Картина «невеста ветра», оскар кокошка

…Пять творчески одарённых женщин, обладавших столь сильной индивидуальностью, что имя каждой из них вписано в историю наравне с именами пяти мужчин, которых они вдохновили на реформацию искусства в начале XX века.

…Пять очень разных женщин, схожих в одном: ради своих мужчин они готовы были пожертвовать всем, от карьеры до жизни.

…Пять портретов, увековечивших пять столь непохожих историй любви. 

МАКС & КВАППИ БЕКМАНН

Когда в 1924 году начинающая певица познакомилась с известным художником, её звали Матильда фон Каульбах, однако весь мир знает её под именем Кваппи Бекманн.

Звездой сцены она так и не стала, бросив музыку сразу после свадьбы, зато стала путеводной звездой Макса Бекманна, картины которого прославили её так, как она, возможно, и не мечтала.

Он же «наградил» её этим забавным, запоминающимся именем, заметив созвучие девичьей фамилии Матильды с немецким словом «kaulquapp» — «головастик».

Став женой и агентом художника, Кваппи стала и главным действующим лицом его картин: Коломбина, участница карнавала, танцовщица, купальщица на пляже. 

Картина
Макс Бекманн, Кваппи в розовом джемпере, 1934

Портрет «Кваппи в розовом джемпере» написан в характерной для зрелого Бекманна манере «неотесанных форм», что не даёт общей женственности изображения стать приторной.

 То же касается и палитры: «уютный» розово-шоколадный колорит картины отрезвлён холодными сизо-голубыми всплесками.

Круглое розовое лицо Кваппи, с нарумяненными щеками и ягодно-красными губами, казалось бы шариком клубничного мороженного, не смотри её серо-голубые глаза так насмешливо, не будь в жесте её длиннопалой руки столько эмансипированной уверенности. 

Картину «Кваппи в розовом джемпере» я часто называю автопортретом Бекманна в женском обличии: кроме поразительного внешнего сходства художника и его жены (поза и даже выражение лица идентичны тем, которые так часто можно видеть на автопортретах Бекманна), очевидно и полное единодушие взглядов на мир и искусство. Так, не смотря на то, что картина была написана в 1932 году, Бекманн датирует её 1934 годом, когда он изменил кокетливую улыбку Кваппи на скептическую ухмылку, что, вкупе с едва уловимым наклоном головы, отведённым в сторону взглядом прозрачных и вместе с тем непроницаемых глаз, демонстрирует отношение пары к произошедшим в стране политическим изменениям. В портрете нет ни трагического пафоса, ни гнетущего символизма, но он так и светится сарказмом, демонстрируя здоровую реакцию сильных людей на абсурд происходящего.

Картина
Кваппи & Макс Бекманн у отеля «Стефани» в Баден-Бадене, 1928. «Она ангел, посланный мне, чтобы я мог работать», говорил Бекманн о Кваппи.

АМЕДЕО МОДИЛЬЯНИ & ЖАННА ЭБЮТЕРН

Безмерно романтизированная, популяризированная до предела история любви Амедео Модильяни и Жанны Эбютерн на проверку оказывается страшной историей о полной потере себя, приведшей к трагическому финалу.

Прекрасный бестолковый ангел, Жанна, встретив Модильяни, была слишком молодой, чтобы отстоять свою индивидуальность; Жанна ушла слишком молодой, чтобы по-настоящему раскрыть свой творческий потенциал, хотя даже те немногие автопортреты, которые она оставила, явно свидетельствуют о его наличии.

Остаётся нам судить о том, какой она была, по трогательным, неповторимо своеобразным портретам, столь характерным для позднего стиля Модильяни.

Картина
Амедео Модильяни, Портрет женщины в шляпе (Жанна Эбютерн), 1918.

Не спроста я назвала её ангелом: на «Портрете в шляпе» 1918 года мы видим не лицо – лик. Хотя на становление стиля Модильяни повлияли не православные иконы, а африканская деревянная скульптура, в его живописных произведениях языческий культ уступает место святому таинству.

Нарочито грубая, шершавая, предельно вещественная фактура становится шёлково-гладкой лишь в пределах овала лица Жанны, нежного, светящегося изнутри.

Поля шляпы размашистым нимбом очерчивают её лицо; палец, которым она едва-едва подпирает подбородок, кажется длинной тонкой свечой; голубые глаза, словно окна, за которыми видна небесная синева, подчёркивают безмятежное выражение лица Жанны.

Картина
Жанна Эбютерн, 1918.
Слишком влюблена, чтоб жить. Слишком красива, чтобы умереть.

 Фраза, произнесённая героем Энди Гарсия в неоднозначном, но ярком фильме «Модильяни»: «Когда я узнаю твою душу, то напишу твои глаза», — не более, чем красное словцо. Душу модели художник воссоздаёт гораздо более тонким, сложным способом: стройный ритм упругих линий портрета можно читать, как кардиограмму трепетного сердца Жанны.

ФЕРДИНАНД ХОДЛЕР & ВАЛЕНТИНА ГОДЕ-ДАРЕЛЬ

Валентина Годе-Дарель, художница по фарфору, сама напоминала фарфоровую статуэтку: хрупкая фигурка, хрупкое здоровье.

Тем не менее, всем известны были сила её характера и её резкое поведение, так раздражавшие Фердинанда Ходлера на момент их знакомства в 1908 году.

Может быть, именно поэтому роман с ней стал таким ярким, таким страстным и, к сожалению, таким трагическим, ведь от ненависти до любви один шаг.

Картина
Валентина Годе-Дарель, 1909.
Такой она была в возрасте 35 лет, когда познакомилась с 55-летним Ходлером.

Многочисленные портреты, созданные Ходлером в течение семи отпущенных паре лет, дают представление о бурных отношениях, с расставаниями и воссоединениями. В 1912 году, будучи беременной, Валентина узнаёт о том, что больна раком. Далее следуют несколько лет больниц и операций, надежды и отчаяния, слёз, страданий и быстрого угасания, подробно задокументированного Ходлером. 

После второй – последней – операции, художник не отходил от прикованной к постели Валентины: серия из более, чем 40 рисунков и 12 работ маслом, в равной мере может быть воспринята и как повествование об обречённой любви, и как подробное медицинское освидетельствование всех стадий необратимого процесса.

Картина
Фердинанд Ходлер, Портрет Валентины Годе-Дарель, 1915.

На «Портрете Валентины Годе-Дарель«, датированном 2 января 1915 года, Валентина спит. Её голова бессильно упала на подушку, рот открыт, черты лица заострились, щёки впали. Ходлер кутает её слабое, истощённое тело тяжёлым одеялом, стерильная белизна которого контрастирует с её пепельно-зелёной кожей.

За кажущейся безжалостностью подобной документации стоит попытка примириться с неизбежной потерей путём отстранения от неё: художник становится учёным, его возлюбленная – объектом изучения.

Но душевная боль, сочащаяся из этих быстрых рисунков, а также их символическая нагруженность (так, последний портрет, изображающий уже мёртвую Валентину, явно навеян «Мёртвым Христом» Гольбейна) не позволяют им превратиться лишь в медицинское пособие для онкологов.

ОСКАР КОКОШКА & АЛЬМА МАЛЕР

В 1912 году произошло событие, грозившее Апокалипсисом на сто лет раньше, чем это предсказывали индейцы Майя: главный infant terrible мирового искусства, Оскар Кокошка, встретил главную femme fatale планеты, Альму Малер.

Стиль живописи и жизни Кокошки и раньше позволял венской прессе называть художника «самым диким из всех диких животных», но роман с «весёлой вдовушкой» прошёлся по Европе настоящим ураганом. Поэтому неудивительно, что одна из самых известных картин Кокошки посвящена Альме и называется «Невеста ветра (Буря)». 

Картина
Оскар Кокошка, Невеста ветра (Буря), 1914.

На картине художник изображает себя и свою возлюбленную пассажирами потерпевшего крушение корабля, во власти стихии чувствующими себя, как дома. Воображаемая гармония в метафорическом море страстей!… Альма спит на груди художника, и, всякий раз глядя на картину, я невольно вспоминаю «Рыбку Поньо на утёсе» Миядзаке: «Море успокоилось, потому что Поньо заснула».

В 1913 году пара путешествовала по Италии, где Кокошка под впечатлением от венецианской школы «реформировал» свою палитру, усилив её насыщенность.

Результат виден в «Буре», красочная поверхность которой светится и переливается, как мыльный пузырь, готовый лопнуть в любое мгновение. И он действительно лопнет: по мере того, как страсть художника становилась одержимостью, Альма отдалялась от него.

Первая Мировая Война, куда Кокошка отправился добровольцем, и брак Альмы с архитектором Вальтером Гропиусом поставил спасительную для обоих точку в отношениях.

Картина
Альма Малер, 1909.
Клер Голль писала: «Тот, кто женился на Альме Малер, должен умереть».

ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ & ГАБРИЭЛЕ МЮНТЕР

У женщины, решившей посвятить себя искусству, в начале XX века был только один путь к профессиональному образованию — частная студия, но даже студии не всегда были им открыты.

Габриэле Мюнтер обратилась по адресу, когда постучала в двери берлинской художественной школы Фаланга, основанной Василием Кандинским в качестве антипода консервативным академиям.

 Об особенном отношении Кандинского к Габриеле говорит портрет, написанный им в 1905 году: ни до, ни после художник портретов не писал. 

Картина
Василий Кандинский, Портрет Габриэле Мюнтер, 1905.

Молодая женщина, изображённая на картине, видится кем-то вроде немецкой Эмили Дикинсон: белая блуза с романтическим бантом, убранные от лица волосы, и, главное, большие печальные глаза, необычную форму которых ещё больше акцентирует стремящееся вниз, дряблое движение кисти. Кажется, Габриэле тает: краска оплывает, как воск горящей свечи; фон, словно дождь по оконному стеклу, стекает синими ручьями. Это придаёт портрету особую трогательность незащищённости, словно и художник, и модель максимально открываются друг другу.

Их отношения, длившиеся двенадцать лет, некрасиво оборвались  в 1914 году, когда, учитель, тяготившийся тем очевидным творческим влиянием, которое на него оказывала ученица, попросту убежал в Россию, оставив Габриеле в неведении относительно своей женитьбы на молоденькой Нине Андреевской.

Не смотря на это, Мюнтер говорила о Кандинском, как о человеке, научившем её плавать, когда она барахталась в глубокой воде. Как тут не вспомнить строчку из песни Кэти Мелуа: «When you gave me love, I have no fear of the deep blue sea, although it could drown me».

Портрет 1905 года действительно обнаруживает полное доверие модели к художнику и ответственность художника перед моделью, столь необходимые для любого — творческого, профессионального, любовного — союза.  

Картина
Габриэле Мюнтер & Василий Кандинский в Севре, 1906.
Тяжело переживая разрыв с Кандинским, Габриэле бросила живопись на долгих 10 лет.

PS: От себя желаю всем любви — по возможности, счастливой. Обязательно — яркой и творческой.

У музы-меня фото-роман с Романом-Дюшаном xD

stay beautiful,

Карина Новикова

Источник: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/09/blog-post_9285.html

One canvas story. Оскар Кокошка "Невеста ветра"

+T —

Читайте также:  Портрет иды рубинштейн, валентин серов, 1910

Картина

«Оскар Кокошка в любовной горячке умом,конечно, не блещет. Альму,свою воплощенную утопию женщины, он хочет насильно принудить к испытанию на практике, которое в его случае называется «замужество». Альма здесь разумнее. Она в это не верит. Но и не хочет, чтобы Кокошка расходовал свою энергию,растущую, кажется, из этой тяги.

И вот она говорит ему: я выйду за тебя, если ты создашь настоящий шедевр. С этого дня ее любовник не видел перед собой иной цели. Он покупает холст, вырезает его точно по размеру их общей постели, 180 на 220 сантиметров, чтобы сделать из него свой chef d’oeuvre. Он нагревает клей, смешивает краски, Альма ему позирует лёжа.

Потому, что на картине она должна быть такой, какой он ее больше всего любит. Нагой и в горизонтальном положении. Себя он хочет нарисовать рядом, но ещё не знает как. Он пишет ей:» Картина близится к завершению медленно, но с каждым разом всё удачнее.

Мы оба с выражением огромного спокойствия, обнявшись, на краю в полукруге, сверкающее разноцветными огнями море, водонапорная башня, горы, молния и луна». 

Кокошка абсолютно одержим Альмой. Все его мысли заняты ей и только ей. В каждом, с кем Альма заговорит или одарит взглядом — он видит соперника.

 «Ревность Кокошки столь колоссальна, что,покинув ночью квартиру Альмы, он иногда до четырех часов караулил на улице, не поднимается ли другой мужчина к его возлюбленной. «Я не терплю посторонних богов подле себя», — пишет он красиво и до глупости честно.

Особенно страстно он ревновал к Густаву Малеру, умершему мужу Альмы Малер. Поэтому они то и дело занимаются любовью под его посмертной маской.

И Кокошка умоляет Альму, которую безошибочноет чутье на художественных гениев и genius loci в этом особенном мае, конечно, привело в Париж: « Прошу, моя сладкая Альми, оберегай себя от назойливых взглядов и укрепляйся в мысли, что всякая рука и всякий посторонний взгляд будет хулой на святыню твоего прекрасного тела»

Альму же эта маникальна зависимость Оскара лишь забавляет. Она крутит им, как ниткой жемчуга на шее. Он еще не знает, что Малер скоро от него не просто уйдёт, а убежит и будет скрываться. Она уже выбрала себе будущего мужа — давнего поклонника Вальтера Гропиуса.

Со свойственной ей хитростью и расчетливостью, Малер напишет Гропиусу :» Возможно, я выйду замуж: за близкого нам Оскара Кокошку, но с тобой останусь связана навеки. Напиши мне, жив ли ты и стоит ли того эта жизнь?»  И Альма,действительно, привязывает Гропиуса к себе еще сильнее.

Через год после написания Кокошкой его шедевра «Невеста ветра», Альма не сдержав своего слова, выйдет замуж за другого — именно за Вальтера Гропиуса. В браке у них родится дочь. Через пять лет они расстанутся. А Оскар в том же 1915-м году, уйдёт добровольцем на фронт, будет серьёзно ранен и окажется в плену.

Он женится через двадцать с лишним лет на Ольде Павловской и проживет с ней до конца жизни. 

(«Невеста ветра» 1914 год. коллекция художественного музея Базеля, Швейцария)

Источник: https://snob.ru/profile/29331/blog/106899

Невеста ветра

Интернет-магазин BigArtShop представляет большой каталог картин художника Оскара Кокошки.  Вы можете выбрать и купить  понравившиеся репродукции картин  Оскара Кокошки на натуральном  холсте.

Оскар Кокошка родился в небольшом городке Пёхларн на территории Австрии в 1886 году в семье бедного ювелира, но единственного представителя чешской ювелирной династии.

По воле отца по окончании общеобразовательной школы поступил в химический техникум.

Во время учебы забавлял сокурсников и преподавателей рисунками искаженных страданиями лиц, частей человеческого тела, видами из окна…По «совету» учителя химии, который иронично заметил, что рисунки претендуют на успех («Все это уродство будет иметь успех в Вене.

Мир сошел с ума, отошли их на конкурс этих ненормальных»), Оскар отослал свои рисунки на конкурс Венской школы ремесел. Его признали победителем, что давало право зачисления в студенты Венской Академии Художеств.

  • Рисунками Оскара Кокошки заинтересовались авторитетные мастера в мире искусства художник Климт и архитектор Лоос, взяв молодого художника под свое покровительство.
  • Жители Вены с любопытством рассматривали его работы, представленные в качестве декораций к им же написанным пьесам, которые были одна скандальнее другой и имели огромный успех у публики.
  • После посещения выставки картин Кокошки австрийским императором успешного художника отчислили из числа студентов Академии Художеств…лишили стипендии, назначенной за победу в конкурсе, но вот приобретенной популярности уже никто не мог отнять.

Молодой талантливый художник и драматург легко одерживает победы и на любовном фронте до тех пор, пока не встретил венскую красавицу Альму Малер, вдову знаменитого композитора и дирижера Гюстава Малера. Многочисленные поклонницы остались в стороне, а отношения между Кокошкой и Альмой стали предметом всеобщего интереса.

  1. Любовную историю прервала Первая мировая война, во время которой Кокошка был несколько раз ранен, пережил плен и был признан военными врачами неуравновешенным типом, которому нельзя давать в руки оружие.
  2. Возвратившись в Вену, он организует одну выставку за другой и убеждает критику, что «Этот чех – великий художник»
  3. Получив всеобщее признание в Вене, творчество Оскара с началом второй мировой войны попадает под определение «Дегенеративное», и художник вынужденно покидает родину и отправляется в Англию.
  4. Консервативная Англия не нуждается в «художествах» иностранного художника, и пока не имея возможности вернуться в Вену, художник выполняет лишь случайные заказы.
  5. После окончания войны отношение к работам Кокошки вновь изменилось: теперь его картинам отдавались целые залы, и профессора, называвшие его дегенератом, теперь говорили о его творчестве восторженно.

Но В Австрии Кокошка не остался, он переехал в Швейцарию, где и прошли последние 30 лет его жизни тихо и благопристойно. Работы по-прежнему оставались сказочными, яркими, эмоциональными и загадочными.

После смерти в 1980 году великого экспрессиониста его именемм справедливо была названа самая престижная премия в области современной живописи.

Текстура холста, качественные краски и широкоформатная печать позволяют нашим репродукциям  Оскара Кокошки не уступать оригиналу. Холст будет натянут на специальный подрамник, после чего картина может быть оправлена  в выбранный Вами багет.

Источник: https://bigartshop.ru/painters/kokoshka-oskar/bride-wind

Оскар Кокошка

статьи:

Оскар Кокошка родился в 1886 году в небольшом городке Пёчлярн на Дунае, в 100 км к западу от Вены. Его отец Густав, от немецкой семьи патрициев ювелиров, был коммивояжером, а его мать Мария Романа (урожденная Лойдль) была дочерью лесника из штата Штирия на юго-востоке Австрии. Когда его спросили о его детстве, Кокошка сказал, что он был очень счастливым ребенком и что его отец дал ему книги, которые образовали его как человека и художника. Среди них была сокращенная версия « Одиссеи» и « Orbis Sensualium Pictus», учебник 1658 года для детей, написанный чешским педагогом Джоном Амосом Коменским. От этого началась его оценка классической литературы и искусств.

Однако реальность, вероятно, была немного более горькой для молодого Оскара. Его отец боролся со своим бизнесом, часто перемещая семью на более мелкие квартиры в сторону от центра деревни, и, наконец, обанкротился и перевел семью в Вену, когда Кокошке было всего 3 года. У него была младшая сестра Берта и брат Богуслав, но его старший брат умер, когда Кокошка был всего лишь младенцем.

Раннее обучение и работа

В Вене Кокошка посещала Реалшуле, среднюю школу, в которой подчеркивалась наука и язык. Однако интересы Кокошки были в значительной степени в искусстве и классической литературе. После поощрения учителя восемнадцатилетний Кокошка вошел в Кунстгьюербешуле, Университет прикладного искусства Вены.

Большинство учителей школы принадлежали к Венскому Сецессию, который в первые годы жизни обнимал стили модерна и югендстиля, Здесь Кокошка улучшил свои навыки рисования и изучил переплет, литографию и другие ремесла.

За это время его учитель Карл Отто Чесчка подтолкнул его к разработке своего стиля, а его самые ранние картины маслом относятся к 1905 и 1906 годам.

В 1907 году он стал членом Wiener Werkstätte, союза художников и дизайнеров, которые впервые создали современный дизайн, Кокошка участвовал в качестве графического дизайнера открыток, книжных знаков и рисунков для детей, в которых он часто включал человеческую фигуру в качестве декоративного мотива.

Густав Климт, ведущий сепаратист, включил Кокошку в свою выставку 1908 года в Кунстхау, поскольку он считал его «величайшим талантом среди молодого поколения». Климт решил выставить Кокошку « Мечтающие мальчики», поэму, иллюстрированную восемью литографиями.

Стихотворение о буйной сексуальности мальчиков-подростков вызвало скандал, но застраховало место Кокошки на выставке в следующем году. Здесь Кокошка встретил Адольфа Лооса, венского архитектора, который стал его покровителем и адвокатом, которому Кокошка признал, что он «должен все».

В 1909 году Кокошка был исключен из Kunstgewerbeschule после выступления его зловещей и жестокой игры Mörder Hoffnung der Frauen (Murderer, The Hope of Women) вызвало бунт. Благодаря поддержке Лооса Кокошка затем отправился в Швейцарию в 1910 году, где он рисовал пейзажи и портреты аристократов, страдающих туберкулезом в санатории Лейзина.

За это время он также представил рисунки, некоторые из которых иллюстрируют его пресловутую драму «Убийца», «Надежда женщин», в прогрессивный журнал Der Sturm, который пропагандировал немецкий экспрессионизм и другие авангардные искусства.

Зрелый период

К 1911 году, после выставок в Вене и Берлине, в которых были изображены молодые обнаженные девушки, несколько портретов от богатых венцев, его участие в авангардистском журнале Der Sturm и его богемный образ жизни, Кокошка стал известным художником, шокируя стоящее буржуазное общество, в котором он путешествовал.

Как пишет искусствовед Клод Чернуски, Кокошка был «назван преступником и дегенерирован враждебной прессой», поэтому он «побрил в своей голове, по его собственным словам», чтобы посмотреть на эту роль ».

Он был настолько спорным, что эрцгерцог Франц Фердинанд, наследник престола Австро-Венгерской империи, увидев выставку работ Кокошки, как сообщается, сказал, что «он хотел сломать каждую кость в теле Кокошки».

Читайте также:  Константин алексеевич коровин, картины с названиями и описанием, биография

В 1912 году Кокошка познакомился с Алмой Махер, вдовой знаменитого композитора Густава Малера, и у них было жаркое дело, которое станет основным источником вдохновения и лишений в его жизни.

Кокошка предлагал много раз, но Малер всегда отказывался, в конечном итоге оставляя его для предыдущего любовника, архитектора Уолтера Гропиуса (позже, славы Баухауза). Малер вспоминал: «Три года вместе с ним были единым напряженным битвом любви. Никогда еще я не испытывал столько сил, столько ада, столько рая».

В течение своего времени Кокошка рисовал много портретов пары, в том числе Двойной портрет Оскара Кокошки и Алмы Малера(1912-1913), в котором изображена Алма в красном платье. Она вспомнила: «Мне когда-то дарили пламенное ночное платье, мне это не нравилось из-за его непреодолимого цвета.

Оскар сразу же взял его у меня и с тех пор обошел свою студию, ничего не одевая. получить его поразительных посетителей, и его нужно было найти больше перед зеркалом, чем перед его мольбертом ».

Одна из самых известных картин Кокошки « Буря» (или «Невеста ветра» ) (1913-14) — это двойной портрет двух любовников, которые держались на плаву среди бурных энергичных мазков. Оскар посвятил эту картину и почти 450 других работ Алме. После того, как Малер совершил аборт, непобедимая Кокошка присоединилась к армии в 1915 году, чтобы сражаться в Первой мировой войне, продавая The Tempest чтобы купить свою лошадь.

Кокошка дважды был ранен во время войны: в Украине, когда пуля прошла через его голову и снова в России. Он чудесным образом пережил оба повреждения, но уже много лет после этого мигрени и галлюцинации.

Он сказал: «Война была ужасающей, я не знал, смогу ли я когда-нибудь выжить, но, если бы я это сделал, я бы поднялся на самую высокую вершину, чтобы увидеть, что побуждает людей жертвовать своей жизнью без причины».

Во время его выздоравливания в Вене, а затем в Дрездене он написал несколько пьес, в том числе Орфей и Эвридике (1918), о своих военных переживаниях.

Тем не менее, из-за ухода Алмы, в 1918 году Кокошка заказал мюнхенскому кукольному изготовителю Hermine Moos изготовить куклу в натуральную величину с телом и чертами лица Альмы Малер.

Он предоставил Мусу размеры, рисунки и конкретные направления, написание: «Пожалуйста, позвольте моему ощущению осязания, чтобы получить удовольствие в тех местах, где слои жира или мышцы внезапно уступают место живому покрытию кожи.

Для первого слоя (внутри) пожалуйста, используйте тонкий, курчавый конский волос, вы должны купить старый диван или что-то подобное, провести дезинфекцию конского волоса, затем над ним сложить мешочки с набивкой, вату для сиденья и груди. опыт, который я должен уметь ».

Позже он попросил создателя куклы, чтобы она могла открыть рот и включить зубы и язык. Кокошка был разочарован окончательным результатом; он написал Моосу: «Наружная оболочка — шкура полярного медведя, подходящая для лохматого имитационного постельного белья, а не мягкой и податливой кожи женщины».

Несмотря на его неудовольствие, он все еще одевал куклу и публично публиковал ее, вызывая много спекуляций и сплетен.

В конце концов кукла стала образцом для нескольких картин, но во время хриплой вечеринки Кокошка обезглавила куклу и вылила на нее бутылку вина, тем самым вырвав его одержимость Альмой Малер.

В течение 20-х годов Кокошка был профессором Академии Дрездена и много путешествовал по Европе, Северной Африке и Ближнему Востоку, рисуя в основном пейзажи. В 1927 году у него было самое большое сольное шоу в этот момент в Цюрихском Кунстхаусе, а между 1931 и 1933 годами он часто ездил в Париж, где рисовал несколько портретов американской танцовщицы Мэри Меерсон.

В 1934 году, в разгар восходящей нацистской власти, Кокошка отправился в Прагу, где встретил свою будущую жену Олду. Там ему поручили нарисовать портрет философа Томаша Г. Масарика, президента Чехословакии. Двое мужчин стали друзьями и часто обсуждали 17 — е — вечный философ Коменского. В 1935 году Кококча приобрел чешское гражданство.

В 1937 году нацисты объявили Кокошку вырожденным художником, в том числе «Буря» (1913) и еще несколько работ на печально известной выставке «Вырожденная художественная выставка», которые были замечены вместе с работами Василия Кандинского, Пола Клея и коллеги Венского коллеги Кокошки Эгона Шиле. В ответ он нарисовал вызывающего Портрет вырожденного художника (1937) во время одного из его пребывания в доме родителей Олды за пределами Праги.

К этому времени Кокошка был объявленным врагом немцев; после Мюнхенского соглашения он и Олда избежали неизбежного вторжения в Чехословакию и бежали в Лондон.

Там он принял участие в выставке «Двадцатое столетие немецкого искусства» с 22 работами.

Из Лондона пара переехала в Корнуолл, где он нарисовал серию пейзажей, которые часто содержат политические аллегории, ставящие под сомнение неподвижность Англии и других европейских стран перед лицом нацизма и ужасного положения беженцев.

Поздний период

В 1953 году Кокошка переехал в Швейцарию и начал ежегодный семинар в Летней академии визуальных искусств в Зальцбурге, Австрия, под названием « Школа видения». Он хотел научить молодых художников «связывать духовное прошлое европейских людей с настоящим, индивидуальным опытом», а не «то, что модно или как следовать рецепту».

В 1954 году он написал второй мифологический триптих — « Термопилы» для Гамбургского университета, а в 1950-х и 1960-х годах он все чаще работал с литографией и конструировал гобелены, сценографию и костюмы для театра. Его принятая страна Англии даровала заметные почести на Кокошке.

В 1960 году Оксфордский университет присвоил ему почетную докторскую степень, и галерея Тейта предоставила ему свою первую британскую ретроспективу в 1962 году.

Источник: https://wpainting.ru/hudozhniki/oskar-kokoshka/

Оскар Кокошка

  • Мастера изобразительного искусства
  • Этот странный, многосторонний, удивительный и забытый после долгих десятилетий восхищения и проклятий деятель искусства родился 1 марта 1886 года в австрийском городке Пехларн в чешской семье одного из известных в свое время пражских ювелиров.

В юноше рано проснулись незаурядные способности как к изобразительному искусству, так и к искусству слова. Эти направления так и шли в судьбе Оскара Кокошки параллельно, в чем-то споря, а в чем-то дополняя друг друга.

В 1909 году он закончил Венскую школу искусств и ремесел. Но работы его были выставлены уже в 1908 году на выставке художников-модернистов, в организации которой принял участие преподаватель Кокошки Густав Климт.

И одновременно с этим Оскар дебютирует как драматург. Премьера его драмы в одном из венских театров вызвала бурю возмущения, но и обратила внимание на автора. Уже через 10 лет на сюжет этой драмы была написана опера.

Необычайная выразительность образов молодого художника-модерниста приносят ему известность. Способствует этому также одобрение его работ известным венским архитектором Адольфом Лоосом. Оскар Кокошка входит в моду. Заказы на портреты, выполненные в совершеннно необычной манере сыплются один за другим.

Его работами интересуется германская экспрессионистская группа «Штурм», и даже икона стиля авангардистов Василий Кандинский.

Тяжело дался Оскару Кокошке роман с прекрасной Альмой Малер, вдовой композитора Густава Малера. Измучив друг друга, они через два года расстались. Но художник тосковал об этой женщине так долго и мучительно, что заказал портретную куклу в натуральную величину. Позже в одном из своих романов «Фетиш» он описал свое состояние.

Этой женщине посвящены две самые романтичные его картины: двойной портрет художника с Альмой Малер и картина «Невеста ветра».

Возможно, спасаясь от тоски по любимой женщине, Оскар Кокошка принял участие в Первой мировой войне. Он получил ранение, пережил плен и долгое время был очень сильно истощен и физически, и психически.

В 20-х годах творчество Оскара Кокошки становится все более глубоким. Появляется целая серия прекрасных пейзажей, виды европейских городов.

И не прекращается литературное творчество: романы, драматургия.

В 30-х годах славянское происхождение Кокошки становится поводом для его травли в нацистской Германии. В 1938 году художнику приходится покинуть родину и поселиться в Великобритании.

Послевоенные годы сделали Оскара Кокошку уважаемым метром современного искусства. Он преподает в Академии художеств в Зальцбурге, много работает для театра.

Наконец, в его судьбе соединись два направления, он работает, как художник оформитель, как сценограф в австрийских театрах. Участвует в оформлении телевизионных программ.

Судьба подарила ему долгий век и удачную творческую судьбу. Дожив до 94 лет, он до последних дней был свободен в своем творчестве.

Продолжение цикла:  Эдгар Дега

Источник: http://olgaveiga.ru/oskar_kokoshka/

Оскар Кокошка и его женщины: история любви в картинах

Австрийский художник Оскар Кокошка был влюблен дважды. Первый роман длился 3 года, а второй — 44. О первом написали сотни биографических книг, беллетристики и статей в глянцевых журналах, о втором можно отыскать лишь несколько упоминаний. Первая женщина была старше Кокошки, а вторая — гораздо младше. Первую он писал каждый день, а вторая появляется лишь на нескольких его картинах. От первой он сходил с ума, а со второй был счастлив. Первая — это Альма Малер, вторая — Олда Палковска.

Когда Оскар Кокошка впервые увидел Альму Малер в доме ее отчима, женщина еще носила траурную вуаль. Не прошло и года после смерти ее первого мужа, знаменитого композитора и дирижера Густава Малера.Она прожила с Малером 10 лет, родила двух дочерей и одну из них похоронила. Отказалась от собственной карьеры композитора, заскучала и затосковала в браке, подчиненная строгому распорядку жизни мужа, завела несколько романов на стороне, побывала с Малером в Америке, от скуки объездила все лучшие санатории, познакомилась с венскими знаменитостями. Ей было 33. После смерти мужа Альма получала немаленькую пенсию, имела репутацию самой красивой женщины Вены, захлопнула двери перед несколькими женихами из окружения мужа, продолжала наслаждаться свободой, ассистировала биологу Паулю Каммереру в экспериментах с богомолами, но когда тот пригрозил покончить с собой от ее безразличия, решила поскорее закончить с карьерой биолога. Каммерер, кстати, 15 лет спустя все-таки покончил с собой, но не от несчастной любви, а от того, что его исследования и эксперименты были признаны сфальсифицированными.

Читайте также:  Отдых в испании в декабре: фестивали, цены, туры и фото

Альма всегда точно угадывала, достаточно ли гениален мужчина, который добивается близости с ней, чтобы терпеть его безумные выходки, непривлекательность, еврейские корни, разницу в возрасте и прочие, на ее взгляд, недостатки. И когда степень гениальности оказывалась достаточной, готова была терпеть.

Оскар Кокошка, 1909 год и Альма Малер, 1909 год

Оскар Кокошка был молодой скандальной венской звездой.

Сам эрцгерцог Фрац-Фердинанд, прохаживаясь в 1911 году по залам выставки художественного объединения Hagenbund, где были представлены в том числе 20 картин Кокошки, возмутился: «Надо бы переломать все кости этому художнику!» Испытать на прочность крепкий скелет молодого бунтаря Кокошки не отказались бы и критики с более скромными титулами. В газетах писали тогда, что от портретов художника исходит гнилостный дух, а его модели все поражены проказой, экземой, артиритом, а то и болезнями похуже. Судя по их изображениям.

К моменту знакомства с Альмой Малер Оскару 26 лет — и он уже участвовал в выставке авангардных художников Климта, написал и поставил в театре возмутительную пьесу «Убийца, надежда женщин», которая вызвала грандиозный скандал.

Он сотрудничал с самым продвинутым авангардным журналом Der Sturm, он заручился мощной поддержкой модного архитектора Адольфа Лооса, который не только рекомендовал Кокошку своим богатым заказчикам, но и оплачивал его путешествия.

За вызывающие эротические изображения его уволили сначала с должности преподавателя, а потом — из Художественных мастерских, где Кокошка рисовал эскизы к открыткам и иллюстрации к детским книгам. О нем говорили все: журналисты, богемная публика в кабаках и кабаре, состоятельные буржуа на светских приемах.

На одном из таких мероприятий Карл Молль, отчим Альмы, вероятно, и услышал о Кокошке. Вскоре художника пригласили писать портрет вдовы композитора Малера.

Невеста ветра Оскар Кокошка 1914

«Как прекрасна она была, как соблазнительна за своей траурной вуалью! Я был околдован ею!» — вспоминал Кокошка.

Он решил писать Альму в образе Моны Лизы — это как раз годы сенсационной всемирной славы картины Леонардо: в 1911 ее украли из Лувра, репродукция постоянно появлялась на первых полосах газет, журналисты строили догадки и теории.

В течение нескольких лет поисков она стала самой тиражируемой и самой узнаваемой картиной, самой оплакиваемой музейной потерей и объектом самой интригующей криминальной истории. Стало быть, Альма будет новой Моной Лизой.

Альма Малер Оскар Кокошка Живопись, 1912

Кокошка влюбился при первой же встрече — и по возвращении домой написал длинное письмо с признанием. Он был страстным, напористым, безрассудным, и, что немаловажно для Альмы, похоже, действительно гениальным юношей.

На всякий случай она не прекращает переписку с одним из своих прежних любовников, архитектором Вальтером Гроппиусом. И на всякий случай не спешит сообщать ему о своей связи с Кокошкой. Но слухи о таких головокружительных романах разносятся мгновенно.

Гроппиус на выставке Берлинского сецессиона увидел парный портрет Альмы и Оскара, под которым значилось название — «Помолвка».

На картине их тела сплетены, практически срощены, как у сиамских близнецов, его большая рука бережно защищает ее руку, они в постели, они в халатах. Все было слишком очевидно. И тогда Гроппиус сам прекратил переписку.

Никакой помолвки, конечно, не было. Оскар отчаянно ревнует Альму — к друзьям, к прохожим, к умершему мужу. В мастерской он надевает ее красное ночное платье — и работает в нем. Он пишет только ее: обнаженную, одетую, спящую. Не находит себе места, когда Альма забывает написать ему письмо.

Она должна писать каждый день, она должна смотреть только на него, каждую ночь она должна спать только с ним, она должна выйти за него замуж. «Ты должна вскорости стать мне женой, иначе мой огромный талант плачевно сгинет.

Ты, словно эликсир, должна оживлять меня по ночам», — требует он в одном из писем. Но Альма не торопится замуж и уж точно не хочет ребенка от безумного Кокошки. Она без колебаний сделала аборт — ее одержимый любовник сам еще ребенок.

Он забрал окровавленные тряпки, носил с собой и постоянно повторял: «Это мой единственный ребенок — и так будет всегда».

Любовники. Альма Малер и Оскар Кокошка Оскар Кокошка 1913 Двойной портрет: Оскар Кокошка и Альма Малер Оскар Кокошка 1913, Возлюбленные Оскар Кокошка 1913

Альма начала уставать. Все чаще уезжала в небольшие путешествия с подругой — и все чаще оставалась в них надолго. Спустя десятки лет Альма признается, что Кокошка был единственным ее возлюбленным, чье творчество она по-настоящему любила.

Ни музыка Малера, ни романы Верфеля (ее третьего мужа) не доставляли ей такого удовольствия, как картины Кокошки. Но выдерживать его неутихающую страсть ей становилось все труднее. Как раз тогда, в 1913, она ставит Кокошке условие: выйдет за него, если он создаст шедевр.

И он послушно пишет шедевр: он с Альмой в постели, посреди надвигающейся бури, она спит, она прильнула к нему, он смотрит сквозь разразившуюся стихию, он бережет ее сон.

«Невеста ветра» действительно оказалась шедевром — и скоро Альме пришлось бы придумывать новые отговорки, чтобы выскользнуть из этих удушающих отношений. Но ей не пришлось — началась война.

Когда началась Первая мировая война, Альме достаточно было несколько раз назвать Кокошку трусом, чтобы тот записался в самый блестящий 15-й имперский драгунский полк и даже решил, что сделал это добровольно.

Он продал «Невесту ветра» — и на эти деньги купил лучшего коня. Он сходил в фотосалон и сделал несколько снимков в своей новой блестящей форме. И романтическая часть его военной карьеры на этом закончилась.

Странствующий рыцарь (Автопортрет) Оскар Кокошка 1915

Дальше начались грязь, ужас, боль войны. Кокошка получил ранение в голову, на поле боя его добивали штыком. Он потерял память — и венские газеты объявили его погибшим. Альма поспешила в мастерскую художника, чтоб забрать все свои письма и самые откровенные рисунки, которые могли стать достоянием истории.

Когда друзья сообщили ей, в каком госпитале выздоравливает ее отважный рыцарь, Альма сказала: «Вся эта история меня больше не волнует. Я не верю в его ранение. Я больше вообще не верю этому человеку». Они больше никогда не увидятся.

Еще несколько лет Оскара будут мучить галлюцинации и страшные воспоминания, но еще большие страдания он испытывает от разрыва с Альмой Малер. Он продолжает ее писать — и когда образ ускользает из памяти, заказывает куклу, которая должна как можно точнее походить на его возлюбленную.

По вечерам он наряжает тряпичную Альму в шелк и кружева, берет с собой в оперу и на дружеские вечеринки. А днем преподает в Дрезденской художественной академии. Много путешествует, много пишет — и боль понемногу проходит.

Альма вышла замуж за того самого Вальтера Гроппиуса, с которым на всякий случай продолжала переписываться в разгар романа с Кокошкой. Этот брак был для привыкшей к высшему свету Альмы мучительным: Гроппиус хоть и красавчик, но совершенно никому не известный. Во время войны он занимается вообще самой неблестящей работой: дрессирует собак в военной школе связи.

Альма возмущена — ее муж должен быть всегда на первых ролях. Если бы она вытерпела безвестного архитектора Гроппиуса еще несколько лет, то получила бы свою порцию почестей и осуществления тщеславных мечтаний, когда он стал руководить самой авангардной школой Баухауз. Но она не выдержала — и вышла замуж в третий раз. За писателя Франца Верфеля.

Во время правления национал-социалистов бежала с мужем в Америку — и в конце концов оказалась совершенно несчастной и в этом браке. Муж-еврей, пусть и талантливый, и прославившийся, выводил из себя Альму, все чаще позволявшую себе антисемитские тирады за дружескими обедами, одним своим существованием.

Остаток жизни она проведет, зарабатывая на авторских правах на музыку Малера и романы Верфеля.

После разрыва с Альмой Оскар Кокошка 20 лет был один — и встретил будущую и единственную жену, когда ему уже исполнилось 50.

Двойной портрет: Олда и Оскар Кокошка Оскар Кокошка 1963

В 1920-е годы Кокошка объездил Европу, Азию и Северную Африку. Уволился с поста преподавателя Дрезденской академии, побывал в Париже и, наконец, добрался до Праги в 1934 году. Отец Кокошки был чехом, его сестра жила в Праге с 1919 года.

Наконец, за год до этого путешествия чешский галерист Хуго Фейгль проводил персональную выставку художника — и она пользовалась большим успехом. Кокошка ехал в город, в котором легко смог бы найти знакомых и единомышленников, но не собирался здесь задерживаться.

Он хотел уехать как можно дальше, хорошо бы на Дальний Восток, от новой немецкой власти, от предчувствия неотвратимой катастрофы.

В Праге Кокошка останется на 4 года, напишет десятки удивительных видов города со своей любимой точки зрения — глазами парящей над городом птицы.

Он создаст объединение творческих людей в этом городе, узнает, что его картины конфискованы из музеев Германии и участвуют в выставке «Дегенеративное искусство», услышит, как немецкие власти в одной из радио-программ пообещают повесить его на первом фонарном столбе, как только доберутся до Праги. Здесь, наконец, он встретит юную Олдриску-Алоизию (Олду) Палковску на ужине в доме ее отца, юриста и большого ценителя искусства.

Олда Палковска, 1936 Оскар Кокошка на балконе своей мастерской в Праге, 1936.

Олда была младше Кокошки на 29 лет — и ее родители, хоть и ценили Кокошку как художника, не очень обрадовались решению дочери и перспективе обзавестись зятем-ровесником. Но девушка была непреклонна.

Когда согласно Мюнхенскому соглашению часть Чехословакии в 1938 году передается Германии, Олда и Оскар решают уезжать из Праги. «Дегенеративному» художнику в этом городе теперь тоже небезопасно.

Вместе они переезжают в Лондон — и несмотря на сложности, нависшую над всей Европой угрозу, в это время впервые за долгие годы личные записи Оскара Кокошки становятся тихими и спокойными.

Он впервые перестает думать о смерти и бояться — он пишет, как прекрасно его новая спутница готовит рисовый пудинг и шоколадный венский пирог. Каждый вечер они выходят из дома и идут смотреть фильм в кинотеатре по соседству, обсуждают любимых режиссеров и гуляют.

Всю войну они проведут в Лондоне, получат гражданство — и поженятся в бомбоубежище в Хампстеде в 1941 году. Плакат «Христос помогает голодным детям» Оскара Кокошки расклеят в лондонском метро — в память о детях, погибших от холода и голода за время войны и как призыв жертвовать на благотворительность, чтобы не дать умереть оставшимся.

Олда и Оскар Кокошка в Вильневе, 1975. Олда и Оскар Кокошка в Лондоне, 1939. Олда и Оскар Кокошка в Венеции, 1948. Олда и Оскар Кокошка в Вильневе, 1980, год смерти художника. Олда и Оскар Кокошка на террасе дома в Вильневе, 1970.

После всех побегов, переездов и путешествий Олда и Оскар Кокошка наконец купили собственный дом: они прожили вместе на маленькой вилле в Вильневе, на берегу Женевского озера в Швейцарии, 27 лет — до самой смерти художника. Это была давняя мечта Оскара и место, в котором он прожил дольше, чем где-либо еще в своей жизни.

Еще в 1919 после путешествия в Швейцарию он называл эту страну своей духовной родиной и писал друзьям, что готов отдать все самое дорогое, включая собственную жизнь, дыхание и все картины лет за пять тому человеку, который даст ему сотню тысяч на покупку домика, оплетенного виноградной лозой, где-нибудь в Швейцарии.

Олда Палковска после смерти мужа собрала все его дневники и письма — и передала в Центральную библиотеку Цюриха. Все оставшиеся годы она посвятила поиску, выкупу и сбору рукописей, эскизов и фотографий мужа.

Безвозмездно передавала каждую новую находку в архив библиотеки, а позже в «Фонд памяти Оскара Кокошки», который сама же и основала.

Альма Малер в автобиографии, вспоминая Кокошку, сказала, что ничего стоящего он после разрыва с ней не написал.

AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!

Источник: https://homsk.com/begemot/oskar-kokoshka-i-ego-zhenshchiny-istoriya-lyubvi-v-kartinakh?fbclid=IwAR3bRKilwwfjoJx7tvK7uaM5nuhRCYVoLxzbgmgMaz8N5WX407KKwE7b_U4

Ссылка на основную публикацию