в другой мир, выстроенный по особым законам.

 В записях, которые Краснопевцев вел в течение последних десятилетий, есть несколько, проясняющих отношение художника к предметам коллекции: «В будке чистильщика сапог висит на медно-черной цепочке выщербленная грязная перламутровая раковина — пепельница, полная окурков, — поруганная, оскверненная красота.

Просил продать, чтобы помыть, очистить, освятить — но получил решительный отказ». Стремление перенести предмет в мастерскую значило для Краснопевцева спасти, освятить предмет. «Красота — это гармония, порядок, тишина» — повторял он. Более всего этой тишине, он считал, соответствуют камни: «Агат — чудо гармонии и красоты».

Предметы мастерской не сразу становились героями живописи, этому предшествовали несколько стадий их творческого преображения. Первым этапом была небольшая зарисовка, нахождение точного и в то же время обобщенного образа. Иногда такие несколько «пластических формул»  объединялись в одну общую композицию. Композиция 1 (1960–1980).

Читайте также:  Дедушка русского флота, мясоедов, 1871

Потом найденное сочетание предметов в рисунках становилось основой живописных полотен, преимущественно — натюрмортов.

«Краснопевцев — мастер натюрморта. В его понимании это овладение языком вещей. И даже шире — овладение языком натуры. Это овладение реальностью, подчинение ее себе.

Поэтому в его работах всегда различимы два полюса: Натура (реализованная в вещах) и Художник, тот, кто сами эти вещи реализует в некую общность более высокого порядка» — писал искусствовед и друг художника Ростислав Климов.

Эти поиски скрытого смысла бытия, ускользающего от рационального осмысления, сближают художника с кругом сюрреаллистической проблематики. Кстати, поэт и теоретик сюрреализма, Андре Бретон был известен своей любовью к камням.

Один из наиболее часто встречающихся мотивов в творчестве художника — как в его рисунках, так и в живописных произведениях: три дерева, или три вертикальных камня, находящихся на вершине горы, несомненно, являются аллюзией на сцену распятия Христа и двух разбойников. В поздней работе Крест (Голгофа). (1993)эта метафора становится совершенно прозрачной.

После смерти художника магия его мастерской стала особенно явной. Страшно было подумать о разрушении ее целостности — не только потому, что это пристанище художника воспринималось как творение, такая гигантская инсталляция, созданная в течение десятилетий, но как нечто, содержащее ключ к его загадочным произведениям.

Руководство ГМИИ решилось на эксперимент. В результате творческого сотрудничества Лидии Павловны Краснопевцевой, директора ГМИИ И.А. Антоновой и главного художника Музея Д.К.

 Бернштейна в небольшом зале Отдела личных коллекций размещены скрупулезно воссозданные фрагменты мастерской — шкаф, письменный стол, мольберт с неоконченным натюрмортом — и картины Краснопевцева. Кроме того, в экспозицию включены фотографии Игоря Пальмина, фотографа, который был дружен с Краснопевцевыми и часто бывал у них.

Фотопортрет Краснопевцева, а также серии фотографий мастерской художника — подарок автора Музею личных коллекций.  Эта уникальная экспозиция имеет мемориальный характер, но в то же время дает возможность проследить пути развития творческой фантазии художника.

Источник: http://www.artprivatecollections.ru/collection/d_m_krasnopevzev/

GeoLines.ru — ИСТОРИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ — Неизвестная земля — Тисульская принцесса

Тисульская принцесса — спящая красавица.

В 1969 году недалеко от села Ржавчик Тисульского района Кемеровской области, при разработке угольного пласта, залегавшего на глубине 70 м, было обнаружено очень странное захоронение. В двухметровом мраморном саркофаге, поразительно точной работы, лежала прекрасная молодая женщина в прозрачном платье, из неизвестного материала. Исходя из возраста угольного пласта, в котором был найден саркофаг, женщину похоронили несколько сот миллионов лет назад.

Несмотря на «возраст», женщина прекрасно сохранилась, и выглядела как живая, похожая на спящую принцессу. Благодаря голубовато-розовой жидкости, в которой она пребывала, миллионы лет оказались не властны над её красотой.

История находки окутана тайнами и многое в ней неясно до сих пор. Саркофаг с телом женщины обнаружили горнорабочие, которые впоследствии все погибли при различных обстоятельствах. Случай сразу засекретили, а тело увезли в неизвестном направлении.

Вся история базируется на свидетельствах очевидцев, нескольких заметках в газете, и на неких секретных исследованиях, показавших идентичность ДНК Принцессы, современному ДНК русского человека.

Самым подробным описанием данного случая, является пересказ Олега Кулишкина, истории услышанной им от случайного попутчика — бывшего полковника КГБ, участвовавшего в этом деле. И совсем недавно телеканал РЕН ТВ снял сюжет на эту тему.

Интересным это место оказалось и с точки зрения исторической геодезии. Выяснилось, что село Ржавчик лежит точно на перпендикуляре к меридиану Стоунхенджа, и через него проходит одна из линий Системы ВП — касательная к 60-й широте.

Также есть свидетельства очевидцев, которые наблюдали необычный летающий объект в стороне Ржавчика. Объект был абсолютно беззвучен и сначала не виден.

Затем в трёх точках возникло временное свечение, которое потом повторилось так же, но значительно ближе.

Поскольку треугольник светящихся точек увеличился, то казалось, что он находился в районе над озером Согласие, примерно в 4-х километрах от Тисуля.

Статья Олега Кулишкина, опубликованная в 124 номере газеты «Аркаим».

Во время последней поездки в Москву я познакомился в поезде с человеком со строгим, необычайно умным лицом (как у Штирлица). Сначала он отмалчивался, но дорога длинная, а на душе у попутчика, что называется, накипело. Оказалось, что передо мной отставной полковник КГБ СССР, много лет, проработавший в одном из секретных отделов.

Ушёл из органов в 1991 году — не принял развал Союза. Теперь на пенсии. Растит внучку. Я по памяти записал рассказ попутчика. Думаю, в целом мне удалось сохранить стиль изложения и даже некоторые речевые обороты рассказчика. Случилось это в начале сентября 1969 года в селе Ржавчик Тисульскаго района Кемеровской области.

Во время проведения вскрышных работ на угольном разрезе, в сердцевине двадцатиметрового угольного пласта залегающего на глубине свыше 70 метров, горнорабочий Карнаухов (впоследствии погиб на мотоцикле под колёсами КрАЗа) обнаружил двухметровый мраморный ларец изумительно точной механической выделки.

По команде начальника участка Александра Александровича Масалыгина (умер в 1980 году. Официальная версия — язва желудка) все работы были немедленно остановлены. Ларец подняли на поверхность и принялись открывать, долбить по краям окаменевшую от времени замазку.

Не столько от ударов, сколько от воздействия солнечного тепла, замазка превратилась в прозрачную жидкость и потекла. Один любитель острых ощущений даже попробовал её на язык (буквально через неделю сошёл с ума, а в феврале замёрз у двери собственного дома).

Крышка ларца была подогнана идеально точно. Для более прочного соединения внутренние края окаймляла двойная грань, плотно входя в пятнадцатисантиметровую толщину стенок. Открытие стало шоком для присутствующих.

Ларец оказался гробом, до краёв наполненным розово-голубой кристальной чистоты жидкостью, под родниковой гладью, которой покоилась высокая (около 180 см) стройная, необычной красоты женщина — на вид лет тридцати, с тонкими европейскими чертами лица и большими, широко раскрытыми голубыми глазами.

 Густые тёмно-русые с рыжеватым отливом локоны до пояса слегка покрывали покоящиеся вдоль туловища нежные белые руки с короткими, аккуратно постриженными ногтями.

Одета она была в белоснежное кружевное прозрачное платье длиной чуть ниже колен. С короткими вышитыми разноцветными цветочками рукавами. Нижнего белья не было.

Казалось, женщина не мёртвая, а спит. У изголовья — чёрная, прямоугольная, закруглённая с одного края, металлическая коробочка (что-то, вроде сотового телефона), размером примерно 25 на 10 см.

Гроб стоял открытым для всеобщего обозрения примерно с 10 до 15 часов. Посмотреть на чудо явилось всё село. Практически сразу о находке сообщили в райцентр. Понаехало начальство, пожарные, военные, милиция.

К 14 часам из области прилетел кирпичного цвета вертолёт и доставил дюжину солидных «товарищей» в штатском, которые сразу заявили, что место заразное и приказали присутствующим отойти от гроба.

После чего, оцепили место находки и переписали всех, кто прикасался к гробу и даже близко стоящих, якобы для срочного прохождения медицинского обследования.

Гроб «товарищи» потащили, было в вертолёт, но ноша оказалась слишком тяжела, и решили облегчить задачу путём удаления жидкости. После откачки жидкости из гроба, труп прямо на глазах начал чернеть. Тогда жидкость снова залили, и чернота стала быстро исчезать. Спустя минуту на щеках покойной уже вновь заиграл румянец и всё тело усопшей приобрело прежний жизнеподобный вид.

Гроб закрыли и занесли в вертолёт, собрали вместе с землёй остатки замазки в целлофановые пакетики и приказали свидетелям разойтись. После чего, вертолёт взмыл ввысь и взял курс на Новосибирск.

Уже через пять дней из Новосибирска в Ржавчик приехал пожилой профессор и прочёл в сельском клубе лекцию о предварительных результатах лабораторных исследований недавней находки.

Профессор заявил, что эта ржавчикская находка перевернёт само понимание истории. В самое ближайшее время советские учёные опубликуют результаты своих исследований, и это повергнет научный мир в шок.

Возраст захоронения, по словам профессора, по меньшей мере, 800 миллионов лет! Это опровергает дарвинскую теорию о происхождении человека от обезьяны.Женщина похоронена в каменноугольный период палеозойской эры за миллионы лет до появления динозавров, задолго до образования на планете каменного угля, когда, по современным представлениям, земля ещё являла собой сплошное растительное царство.

Первоначально гроб с телом женщины стоял в деревянном склепе посреди глубокой чащи леса. Со временем склеп полностью врос в землю, разрушился и без доступа кислорода в течение сотен миллионов лет превратился в монолитный пласт угля. Поначалу была выдвинута инопланетная версия, но генетический анализ тела женщины показал её 100-процентную однотипность с современным русским человеком.

Мы сегодня один к одному такие же, какими были наши предки 800 миллионов лет назад!

Установлено, что уровень цивилизации, к которой принадлежала женщина, превышает все известные до сих пор, включая и нашу, так как природа ткани, из которой изготовлено платье «царевны», не поддаётся научному анализу. Техника для производства подобного материала человечеством ещё не изобретена.

Не удалось пока определить и состав розово-голубой жидкости, идентифицированы только некоторые её составные компоненты, образованные древнейшими разновидностями лука и чеснока. О металлической коробочке профессор не сказал ничего, за исключением того, что она изучается.

Лектор уехал, а ещё через пару дней в тисульской районной газете появилась крохотная заметка о том, что близ села Ржавчик обнаружен археологический реликт, который прольёт свет на историю.

Ржавчане запротестовали — столько сенсаций, а в газете три строчки! Возмущение улеглось само собой, когда Тисульский район был внезапно оцеплен военными, по дворам пошла милиция, изымая «крамольный» номер у населения, а место, где был найдем гроб, тщательно перекопано и завалено землёй.

И всё же, несмотря на усилия властей, среди жителей села нашлись борцы за истину. Один из героев обегал все инстанции, написал даже письмо в ЦК КПСС, но через год скоропостижно скончался (согласно официальной версии от сердечной недостаточности).

Когда же в течение года один за другим в автокатастрофах погибли все шесть «первооткрывателей» гроба, оставшиеся в живых свидетели замолчали навсегда.

В 1973 году, когда, по мнению властей, «всё утихло», на берегах и островах озера Берчикуль, что в шести километрах от места находки саркофага, всё лето до поздней осени в обстановке строжайшей секретности проводились крупномасштабные раскопки.

Место работ было оцеплено солдатами и милицией.

Но, как говорится, шила в мешке не утаишь! Как-то приезжие рабочие, участвовавшие в раскопках и долгое время помалкивающие, зашли в районный магазин, подвыпили и проговорились, что на островах обнаружено древнее кладбище времён каменного века.

Сообщать подробности они наотрез отказались, но всё село видело, как на место раскопок то и дело прилетал «кирпичный» вертолёт и что-то увозил, а по завершении работ на островах и берегах Берчикуля остались сотни перекопанных и тщательно засыпанных землёй могил…

Автор статьи:  GeoLines

ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:

  •   Главные археологические открытия 2012 года
  •   Гробница египетской принцессы найдена в неожиданном месте
  •   В Гватемале обнаружена гробница правительницы майя

Источник: http://geolines.ru/research/Terra-incognita/Tisulsky-Princess.html

Ссылка на основную публикацию